Рождал ракету - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
1 Происхождение современного человека в мировых религиях и мифах... 1 69.08kb.
Россия построит сверхтяжелую ракету для полета к Луне 1 33.03kb.
Представляют фантастический триллер гарета эдвардса 1 175.97kb.
Просчёты компьютеров 1 13.54kb.
I "Начало" 1 143.57kb.
Пришли также сообщения о том, что Южная Корея развернула новую крылатую... 1 57.8kb.
Снегом все запорошило- и деревья, и дома. Это значит наступила Белоснежная... 1 24.09kb.
Сценарий митинга, посвященного Дню Победы, у памятника «Побег из... 1 112.15kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Рождал ракету - страница №1/1




Всероссийский конкурс ученических рефератов «Кругозор»

Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 1

города Похвистнево Самарской области




РЕФЕРАТ

на тему:


«Он тоже «рождал ракету». История ракетной техники»
Выполнили:

учащиеся 8 «А» класса:

Гогокина Валентина

Сибирякова Алина

Герасимичева Дарья

Беллендир Владислав

Егоров Валерий

Научный руководитель:

Никитушкина Ирина Петровна,

учитель истории, обществознания

2012 г.


СОДЕРЖАНИЕ:

  1. Введение ………………………………………стр. 3 - 4

  2. Основная часть………………………………...стр. 4 - 14

  3. Заключение ……………………………………стр. 15

  4. Список литературы ……………………………стр. 15


Введение

Актуальность выбранной темы:

История никогда не проходит просто бесследно, следы её нелегко заметить с первого взгляда, замечать её следы – насущная потребность человека. История великими воспоминаниями украшает мир.

Живя в XXI веке, можно увидеть, как с каждым годом усиливается тенденция смещения интереса историков от исследования общеполитических и экономических вопросов к изучению повседневной жизни рядовых членов общества – известных и неизвестных героев – подлинных творцов истории. Если мы сейчас не напишем историю наших предков, то кто тогда это сделает за нас?

Время неумолимо… Мы живём в третьем тысячелетии. И полвека отделяют нас от ошеломляющего события прошлого века, двадцатого, когда обычный человек майор Гагарин достиг недосягаемых небес.12 апреля 1961 года эхо космического старта прокатилось по всей планете, вызывая восхищение и гордость всех людей на Земле. Свершилось! Сбылась вековая мечта человечества.

Готовя материал для классного часа, посвящённого Году космонавтики, мы совершенно случайно увидел запись в Книге рекордов Гиннеса: «Странным образом отмечен подвиг советского лётчика-истребителя лейтенанта Михаила Девятаева, сбитого над Львовом 13 юля 1944 года. Он, единственный в мире лётчик, который за один подвиг сначала был посажен в тюрьму, а затем удостоен высшей государственной награды. Мы очень захотели выяснить суть подвига М.П. Девятаева, и особенно именно его вклад с ракетостроение.

Цель:


  • Заинтересовать учеников школы историей подвига, совершённого М.П. Девятаевым в годы Великой Отечественной войны и его вкладом в советское ракетостроение Собранный материал оформить в виде реферата и выпустить альбом.

Задачи:

  1. Собрать и изучить материал о М.И. Девятаеве

  2. Изучить краеведческую литературу, газетные статьи и архивные документы, используя сведения сети Интернет (сайт «Подвиг народа. ру»)

  3. Обобщить и систематизировать собранный материал.

Глава 1. Начало современной ракетной техники


Он был мал, этот самый первый искусственный спутник

нашей старой планеты, но его звонкие позывные разнеслись

по всем материкам и среди всех народов как воплощение

дерзновенной мечты человечества.

С.П. Королев


С чего началась современная ракетная техника?

Окунемся немного в историю. Любое лидерство в технике обязательно зиждется на прочном научном фундаменте. Что или кто мог составить фундамент космонавтики (ракетной техники) СССР? Известные миру научные школы? Нет, их не было. Настоящие ученые в первые годы советской власти либо эмигрировали из России, либо были уничтожены. Наличие современной техники после Гражданской войны в период разрухи? Исключено.

Мечты мечтами, а специалисты всего мира знают, что основополагающие научно – технические вопросы полета жидкостной ракеты в деталях разработали американцы Роберт Годдарт и Теодор Карман, француз Эсно – Пельтри, немцы Герман Оберт, Вальтер Гоман и Макс Валье. Благодаря работам зарубежных корифеев ракеты перемещались с книжных страниц на чертежные доски, полигоны (только армия могла дать необходимое мощное финансирование) впоследствии на космодромы, обретали современную плоть.

Первый в мире пуск жидкостной ракеты (компоненты топлива – кислород + бензин) проведен Р. Годдартом 16.03.1926 года. Для сравнения уровня развития ракетной техники в Советском Союзе и Германии до Второй Мировой войны рассмотрим несколько цифр:



  1. Жидкостная советская ракета ГИДР – Х образца 1933 года имела стартовую массу 29,5 кг, тяга ее двигателя – 75 кг, высота полета – 80 м.

  2. Немецкая ракета А-2 образца 1934 года весила более полутоны, тяга ее двигателя – 1 тонна, высота полета – 2 км.

С.П. Королев встречался с автором известного труда «Завоевание межпланетных пространств» (позже признанным теоретиком полетов на Луну) Ю. Кондратюком (Шаргеем), конструктором уникальных ветроустановок, поражавших воображение современников. Встречался и предлагал стать заместителем вместо умершего Ф.Цандера. После осмотра кустарных лабораторий ГИРДа Ю. Кондратюк деликатно отказал. А после ареста М. Тухачевского, курировавшего ракетчиков, ничего к тому времени не давших на вооружение Красной Армии, часть «растратчиков народных средств» расстреляли, часть определили в лагеря. Оклеветаны (своими же) и уничтожены были и творцы легендарной «катюши».

10 октября 1948 года в СССР на полигоне Капустин Яр проводится успешный пуск ракеты Р-1.

Р-1 первая крупная баллистическая ракета, созданная в Советском Союзе по образцу немецкой ФАУ-2.

Имела определенные конструктивные отличия, от прототипа обусловленные различием в материальных и конструкторской базе. Главный конструктор – Сергей Павлович Королев. В условиях спешки, в связи с жесткими требованиями к срокам разработки и желанием Гитлера наращивать объемы бомбардировок Лондона, разработка фон Брауна – ракета ФАУ-2 имела много недостатков. 20% собранных ракет ФАУ-2 отбраковывалось, половина запущенных ракет взрывались, кроме того, отклонение от цели составляло около 10 км. Поэтому при воссоздании ФАУ-2 требовалось произвести анализ выявленных в ходе запусков недостатков и учесть их при работе над советским вариантом Р-1, а только потом принять на вооружение.

Р-1 была измененной модификацией ФАУ-2. Дальность у нее была не 250, а 270 км, была установлена автоматическая инерциальная система управления (конструктор системы управления – Николай Алексеевич Пилюгин). Были применены другие материалы. В немецкой ракете использовалось 87 марок и сортаментов стали и 29 цветных металлов, в Р-1 32 и 21 соответственно. Американцы вывезли около 100 тонн груза и Америку (ракеты, двигатели, запчасти), главного конструктора Вернера фон Брауна. И весь костяк ракетной группы Пенемюнде.

Сразу после войны завод «Миттельверк», находящийся в горах Тюрингии, где строили ФАУ-2, оказался в зоне оккупации войск союзников. Но через два месяца они отдали эту территорию СССР в обмен на Западный Берлин. Так СССР достались запчасти ракет, без чертежей и расчетов. Всю технологию производства, все расчеты пришлось делать заново.

Глава 2. Личный враг фюрера
Книга рекордов Гиннеса констатирует: «Странным образом отмечен подвиг советского летчика-истребителя лейтенанта Михаила Девятаева, сбитого над Львовом 13 июля 1944 года. Он – единственный в мире летчик, который за один подвиг сначала был посажен в тюрьму, а затем удостоен высшей государственной награды. Девятаев совершил побег, захватив бомбардировщик Хейнкель-111, и вместе с другими военнопленными перелетел на территорию, занятую советскими войсками.

Вырвавшийся на свободу из плена 23-летний летчик осужден военным трибуналом как предатель, добровольно сдавшийся в плен, и отправлен в лагерь. Спустя 9 лет, Девятаев попал под амнистию, а в 1957 году удостоен звания Героя Советского Союза»

Хочется отметить, что Михаил Петрович получил Звезду Героя вовсе не за дерзкий побег, а за вклад в советское ракетостроение.

Эта история связана с легендарными ракетами ФАУ-2, которые одни называли «оружием возмездия», а другие – «ангелом смерти».

13 июля 1944 года сыграло роковую роль в жизни Девятаева. В воздушном бою над Львовом он получил ранение, а его самолет загорелся. По команде своего ведущего Владимира Боброва Девятаев выбросился из объятого пламенем самолета. Спасаясь из горящего самолета, Михаил ударился о хвостовой стабилизатор и приземленья на парашюте уже не помнил. Очнулся в землянке среди летчиков. Вокруг чужая речь… Это был плен. Сначала с ним обошлись почти по-рыцарски – перевязали рану, накормили, не тронули ордена. Даже как будто с уважением на них смотрели - такого, мол, ценим. Но, оказалось, все было психологической подготовкой склонить к измене. Когда Девятаев с возмущением и свойственной ему прямотой сказал: «Среди летчиков предателей не найдете», - отношение изменилось. (1) Стучали кулаком по столу, топали ногами, подносили к лицу пистолет. Требовали не так уж много: название части, расположение, имена командиров… Ничего не сказал. Потихоньку, со своими товарищами они начали помышлять побег.

Девятаева направили в пересыльный лагерь под Варшавой, а затем в Лодзинский лагерь. Подготовка к побегу была сорвана переводом в лагерь Кляйнкенигсберг. Осенью Девятаев и его товарищи начали рыть подкоп, пройдя около 20 метров под землей. Однако подкоп был обнаружен и трех участников подкопа, в том числе и Девятаева, отправили в лагерь смерти Заксенхаузен. При переводе подпольщикам Заксенхаузена удалось заменить личную карточку Девятаева – смертник Девятаев стал штрафником Никитенко, летчик превратился в учителя.

К концу 1944 года фашисты стали испытывать острую нужду в рабочей силе. Узников Заксенхаузена осмотрели врачи и, как видно, нашли, что часть до предела истощенных людей пригодна к работе в каких-то иных местах. 15 ноября полтысячи пленных загнали в вагоны. Везли куда-то три дня. Когда вагоны открыли, более половины людей были мертвыми. «Учитель Никитенко Григорий» оказался среди тех, кого построили перед комендантом нового лагеря. Тот сказал, что попытки бегства бессмысленны – отсюда еще никто не убегал. Они были перенаправлены в Пенемюнде, на остров Уездом, где располагались секретные лаборатории по разработке ФАУ-2 и заводы по их производству.

Крик чаек, сырой холодный ветер, дали понять, что узники находятся рядом с морем.

С умерших снимали робы – подшивали к своей одежде подкладку. И было ясно: лагерь находится около важной военной базы.

Раз в неделю, вечерами, в небо с ревом, оставляя полосы света, улетали ракеты. Где-то вблизи располагался аэродром.

Три с половиной тысячи пленных каждое утро на плацу, ежась от ветра, получали наряд на работу. Самой тяжелой была работа аэродромной команды, которая ремонтировала аэродром и обслуживала ракетные установки: засыпали воронки, носили замес из цемента. Но именно в эту команду стремился все время попасть «учитель из Дарницы». «Рев самолетов, их вид, их близость с громадной силой всколыхнули мысль о побеге». (2) Все, кто работал тут, понимали: пленным пути с этой базы не будет, всех уничтожает. И потому пытались бежать.

Была одна проблема – Михаил летал только на истребителях, нужно было узнать о подготовке самолета к полету и ознакомиться с запуском двигателей. А как это сделать, если военнопленным под страхом расстрела даже приближаться к самолетам запрещалось? И вокруг «юнкерсов» постоянно находились механики и оружейники, которые готовили их к полетам? Недалеко от поля аэродрома находилось кладбище самолетов, участники группы выламывали таблички с надписями, знающие немецкий язык – переводили. Михаил запоминал. Вскоре Девятаев обнаружил, что в крайней капонире находится бомбардировщик Хенйнкель-111, который поднимается в небо каждый день и это как-то связано с запусками ракет. Несколько раз заключенные видели, как с него в воздухе запускались небольшие ракеты, которые взрывались где-то через 500-600 метров. И летал он обычно в другом направлении, чем «юнкерсы». Но самое главное, сразу после посадки самолет ставили в капонир, заправляли, и он готов был к следующему полету.

Постепенно «учитель из Дарницы» нащупал единомышленников. В мимолетных разговорах обронил осторожно мысль о побеге, сказав, что есть среди пленных летчик. Работая на аэродроме, пленные теперь примечали все подробности его жизни: когда заправляются самолеты, когда команды уходят обедать, какая машина удобней стоит для захвата. Остановили внимание на двухмоторном «Хейнкеле-111». Он чаще других летал.

Его сразу после посадки готовили к новому вылету. «Я прикидывал план захвата машины, рулежки, взлета под горку в сторону моря. Но сумею ли запустить, сумею ли справиться с двухмоторной машиной? Во что бы то ни стало, надо было увидеть приборы в кабине, понять, как, что, в какой последовательности надо включать – в решительный момент счет времени будет идти на секунды». (3)

Михаил Петрович готовился к побегу, тренируясь на сломанных приборных досках, которые находил на самолетной свалке. Экипаж тяжелого двухмоторного бомбардировщика, с которым до этого Михаил Девятаев встречался лишь в воздухе, состоял из 6шести человек. Беглецам предстояло поднять его силами одного изможденного узника. «Главное: запустить, вырулить, взлететь… Случай помог проследить операции запуска. Однажды мы расчищали снег у канонира, где стоял такой же, как «наш», Хейнкель. С вала я видел в кабине пилота. И он заметил мое любопытство. С усмешкою на лице – смотри, мол, русский зевака, как легко настоящие люди справляются с этой машиной, - пилот демонстративно стал показывать запуск. Подвезли, подключили тележку с аккумуляторами. Пилот показал палец и отпустил его прямо перед собой. Потом пилот для меня специально поднял ногу и отпустил –заработал один мотор. Следом – второй. Пилот в кабине захохотал. Я тоже еле сдерживал ликование – все фазы запуска «Хейнкеля» были ясны». (4)

Побегу на тяжелом двухмоторном бомбардировщике способствовало не только счастливое стечение многих обстоятельств, но и удивительное хладнокровие летчика и его товарищей.

Утром 8 февраля 1945 года во время работ Девятаев с группой (10 человек) внимательно наблюдали за перемещениями на аэродроме. Когда механики ушли на обед, Кривоногов убил конвоира, и они с Девятаевым скрытно пробрались к «Хейнкелю-111». Летчик сбил замок и забрался в кабину, а Кривоногов расчехлил моторы. Однако в самолете не оказалось аккумуляторов для запуска моторов. В течение нескольких минут им удалось найти тележку с аккумуляторами и подогнать ее к бомбардировщику. Члены группы забрались в фюзеляж и Девятаев громко объявил: «Сейчас полетим на Родину».

Сложнее всего пришлось при взлете – для этого пришлось надавить на штурвал сразу несколькими заключенными, так как сил одного Девятаева не хватало. Самолет поднялся в небо вместе с заключенными, которые совершили невероятный побег из плена. Ориентируясь по солнцу, Девятаев посадил самолет южнее населенного пункта Голлин в расположении артиллерийской части 61-й армии.

«На Родине, - как вспоминал много лет Михаил Петрович Девятаев, моими друзьями по экипажу особо не восторгались. Скорее наоборот. Особисты не поверили, что заключенным концлагеря удалось угнать самолет. Беглецов подвергли жесткой проверке, долгой и унизительной. – Моих ребят в итоге отправили в штрафную роту, - рассказывал герой. – А меня оставили в центральном советском концлагере в Польше. Даже слушать ничего не стали: с ходу определили на нары». (5)

Тем не менее, после проверки в фильтрационном лагере НКВД семь из десяти бывших военнопленных в конце марта 1945 года вернулись на фронт, а три офицера – Девятаев, Кривоногов и Емец – были восстановлены в офицерских званиях. Но война к тому времени уже закончилась.



Причем здесь человек, известный сегодня миллионам людей как генеральный конструктор советской космической техники?

Дело в том, что Девятаев и его товарищи по плену попали на один из самых засекреченных островов за всю историю человечества. На Узедоме были оборудованы стартовые позиции для немецких баллистических ракет ФАУ-2 и бункеры управления пусками.

Фашисты свой последний шанс на победу опекали более чем тщательно. Узедом неоднократно бомбили и англичане, и американцы, но –увы! – до цели так и не добрались: «воевали» с ложным аэродромом и бутафорскими «самолетчиками». Поэтому, когда вырвавшийся из плена Девятаев назвал генерал-лейтенанту Белову, командирующему 61 армией, точные координаты установок, тот аж за голову схватился. Никто не подозревал, что объект расположен в двухстах метрах от кромки моря, замаскированный под мирный лесок! «Лес» крепился на специальных платформах, которые сводились при угрозе вражеского налета, укрывая собой ракетные установки. По наводке Михаила Петровича Узедом бомбили пять дней – и наши, и союзники.

…Узников, попавших сюда, ждал один исход – смерть. Девятаев не только выжил, но, сам, того не зная, захватил специально оборудованный самолет, входивший в систему запусков. А после возвращения из плена подробно рассказал обо всем увиденном на Узедоме.

Сразу же после занятия острова советскими войсками сюда срочно прибыли специалисты, занимавшиеся проблемами ракетостроения. Неожиданно для себя снова побывал на «таинственном» острове и Михаил Петрович Девятаев. В сентябре 1945 года Девятаева затребовали на Узедом. На острове его отправили в сопровождении старшего лейтенанта и двух солдат. Ехали на лошади, которая была не ахти каким транспортным средством, зато оказалась прекрасной кормилицей: по дороге смекалистые конвоиры выменивали животину на польскую колбасу, водку и табачок. Новоиспеченного хозяина коняги после очередной бартерной сделки быстренько догонял офицер, обвинял в воровстве казенного имущества и «украденную» лошадку реквизировал. Так и добрались до Франкуфта-на-Майне. Там пересели на «виллис», достигавший этапируемого в Пенемюнде, в распоряжение некоего Сергея Павловича Сергеева. Сегодня, наверное, уже невозможно установить, как информация о лётчике, бежавшем с Узедома, дошла до Королёва.

По воспоминаниям Девятаева, полковник, представившись Сергеевым, попросил его показать места пусковых площадок, бункеров, подземных цехов. В ходе осмотра были найдены целые узлы ракет. И уже в 1948году была испытана первая советская баллистическая ракета.

-Это был Королёв, - рассказывал Девятаев. – Старший лейтенант ему говорит, указывая на меня: «Товарищ полковник, я отвечаю за него, буду везде сопровождать». Королёв закричал: «Пошёл отсюда! Здесь я за всё отвечаю!». (6) Горячий был человек. Горячность конструктора вполне объяснима: минуло чуть больше года с того момента, как вышло постановление Президиума Верховного Совета СССР о досрочном освобождении со снятием судимости С. Королёва и В. Глушко, которые в ОКБ спец тюрьмы при Казанском моторостроительном заводе разрабатывали реактивный двигатель РД-1 для самолета Пе-2. На Узедом Сергей Павлович приехал «перенимать опыт» по части ракетостроения. Будущему отцу советских ракет удалось в институт фон Брауна, но этого было мало. Особенно если учесть, что сам Вернер фон Браун к тому моменту был уже под крылышком у американцев со всеми вытекающими отсюда последствиями. Королёву нужен был свой ключ доступна к секретам Узедома. Вот тут Сергею Павловичу кто-то и шепнул: сбежал отсюда наш, русский, и вроде, живой ещё, в лагере сидит… «Нашим» оказался лётчик, угнавший напичканный радиоаппаратурой Хенкель -111, самолёт, без которого дальнейшие испытания ФАУ-2 были настолько проблематичны, что Гитлер назвал пилота личным врагом.

- Мы с Королёвым-Сергеевым ходили осматривать ракеты, - рассказывал Девятаев. – Я показывал ему все, что знал: места дислокации установок, подземный цеха. Нашлись даже узлы ракет…

-Трофеи – детали ракет, из которых впоследствии была собрана целёхонькая ФАУ-2, - доставили в Казань. Ее двигатель, кстати, до сих пор хранится в Казанском технологическом университете как феномен конструкторской мысли.

Два года спустя, в ноябре 1947 года состоялся первый пуск трофейной ракеты, восстановленной советскими и пленными немецкими конструкторами.

Она пролетела 207 километров, отклонившись от курса на добрых тридцать, и разрушилась в плотных слоях атмосферы. … Еще через год на полигоне Капустин Яр прошло успешное испытание уже первой советской ракеты, которая (чего, говорят, не любил признавать Королев) была полной копией ФАУ-2. В 1957 году СССР запустил на орбиту первый искусственный спутник и получил возможность донести ядерный заряд до любой точки земного шара. За десять лет ученые в области ракетостроения вырвались далеко вперед, оставив в хвосте даже американских коллег, коими руководил тот самый Вернер фон Браун. А что же Михаил Петрович Девятаев, человек которого Гитлер назвал своим личным врагом? Тогда, осенью 1945 года, Королев сказал, что пока не может «его освободить».

-Меня привезли в Брест, - рассказывал Девятаев. – Вскоре нас, три или четыре тысячи бывших военнопленных, погрузили в поезд и повезли в Россию. Выгрузились в Невеле. Встречали нас, как героев: музыкой, цветами и поцелуями. Секретарь обкома партии тогда еще Старорусской области речь произнес, пожелал трудовых успехов. Приезжих разделили на команды и отправили кого куда. «Девятаевскую» - в болотистое место под романтичным названием Топки, где располагался …лагерь для заключенных. Местное начальство в отличи от фашистов, любивших пофилософствовать на манер «каждому свое», встретило узников попроще, но достаточно остроумно: надписью «Добро пожаловать!» над воротами.

-Документы отобрали, - рассказывал Михаил Петрович. – Все с нас сняли. Даже часы – ребята подарили – и те забыли. Пристроили валить лес.
Проработал я там четыре месяца. А потом документы мне вернули и отправили младшим лейтенантом в артиллерию служить. В Казань вернулся в пятидесятых. Летчиком работать запретили. Пришлось идти в речники… Интересно отметить, что с ходатайством о присвоении Михаилу Петровичу Девятаеву Героя Советского Союза Сергей Павлович Королев вышел накануне запуска в космос первого искусственного спутника Земли.

Если бы смельчаки не улетели, ракеты ФАУ-2 еще какое-то время громили бы Лондон, а всех узников Пенемюнде уничтожили бы как свидетелей. Ведь, когда Девятаев прилетел, он сразу сообщил точные координаты 10 установок ФАУ-2 командующему 61-й армией генерал-лейтенанту Павлу Белову. Тот передал информацию куда следует. И через несколько дней ракетная база Пенемюнде была разгромлена. Только фашистов погибло при бомбежке около 3.5 тысяч. А в сентябре 1945 года Девятаева уже в советском лагере на территории Польши вызвал полковник Сергеев (это потом стало известно, что это был будущий главный конструктор советских ракет С. П. Королев). Они вместе изучили все места стартовых площадок и затопленные цеха по производству ракетных установок. Королев тогда много чего забрал с собой. А Девятаева после этого направили на поселение в Псковскую область. Освободили не сразу.


Заключение

Главный смысл подвига Девятаева в том, что,



  1. Он пригнал именно тот самолет, на котором было оборудование по сопровождению ФАУ-2 в воздухе. Это подтверждается воспоминаниями бывшего наблюдателя Пененмюнде Курта Шанпа, опубликованными в книге «Девятаев».

  2. Девятаев указал координаты ракетных установок с точностью до десятка метров, что позволило их уничтожить тогда же, в марте 1945 года.

  3. Помог (что не менее важно) Королеву собрать необходимые узлы и детали ракеты для ее скорейшего восстановления.

Демонстрационный стенд действия двигателя ФАУ-2 (изготовленный конструктором ракеты Вернером фон Брауном для Гитлера) и сам двигатель в разрезе до сих пор находятся в одной из аудиторий Казанского Авиационного института. Его до сих пор изучают студенты как гениальное открытие человечества.

В том, что был побежден фашизм, и не начались третья мировая ракетно-ядерная война, есть заслуга и легендарного летчика.


Список литературы:




  1. Девятаев М.П. «Воспоминания, отклики, публицистика, хроника»

  2. Девятаев М.П. «Полёт к солнцу»

  3. Газета «Вечерняя Казань» № 110 (2008 г.), статья М. Черепанова

  4. Еженедельная интернет-газета «Петербургская семья»

  5. http://www.nevepoch.ru/topics

  6. http://peoples.ru/military/hero/devitaev/index








С утомлением будет покончено, когда не надо будет работать после нерабочих дней. Пьер Дак
ещё >>