Рассказах В. Г. Распутина «Женский разговор», «В ту же землю» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Урок-презентация по рассказу В. Г. Распутина «Женский разговор». 1 78.33kb.
Рассказу В. Г. Распутина «Женский разговор» «Душа по капле собирает... 1 52.48kb.
Урок- cуд над главным героем повести В. Распутина «Живи и помни» 1 150.04kb.
Литературная гостиная, посвященная юбилею В. Г. Распутина Павлюк А. 1 83.87kb.
Визит правнучки г. Е. Распутина в россию с 14 по 24 июля 2012 г. 1 39.21kb.
Урок литературы в 11 классе Проблематика произведений В. Г. 1 44.89kb.
Писатель, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных... 1 104.73kb.
Тема одиночества в рассказе В. Г. Распутина «Мама куда то ушла» 1 78.25kb.
Программа паломнического тура для протестантов. Срок поездки: с 2... 1 56.94kb.
Международный женский день 1 18.25kb.
Программа всероссийской политической партии «Женский Диалог» впп... 1 56.01kb.
Наталья Чердак – Метаморфоза 1 158.44kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Рассказах В. Г. Распутина «Женский разговор», «В ту же землю» - страница №1/1

Филатова И.А.

Воронежская государственная

лесотехническая академия

Россия, Воронеж



Влияние повседневности на женские образы в поздних рассказах

В.Г. Распутина («Женский разговор», «В ту же землю»)
Повседневность — характеристика обыденной рутинной части (большей по времени) жизни человека, которая в силу своей тривиальности, примитивной утилитарности, серой внесобытийности, монотонности остается практически незамеченной самим человеком (и его окружением), протекает автоматически, как правило, не фиксируется сознанием [2]. Феномен повседневности приобретает особое значение в поздних рассказах классика русской литературы В.Г. Распутина.

Так в рассказе «Женский разговор» (1995) автор сталкивает два поколения: бабушку и внучку. Распутин ставит задачу: определить назначение женщины в современном обществе, в повседневной жизни.

Не по своей воле оказалась Вика у старухи Натальи – пришлось в шестнадцать лет сделать аборт, а после – «к бабушке на высылку, на перевоспитание» [3, 424]. И уже сразу надо отметить, что тема аборта при описании повседневности встречается у Распутина исключительно в позднем творчестве: сознательное прерывание жизни для автора – вернейший признак разрушения, разложения общества. Родители понадеялись на житейскую мудрость бабушки Натальи. И «рослая, налитая, по виду – правда в бабы отдавай» [3, 424] Вика вынуждена жить вдали от развращающей цивилизации, где, по Распутину, человек разрушает себя духовно и физически, в глухой деревеньке, где даже электричество не всегда бывает.

И однажды в бессонную ночь (время, когда происходит все самое сокровенное) между бабушкой и внучкой состоялся самый, что ни на есть Женский разговор – не просто беседа двух женщин, а размышления о самом важном в жизни каждой женщины – о любви, замужестве, детях. Как раз это еще никак не может понять Вика с ее «детским, несозревшим умишком» [3, 424]. Бабушке важно узнать, был ли поступок внучки «еройством али грехом» [3, 426]: ведь сознательного «проступка» она бы не смогла понять (грех – потеря частицы самого себя: «Такую потрату на себя приняла! [3, 426]. Для Вики – это, безусловно, геройство, стремление стать «своей» в «новой» повседневности. Героиня пытается объяснить «отсталой» бабушке, что «женщина сейчас ценится, которая целеустремленная» [3, 429], на что старушка переспрашивает, создавая комический эффект: «Куда стреленная?» После подробных «разъяснений» Вики Наталья делает вывод, что это самые «разнесчастные бабы» [3, 430], сравнивая «целеустремленных женщин» с гончими собаками. Вика упрекает бабушку в непонимании современного общества, однако «что-то зацепило ее в этом разговоре, чем-то ей хотелось успокоить себя» [3, 431]. И уже с явным интересом Вика спрашивает Наталью: «А у вас как с дедушкой было?» [3, 429].

Из бабушкиного рассказа мы узнаем, что вышла замуж она в восемнадцать лет невенчанной, т.к. стоял голодный год, и прожила со своим мужем шесть лет в полном согласии. Но Николай погибает на войне, передав свою последнюю волю через фронтового друга Семена – «выдти за другого» [3, 434].

Долго не соглашалась Наталья выйти за Семёна, но потом поняла, что нужна она ему, что без неё «он долго не протянет» [3, 436], т.к. был он серьезно контужен. И через несколько месяцев она «смирилась и позвала его. Без всяких любовей. Чему быть, того не миновать». «Он пришёл и стал за хозяина» [3, 436]. Недолго они прожили вместе, всего семь лет – больной Семен «не жилец был на этом свете» [3, 436]. «Но прожили душа в душу, дай-то Бог кажному» [2, 436]. На вопрос Вики, какой дедушка муж был лучше, Наталья отвечает: «Кажется, не два мужика у меня было, а один. В одного сошлись» [3, 437]. И любовь свою она определяет как «другую, ранешную, она куски, как побирушка, не собирала» [3, 435].

Финал остается открытым, мы не можем точно узнать, подействовал ли должным образом разговор на внучку, но надежда на возрождение души Виктории, безусловно, есть. И хотя рушатся традиционные ценности, повседневная жизнь становится бездуховной и даже враждебной, на земле еще живут «старухи-хранительницы» истинных устоев жизни, которые знают, что женщина должна быть «как божий сосуд для суженого» [3, 427], не сильнее другой, а «любее любой» [3, 429].

Рассказ «В ту же землю…» (1995) также посвящен нравственным проблемам современного общества. Пашута, главная героиня, немолодая уже женщина, живет в перестроечное время, когда происходит полный абсурд не только во власти, но и в повседневной жизни отдельно взятого человека. В это нелегкое время случается у Пашуты несчастье – умирает старенькая мать. «Не смерть матери ее ужасала, нет, а то тяжкое и властное, что надвигалось теперь со смертью, то, как обладить двухдневные проводы до окончательного прощания…» [3, 498]. У женщины, прошедшей весь «трудовой путь от заведующей до посудомойки, путь в обратном направлении» [3, 495], просто нет денег, чтобы похоронить мать, к тому же старушка была не прописана в городе у дочери – «Она не имела права здесь умирать» [3, 499]. И Пашута решается на отчаянный шаг – похоронить мать сама.

Из жизни самой Пашуты мы узнаем, что в восемнадцать лет она убежала на стройку «щи варить, да камбалу жарить веселым, дерзким и прожорливым строителям коммунизма» [3, 500]. Пашута – уже не та мудрая старуха, которая больше всего пеклась о традиционных ценностях: главная героиня «к матери приезжала редко и, сунув гостинец, сразу рвалась обратно, в шум и гам несусветной толчеи, без которой уже не могла обходиться…» Но она еще и не совсем отошла от истинных устоев жизни – она стремится создать свою семью, два раза выходит замуж, но как-то все не сложилось, и Пашута становится матерью-одиночкой с приемной девочкой Анфисой. Своих детей у нее не было – «Ее Бог наказал за аборт» [3, 501]. С дочерью у нее отношения не сложились, жизнь Анфисы тоже не удалась: муж утонул, оставив ее с двумя детьми, и это «сходство неудавшейся жизни» и отдалило ее от приемной матери. Одна отдушина осталась у Пашуты – дочка Анфисы, Танька, учившаяся в городе и жившая у бабушки». С нею как-то посветлела жизнь. Вот почему в семье нужны дети…» [3, 496].

И вот Пашута сидит рядом с мертвой матерью, «словно советуясь с нею, что теперь делать, как быть, а рука все тянулась прикоснуться, приласкать…» [3, 500]. Единственный человек, к которому обращается Пашута, – это Стас Николаевич, с которым «лет восемь подряд, оба одинокие, потрепанные жизнью, грелись они друг возле друга» [3, 509]. «Она и связь со Стасом порвала оттого, что ей стыдно стало показывать себя, больную, расплывшуюся тоже «за черту» [3, 509]. Нелегко было Пашуте и Стаса Николаевича просить сделать для матери гроб; на слабые возражения его: «Теперь так и хоронят: с миру по копейке…» [3, 512] она со страданием говорит: «Не мы с тобой стали никому не нужными, а все кругом, все!.. Мы оттого и прячем глаза, не узнаем друг друга – стыдностыд у нас от старых времен сохранился» [3, 513]. И любимой внучке Таньке, которая с этой смертью «отгуляла детскую радость» [3, 518], Пашута объясняет: «Крадучись буду хоронить, ночью, чтобы люди не видели. На кладбище везти – денег у нас с тобой нету. А побираться я не хочу…» Танька неожиданно восклицает: «Ты думаешь, что я неродная, а я роднаяхочу быть родной. Хочу помогать тебе, хочу, чтобы ты не была одна! Мы вместе, бабушка, вместе!..» Все чувства, которые испытала грубоватая на вид, но добрая и любящая Пашута в этот момент описываются автором как «волна сладкой боли, перехватившей горло, так давно не испытываемой…» [3, 520]. Только чувство родственности душ противостоит суровой повседневности.

Аксинью Егоровну хоронят на полянке среди редколесья, отсюда вдалеке виднеется дом Пашуты. Из провожающих в последний путь – сама Пашута, Танька, Стас Николаевич да помощник его Серега.

«Смерть у Распутина – это возвращение «в матушку сырую землю к своему роду-племеню» [1, 137]. Но что делать, если не сможешь соблюсти старинного традиционного ритуала – прощания с близким человеком? Распутин изобразил повседневность как «новые виды лютости жизни, когда не только стало нельзя жить, но у нас отняли и сокровенное, священное право — мирно отдать прах матери-земле» [4, 187]. Автор не осуждает свою героиню, он скорбит о прошлом, когда не было «смятения и сумасшедшего ритма» [1, 130], он осуждает нынешнее «провальное время, когда никто никому не нужен, а жизнь открылась сплошной раной» [4, 187].

Исходя из анализа двух рассказов, можно подвести итог, что большинство героинь позднего периода творчества Распутина сложно оценить однозначно – изменяется повседневная жизнь, усложняется оценка. Но все же, в большинстве из них есть нечто, что дает надежду автору и читателю – та самая кремневая порода, как продолжение «родовы», передающаяся из поколения в поколение, дающая стойкость, рождающая твердое стремление сохранить себя, семью, род.
Список литературы

1. Белая А.Г. Художественный мир современной прозы / А.Г. Белая. – М.: Наука, 1983. – 239 с.

2. Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века. / Под ред. В.В.Бычкова. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://yanko.lib.ru/books/aesthetica/buchkov-estetika-lexicon.htm#_Toc77514457

3. Распутин В.Г. Дочь Ивана, мать Ивана: Повести и рассказы / В.Г. Распутин. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 640 с. – (Русская классика ХХ века).



4. Солженицын А.И. Слово при вручении премии Солженицына Валентину Распутину 4 мая 2000 года / А.И. Солженицын // Новый мир.- 2000. - № 5. – С. 186-189.




Избегай излишеств, сколько бы они тебе ни стоили. Видоизмененный Арт Бухвальд
ещё >>