Раны земли залечиваются. И только человеческой памяти нет успокоения, ничто не вытравит из нее виденное и пережитое - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ретрита: Шаматха, Випашьяна и шесть йог Наропы 1 61.34kb.
Виды ран Раны бывают разными. Резаные раны 1 278.98kb.
У кого нет памяти, у того нет жизни 1 119.19kb.
Умные фразы умных людей 8 1263.97kb.
Папа! всхлипнула Наста. Ну, пожалуйста! 1 137.21kb.
Hot list: 50 самых ярких, интересных и роскошных отелей, а так же... 1 28.6kb.
Самовоспоминание 11 2523.29kb.
10 марта (воскресенье) в 15. 00 на площади им. Ленина г. Краматорска... 1 45.72kb.
Занятие:«никто не забыт, ничто не забыто» 1 52.42kb.
Computers. Функции системной памяти. Системная плата D845ebg2 имеет... 1 22.84kb.
Ocr: Andrzej Novosiolov Роман µ 19 2875.15kb.
Неизвестный советский план разгрома вермахта на территории СССР 1941... 1 265.86kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Раны земли залечиваются. И только человеческой памяти нет успокоения, ничто не вытравит - страница №1/1

Раны земли залечиваются.

И только человеческой памяти нет успокоения,

ничто не вытравит из нее виденное и пережитое.

Нет, незабываемое горе.

И боль – непроходящая, нестихающая.

Боль утраты, которую не восполнишь …

В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ …
На рассвете 22 июня 1941 г. войска фа­шистской Германии вероломно вторглись на территорию СССР. Началась Великая Отечественная война, явившаяся суровым испытанием для Советского Союза.

В первые дни войны сотни шумилинцев влились в ряды Красной Армии. Истреби­тельные формирования, созданные в рай­оне из добровольцев, патрулировали доро­ги, вели борьбу с вражескими парашюти­стами и диверсантами. В одном из истре­бительных отрядов начал свой боевой путь П.А.Акуционок, впоследствии Герой Со­ветского Союза.

В начале июля 1941 г. на Шумилинщине вели оборонительные бои 174-я (командир полковник А.И.Зыгин) и 186-я (командир генерал-майор Н.И.Бирюков) стрелковые дивизии. Советские воины мужественно сражались с противником, рвавшимся к Витебску, но остановить численно превос­ходящие силы врага не смогли.

Угроза оккупации нависла над шумилинским краем. По распоряжению первого секретаря Сиротинского райкома партии Василия Михайловича Фролова и председателя райисполкома Антона Владимировича Сипко из Шумилино на восток были вывезены вся документация и деньги Государственного банка, с 3 МТС отправлены тракторы, сельхозмашины, с колхозов — живность.

8 июля 1941 г. гитлеровцы захватили Шумилино.

Поддерживался «новый порядок» жестокими и бесчеловечными методами.

В Шумилино появился немецкий комендант Шпигель. Вскоре он собрал первый полицейский взвод из 22 полицаев. Все они были местные. Начальником служил Данила Боровиков. Любое сопротивление оккупационным властям, неисполнение их приказов каралось смертью. Фашисты хотели любой ценой сломать дух людей, подчинить их своей воле, сделать из них рабов. Поборы, рабство, принудительный труд, облавы - всё это довелось пережить мирным жителям во время оккупации.

Фашистские оккупанты расстреляли, со­жгли, замучили около 2 тысяч жителей района, уничтожили 133 населенных пункта из 342, имевшихся накануне войны, угнали на каторжные работы в Германию около 800 человек.

Орга­низаторами и вдохновителями всенародной борьбы против немецко-фашистских захват­чиков были коммунисты. С октября 1941 г. начал действовать Сиротинский подполь­ный райком КП(б)Б.

С июля 1942 г. приступил к работе Си­ротинский подпольный райком ЛКСМБ.


Сиротинский подпольный райком КП(б)Б:

секретари— Фролов Василий Михайлович (с октября 1941 г. по 14.3.1943 г.), Короткин Семен Михайлович (с 6.7.1942 г. по 6.10.1942 г., погиб), Сипко Антон Владимирович (с марта 1943 г. по 2.7.1944 г.); члены райкома — Сипко Антон Вла­димирович (с октября 1941 г. по 14.3.1943 г.), Эрдман Адольф Брониславович (с 20.8.1942 г. по 14.3.1943 г. и с сентября 1943 г. по 2.7.1944 г.), Семенов Андрей Григорьевич (с 20.8.1942 г. по 2.7.1944 г.), Герман Наталья Леонидовна (с 1.11.1942 г. по 2.7.1944 г.), Макаров Николай Иванович (с 20.6.1943 г. по апрель 1944 г.), Волков Федор Александрович (с 26.7.1943 г. по 2.7.1944 г.), Баранов Павел Иванович (с 7.4.1943 г. по 3.11.1943 г.), Сакмаркин Николай Александ­рович (с 7.4.1943 г. по 2.7.1944 г.), Ляхов Ни­колай Федорович (с 20.6.1943 г. по сентябрь 1943 г.).



Сиротинский подпольный райком ЛКСМБ:

секретари — Герман Наталья Леонидовна (с 1.7. 1942 г. по 2.7.1944 г.), Цереня Юрий Александ­рович (секретарь по пропаганде с 1.7.1942 г. по 1.12.1943 г.), Сочивко Лидия Федоровна (секре­тарь по пропаганде с 1.12.1943 г. по 2.7.1944 г.); члены райкома — Баранов Павел Иванович (с 1.7.1942 г. по 31.7.1943 г.), Щукин Иван Парфенович (с 1.7.1942 г. по 2.7.1944 г.), Алексеев Петр Иванович (с 1.9.1942 г. по 31.7.1943 г.), Рассохин Иван Андреевич (с 1.12.1942 г. по 4.5.1944 г., погиб), Крахмалев Евгений Савель­евич (с 31.7.1943 г. по 1.1.1944 г.), Антоник Ни­на Савельевна (с 1.1.1944 г. по 2.7.1944 г.), Со­ловьев Николай Кириллович (с 1.1.1944 г. по 2.7.1944 г.), Устинов Тимофей Назарович (с 1.1. 1944 г. по 2.7.1944 г.).


20 июня 1942 г. партизанские отряды, дей­ствовавшие под руководством подпольного райкома партии, были объединены в Сиротинскую партизанскую бригаду, которой в июне 1943 г. присвоено имя ее первого ко­мандира Семена Михайловича Короткина.

В поселке Оболь и в окрестных деревнях с начала 1942 г. действовала подпольная комсомольско-молодежная организация во главе с Е.С.Зеньковой. Подпольщики пе­редавали партизанам оружие, медикаменты, сведения о противнике, распространяли листовки. По разведданным, полученным от подпольщиков, советская авиация на же­лезнодорожной станции Оболь уничтожила 4 эшелона с танками. Всего патриоты про­вели 21 диверсию. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашист­скими захватчиками, многие подпольщики награждены орденами и медалями. Е.С.Зеньковой и 3.М.Портновой присвоено звание Героя Советского Союза.

Большая часть Сиротинского района во второй половине 1942 г. контролировалась партизанами. Партизаны громили противника в тылу, наносили удары по его коммуникациям, дер­жали врага в постоянном страхе, срывали осуществление его зловещих планов. Через разрыв в линии фронта, так называемые Витебские (Суражские) «ворота», партиза­ны переправляли в советский тыл добро­вольцев для вступления в Красную Армию, а также мирное население, спасавшееся от карателей. Многочисленные карательные операции против партизан и мирного насе­ления, проводившиеся на территории рай­она, решающего успеха гитлеровцам не принесли. В начале 1943 г. Сиротинская партизанская бригада после тяжелых боев вышла в Россонский район. Из отрядов, которым удалось вернуться в прежний район дислокации, была создана партизан­ская бригада им. В.И.Ленина. С конца 1943 г. бригады им. В.И.Ленина и им. С.М.Короткина участвовали в обороне Полоцко-Лепельской партизанской зоны.

На Шумилинщине действовали также пар­тизанские бригады: 3-я Белорусская, «За Советскую Белоруссию», «Неуловимые», Диверсионная белорусская им. В.И.Ленина. По территории района с боевыми рейдами прошли отряды и группы, направленные во вражеский тыл через Витебские «ворота», в их числе отряд «Боевой» под командова­нием А.К.Флегонтова и московский ком­сомольский отряд им. Н.Ф.Гастелло.

После победы на Курской дуге Красная Армия в конце августа 1943 г. перешла в стратегическое наступление. В сентябре-октябре 1943 г. советские войска на цент­ральном участке советско-германского фрон­та форсировали ряд крупных водных рубе­жей и развернули бои за освобождение Бе­лоруссии.

На Витебском направлении наступали войска Калининского и Западного фронтов. Калининскому фронту (командующий ге­нерал-полковник А.И.Еременко) предстоя­ло нанести удар и после овладения Витеб­ском главные усилия направить на Полоцк и далее на Даугавпилс. Войска 3-й удар­ной (командующий генерал-лейтенант К.Н.Галицкий) и 4-й ударной (командующий генерал-майор В.И.Швецов) армий с 6 по 10 октября 1943 г. провели Невельскую операцию, 7 октября освободили г. Невель. Войска 4-й ударной армии вступили на тер­риторию Езерищенского района Витебской области. Близилось освобождение Шумилинщины.



Памятный знак на месте, где в октябре 1941 г. начал работу Сиротинский райком партии (сле­ва). Мемориальный комплекс в честь зарождения партизанского движения на Шумилинщине. Леоновский сельсовет.


В середине ноября 1943 г. 4-я ударная армия 1-го Прибалтийского фронта (в ок­тябре Калининский фронт был переимено­ван в 1-й Прибалтийский) во взаимодейст­вии с 3-й ударной армией 2-го Прибалтий­ского фронта на узком участке западнее Невеля прорвала вражескую оборону и, уничтожая отдельные узлы сопротивления противника, вступила на территорию Сиротинского района. Наступая по осеннему бездорожью, 15 ноября 1943 г. войска 357-й стрелковой дивизии (командир генерал-майор А.Г.Кудрявцев) 60-го стрелкового корпуса вышли к д. Козьяны. 16 ноября 1943 г. в бой был введен 5-й танковый кор­пус (командир генерал-майор танковых войск М.Г.Сахно). 24-я танковая бригада (командир полковник В.К.Бородавкин) это­го корпуса форсировала р. Черновку у д. Глушица, разгромила оборонявшегося противника и развила наступление в на­правлении Мишневичи - Сиротино - Шу­милино. Однако командование вынуждено было перебросить танковый корпус в район Городка, и противнику удалось потеснить наши войска. Части 51-й стрелковой диви­зии (командир генерал-майор А.Я.Хво­стов), оставив артиллерию и автомобильный транспорт в районе Невеля, совершили 140-километровый марш по размокшим до­рогам и 20 ноября перешли к обороне по восточному берегу р. Оболь на участке Козьяны — Мишневичи и далее по р. Усыса.

Несмотря на успех, войска Красной Ар­мии оказались в очень трудном положении. Горловина прорыва шириной 10—11 км, че­рез которую прошли 3-я и 4-я ударные армии, не была своевременно расширена, советские войска оказались в мешке. Про­тивник неоднократно пытался перерезать горловину, но ему удалось лишь сузить ее на 2 км. Почти 2 месяца воины 51-й дивизии питались продуктами, полученными от жи­телей Козьянского и Мишневичского сель­советов, лишь изредка продовольствие из тыла доставлялось лошадьми на вьюках, а также самолетами. Несмотря на тяжелые условия, разведчики проникали в тыл врага. Особенно отличилась дивизионная разведрота во главе с Г.Г.Шубиным.

С 13 по 31 декабря войска 1-го Прибалтий­ского фронта (командующий генерал армии И.X.Баграмян) провели Городокскую опе­рацию с целью разгрома городокской груп­пировки противника и ликвидации угрозы окружения советских войск. Соединения 11-й гвардейской армии (командующий ге­нерал-лейтенант К.Н.Галицкий) 24 декаб­ря освободили Городок. Утром 24 декабря 1943 г. войска 22-го гвардейского стрелко­вого корпуса (командир генерал-майор Н. Б. Ибянский) в составе 51-й, 154-й и 156-й стрелковых дивизий и 2-го гвардейского стрелкового корпуса (командир генерал-майор А.П.Белобородов) в составе 90-й гвардейской, 166-й и 381-й стрелковых ди­визий совместно с 5-м танковым корпусом перешли в наступление, за 2 дня упорных боев продвинулись на глубину до 15 км и перерезали шоссе Полоцк — Витебск. К ис­ходу 25 декабря 51-я стрелковая дивизия вела упорные бои за населенные пункты Стариновичи, Савченки, Мазуры, Лосвицкие; 154-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор Г.Д.Соколов) — за Мосарево, Мазурино; 156-я стрелковая дивизия (командир полковник И.Г.Бабак) — за Мищенки и Слободу. За Филиппенки, Гребницу, Ермачки сражались воины 90-й гвардей­ской стрелковой дивизии (командир пол­ковник В.Е.Власов), 166-й стрелковой ди­визии (командир полковник А.И.Светля­ков) и 381-й стрелковой дивизии (командир полковник И.И.Серебряков).

Утром 26 декабря в сражение были вве­дены 3-й гвардейский кавалерийский кор­пус (командир генерал-лейтенант Н.С.Осликовский) и 83-й стрелковый корпус (ко­мандир генерал-майор А.А.Дьяконов) в составе 47-й, 234-й и 360-й стрелковых диви­зий. Воины 47-й Невельской стрелковой ди­визии (командир полковник Г.И.Чернов, затем полковник П.В.Черноус) очистили от противника Мазурино, Мищенки, Слобо­ду, Новоселки, несколько раз врывались в Козоногово и Крупчино, но закрепиться в них не смогли из-за сильного артиллерий­ского огня противника со стороны Шумилино и следовавших за ним контратак пехоты с танками. Наступавшие восточнее части 32-й Смоленской кавалерийской дивизии (ко­мандир генерал-майор И.П.Калюжный) и 234-й Ярославской Коммунистической стрел­ковой дивизии (командир полковник С.И.Турьев) освободили Дворище, Чисти, Завязье. Советские войска перерезали желез­ную дорогу Полоцк — Витебск восточнее Язвино.

27 декабря 1943 г. противник нанес контр­удар с целью разгромить части 47-й и 234-й стрелковых дивизий, выйти в тыл войскам 3-го гвардейского кавалерийского корпуса, 2-го гвардейского стрелкового корпуса и 5-го танкового корпуса, наступавших на Ви­тебск. Завязались ожесточенные бои. К ис­ходу четвертых суток частям 47-й и 234-й стрелковых дивизий удалось обескровить ударную группировку противника и отсто­ять Мищенки, Слободу и лес восточнее Чистей. Перейдя в наступление, они выби­ли противника из Ермачков и вновь овладе­ли Новоселками и северной окраиной д. Дво­рище.

С новой силой бои за Новоселки, Дворище, Чисти, Завязье разгорелись 1 февраля 1944 г. Воины 156-й, 234-й и 47-й стрелковых диви­зий неоднократно врывались в Козоногово, Крупчино, Дворище, но закрепить успех не смогли из-за сильного огня и мощных контр­атак пехоты и танков противника. 10 фев­раля 1944 г. войска 4-й ударной армии пе­решли к обороне.

Весной 1944 г. войска 1-го Прибалтийско­го фронта начали готовиться к участию в Белорусской наступательной операции. Они должны были нанести главный удар силами 6-й гвардейской армии (командующий ге­нерал-лейтенант И.М.Чистяков), 43-й армии (командующий генерал-лейтенант А.П.Белобородов) и 1-го танкового корпуса (ко­мандир генерал-лейтенант танковых войск В.В.Бутков) при поддержке 3-й воздушной армии (командующий генерал-лейтенант Н.Ф.Папивин) в направлении Сиротино - Шумилино - Бешенковичи, с ходу форсиро­вать Западную Двину и во взаимодействии с частью сил 3-го Белорусского фронта раз­громить Витебско-Лепельскую группировку противника. Действия фронтов координиро­вал представитель Ставки Верховного Глав­нокомандования Маршал Советского Союза А.М.Василевский.

22 июня 1944 г. была успешно проведена разведка боем. Большинству батальонов, участвовавших в ней, удалось ворваться в первую, а местами и во вторую траншею противника. Наибольшего успеха добился 22-й гвардейский стрелковый корпус (ко­мандир генерал-майор А.И.Ручкин), вкли­нившийся в оборону противника до 6 км.

Утром 23 июня 1944 г. после артиллерий­ской и авиационной подготовки главные силы фронта перешли в наступление. За день они продвинулись до 15 км, освобо­дили Шумилино, превращенное врагом в мощный узел сопротивления. К исходу 24 июня 6-я гвардейская и 43-я армии вы­шли к Западной Двине, с ходу форсирова­ли ее и овладели плацдармами на южном берегу. 25 июня войска 43-й армии 1-го При­балтийского фронта совместно с войсками 39-й армии 3-го Белорусского фронта за­вершили окружение витебской группиров­ки противника в составе 5 дивизий, кото­рые 27 июня были разгромлены. Воины 6-й гвардейской армии 26 июня 1944 г. ос­вободили Оболь, к концу июня Шумилинщина была полностью очищена от немец­ко-фашистских захватчиков. За мужество и героизм, проявленные в этих боях, более 100 воинов удостоены звания Героя Совет­ского Союза.

Уже в конце 1943 г. на освобожденной территории района в Глушице начали ра­ботать Сиротинские райком партии и рай­исполком. В Козьянах создавалась Сиротинская МТС, восстанавливались колхозы «Большевик», «Ленинский путь», «Красный партизан», «Красный Октябрь», им. Стали­на, им. Энгельса Козьянского сельсовета, «2-я пятилетка» и «Новая Барсучина» Мишневичского сельсовета. Весной 1944 г. население, проживавшее на освобожденной территории Сиротинского района, было эва­куировано из прифронтовой полосы в Смо­ленскую область.

Казалось, что необходимы многие годы, чтобы на испепеленной врагом земле возро­дилась жизнь. Ущерб, причиненный немец­ко-фашистскими захватчиками колхозам Сиротинского района, составил 453 941 тыс. рублей (в ценах того времени). Посевные площади уменьшились на 60—70 %. Земля была изрыта окопами, покрыта минными полями. На территории Жеребычского, Си­ротинского, Стариновичского и Спасского сельсоветов не было ни одного уцелевшего дома. В сентябре 1944 г. три начальные школы размещались в землянках. В 1945 г. государство выделило колхозам Сиротинского района семена: 4300 центнеров зерна и 170 центнеров льносемян. Преодолевая неимоверные трудности, женщины, подрост­ки и старики провели весенний сев 1945 г.

На фронтах Великой Отечественной вой­ны сражалось около 10 тысяч шумилинцев. Петру Антоновичу Акуционку, Николаю Алексеевичу Лоскунову, Дмитрию Михайловичу Минчугову, Николаю Кузьмичу Спириденко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Победа над врагом была завоевана доро­гой ценой. На территории Шумилинского района захоронено свыше 10 тыс. советских воинов, погибших в годы Великой Отече­ственной войны. Более 2 тыс. уроженцев района погибли на фронтах войны, в борь­бе с врагом погибло около 800 партизан и подпольщиков. С войны не вернулся каж­дый третий шумилинец.

9 мая 1945 г. страна праздно­вала День Победы. Сиротинская районная газета «Сталінскі сцяг» 13 мая 1945 г. в статье «Всенародное ликование в день празд­ника Победы» писала: «Жители нашего рай­онного центра в ночь с 8 на 9 мая узнали по радио о полной и безоговорочной капи­туляции фашистской Германии. Многие семьи не спали в эту ночь: волновало дол­гожданное счастье полученной победы. Утром на площадь районного центра стали стекаться люди... По телефону, посыльными и другими способами были оповещены о большом празднике центры сельсоветов и колхозы. Везде прошли митинги, везде чув­ствовался праздник, который будет памят­ным каждому всю его жизнь».



Н. И. Реут, В. В. Скалабан
Пришла война...

Рассказ одного из первых партизан района Ивана Петровича Михайлова.

Я работал председателем исполкома сель­ского Совета в Мишневичах. 22 июня дол­жен был собраться партийно-советский ак­тив нашего Сиротинского района. Ехали в Шумилино на лошадях. По дороге нас пе­рехватил председатель Ловжанского испол­кома Куриленко и сказал, что нужно ехать в военкомат. Приезжаем. А там Василий Михайлович Фролов — первый секретарь райкома, Антон Владимирович Сипко — председатель райисполкома и военком Калинин. Разговор был коротким, минут пять, не больше. Получили приказ:

— Езжайте домой, и действуйте согласно предписанию на случай объявления войны.

А война началась без объявления... Вот какое дело. Возвращаюсь в Мишневичи. Го­ворю дежурному, секретарю сельисполкома Иванову: «Вызывай нарочных, конных и пеших, со всех колхозов». Собрались. Ждем представителя из района, который должен привезти повестки. Привозят повестки. Я раздал их нарочным, и они их тут же повезли. Мобилизованные направились в Шумилино, в военкомат, а лошадей отпра­вили в Оболь.

4 июля приехал второй секретарь райко­ма партии Денисов и привез партийные документы. Провел совещание (в парке, под липами, в целях конспирации), на котором были ещё председатели Стариновичского сельсовета Зуев и Козьянского - Бибкин. Было сказано, что мы остаемся в подполье для организации партизанского движения.

Через два дня, утром 6 июля, в Мишне­вичах собрался весь состав райкома и райисполкома. Немцы уже были в Улле... При­сутствовали Фролов, Сипко, Денисов, Эрд­ман — секретарь райисполкома. Короткина среди них не было, он был ответственный за эвакуацию семей в тыл. 7 июля вечером послали в разведку на полуторке заведу­ющего сберегательной кассой Платонова и заведующего райфо Алексеева. Они доехали только до станции Сиротино. Там их об­стреляли немцы из танка. Они вынуждены были бросить машину и пешком добирать­ся обратно.

8 июля немцы заняли Шумилино, 9-го Ви­тебск...

8 июля вечером мы все выехали на базу, в урочище Подвязино (Козьяны). Здесь нас встретили председатель колхоза «Новый быт» Феоктистов, заведующий районо Се­менов. С этого времени мы жили в усло­виях подполья. К лету 1942 года наш отряд уже насчитывал около 50 человек, только связи с Большой землей пока еще не было. Партизанское движение набирало силу.


Вы совершили настоящий подвиг...»
Экипаж самолета «СБ», которым коман­довал майор Сергей Алексеевич Ульянов­ский, ночью 13 июля 1941 г. получил зада­ние разведать переправу немцев на реке Двина в районе Бешенковичи — Улла. Вы­летели на рассвете и взяли курс на Бешен­ковичи. Через некоторое время прошли ли­нию фронта и углубились в тыл противни­ка. На шоссе Сиротино — Городок летчики заметили колонну автомашин. Ульяновский принимает решение нанести удар по фаши­стам. Самолет делает разворот, и бомбы од­на за другой летят на врага.

По дороге назад их машину догнали два «мессера». Длинная пулеметная очередь, за­тем вторая, третья... Завязался неравный воздушный бой. Ульяновский бросил маши­ну вниз, но вражеский истребитель успел поджечь ее. Майор прыгнул с парашютом и приземлился недалеко от деревни Спас­ское. Члены экипажа - стрелок-радист стар­шина Савельев и штурман старший лейтенант Поляк — погибли от вражеских пуль.

Раненый Ульяновский лежал в придо­рожном кустарнике без сознания. А терри­тория была занята врагом, который каждую минуту мог расправиться с летчиком.
* * *

...Не спала в ту ночь семья Тихона Багрецова. Его жена Елизавета Степановна беспокоилась: что случилось с Тихоном и сыном Алексеем, которые еще утром по­ехали в Сиротино? Женщина подходила то к одному, то к другому окну.

А те возвращались домой на рассвете. Ехали молча. И вдруг в придорожных ку­стах услышали стон. Остановив лошадь, отец с сыном осторожно подошли ближе. Под ольхой неподвижно лежал человек.

— Это же наш летчик,— взволнованно сказал Тихон Петрович. Надо спрятать его от немцев.

Они положили потерявшего сознание лет­чика не телегу и закрыли сверху сеном. Не успели заехать во двор, как навстречу выбежала дочь Тихона Фруза и племянник Сергей. Подошла мать Сергея Матрена Ан­дриановна Багрецова, которая жила на­против.

Сергей и Фруза сняли с летчика сапоги, затем комбинезон, гимнастерку. Надежно спрятали партийный билет, планшет с кар­тами и пистолет. Ульяновского перенесли в хлев, положили на сено, застланное домот­каной простыней, осмотрели раны. Лицо и руки были сильно обожжены. Ногу навылет пробила пуля. Рана была и на виске летчика, плечи изранены осколками. Сер­гей приподнял Ульяновского, а Фруза осто­рожно вынимала из тела осколки. Потом перевязали раны. Но чем же лечить обож­женное лицо и руки? Не было ни медика­ментов, ни бинта. Матрена Андриановна посоветовала смазывать обгоревшие места сырым яичным белком.

В любой момент в деревне могли по­явиться немцы, найти раненого советского летчика. Долго советовались, как уберечь летчика, где его спрятать от беды. Матре­на Андриановна, Сергей и Фруза ночью привели в порядок яму, в которой зимой хранилась картошка, сделали из досок на­ры, положили на них сено, накрыли одея­лом. Сверху яму прикрыли широкой до­ской, замаскировали травой. Когда майор пришел в себя, он попросил принести пи­столет.

В деревню часто заезжали немцы. Заби­рали все, что попадалось под руку. Через Спасское проходила вражеская телефонная линия. Обстановка была тревожной. Матре­на Андриановна, Сергей и Фруза по очере­ди ходили к Ульяновскому. Однако в яме ему долгое время оставаться было нельзя. Там сырость и темнота. Все еще гноились раны. Решили снова перенести летчика в хлев. Сделали там потайное место. Фруза достала где-то марганцовку и ее раствором смачивала обожженное лицо Ульяновского, промывала раны. Летчик пролежал не­сколько недель. Хотя и медленно, но силы возвращались к нему. Через некоторое вре­мя Ульяновский уже мог сидеть.

Однажды Фруза и Сергей принесли Улья­новскому обед. Присев в углу хлева, лет­чик ел, а Фруза через щель в воротах на­блюдала за дорогой, которая проходила не­вдалеке. И вдруг...

— Немцы! — испуганно прошептала она.

К хлеву двигалась группа фашистов. Вы­сокий немец нес овцу, взвалив ее на плечи. Поймал, видно, в стаде, которое паслось на лугу. Остальные удовлетворенно хохо­тали. Вдруг овца встрепенулась, вырвалась из рук немца и пулей бросилась к хлеву.

Дрожащими руками Сергей успел обхватить овцу за шею и потащил к фашистам.

— Гут, гут, рус! — хохотали немцы. Они связали овце ноги и направились дальше.

Ульяновский тихо сидел в углу, сжимая в руке пистолет.

В деревне знали, что Багрецовы прячут раненого летчика. И свято хранили тайну. О раненом заботились многие крестьяне. Они приходили к Ульяновскому, приносили ему лучшее, что у них было, делились своими мыслями, новостями.

Постепенно летчик поправлялся, набирался сил. Только рана на ноге заживала плохо. А тут осень наступила, в хлеву жить стало холодно. Ульяновский поселился у Матрены Андриановны. Не узнать было военного летчика — одет в простую деревенскую одежду, на грудь свисает густая черная борода. Всю зиму Сергей и Фруза лечили летчика, к раненой ноге прикладывали компрессы. Через некоторое время он мог уже ходить без палки.

...Пришла весна 1942 года. Ласково пригревало солнце. В один из мартовских вечеров Ульяновский сказал Багрецовым:

— Знаете, дорогие, я чувствую себя совершенно здоровым. Пора перебираться через линию фронта. Там я нужен.

Начали готовить Сергея Алексеевича в нелегкую дорогу. В полушубок зашили партийный билет, принесли планшет с картой и пистолет. Тепло простившись с сельчанами, Ульяновский покинул Спасское. Провожать летчика пошел Cергей Багрецов. Домой он не вернулся, остался у партизан, которыми командовал Антон Владимирович Сипко. Спустя некоторое время в партизанский отряд ушла и Фруза.

Летом 1944 г. Красная Армия освободила Спасское от оккупантов. Возвращались домой партизаны. Но комсомолец Сергей Багрецов не дожил до дня освобождения: отважный партизанский разведчик погиб при выполнении боевого задания.






М. А. Багрецова и С. А. Ульяновский (спасенный летчик). Послевоенный снимок.

Вскоре в Спасское примчалась легковушка. Из нее вышел летчик. Это был Сергей Алексеевич Ульяновский. Он искал глазами дом Багрецовых, но его сожгли фашисты. Не было и самого Тихона Петровича. Не дождался он счастливых дней и умер от тифа. А Фруза еще кочевала где-то с партизанским отрядом.

Ульяновский нашел только Матрену Андриановну.

Это была волнующая встреча. Радостно приветствовали Ульяновского и все жители деревни, хорошо помнившие боевого летчика.

А через несколько месяцев в Спасское приехал генерал. Колхозники собрались на митинг. Генерал торжественно зачитал Указ Президиума Верховного Совета СССР и вручил колхознице Матрене Андриановне Багрецовой орден Красной Звезды.

— За спасение военного летчика Ульяновского от всей Красной Армии примите искреннюю благодарность, — сказал ге­нерал и низко поклонился старой колхоз­нице.

Через несколько лет после войны, уже в звании полковника, Сергей Алексеевич Ульяновский по состоянию здоровья вышел в отставку. Жил он со своей семьей в Ки­евской области, откуда часто слал письма в деревню Спасское, близким и родным ему людям. Несколько писем пришло и на имя Фрузы Тихоновны, которая рабо­тала воспитательницей в Шумилинском детском саду. В одном из этих писем Ульяновский писал: «...Никогда не забуду, дорогая Фруза Тихоновна, Вашего отца Тихона Петровича, Матрену Андриановну, всю Вашу мужественную семью, крестьян деревни Спасское. Вы совершили настоя­щий подвиг — спасли меня от смерти и фа­шистского плена, вернули в строй защит­ников Родины. Авиационный полк, которым я командовал, освобождал потом от фаши­стов дорогую мне Белоруссию. Полк наш прошел славный боевой путь и участвовал в окончательном разгроме гитлеровцев в их собственном логове».



И. Родионов

ИЗ ДИРЕКТИВЫ СОВНАРКОМА СОЮЗА ССР И ЦК ВКП(б) ПАРТИЙНЫМ И СОВЕТСКИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ ПРИФРОНТОВЫХ ОБЛАСТЕЙ

29 июня 1941 г.

В занятых врагом районах создавать партизанские «отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.

КПСС о Вооруженных силах Советского Союза:

Документы 1917—1981. — М., 1981, с. 298.

ИЗ ДИРЕКТИВЫ ЦК КПБ(б) ПАРТИЙНЫМ, СОВЕТСКИМ И КОМСОМОЛЬСКИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ

1 июля 1941 г.

В районах и селах создаются подпольные партийные и комсомольские ячейки, главная задача которых — мобилизация народа на беспощадную расправу с врагом. Для этой цели все коммунисты и комсомольцы, способные носить оружие, остаются на территории, занятой врагом.



Всенародное партизанское движение в Белоруссии в

годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 —

июль 1944). Т. 1.— Мн., 1967, с. 53.




Зачем кусать нам груди кормилицы нашей; потому что зубки прорезались? Александр Пушкин
ещё >>