Районная научно-исследовательская конференция школьников «Первые шаги в науку» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Исследовательская работа «История развития астрономии» 1 111.35kb.
Каратэ искусство или спорт? 1 131.56kb.
Международная научно-практическая конференция школьников и педагогов... 1 283.44kb.
Конкурс художественного чтения «Мой любимый Пушкин» 1 34.89kb.
Конкурс учащихся 1-7 классов «Первые шаги в науку» Секция математики... 1 191.99kb.
Iv школьная научно-практическая конференция «первые шаги в науку» 1 306.34kb.
Научно-практическая конференция учащихся и педагогов «Первые шаги... 1 103.25kb.
Международная научно-практическая конференция «Первые шаги в науку»... 3 456.18kb.
Международная научно-практическая конференция школьников «Первые... 1 119.68kb.
Черная пятнистость роз: устойчивость в зависимости от сорта, способы... 1 170.42kb.
Научно-практическая конференция школьников «Первый шаги в науку»... 1 107.71kb.
Заседание административной комиссии; Еженедельно (вторник) Заместитель... 3 399.21kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Районная научно-исследовательская конференция школьников «Первые шаги в науку» - страница №1/1

Районная научно-исследовательская конференция школьников «Первые шаги в науку»

Секция ИСТОРИИ

Цена коллективизации в Сибири

(80-летию коллективизации в Сибири и Ордынском районе посвящается)

Герман Владислав

МКОУ-Козихинская средняя

общеобразовательная школа, 10класс
Научный руководитель:

Горлова Надежда Владимировна,

Учитель истории и обществознания

высшей квалификационной категории.

р.п. Ордынское, 2013



Цена коллективизации в Сибири

(80-летию коллективизации в Сибири и Ордынском районе посвящается)

План работы:

I.Введение. Актуальность выбранной темы в свете сегодняшнего дня.

II.Содержание коллективизации.

1.Уровень жизни сибирских крестьян накануне коллективизации.

2.Сибирские крестьяне и модернизация 20-х годов.

3.Как проходила коллективизация в Новосибирской области и Ордынском районе: исследование воспоминаний и документов.

4. Результаты и последствия коллективизации в Сибири.

III. Заключение. Цена коллективизации по оценке историков и результатам моего исследования.

Цена коллективизации в Сибири

(80-летию коллективизации в Сибири и Ордынском районе посвящается)

Деревни голодные, степи бесплодные….

И лед твой не тронется-

Едва поднялось твое солнце холодное

И вот уже клонится.

Георгий Иванов, 1930год

I.Введение. Актуальность выбранной темы в свете сегодняшнего дня.

В этом году наша страна отмечает много знаменательных дат: 70-летие Сталинградской битвы, 100-летие со дня рождения нашего земляка А.И.Покрышкина, 400-летие дома Романовых и т.д. Но есть в истории нашей страны события, о которых вспоминать не хочется. Одним из таких событий является 80-летие коллективизации в нашей стране, которая приходится на 1930-1933 годы.

Как пишет Олег Михайлович Лыков, автор трилогии «Ордынская хроника» : « … до настоящего времени не было сделано ни одной попытки дать сколько-нибудь ясную картину того, что же происходило в нашем районе накануне и в годы коллективизации. Местные краеведы предпочитали не касаться этого вопроса вообще, а непосредственные участники событий, те, кто коллективизировал, не говоря уже о тех, кого коллективизировали, ушли из жизни, не оставив воспоминаний о том, как все это происходило. В работах сибирских историков практически нет упоминаний о ходе коллективизации в Ордынском районе.»

Гипотеза моей работы:

«Старый исторический парадокс: хорошая жизнь в России долгой не бывает…»

Цель работы:

1.Исследовать процесс коллективизации в Сибири через различные исторические источники.

2.Понять политику государства в отношении крестьянства: раскулачивание было необходимостью или преступлением.

З.Сделать вывод о цене коллективизации по результатам оценки историков и моего исследования.

Задачи исследования:

1.проанализировать положительные и отрицательные последствия коллективизации для дальнейшего развития страны и нашего района.

2.определить причины, по которым коллективизация сибирской деревни приняла особенно жестокие формы и имела наиболее разрушительные последствия.

Что я знаю о коллективизации из официальных источников?

II.Содержание коллективизации. (Из официальных источников)

XV съезд ВКП(б), состоявшийся в декабре 1927 г., провозгласил курс на коллективизацию. Но планы съезда и конкретное осуществление коллективизации значительно отличались. На съезде речь шла о развитии всех форм кооперации, о том, что перспективная задача постепенного перехода к коллективной обработке земли будет осуществляться на основе новой техники (электрификации и т.д.), а не наоборот: от коллективизации к индустриализации, как это произошло. Ни сроков, ни тем более единственных форм и способов кооперирования крестьянских хозяйств съезд не устанавливал. Более того, на первую пятилетку планировалось первоначально объединить в колхозы (сельхозартели) 18-20% индивидуальных крестьянских хозяйств, а простейшими формами сельскохозяйственной кооперации следовало охватить до 85% хозяйств.

Точно так же решение съезда о переходе к политике наступления на кулачество имело в виду последовательное ограничение эксплуататорских возможностей и устремлений кулацких хозяйств, их активное вытеснение экономическими методами, а не административными.

Среди причин перехода к коллективизации прежде всего следует назвать низкий уровень товарности сельскохозяйственного производства, техническую отсталость, которые сдерживали общее экономическое развитие


страны
. Особое беспокойство вызвало производство товарного зерна. «Осереднячивание» деревни, произошедшее в результате революции, привело к тому, что вместо 16 млн. довоенных крестьянских хозяйств в 1928 г. их стало 25 - 26 млн. Если прежде середняки производили 50% всего зерна, а потребляли 60%, то теперь они производили 85%, а потребляли 80%. Государственные закупки в 1927 - 1928 гг. составили 630 млн пудов против довоенных 1300,6 млн. При этом следует помнить, что с началом индустриализации происходит увеличение численности городского населения. Все это оборачивалось настоящим бедствием для государства. Кризис заготовительной компании 1927-1928 гг. стал одной из причин перехода к политике массовой коллективизации. Другой причиной стала позиция сталинской группировки, которая относилась к крестьянству как временному союзнику рабочего класса, стремилась к превращению его в сельскохозяйственного пролетария. После разгрома троцкизма генеральная линия ВКП(б) привела к отказу от нэпа и применению насилия над крестьянством. Форсированию темпов коллективизации способствовало, как уже выше отмечалось, изменение международного положения СССР в конце 1920-х годов, появление возможности осуществить широкомасштабные закупки оборудования за границей.

1.Уровень жизни сибирских крестьян накануне коллективизации.

До революции сибирское крестьянство было более зажиточным, чем крестьянство Европейской России. Во многом эта особенность сохранилась и в период нэпа: здесь преобладали средние по достатку хозяйства , немало было и весьма обеспеченными . поэтому убедить крестьян-сибиряков в необходимости серьезных изменений их жизни было очень сложно.

Идея объединения в колхозы привлекала также и часть наиболее бедных крестьян. О новой жизни мечтала молодежь, которой обычный крестьянский труд казался слишком тяжелым и однообразным. Получившие соответствующее воспитание в советской школе, молодые сельчане, прежде всего члены Коммунистического союза молодежи(комсомольцы), с пренебрежением смотрели на своих отцов- «мелких собственников», были настроены против «кулаков» и «попов».

К 1927 году к середняцким относились 51% крестьянских хозяйств, производивших 72% валового и 77% товарного хлеба. Доля кулацких хозяйств составляла в Западной Сибири 6,7%, а 42,3% хозяйств относились к бедняцким. Так, по крайней мере, утверждала официальная статистика.

Считалось неоспоримым, что бедняк или совсем ничего не имеет, или имеет крайне мало, в силу чего вынужден гнуть спину на кулака. Кулак- это тот, кто эксплуатирует чужой труд, труд деревенских бедняков и части середняков, отчего и богатеет. Ну а середняк, он середняк и есть, живет собственным трудом.

В плане политической стратегии отношение Советской власти к трем этим социальным группам деревни четко и ясно сформулировал И.В.Сталин: «Беднота как опора рабочего класса, середняк как союзник и кулак как классовый враг.



2.Сибирские крестьяне и модернизация 20-х годов.

Устранение самостоятельных крестьянских хозяйств путем их коллективизации всегда рассматривалось коммунистами как важнейшая задача.

Поскольку крестьянство упорно не желало расставаться со своим хозяйством, при нэпе от этих планов временно пришлось отказаться.

Партийному руководству коллективизация нужна была для того, чтобы «вырвать корни капитализма» в деревне и получить средства для индустриализации. Нужны ли были колхозы самим крестьянам? Российская и сибирская деревня 20-х гг. не была «земным раем», как ее сейчас представляют некоторые писатели. Большинство крестьян, как и до революции, вело нелегкую жизнь, трудилось с помощью примитивных орудий; было в основном неграмотным, нередко не имело понятия о гигиене и комфорте.

В конце 20-х гг. необходимость получения средств на проведение индустриализации в кратчайшие сроки и любой ценой побудила партийное руководство перейти к ускоренному объединению крестьян в колхозы. Толчком для такого для такого решения стали события, разразившиеся в 1928 г. и известные под названием кризиса хлебозаготовок.

Кризис хлебозаготовок 1927-1928 гг. создал угрозу проведения индустриализации. Во время поездки на Урал и в Западную Сибирь в январе - феврале 1928 г. И.В. Сталин, выступая перед партийным активом Омска, Новосибирска, Барнаула, Рубцовска, потребовал применить к крестьянам, отказывающимся сдавать хлеб государству, 107-ю статью Уголовного Кодекса (УК) СССР (статья предусматривала наказание за спекуляцию). За «мягкотелость» и «срастание с кулаком» были сняты с должностей и подвергнуты наказаниям 1157 местных партийных работников. По отношению к ним широко применялась 58 статья пункт 10 УК СССР (контрреволюционная агитация). Все это нагнетало обстановку нервозности и административного произвола. Началось закрытие рынков, проведение обысков по крестьянским дворам, привлечение к суду владельцев не только значительных хлебных запасов, но и умеренных излишков. Суды автоматически выносили решение о конфискации имущества. Изымали часто и инвентарь.

Для облегчения изъятия хлеба было решено ускорить темпы объединения крестьян в колхозы. 1928 г. был объявлен годом «массового колхозного движения». Но большинство крестьян в колхозы вступать не хотело. К октябрю 1929 г. в них вошло лишь 6,9% единоличных, преимущественно бедняцких, хозяйств. Ноябрьский Пленум ЦК ВКП(б) 1929 г. провозглашает политику «сплошной коллективизации». На ее проведение были мобилизованы местные партийные и комсомольские организации. Из городов в помощь им направили 25 тысяч «наиболее сознательных рабочих» - «двадцатипятитысячников».

3.Как проходила коллективизация в Новосибирской области и Ордынском районе: исследование воспоминаний и документов.

Коллективизация сибирской деревни приняла особенно жестокие формы и имела разрушительные последствия.

В нашем крае была особенно широкая база для произвола в отношении крестьян. Ведь в глазах приезжего уполномоченного, бедняка-активиста, недавнего переселенца сибирские мужики, носившие сапоги, а не лапти, имевшие несколько лошадей и крепкий дом, сплошь были кулаками.

Создание колхозов проводилось с нарушением всех прежних планов. Во-первых, нарушался принцип добровольности вхождения. Крестьян насильно, иногда под страхом жестокой расправы заставляли вступать в колхоз. Во-вторых, грубейшие нарушения допускались при обобществлении средств производства. Товарищества по обработке земли в приказном порядке переводились на уставы сельхозартелей и коммун, в которых обобществлялись не только орудия труда и рабочий скот, но и личное подсобное хозяйство, и домашняя утварь. Это вызвало резкий протест крестьянства, проявившийся прежде всего в массовом забое скота. Он был настолько велик, что привел в резкому сокращению поголовья. Уровень поголовья крупного рогатого скота сократился с 60 млн в 1928 г. до 33 млн в 1930 г. Его удалось восстановить лишь к 1959 г. Масштабы забоя могли быть еще больше, если бы в январе 1930 г. не вышло специальное постановление ЦИК и СНК СССР, запрещавшее «самовольный» забой скота под страхом уголовной и административной ответственности. Другой формой пассивного протеста против насильственного вхождения в колхоз стали многочисленные письма крестьян на имя И.В. Сталина и М.И. Калинина с жалобами на произвол местного начальства. С ноября по январь 1929 г. в Москву поступило более 90 тыс. писем. Но 5 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи колхозному строительству», в котором не только не предусматривалась приостановка темпов, но, наоборот, предполагалось провести коллективизацию к весне 1932 г. Если на 1 января 1930 г. было коллективизировано 20% хозяйств, то к 1 марта эта цифра увеличилась почти в три раза и составила 59%. Плач и стон стояли по всей стране. Формой пассивного протеста можно считать также «бегство» крестьян из деревни. Не желая вступать в колхоз, многие просто бросали свое хозяйство и уходили на стройки в города. Их причисляли к категории «самораскулачившихся». Среди них оказывались не только зажиточные, но и бедняки и середняки. Массовый «исход» крестьян приобрел такой широкий масштаб, что государство в 1932 г. вынуждено было «прикрепить» их к земле, не выдавая им паспорта.

А как развивались события в это время у нас в Ордынском районе?

В 1928году в каждом населенном пункте Ордынского района существовало, как минимум, одно кооперативное крестьянское объединение, а в наиболее крупных сразу несколько.Например, в с.Верх-Ирмень в 1928году действовали два машинных товарищества и одно семенное.Кооперация росла и крепла, завоевывая все большие симпатии ордынского крестьянства. И вдруг все изменилось: насильственная коллективизация произошла стремительно, начавшись с так называемого кризиса хлебозаготовок в 1928году.

15января 1928года в Сибирь приехал И.В.Сталин(побывал в Новосибирске и Черепаново)и все объяснил. Во всем, оказывается, виноват кулак и только кулак, сознательно организовавший хлебную стачку с целью будущей спекуляции хлебом.

Проще говоря, Сталин призывал карать не за совершенный проступок, а за намерение, независимо от его доказуемости.Кулак был избран для показательной расправы сознательно-он располагал четвертью хлеба, остальной хлеб принадлежал в Сибири середняку!



Вот свидетельство участника хлебозаготовительной кампании 1928года, студента ленинградского комвуза имени Крупской Дмитрия Пикулева.

В Ордынское Пикулев приехал с целью, в серьезность которой руководство Ордынского райкома партии так и не поверило: его прислали собирать в наших краях сибирский фольклор. Когда в райкоме наконец-то поняли это, на Пикулева обрушились громы и молнии: «Вам что, в Ленинграде, больше делать нечего, как побасенки собирать?»

И Пикулева в порядке партийной мобилизации отправили в Козиху в качестве районного уполномоченного. Вот что он вспоминал о тех днях сорок лет спустя: «Выполнение плана шло туго. Меры принимались административные, то есть насильственные.Ноплан хлебозаготовок сдерживали зажиточные, имевшие хлеб в закромах и ямах. И среди них прежде всего были такие, как Холодов, Дорохов, Дедушев, Ткачевы, Мерзликины и другие. Уполномоченные и актив села из сил выбивались, провели уже два судебных процесса над злостными укрывателями. Нам помогали выявлять ямы активисты: Гражданкин, Макаев, Меркулов и другие.План был перевыполнен за счет раскрытия ям с зерном.»(см. газета «Ленинский призыв»).

В качестве проверенного на практике способа выжимания хлеба районным властям было предписано широко использовать так называемый урало-сибирский метод хлебозаготовок, главным пропагандистом которого выступил сам И.В.Сталин.

Изобрели этот метод соседи ордынцев, жители села Завьялово. Метод заключался в доведении до каждого крестьянского двора индивидуального хлебного задания, 65% которого возлагались на кулацкие дворы, 35% на середняцкие, а беднота от хлебозаготовок освобождалась вообще. Тем, кто отказывался выполнитьэто, так называемое твердое задание, предлагалось уплатить штраф в пятикратном размере. При неуплате штрафа имущество описывалось и продавалось с торгов, а деньги шли в доход государства.

Вот как выглядело на практике применение урало-сибирского метода хлебозаготовок в селе Мало-Ирменка в апреле 1929года. Здесь 44 наиболее зажиточных крестьянских двора получили общее твердое задание в 5387пудов хлеба-это 67%от всего задания, доведенного до этой деревни. 111середняцких дворов получили задание в 2613пудов хлеба, или 33%. 160дворов бедноты от задания освободили совсем. Именно представители бедноты и решали, кого записать вкулаки, а кого оставить в середняках. В результате в Мало-Ирменке, считавшейся бедняцкой деревней, кулацких дворов неожиданно оказалось 13%, в два раза больше, чем их насчитывалось тогда по всей Сибири!

Чем все закончилось?

Семь середняцких хозяйств, оказавшихся зачисленными в «мироеды», отказались выполнять твердое задание.За этот отказ все семь дворов были наказаны пятикратным штрафом, после уплаты которого оставалось только идти побираться. Еще два двора из Мало-Ирменки отказались и от твердогозадания и от уплаты пятикратного штрафа, за что моменталь оказались за решеткой, а все их имущество описали и продали с торгов. После такой показательной расправы Мало-Ирменка не только выполнила, но и перевыполнила план хлебозаготовок 1929года в самый короткий срок.

Еще один пример. Летом 1929года к кулацким хозяйствам деревни Усть-Хмелевка «приписали»семью крестьянина Михаила Яковлевича опишева. Когода началось массовое раскулачивание, Опишевы под конвоем прибыли в Черепаново, где находился сборный пункт для высылаемых в Нарым. Глядя на них, собратья по несчастью горестно спрашивали:- Вас-то, сермяжников, за что? Опишевы одевались беднее бедного , сплошь в домотканую холстину. Но зато в их хозяйстве имелись жатка и молотилка, заработанные собственным горбом, которые у них постоянно одалживали соседи. За это «сермяжники» Опишевы и поплатились.

Первый рывок коллективизации в районе пришелся на январь-май 1929года. Это было время, когда из ордынцев ударными темпами выбивалось повышенное хлебное задание. К маю 1929года в коллективном секторе насчитывалось 730 крестьянских дворов, или десятая часть хозяйств района. Форсирование темпов коллективизации резко обострило обстановку в ордынских селах и деревнях: зажиточное крестьянство ответило сопротивлением.

30января 1930года было принято Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Все кулацкие хозяйства условно разделялись на три категории, каждую из которых подлежало репрессировать в приказном порядке, даже если они беспрекословно выполняли твердое задание и вчем –либо антисоветском никогда замечены не были.

Первая категория-инициаторы и исполнители террористических актов и активные антисоветчики. Их предписывалось арестовать, судить и либо расстрелять, либо отправитьв концлагерь, а их семьи-в ссылку.

Вторая категория-состояла из крупных кулаков и полупомещиков. После конфискации имущества предлагалось выслать вместе с семьями в отдаленные районы страны. Для ордынцев таким районом стал север современной Томской области.

Третья категория-все остальные, которых после конфискации имущества разрешалось оставить в районах их проживания , выселив из сел на специально отведенные земли.В эту категорию в Ордынском районе не попадет никто.

Данное Постановление было попыткой узаконить задним числом процесс раскулачивания, который приобрел практически неуправляемый характер. Так начинался год массовой крестьянской трагедии, год 1930-ый.

В Ордынском районе на тот момент проживало 37тыс. жителей. Районная партийная организация насчитывала чуть более 200человек. Из них на собраниях актива 7 и 10 февраля 1930года присутствовало примерно человек 50, которые все и решили за 37тысяч человек.

От колчаковщины пострадал каждый двадцать пятый житель Западной Сибири. Коллективизация пришла в каждый двор. Зимой 1930года решалась судьба каждого ордынца.

Одним из способов крестьяне выбрали бегство из района.

В 2010году к нам в школу пришло письмо от бывшей жительницы с. Козиха. Вот что она пишет : « В 1930году, когда началась всеобщая коллективизация, у нас в селе жил очень умный поп. Он узнал, что собираются раскулачивать зажиточных крестьян и предупредил их об этом.За одну ночь из Козихи уехали две улицы. Они поселились в г. Новосибирске на ул. Шамшиных. И сейчас многие их потомки благополучно там проживают.

А вот пример из других сел. Карп Колупаев, житель Усть-Хмелевки, некогда державший в ней лавку, летом 1929года разобрал только что срубленный дом, построил из него плот, ночью погрузил на плот семью и пожитки и отплыл по Оби до Новосибирска. Там он заново собрал дом и тихо прожил в нем всю оставшуюся жизнь, ни разу не приехав в родную деревню. Прожил долго, вплоть до времен Брежнева, но даже и тогда побывать в Усть-Хмелевке так и не осмелился.

Еще один рассказ очевидца тех событий, Ивана Семеновича Третьякова, ветерана народного образования, бывшего заведующего Ордынским РОНО, в те годы мальчишки из деревни Ново-Кузьминка, что в пяти км. от Алтайского края: на его глазах разъезжались, кто куда. Брат его отца ночью запряг свою лошадь и уехал в Камень-на-Оби, а там на пристань, дана пароход! Очень много народа разбежалось в тот год из Кузьминки. Идешь по улице, а кругом стоят пустые дома, хорошие дома, крестовые. Их постепенно разбирали и увозили в другие села.

Для того, чтобы пресечь бегство из района, на выезде из него, у сел Пичугово, Верх-Ирмень, Козиха, Усть-Луковка, по решению местных сельсоветов выставили заградительные отряды из сельской бедноты, которые стали заворачивать всех подряд, преварительно отнимая имущество у тех, кто выглядел подозрительно, т.е. зажиточно.

Меня поражают примеры того беззакония, которое творилось во время создания первых коммун в нашем районе:

-с.Красный Яр: 70середняков не хотели вступать в коллективное хозяйство. Им пригрозили отобрать землю и сдать 400% семян.

- с.Степное: если кто-то из жителей не соглашался вступить в коммуну, у них отбирали лошадей, при этом говоря: « Считай, что твоя лошадь за тебя все решила. Она тебя умнее и уже вступила в колхоз.»

-с.Пичугово. Здесь мародерствовали, отбирали все у проезжающих, даже хлеб, взятый в дорогу.

-с, Верх-Чик у попа отобрали швейную машинку, раскулачили 24середняка.

-с.Красный Яр: пили найденное вино

-с.Козиха, отобрали у крестьянина лошадь, а за то, что хозяева лошадь не отдавали, хозяина посадили в тюрьму, а его старую мать избили и ей же присудили 100рублей штрафа.

Многое что удивляет в этих примерах, но удивляют и масштабы: обыскам были подвергнуты тысячи крестьянских дворов.

А что в результате? На 20февраля 1930года Верх-Ирменский сельсовет довел уровень коллективизации на всей своей территориидо 63%, Усть-Луковский-до 74%, Верх-Чикский-до 80%, Ордынский-до 84,5%.К весне 1930г.охват населения коллективными хозяйствами достиг 86%. А как же те, кто попал в 16%. Это списки, в которых оказалось 416крестьянских хозяйств. А на 1929год их было 322. Откуда взялись лишние? Вот примеры.

-с. Верх-Ирмень: под раскулачивание было подведено 10крестьянских хозяйств, не желавших вступать в колхоз.

Очевидец тех событий А.Я. Барсукова вспоминала в 1997году: «У нас в деревне Мало-Ирменке Клаша Наумиха была. Она сердилась на Пешковых, их шестеро братьев было, за то, что один из них ее в молодости замуж не взял. И она попала в комиссию по раскулачиванию. Так она их всех посадила. Всех! Они даже не имели права что-то обжаловать».

4марта 1930года первая партия спецпереселенцев,(вторая категория 186крестьянских хозяйств) отправилась под конвоем милиции из Ордынского на станцию Чик Коченевского района, а оттуда в тайгу и болота Томской области.

А вот еще один документ:

Новосибирские архивы сохранили душераздирающий документ, посланный в мае 1933 года инструктором горкома партии Нарыма в Западно-Сибирский крайком. Он касается судьбы двух составов, в которых прибыло более 6 тысяч человек ссыльных из Москвы и Ленинграда. Хотя и запоздало, сообщающий о судьбе, постигшей другую категорию ссыльных, не крестьян, но тоже «социально чуждых элементов», изгнанных из нового «социалистического города» в конце 1932 года, этот документ дает яркое представление о том, что такое ссылка на вечное поселение.

Вот несколько отрывков из этого ужасающего свидетельства:

  «29 и 30 апреля этого года из Москвы и Ленинграда были отправлены на трудовое поселение два эшелона деклассированных элементов. Прибывши в Томск, этот контингент был пересажен на баржах. 18 мая первый и 26-го мая второй эшелоны были высажены на р[еке] Оби у устья р[еки] Назина на острове Назино. <...>

Первый эшелон составлял 5 070 человек, второй – 1 044. Всего 6 114 человек В пути люди находились в крайне тяжелом состоянии: скверное питание, скученность, недостаток воздуха, массовая расправа над самыми слабыми <...>. В результате – высокая смертность, порядка 35-40 чел. в день <...>.
 

Жизнь на баржах оказалась роскошью, по сравнению с тем, что постигло эти оба эшелона на острове Назино (здесь должна была произойти разбивка людей по группам для расселения поселками в верховьях р[еки] Назины). Сам остров оказался совершенно девственным, без каких бы то ни было построек. <...> При этом на острове не оказалось никаких инструментов, ни семян, ни крошки продовольствия...

Жизнь на острове началась. На второй день прибытия первого эшелона, 19 мая, выпал снег, поднялся ветер, а затем мороз. Голодные, истощенные люди без кровли, не имея никаких инструментов <...> очутились в безвыходном положении. Обледеневшие, они были способны только жечь костры, сидеть, лежать, спать у огня. Люди начали умирать. <...> В первые сутки бригада могильщиков смогла закопать 295 трупов. <...> И только на четвертый или пятый день прибыла на остров ржаная мука, которую и начали раздавать трудпоселенцам по несколько сот грамм.

Получив муку, люди бежали к воде и в шапках, портянках, пиджаках и штанах разводили болтушку и ели ее. При этом огромная часть их просто съедала муку, падала и задыхалась, умирая от удушья. Наиболее устойчивая часть пекла в костре лепешки, но не было никакой посуды <...>. Вскоре началось в угрожающих размерах людоедство <...>.


 

В начале июня началась отправка людей на так называемые участки, т.е. места, отведенные под поселки.

Участки были расположены под р[екой] Назиной за 200 километров от устья. Участки оказались в глухой необитаемой тайге. <...> Здесь впервые начали выпекать хлеб в наспех сооруженной одной пекарне. Продолжалось то же ничегонеделанье, как и на острове. Тот же костер, та же нищета, все то же, за исключением муки. Истощение людей шло своим чередом. Достаточно привести такой факт. На 5-ый участок с острова пришла лодка в количестве 78 чел[овек]. Из них оказались живыми только 12.

Участки были признаны непригодными, и весь состав людей стал перемещаться на новые участки, вниз по этой же реке, ближе к устью. Бегство приняло массовые размеры <...>.


 

После расселения на новых участках приступили к строительству полуземляных бараков во второй половине июля. Здесь еще были остатки людоедства <...>.

Но жизнь начала входить в свое русло: появился труд, однако расстройство организмов оказалось настолько большим, что люди, съедая 750–1000 граммов (паек) хлеба, продолжали заболевать, умирать, есть мох, листья, траву и пр. <...>

В результате всего из 6100 чел[овек], выбывших из Томска (и плюс к ним 500-700 чел., переброшенных на назинские участки из других комендатур, на 20 августа осталось в живых 2200 чел[овек]»20.

Раскулачивание и высылка продолжались весь 1930-ый годи, далее, по затухающей, в 1931-ом и 1932-м годах. В масштабах всей Сибири уже к лету 1930года оказались репрессированными 10,5тысяч человек, отнесенных к первой и 82 тысячи человек, отнесенных ко второй категории. Под третью категорию попали 50тысяч крестьянских хозяйств. К лету 1930года 60% всех кулацких хозяйств Сибири оказались ликвидированными.

4. Результаты и последствия коллективизации.

Сопротивление крестьян носило не только пассивные формы. Во многих местах были отмечены демонстрации крестьян в городах, случаи прямого обращения делегаций из села к шефским организациям на промышленных предприятиях. Участились случаи жестоких расправ над коммунистами и колхозными активистами. В 1929 г. зарегистрировано более 1300 крестьянских мятежей, а с января по март 1930 г. - более 2000 выступлений на Украине, в Сибири, на Кавказе, Кубани и во многих других районах страны. Для подавления крестьянских волнений использовались части регулярной армии. Это не могло не вызвать беспокойства у руководства. 2 марта 1930 г. в газете «Правда» вышла статья И.В. Сталина «Головокружение от успехов», в которой говорилось о «перегибах» в колхозном движении. Однако вину за них автор целиком сваливал на местное начальство, у которого, дескать, началось «головокружение от успехов».

Насильственная коллективизация, проведенная в сжатые сроки, при ожесточенном сопротивлении крестьян имела существенные последствия для дальнейшего развития страны и советского общества. Во-первых, ближайшим последствием коллективизации стали осуществление индустриализации и одновременное падение уровня сельскохозяйственного производства. Он составил в 1932 г. только 73% от уровня 1928 г., а в животноводстве - 47%. Условия жизни в деревне по сравнению с нэпом резко ухудшились. Это привело к обострению продовольственной проблемы и массовому голоду в 1932 - 1933 гг. в наиболее хлебородных районах страны (Украина, Северный Кавказ, Поволжье). 1932 г. не был неурожайным. Причина голода в значительной мере определялась политикой государства в деревне. Число погибших от голода оценивается в 3-4 млн человек. Известны даже случаи людоедства. Из голодающих деревень устремились толпы крестьян и беспризорных детей. В города они несли эпидемии сыпного тифа и других инфекционных заболеваний. Трагедия состояла в том, что официально голод в стране не признавался. Помощь голодающим не оказывалась. В печати сообщалось, что все слухи о голоде специально распространяют «кулацкие элементы», которые «в целях борьбы с Советской властью нарочно голодают и умирают». Все же ряд руководителей Наркомзема «за организацию голода в стране» был расстрелян.

Во-вторых, ставшее нормой перекачивание средств из сельского хозяйства в промышленность закрепило техническую отсталость села и не позволило перейти от экстенсивных форм хозяйствования к интенсивным. В ходе коллективизации увеличился парк сельскохозяйственной техники. Только за 1930 г. численность тракторов возросла с 7 102 до 50 114. Но они принадлежали не колхозам, а МТС. За использование техники колхозы должны были отдельно рассчитываться либо выкупать ее. И то и другое было им не под силу.

В-третьих, преобразование мелкого крестьянского хозяйства в крупное коллективное позволило перевести сельскохозяйственное производство на плановое начало, сделать его регулируемым и управляемым со стороны государства. Государство получило возможность детально устанавливать объем ежегодных поставок продукции и бесконтрольно распоряжаться ею. Фактически была восстановлена продразверстка. Хотя формально колхозное хозяйство представляло собой кооперативный тип собственности, фактически оно являлось полугосударственным. На него распространялись государственные принципы хозяйствования (жесткая централизация, директивность, плановость, уравнительность в распределении и т.д.) В первые годы существования колхозов крестьяне сопротивлялись вывозу хлеба в счет заготовок, нападали на государственные хлебные склады, громили магазины и кооперативные лавки. В ряде областей прошли «бабьи бунты». Для подавления волнений приходилось вызывать вооруженную милицию и сотрудников ГПУ. Апогея эти выступления достигли весной 1932 г., что заставило государство сократить объем хлебозаготовок и разрешить частную торговлю продуктами питания.

В-четвертых, в результате коллективизации перестал существовать крестьянин как собственник. Отчуждение непосредственного производителя от средств производства, распределения продуктов труда и управления превратило его в наемного сельскохозяйственного рабочего, экономически не заинтересованного в результате и качестве своего труда, поскольку восторжествовал принцип уравнительности в доходах. В первой пятилетке это привело к снижению производительности сельского труда, а затем за счет репрессий и совершенствования профессиональной подготовки кадров ее удалось несколько повысить.

В-пятых, поскольку экономическая заинтересованность исчезла, на смену ей пришла система внеэкономического принуждения. Юридически она была закреплена в 1932-1933 гг. паспортизацией населения, при которой колхозники паспортов не получали, а следовательно, не могли уехать из села без разрешения правления. Участились случаи воровства и хищений колхозного имущества. Неумелое обращение с техникой зачастую рассматривалось как вредительство. В связи с этим в августе 1932 г. был принят закон об охране социалистической собственности, или, как его называли в народе, - закон о «пяти колосках». Он предусматривал суровое наказание (до 10 лет заключения) за хищение и порчу государственного имущества даже в незначительных размерах.

III. Заключение. Цена коллективизации по оценке историков и результатам моего исследования.

Результаты , или цена коллективизации в Ордынском районе оказались следующие:

1.На ордынских землях царил полный хаос.

2. На весну 1930года в колхозах осталась в основном беднота, которой для проведения сева не хватало лошадей, плугов и борон.( Не хватало 730плугов и 450шт.борон).

3.На каждую колхозную лошадь приходилось до 11гектаров пашни-задание вообще невыполнимое. При этом надо еще учесть, что кормили лошадей в ту зиму соломой с крыш, а накануне сева колхозники деревни Сушиха ухитрились обрезать у лошадей хвосты, продать их, а деньги пропить «всем коллективом». Подобных примеров в Ордынском районе еще не было.

4. Посевные площади сократились на дну треть. В районе начался голод.

Обратимся к воспоминаниям колхозников тех лет:

-М.А. Хромов(с.Рогалево): «Этот год в жизни колхоза был очень трудным. Хлеб делили по полпуда(8кг) на едока на месяц. А осень , после уборки, досталось на трудодень по 100граммов зерна».

-П.А.Колин(с.Пичугово): «Первый год неурожайным был. Колхозники концы с концами только за счет личного хозяйства сводили.»

И еще множество примеров.

К 1934году уровень коллективизации в районе достиг 80%. Посевная площадь 62-х ордынских колхозов и одного совхоза составляла к этому времени 50тыс.га.

Победив мужика и создав колхозную систему, советская власть получила в результате задачу на мног лет вперед, потому что в начале своего существования колхозы являли собой пример того, как работать не следует.

А теперь сделаю выводы на основании своего исследования цены коллективизации в нашей стране и Ордынском районе в частности.

Что же приобрела и что потеряла Советская власть, получив сталинскую колхозную систему.

Приобрела она возможность получать хлеб и остальные продукты питания по вполне произвольной цене и в том количестве, в котором они требовались.

В общем производство сельскохозяйственной продукции уменьшилось, но государство могло заготавливать большее количество ее. В 1928 и 1929гг было заготовлено11млн.тонн хлеба, в 1930г.-16млн.тонн, а в 1931 и 1932гг.-свыше 22млн.тонн.

В наших селах появилась новая и очень популярная профессия- профессия тракториста, которого позже станут называть механизатором. В каждом населенном пункте был свой первый тракторист: у нас в Козихе- Аркатов Иннокентий Алексеевич, у вас в Верх-Ирмени Александр Николаевич Выжутович и Василий Береговой.

Что потеряли?

1.План первой пятилетки по всем видам сельскохозяйственной продукции оказался провален.В 1932г. планировалось собрать 105,8млн.тонн зерна, а собрали 69,9млн.тонн.

2. Поголовье лошадей сократилось с 32 до 21млн.голов, а планировался его рост.

3. Поголовье свиней сократилось вдвое, почти в два раза упало производство молока, мяса, шерсти. Живность перерезали перед вступлением в колхозы.

4.Была введена карточная система на продукты питания, а 1932-1933годы вошли в историю нашей страны как годы страшного голода, унесшие жизнь миллионов крестьян.

5.Коллективизация нравственно искалечила и подорвала традиционные устои деревни. Произошло отчуждение крестьян от земли и абсолютное обесценивание человеческой жизни.

Список использованной литературы:

1. Н.А. Ивницкий, Коллективизация и раскулачивание, М, 1994, с. 32-49.

2.B.H. Земсков, Кулацкая ссылка в 30~е годы, «Социологические исследования», № 10, 1991, с. 3-20.

3.В.П.Данилов, С А. Красильников, Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930,т. 1, Новосибирск, 1993, с. 57-58.

4.История Сибири

5.О.М.Лыков «Ордынская хроника», часть2.

6.Архивные материалы.

7.Электронный учебник по Истории России.



8. Интернет-ресурсы.






Оригинальная мысль? Нет ничего легче. Библиотеки просто набиты ими. Стивен Фрай
ещё >>