Птичий рынок Одноактная пьеса в семи сценах. Действующие лица - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Олжас Жанайдаров Джут Пьеса в 14 сценах Действующие лица 4 493.35kb.
Гусиные лапки одноактная пьеса Действующие лица 1 277.99kb.
Чентро читта (одноактная пьеса) Ирина Ивкина Действующие лица 1 205.4kb.
Марина Невзорова миленький ты мой одноактная пьеса Действующие лица... 1 280.55kb.
Леонид Жуховицкий Последняя женщина сеньора Хуана пьеса в 2-х действиях... 3 469kb.
Интервью (одноактный моно-пьеса) действующие лица 1 179.87kb.
Пьеса Ильи Гутковского Нора-Парнас Действующие лица 1 235.03kb.
Мини-пьеса без ремарок Действующие лица 1 99.84kb.
Пьеса в двух действиях действующие лица 4 678.41kb.
Пьеса в четырёх действиях действующие лица 5 869.79kb.
Пьеса в двух действиях Действующие лица 1 375.5kb.
Внеклассное мероприятие по русскому языку для 5-6 классов «Умники... 1 333.91kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Птичий рынок Одноактная пьеса в семи сценах. Действующие лица - страница №1/1

Нина Хеймец

Птичий рынок

Одноактная пьеса в семи сценах.


Действующие лица:

Люда


Дина

Женщина с кошкой

Продавец собаки

Покупатель собаки

Танцующие
Сцена представляет собой сочетание элементов разных пространств, показанных в разрезе – квартира, школьный класс, салон троллейбуса, городская улица. Эти фрагменты расположены по краям сцены, под разными углами к ее центру и к полу. На переднем плане, слева – троллейбусное сиденье.
Сцена 1

Уличный шум, на фоне которого громко слышен трамвайный звонок.

Люда: Сбежали, надо же.

Дина: Как это мы, а?

Люда: Сама не знаю. Лично я, вообще, ниоткуда сбегать не собиралась.

Дина: Я тоже не собиралась. А Герасимов, когда трамвай уезжал уже, на нас в окно смотрел, как мы там остались на остановке. И, представляешь, он еще глаза скосил к переносице, а ребром ладони – по шее себе провел, вот так (показывает). Это он смеялся над тем, что с нами будет.

Люда: В другой момент мы бы остались. Если бы, например, трамвай на минуту позже подошел. Может, у нас бы совсем другое уже было настроение. И нам не пришло бы в голову в последнюю секунду из этого трамвая выпрыгнуть.

Дина: Наверное, не пришло бы.

Люда: Давай мороженое купим.

Дина: Так у тебя же горло болит.

Люда: Мы же сбежали. Когда человек вот так сбегает, ему все уже можно. Сейчас все по-другому, понимаешь?

Дина: А родителям позвонят, как ты думаешь?

Люда: Не знаю. Могут. Но это потом будет. Сейчас Анна Николаевна везет класс в парк. Там они будут наблюдать за природой. Листья собирать для гербария. И описывать погодные явления - помнишь, она говорила, что мы должны быть к ним внимательны. После этого она повезет класс обратно в школу. Считай, у нас есть часа три. В это время о нас никто не будет думать, кроме Анны Николаевны в парке. Но там она не считается. Никто не будет знать, где мы. Даже задумываться об этом никто не будет. Мы как невидимки, понимаешь. Мы свободные люди.

Дина: А что мы успеем? Что мы сделаем за три часа?

Люда: Да все, что захотим! Ну, например…например….

Дина: Я знаю! Давай куда-нибудь поедем, куда нам не разрешают одним.

Люда: Давай. А куда нам не разрешают?

Дина: Вот в кино можно. На фильм «до шестнадцати».

Люда: Не получится. Там мы не невидимки, ты что.

Дина: Тогда нам нужно поехать на Птичий рынок.

Люда: При чем здесь Птичий рынок?

Дина: Рыбок посмотрим. Там, говорят, такие рыбки – в Москве больше нигде таких нет. Я давно там хотела побывать. Но меня одну не пускают. Мама говорит, это очень далеко и там столпотворение.

Люда: У меня с собой только пятьдесят копеек.

Дина: А у меня рубль. Я на солдатиков накопила, в «Детском мире». Но мы, ведь, ничего покупать не будем. Просто, посмотрим. Там, я слышала, еще и птицы есть, тропические. Там очень здорово должно быть, ты увидишь.

Люда: Тогда бежим на остановку.

Дина: Вон троллейбус идет! Побежали за ним, мы успеем.

Садятся на троллейбусное сиденье.


Сцена 2

Освещение приглушено, сиденье находится в круге более яркого света. Слышен уличный шум. По стенам движутся разноцветные блики – зеленые, красные, оранжевые, как если бы это были запотевшие окна троллейбуса. Иногда эти блики принимают форму рыб, птиц, экзотических животных. Негромко играет музыка1.

Люда: Уже почти час едем. А далеко еще?

Дина: Думаю, нет. Как раз столько дорога и должна занимать. Я это знаю, потому что наша соседка там бывает, со второго этажа. Я однажды слышала, как она говорила маме: «Поездка на этот рынок, конечно, целый час в один конец, но качественный мотыль – только там». Но потом этот мотыль сыграл с ней злую шутку.

Люда: То есть, как это?

Дина: Она приехала с рынка. В сумке – мотыль, как обычно. Купила сразу килограмм. Ну и устала с дороги. Прилегла отдохнуть, а про сумку забыла совсем. Спохватилась через несколько дней, но уже было поздно: из мотыля вылупились комары. Килограмм комаров летал по ее квартире. Она ему, конечно, форточки открыла, чтобы он улетел куда-нибудь. А он – ни в какую. Так все и остались у нее. Небольшая пауза. Дина вглядывается в окно. Люда сидит, задумавшись.

Люда: Знаешь, может, все-таки вернемся? Все-таки далеко это. И дождь, кажется, скоро будет.

Дина: Да ты что, мы же, считай, приехали уже. Это наша остановка, смотри.

Люда: Точно.

Дина: И сколько здесь народу!

Люда: Они все на этот рынок идут, я уверена.

Дина: Пошли туда, пошли туда скорей!

Люда: Да, здесь точно что-то интересное.


Сцена 3.

Цветные блики теперь медленно скользят по стенам, создавая ощущение кругового движения. Теперь почти все они представляют собой силуэты рыб. Девочки передвигаются по сцене, вглядываясь в них.

Дина: Смотри, рыбки, видишь, рыбки!

Люда: Какие красивые! А вот там рыба – желтая, как лимон, и блестящая! А у этой, у этой – шлейф золотой.

Дина: А им не холодно, как ты думаешь?

Люда: А, ведь, и правда. Такое впечатление, будто не в аквариум смотришь, а в окно, которое отдельно от дома. Окно здесь, а дом где-то очень далеко отсюда. И там им, конечно, не холодно.

Движение бликов-силуэтов постепенно ускоряется. На сцене появляется танцующая пара. Они в одинаковой черной одежде. Головы и лица закрыты масками рыб. Пара медленно кружит по сцене; девочки ее не видят.
Люда: А там птицы. И сколько их. Это почтовые голуби, и попугаи, видишь, вон там, попугаи.

Дина: Мы тут на проходе стоим. Мне уже два раза на ногу наступили. Смотри все идут в ту сторону. Пойдем узнаем, что там.



Блики передвигаются очень быстро. По сцене теперь кружат три пары. Темп танца тоже ускорился. Они одеты одинаково. На одной паре – маски рыб, на другой – маски птиц, на третьей – кошачьи маски2. Иногда они почти касаются девочек, оставаясь – для них - незаметными.

Слышны громкие голоса:

«Котята, сиамские, персидские – на выбор». «Щенки болонки». «Кому щенка пуделя?», «Купите кролика недорого». «Отдам кота в хорошие руки». «Овчарка – лучший защитник». «Девочки, котята не нужны?»

Люда: Сколько здесь зверей…

Дина: Но мне почему-то хочется домой.

Люда: И мне.

Дина: Давай уедем.

Люда: Давай.



Люда и Дина направляются к выходу. Они сталкиваются с танцующими парами, но реагируют так, как если бы это были обычные прохожие. Шум на рынке становится чуть более приглушенным. На его фоне четко раздается женский голос:

«Девочки!... Девочки, подождите!»

Люда и Дина останавливаются, оглядываются по сторонам. Из глубины сцены появляется Женщина-с-кошкой. Ей около пятидесяти лет. На ней старое пальто из болоньи, шерстяная шапка. Несколько верхних пуговиц ее пальто расстегнуты. Из-за пазухи выглядывает кошачья голова.
Женщина-с-кошкой: Девочки, купите кошечку. Я давно на вас смотрю. Чувствую, вы мне поможете.

Дина: Мы, к сожалению, не можем.

Женщина-с-кошкой: Купите у меня кошку, не пропадать же ей. Я дома ее не могу оставить, у дочки астма началась. Уже два часа тут стою, никто покупать не хочет.

Дина: Мы вашу кошку купить никак ни можем. У меня уже есть собака. Они не уживутся. А у Люды никого нет, но ей мама и не разрешает никого заводить. Да и денег у нас с собой – полтора рубля, на вашу кошку – точно не хватит.

Люда: Давайте сюда вашу кошку. Ничего. Мама мне разрешит. Но денег у нас и вправду мало.

Женщина-с-кошкой: (передает кошку Люде) Девочки, как же вы меня выручили! Берите! Хорошая кошечка, ласковая. А денег мне как раз рубль и дайте – чтоб прижилась. Это примета такая. А остальное – на дорогу оставьте. Вы, ведь, далеко живете? Вдруг смотрит на девочек с подозрением.

Дина: Нет, мы тут, мы недалеко, нам…

Люда: Нам… нам пора уже.



Девочки торопливо отдают ей деньги

Дина: До свидания!

Женщина-с-кошкой: (задумчиво) До свидания.
Женщина скрывается из виду. Играет музыка. По кулисам опять скользят разноцветные блики. Девочки направляются к центру сцены. Освещение на сцене приглушено, девочки движутся в луче света.
Дина: А тебе мама точно разрешит?

Люда собирается ответить Дине, но в этот момент внимание девочек переключается на происходящий рядом с ними разговор. Второй луч света выхватывает в центре сцены Продавца собаки и Покупателя. Продавец - высокий, худощавый, в спортивных штанах и заляпанной грязью куртке. У него рассечена бровь. Покупатель смотрит на собаку с сомнением.

Девочки продолжают оставаться в луче света. Они наблюдают за происходящим.

Продавец собаки: Слышь, братан, считай, повезло тебе. Всего за червонец такую собаку отдаю.

Покупатель: За взрослую собаку – десятку многовато. Да и порода – непонятно какая.

Продавец собаки: Лабрадор она, ты только посмотри. Деньги нужны позарез, а так хрен бы я такую собаку стал продавать.

Покупатель: (решаясь) Ладно, уговорил.

Продавец всовывает ему в руку поводок и исчезает в полутьме сцены.

Покупатель: (обращаясь к собаке): Ну, пошли, что ли. (неуверенно тянет собаку за поводок). Давай, идем уже. Пошли, кому говорят. Ушел он, ясно? Ушел. Вот черт, так я и знал.

Люда: (ни к кому не обращаясь) Будет война.

Резко нарастает шум, играет музыка, на сцене – круговерть цветных бликов: в быстром темпе движутся танцующие пары. Через несколько секунд музыка обрывается, гаснет свет; шум рынка сменяется приглушенным шумом улицы.

Сцена 4.

Люда и Дина сидят на троллейбусном сиденье. У Люды за пазухой – купленная на рынке кошка.

Дина: Люд? Люд, а почему ты думаешь, что будет война?

Люда: Не знаю. Я, просто, подумала, что если он эту собаку продаст, то будет война. И, вот, пожалуйста. (твердо) Будет война.

Дина: Помнишь, как Герасимов тебя обозвал двоечницей, а ты ему ответила: «Может, я и двоечница, а тебя, зато, тут месяц не будет и никто этого не заметит!». А буквально через неделю выяснилось, что его мама с папой разводятся, а самого Герасимова отправили к бабушке. И вернулся он как раз через месяц – ну, почти.

Люда: И все равно обзывается.

Дина: А еще, помнишь, как Юрка Кондратьев тебя ударил линейкой по пальцам, а ты ему: «Ничего-ничего, ты теперь долго ни на кого руку не поднимешь». И он потом на уроке физкультуры упал, сломал правую руку и три недели в гипсе ходил.

Люда: И ни контрольные не писал, ни диктанты. Все ему было можно.

Дина: (задумчиво) Будет война.



Люда не отвечает. Девочки сидят, задумавшись.
Дина: А как ты думаешь, кто на нас нападет? Опять немцы?
Люда: Наверное. А, может, американцы. Да какая разница? Какая разница, кто твой враг?

Снова небольшая пауза.
Дина: Если будет война, то папу призовут на фронт. А еще, мама мне однажды сказала, что во время войны немцы убивали всех евреев. Дед, правда, уцелел, и у него есть медали. А вот дядя Лео, бабушкин брат, пропал без вести.

Небольшая пауза.
Люда: Знаешь, все это неспроста. Весь этот день, и то, что мы, вдруг, на Птичий рынок поехали. И эта кошка. Почему ее хозяйка именно к нам обратилась? Нет, это все не вдруг. Это поручение. Понимаешь? Мы должны эту кошку спасти. Уберечь от войны. (гладит кошку по голове) Кошка, мы тебя защитим. Я беру тебя к себе.

Гаснет свет. Телефонный звонок. Щелчок снимаемой телефонной трубки. Слышен разговор Люды и Дины.

Дина: Алё.

Люда: Привет.

Дина: Привет.

Люда: Слушай. Мама на кошку не согласна. Говорит, чтобы я ее из дома убрала. «Немедленно», говорит.
Сцена 5

Свет зажигается.

Подвальное помещение. В глубине сцены – приоткрытая железная дверь. На боковой стене – небольшое оконце. У Люды на руках кошка. Дина держит большую картонную коробку.

Дина: Я еще давно заметила, что дверь не закрыта. Это только кажется, что замок заперт. И вот, надо же, пригодилось.

Люда: Вообще, знаешь, подвал – это даже и к лучшему. Если будет бомбежка, то больше шансов, что кошка уцелеет.

Дина: Коробку здесь поставим. Здесь не дует.

Люда: Точно. А еду рядом положим. Я в холодильнике колбасу взяла, пока мама не видела. И, вот, сухари.

Дина: А кошки разве едят сухари?

Люда: Не знаю; но, если будет голод, вряд ли она станет разбираться.

Дина: Давай побудем с ней, чтобы она не тосковала, перед сном.

Люда: Давай. И завтра после школы – прямо сюда пойдем.

Дина: Слушай. А как насчет витаминов? Ей же нужны витамины. В колбасе – одни консерванты, так мама говорит.

Люда: На войне не до витаминов.

Дина: Но пока войны нет же.

Люда: (отвечает не сразу) Да, пожалуй, она нуждается в витаминах.

Дина: У меня идея. Давай ей принесем аспарагус. У меня дома возьмем. Поставим здесь цветочный горшок. И уютней будет, и кошке – здоровое питание. Можно прямо сейчас за ним сходить.

Люда: Пошли сходим.(обращаясь к кошке) Мы ненадолго.

Дина: (обращаясь к кошке) Мы сейчас.



Девочки уходят со сцены. Вскоре они возвращаются. Дина несет большой цветочный горшок с аспарагусом.

Дина: Вот здесь и поставим.

Люда: Кошка, ты видишь, мы уже вернулись. Ой…

Дина: А где же…

Люда: А где же кошка?

Дина: Куда-то делась.



Девочки осматривают подвал. Дина поднимает коробку, переворачивает ее, встряхивает. Потом возвращает на место.

Дина: Ее нет.

Люда: Это всё твой аспарагус.

Дина: Это всё кошка. Зачем ты ее купила?

Люда: Это конец. Мы не справились с заданием. Жизнь этой кошки зависит от нас, а мы вот так вот взяли и ее упустили. Мы должны ее найти, слышишь? Во что бы то ни стало!

Дина: Это всё Птичий рынок. Зачем мы только туда поехали…


Сцена 6

Двор. На сцене – садовая скамейка. Светятся подвальные окна. Из-за кулис слышны голоса Люды и Дины. Они ищут кошку.

Дина: Кошка! Кошка! Ты где?

Люда: Кооошка, отзовись.

Девочки выходят на сцену. Дина всматривается в подвальное окно. Люда заглядывает под скамейку.

Дина: Уже который день ищем, и нет ее.

Люда: Мы ее даже позвать толком не можем - как будто немые. «Кошка» - это обращение, разве? Вот, ко мне когда обращаются: «девочка», отвечать совсем не хочется, потому что ничего хорошего они в таких случаях сказать не собираются, как правило.

Дина: На Птичьем рынке никого никак не зовут. Там еще не ясно, что с кем будет.

Люда: Если бы мы ее сразу как-то назвали, может, она и не ушла бы. Она бы знала, что она – наша. А теперь – мы уже где только ни смотрели, и нет ее.

Дина: Людка, а, может, эта кошка давно к своей хозяйке вернулась? Как Королевская Аналостанка. А мы только зря ее ищем.


Люда: Ага, вернулась. На троллейбусе к ней поехала. Конечно.

Дина: А вдруг мы ее не найдем, что тогда?

Люда: Я за эту кошку отвечаю. (прищурившись, смотрит на Дину) МЫ отвечаем.

Свет гаснет, а потом включается, но остается приглушенным. На сцене – танцующие. Двое танцуют парный танец; остальные двигаются в одиночку. Свет постепенно гаснет.
Сцена 7.

Школьный шум. Раздается женский голос:

«Дети! Дети! Герасимов, не вертись. Дети, слушайте внимательно! У Люды Ковалевой стригущий лишай. Заболевание это поддается лечению, но очень заразно. Им болеют домашние животные и люди. Передайте родителям, что, если они заметят на вас подозрительные пятна, следует немедленно обратиться в поликлинику и оповестить дирекцию школы».

Свет зажигается. Комната в квартире Люды. На сцене диван, торшер, телевизор. Троллейбусное сиденье теперь стоит вполоборота к центру сцены. На него накинут плед. Справа висит зеркало. Звонок в дверь. Из-за кулис слышны голоса Люды и Дины.

Люда: А, это ты. Проходи.

Дина: Привет...

Хлопает входная дверь. Через несколько секунд девочки появляются на сцене. На Дине школьная форма. Голова у Люды обрита и измазана йодом.

Люда: Садись. Я фигурное катание смотрела.



Девочки садятся на диван. Люда смотрит перед собой.

Дина: Я тебя вчера во дворе ждала. А потом позвонила, а твоя мама сказала, что ты к телефону подойти не можешь и гулять тоже не пойдешь, и трубку бросила.

Люда: Мне пока что из дому нельзя выходить.

Дина: А сегодня Анна Николаевна сказала, что ты заболела.



Люда молчит.

Дина: Как… как ты себя чувствуешь?



Проходят несколько секунд.

Люда: (глядя перед собой) Вот интересно, почему заболела именно я, а не ты.

Дина: Люд, ты выздоровеешь. У тебя отрастут волосы. Очень скоро… отрастут. Мы опять пойдем искать кошку. Мы ее найдем, вот увидишь. Ты знаешь, пока ты болеешь, я сама буду ее искать. Я, на самом деле, уже и пока сюда шла, всюду заглядывала – может, она вернулась.

Люда: Делай, что хочешь. (Пожимает плечами) Ищи свою кошку, если она тебе так понравилась.



Пауза

Дина: (тихо) А как же война?

Люда: Ты совсем чокнулась?

Она встает, подходит к телевизору, делает его звук погромче. Из телевизионного динамика слышна музыка, чуть искаженно – как бывает, когда транслируют соревнования по фигурному катанию. Голос комментатора: «Отлично.. Тройной тулуп… Очень собранно выступает сегодня…».

Девочки смотрят на экран телевизора. Проходят несколько секунд.

Дина: Люд, пойду я. У меня через полчаса рисование.

Люда: Ага. Иди на рисование.

Дина встает. Потом опять садится.

Дина: Я сон сегодня видела. Про Птичий рынок. Будто мы туда едем, а троллейбус останавливается за несколько остановок, и водитель объявляет, что дальше транспорт больше не идет. Мы выходим и идем пешком, и только иногда навстречу прохожие попадаются, в зимних шапках. А один человек нам говорит: «Туда вам идти нечего, все улетели». Но мы все равно идем. И видим: над тем местом, где птичий рынок – туча. А когда мы подходим ближе, выясняется, что это – птицы. Они там кружат и не улетают. Мы заходим на рынок. А там – пустые аквариумы, пустые клетки с открытыми дверцами, ошейники валяются, ящики какие-то. И мы стоим в середине площади, и больше нет никого.



Люда молчит.

Дина: Пойду я. (Встает с дивана)

Люда: Я тебя провожу. Мама не узнает, что я выходила. Подожди, я сейчас. (уходит за кулисы)

Дина садится на троллейбусное сиденье. Потом опять встает, прохаживается по сцене. В какой-то момент она замечает в зеркале свое отражение. Она останавливается, потом подходит к зеркалу. Разглядывает себя в нем. Делает шаг назад. Потом она замечает кошачью маску, висящую слева от зеркала. Она снимает ее со стены, надевает на себя, опять смотрит в зеркало. В этот момент на сцене появляется Люда. На ней вязаная шапка, надвинутая почти на глаза.

Люда: Я готова.



Замечает Дину в маске. Останавливается, смотрит на нее. Дина резко оборачивается, срывает с себя маску, прячет ее за спину.

Люда: Я готова. Пойдем, я провожу тебя.



Дина: Пойдем.

Люда поворачивается к зрителям, подходит ближе к краю сцены. Дина вешает маску на место. Подходит к Люде, становится рядом с ней. Девочки берутся за руки, смотрят в зал. Играет музыка3. Свет приглушается, по стенам плывут разноцветные блики. Девочки отпускают руки. Свет постепенно гаснет. Потом он загорается снова – приглушенно. По стенам снова плывут блики. На сцене никого нет.
Занавес.


1 Как вариант: Anouar Brahem//Leila au pays du carrousel, var. http://youtu.be/ff_qwu57hok





2 Танцующих пар может быть и больше. Это – минимальное количество.

3 Как вариант: такая же как в Сцене 2, когда Люда и Дина ехали в троллейбусе на Птичий рынок.








Вы хотите быть честным по отношению к жизни? Но жизнь такая свинья, она все равно вас надует. Кароль Ижиковский
ещё >>