Программа кадетов в контексте Основных законов Российской Империи 1906 г - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Рабочая программа учебной дисциплины история мировой юстиции в Российской... 1 286.83kb.
А. Н. Закатов. Императорский архив в изгнании 1 169.34kb.
«Основные законы Российской империи 23 апреля 1906 г и их роль в... 1 298.65kb.
Исторические этапы развития конституционного права России и науки... 1 138.48kb.
Сохранение памяти о судьбах соотечественников 1 23.41kb.
Глава Политическая организация Младшего жуза накануне вхождения в... 4 545.18kb.
Задача для учащихся : что изменилось в политической системе Российской... 1 44.63kb.
Поиск Монголией нового места в международной экономике и мировой... 1 104.36kb.
Два́дцать пять рубле́й (25 рубле́й), 1 10.68kb.
Ответы на вопросы областной заочной личной викторины по местному... 1 173.62kb.
1 вариант Кодификация законов – это 1 29.95kb.
Ф. И. О. Виноградов Валерий Валериевич Должность: Доцент кафедры... 1 62.84kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Программа кадетов в контексте Основных законов Российской Империи 1906 г - страница №1/1

Статья по Истории России и Политологии.

Программа кадетов в контексте Основных законов Российской Империи 1906 г.

Прежде чем приступить к сравнительной характеристике, следует провести небольшой экскурс в историю создания Основных законов Российской Империи, введенных 23 апреля 1906 года и программы конституционно – демократической партии, учрежденной 12-18 октября 1905 года.

Долгое время в историографии бытовал вопрос о том, кто же являлся составителем Основных законов? В статье С.В. Куликова «Бюрократические вариации на оппозиционную тему: источники основных государственных законов 1906 г.», автор дает ответ на сей вопрос, приводя увесистые аргументы, подкрепленные фактами.

Итак, при составлении Основных законов П.А. Харитоновым, который является ее составителем, а не редактором как считалось ранее, автор статьи говорит о трех видах использованных Харитоновым источником.

1) Действовавшее российское законодательство, прежде всего те новации, которые появились в нем в 1905 году, то есть Свод основных законов издания 1892 г., и многие заимствования из Судебных уставов.1

2) Иностранные конституции стран: Австрии, Баварии, Бадена, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Греции, Дании, Испании, Италии, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Пруссии, Румынии, Саксонии, Сербии, Швеции и Японии.2

3)Третьим видом источников, использованных П.А. Харитоновым при составлении Основных законов, стали документы, исходившие из лагеря либеральной оппозиции – проекты конституции, подготовленные Союзом освобождения (опубликованный в 1905 году в Париже, будем именовать его – ПСО) и С.А. Муромцевым, (напечатаны «Русских Ведомостях» 6 июля 1905 года, будем именовать его – ПСМ), и программа конституционно-демократической партии (будем именовать ее - ПКП).3

В конечном итоге из 65 статей проекта П.А. Харитонова 40(62%) были заимствованы из ПСО, 48 (74%) - из ПСМ, 18 (28%) - из ПКП и 59 (91%) – из всех трех источников.4 Далее Куликов приходит к закономерному выводу что: «Налицо, во-первых, лидерство ПСМ, еще раз подтверждающее кадетские симпатии П.А.Харитонова, и, во-вторых, преобладающее влияние на него, в ходе составления проекта, оппозиционных документов, особенно по сравнению с действовавшим законодательством и иностранными конституциями».5

Нужно отметить, что в распоряжении Николая II к середине декабря 1905 года находились еще два проекта Основных законов. Первый был составлен директором Александровского лицея А.П. Саломоном, его проект открыто декларировал ответственность кабинета переда палатами и был более либеральным. Второй проект был составлен начальником Военно-походной канцелярии монарха флигель-адъютантом графом А.Ф. Гейденом, его проект основных законов весьма строго проводил принцип монархического суверенитета, то есть был более консервативным.6 Однако 9 января 1906 года Царь повелел обсудить в совещании старших чинов Государственной канцелярии именно проект П.А. Харитонова. И 14 января того же года на квартире Ю.А. Икскуля было проведено совещание высших чинов Государственной канцелярии. На этом совещании проект Харитонова подвергся переработке, однако и после неё идеал парламентарной монархии присутствовал в проекте не менее явственно. В общем же из 67 статей конституции, выработанной на совещании 14 января 57 (85,1%) либо дословно, либо весьма близко к оригиналу воспроизводили соответствующие статьи проекта Харитонова7.

Проект Государственной канцелярии Д.М. Сольский представил Николаю II 12 февраля 1906 года, а в конце месяца председателю С.Ю. Витте, который нашел его «чересчур либеральным». И в соответствии с этим, премьер высказался за придание новым Основным законам более консервативного характера. И, после цензуры С.Ю. Витте системообразующей идеей проекта Основных законов, оказался дуализм. Но, не смотря на это из 70 статей переработанного проекта «харитоновскими по своему происхождению оказались 47 (67,1%).8

Такова была история создания Основных законов российской империи. Очевидно, что статьи Основных законов в большинстве своем являются прокадетскими, даже, несмотря на то, что благодаря С. Ю. Витте Основные законы стали более консервативными, и устанавливали принцип дуалистической монархии. Однако по сути своей Основные законы 1906 года провозглашают такие же права граждан, как и либеральные программы. Но, к последовательному разбору статей Основных законов и программы кадетов мы перейдем позже, а пока стоит рассмотреть историю создания последней.

Известно, что в 1905 году в Париже, редакцией «Освобождение» и 6 июля того же года Муромцевым были опубликованы проекты конституции. Оба проекта были, безусловно, либеральными, но оба проекта постоянно вносили полемику в круг освобожденцев и их товарищей земцев – конституционалистов. После того как земцам – конституционалистам, по словам Милюкова, не удалось создать «партию» в рамках Союза Осво­бождения9, то некоторые, более консервативно настроенные представители обоих объединений во главе с Д. Н. Шиповым покинули ряды своих товарищей, решив разработать свой проект конституции, что в будущем привело к образованию Союза 17 октября. Но, сейчас не о них. Итак, после ухода правого меньшинства оставшиеся, по заверению Милюкова: «уже чувствовали себя на­столько близкими по своим политическим убеждениям, что могли свободно заполнить пробелы, умолчания, не­ясности и недоговоренности программы Союза Освобождения»10.

И вот, с момента ухода правого меньшинства началась переработ­ка текста конституции, напечатанного редакцией «Освобождения». Кто же принимал участие в переработке? По словам Павла Николаевича Милюкова, который сам принимал участие, была создана комиссия(40 членная), в которую входили видные деятели будущей партии «Народной свободы», а именно:

М. М. Ко­валевский, С. А. Муромцев, молодые профессора-юристы нового поколения Ф. Ф. Кокошкин, П. И. Новгородцев, В. Е. Якушкин и другие11. По словам выше озвученного участника комиссии тут же начались прения по решению вопросов - политической реформации, социальных и национальных проблем.

После того как 40-членная комиссия распределила между собой составление программы по ее различным отделам, а затем обсудила составленные специальными комиссиями программы в соединенных заседаниях и составила окончательный проект, который был предъявлен на рассмотрение I съезда конституционно – демократической партии, проходившей в Москве с 12 по 18 октября 1905 года. Съезд принял проект с некоторыми не существенными изменениями. Однако к 17-му октября 1905 года, составленная кадетами программа, была ориентирована на созыв «учредительного собрания», которое они так рьяно пытались выбить у правительства. И тут же стоит отметить, что на втором съезде конституционно – демократической партии кадеты изменили параграфы: 13, 14 и 36, а так же дали очень интересное разъяснение термину «учредительное собрание». Но, об этом ниже.

Ну, а теперь стоит перейти собственно к сравнительной характеристике программы кадетов и конституции. Первоначально стоит задаться вопросом – а были ли авторы программы и конституции связаны общими идеями либерализма? Ответ на этот вопрос очевиден. С.В. Куликов в своей работе четко указывает на три источника проекта Основных законов. Задаваясь выше означенным вопросом, стоит принимать во внимание лишь два источника использованные Харитоновым, а именно: иностранные конституции и проекты либералов, среди которых и программа партии кадетов, которую составляли люди, напрямую относившим себя к либеральному движению в России. Говоря об источниках программы кадетов, безусловно, нужно понимать, что Муромцев и редакция «Освобождение» опирались на конституции западных стран. Даже сам Милюков обращался к либеральному опыту Болгарии, считая, что: « в этой избирательной системе (речь идет о всеобщем избирательном праве) не только нет ничего страшного, но что она явля­ется гарантией против многих зол других систем»12. Таким образом, можно с полной уверенностью говорить о том, что авторы программы кадетов и конституции были связаны общими идеями либерализма. Так же можно утверждать и то, что у них одинаковые источники.

Теперь же следует рассмотреть и сравнить основные положения программы партии «Народной свободы» с основными положениями Основных законов.

В главе второй «О правах и обязанностях российских подданных», прописаны принципы либералов. Это и свобода союзов и собраний, неприкосновенность жилья и личности гражданина, свобода слова, также обеспечивались права свободы совести и вероисповедания. В общем, весь комплекс, прав и свобод российских подданных (по кадетской формулировке – граждан), декларировавшихся либералами в их программах, был прописан в Основных законах. Дабы не быть голословным рассмотрим пару статей из программы конституционно-демократической партии и конституции от 23 апреля 1906 года.

Пункт четвертый в первой главе, программы партии кадетов принятой на учредительном съезде 12-18 октября 1905-го года, гласит: «Всем российским гражданам предоставляется право устраивать публичные собрания, как в закрытых помещениях, так и под открытым небом для обсуждения всякого рода вопросов»13. Тридцать шестая статья, главы второй, Основных законов Российской империи от 23 апреля 1906 года практически идентична программному заверению кадетов: «Российские подданные имеют право устраивать собрания в целях, не противных законам, мирно и без оружия. Законом определяются условия, при которых могут происходить собрания, порядок их закрытия, а равно ограничение мест для собраний».14 Так же, пункт третий первой главы программы кадетов гласящий что: «Каждый волен высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно обнародовать их и распространять путем печати или иным способом…За преступления и проступки, совершенные путем устного и печатного слова, виновные отвечают только перед судом»15, схож с тридцать седьмой статьей Основных законов, в которой говориться: «Каждый может, в пределах, установленных законом, высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно распространять их путем печати или иными способами».16 Так же пункт девятый программы кадетов говорящий о свободе передвижения и выезда за границу схож с 34 статьей Основных законов. Что касаемо национального вопроса то и тут монархия сделала уступки, а именно в статье 2-ой: «Великое Княжество Финляндское, составляя нераздельную часть Государства Российского, во внутренних своих делах управляется особыми установлениями на основании особого законодательства»17, в программе партии кадетов решение вопроса о самоуправлении Финляндии прописано, конечно, более жестко и требовательно, но все–таки монархия признает за Финляндией право на самоуправление.

Но каковы положения в самом главном вопросе? Какова в сравнении программа кадетов с положениями Основных законов касающихся государственного строя? И тут однозначно, большинство положений, о Государственном строе в программе кадетов нашли свое место в конституции. Пункты 14, 16, 18 и 19 в программе кадетов полностью удовлетворены в статьях: 64, 65, 66, 68, 69 и 71, а пункты 14, 15 и 17 удовлетворены частично. Таким образом, не сложно понять, что Монарх, утвердив Основные законы, как бы предлагал всем оппозиционным группам, а в особенности либеральным – работать и достигать взаимопонимания в управлении страной. «Я хочу честно исполнить мое обещание, данное Манифестом 17-го октября», - говорил Император, - «и дам народу право законодательной власти, в указанных ему пределах»18.

Однако сейчас стоит вспомнить о том, о чем говорилось выше, а именно об исправлениях в программе кадетов параграфов 13 и 14, а так же о специфическом разъяснении кадетами термина «учредительное собрание».

Параграф 13 программы партии «Народной свободы» до II съезда конституционно – демократической партии проходившего с 5 по 11 января 1906 года, имел следующую формулировку: «конституционное устройство российского государства определяется основным законом»19. А после второго съезда имел следующую формулировку: «Россия должна быть конституционной и парламентарной монархией. Государственное устройство России определяется основным законом»20. Сие исправление как мы видим, абсолютно ни к чему не обязывает, оно абсолютно не нужно, ведь кадеты сами заявляют, что государственное устройство определяется основными законами. Тогда зачем такое исправление? Ответ достаточно прост; с одной стороны, кадеты пытаются доказать что они, как ни как, конституционные – демократы, радеющие за водворение в России парламентарной монархии английского типа, но при этом, они хотят казаться привлекательными и для тех избирателей, что придерживаются консервативных взглядов, хотя и не холодны к либерализму. Что же касается разъяснения партии термина «Учредительное собрание», то оно вообще не только само по себе туманно, но и обманчиво.

Вот как разъясняет противоречие в своей программе о государственном устройстве провинциальным группам ЦК конституционно – демократической партии: «В виду поступивших от некоторых провинциальных групп указаний на то, что употребление термина «учредительное собрание» без надлежащих объяснений вызывает недоразумения и считается многими противоречащим основному взгляду партии на политический строй России, как «конституционный и парламентарной монархии», необходимо разъяснить, что в употреблении партии термин «учредительное собрание» означает собрание народных представителей с учредительными функциями, созванное для составления основного закона, а не собрание облаченное всей «полнотой власти»21. Однако в программе Социал-революционеров, черно по белому прописан истинный смысл термина «учредительное собрание»

«Партия Социалистов – Революционеров…, агитирует за созыв Учредительного собрания на указанных выше демократических началах для ликвидации самодержавного режима (то есть монархии в любом ее проявлении) и переустройстве всех современных порядков». Таким образом, в момент «переустройства всех современных порядков» представители Учредительного собрания обладают всей «полнотой власти», так как именно от представителей учредительного собрания и будет зависеть государственное устройство и механизмы его функционирования. Опять-таки приходиться констатировать, что партия конституционных – демократов приносит в жертву такое понятие как «твердость позиции» в угоду привлечения большего количества сочувствующих, то есть потенциальных избирателей. Тогда как в это время власть утверждая Основные законы, приглашает к сотрудничеству.



Вывод по каждой рассмотренной нами параллели соответственно напрашивается сам собой. Авторы программы кадетов и Конституции были связанны общими либеральными идеями, источники этих идей были одинаковы. Основные же положения программы кадетов были удовлетворены полностью или частично в статьях Основных законов. То есть, первая параллель совпадает полностью, а вот вторая лишь частично, однако это связано, прежде всего, с тем, что программа кадетов все же оппозиционная и соглашаться с ней в каждой статье Основных законов значило бы пойти на поводу у тех людей, что не гнушались пожертвовать твердостью своих позиций ради привлечения большего количества сочувствующих. Монархия не хотела сдаваться, равно как и оппозиция, но монархия предлагала перейти к сотрудничеству и все для этого возможное сделала со своей стороны. И печален тот факт, что впоследствии изданные Основные законы накануне созыва первой Думы, были восприняты конституционными – демократами как отход от положений Манифеста 17-го октября. По мнению П.Н. Милюкова, они представляли собой «первый «государственный переворот», свидетельствовавший о победе сил старого порядка»22.

1


 С.В. Куликов «Бюрократические вариации на оппозиционную тему: источники основных государственных законов 1906 г.». Проблемы российской истории выпуск VI Москва-Магнитогорск 2006 г. Стр. 273.

2


 Там же. Стр. 273.

3


 Там же. Стр. 276.

4


 Там же. Стр. 280.

5


 Там же. Стр. 280.

6


 Там же. Стр. 281.


7 Там же. Стр. 281.

8


 Там же. Стр. 284.


9 Милюков П.Н. Воспоминания. Нью-Йорк 1955 г. Стр. 272.

10


 Там же. Стр. 272.

11


 Там же. Стр. 272.

12


 Там же. Стр. 273.


13 Программные документы политических партий и организаций России (XIX-XX в.в.). Челябинск 1991 г. Стр. 145.

14


 Высочайше утвержденные основные государственные законы.

[http://stepanov01.narod.ru/library/constitutions/osnov01.htm]



15


 Программные документы политических партий и организаций России (XIX-XX в.в.). Челябинск 1991 г. Стр. 145.


16 Высочайше утвержденные основные государственные законы.

[http://stepanov01.narod.ru/library/constitutions/osnov01.htm]




17 Высочайше утвержденные основные государственные законы.

[http://stepanov01.narod.ru/library/constitutions/osnov01.htm]




18 Граф В.Н. Коковцов «Из моего прошлого» Воспоминания 1903-1919. – Париж 1933 г. Издание журнала иллюстрированная Россия. Т.1. [http://ldn-knigi.narod.ru].


19 Программные документы политических партий и организаций России (XIX-XX в.в.). Челябинск 1991 г. Стр. 146.


20 Там же. Стр. 152.


21 Там же. Стр.153.


22Кравец И.А. Конституционализм и Российская Государственность в начале ХХ века.: Учеб. Пособие И.А. Кравец. - М.: ИВЦ Маркетинг; Новосибирск: ЮКЭА, 2000 г. Стр.124.






Есть такие грязные сплетни, что стыднее их слушать, чем повторять. Жак Деваль
ещё >>