Проблемы и перспективы развития индустриального агропроизводства - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Вопросы к экзамену по курсу "мэо" для студентов 2 курса факультета... 1 22.45kb.
Лесопромышленный комплекс мурманской области: проблемы и перспективы... 1 122.22kb.
Материалы по дополнительной теме для г. Минска: "Организация транспортного... 1 53.65kb.
Проблемы и перспективы развития отношений между россией и кндр 1 286.98kb.
Педагогический совет «От детского сада к школе. Преемственность. 1 120.65kb.
Проблемы и перспективы участия россии в международном олимпийском... 1 312.22kb.
Основные проблемы и перспективы 3 591.58kb.
Проблемы и перспективы развития малого бизнеса региона в условиях... 1 93.51kb.
Антивещество: Перспективы развития проблемы физики, химии и технологии 1 221.76kb.
Проблемы и перспективы развития Харловского титаномагнетитового месторождения... 4 660.01kb.
Информатизация и проблемы модернизации обучения в экономическом вузе 1 68.5kb.
Правительство москвы департамент здравоохранения письмо 29 января... 1 97.02kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Проблемы и перспективы развития индустриального агропроизводства - страница №1/1

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИНДУСТРИАЛЬНОГО АГРОПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ

В.Н. Рябых,

доцент кафедры политической экономии и

мирового глобального хозяйства

ТГУ им. Г.Р. Державина (Тамбов),

кандидат экономических наук,

profkom@tsu.tmb.ru;
Т.М. Кожевникова,

доцент кафедры политической экономии и

мирового глобального хозяйства

ТГУ им. Г.Р. Державина (Тамбов),

кандидат экономических наук,

tatiana-delfin@mail.ru;
А.В. Саяпин

доцент кафедры политической экономии и

мирового глобального хозяйства

ТГУ им. Г.Р. Державина (Тамбов),

кандидат экономических наук,

warum72@mail.ru
В статье анализируются причины, тормозящие развитие сельского хозяйства в России, выделяются основные угрозы для продовольственной безопасности нашей страны, а также, выделяются перспективы развития агропроизводства в России.

Ключевые слова: аграрный сектор, кризис, конкурентоспособность, модернизация/
В последние годы в России все острее возникает необходимость в сдерживании негативных процессов на селе. Продолжающаяся ценовая неэквивалентность товаров между отраслями агропромышленного комплекса (АПК), недоступность продовольственных рынков для сельхозпроизводителей, увеличивающееся число предприятий-банкротов, необоснованный и нерегулируемый импорт продовольственных товаров – всё это приводит страну к продовольственной зависимости, что еще более ослабляет экономику сельскохозяйственных предприятий, а также их производственную и социальную инфраструктуру.

В связи с этим, предотвращение кризисных процессов в сельском хозяйстве и достижение устойчивого продовольственного самообеспечения на основе развития АПК может быть обеспечено лишь на базе эффективной аграрной политики [2].

Сегодня продовольствие превращается во все более оцененный и дефицитный товар. Перспективы увеличения посевных площадей в большинстве регионов мира невыполнимы, население ежегодно растёт на 80 млн. человек, увеличивается производство биотоплива. В таких условиях аграрный потенциал выглядит конкурентным преимуществом, дающим возможность получить хорошую прибыль на производстве сельхозпродукции.

В настоящее время АПК России продолжает оставаться одной из наиболее проблемных сфер экономики и проходит через сложный период реформирования. Самым острым вопросом является общее техническое и технологическое отставание от развитых стран на мировом продовольственном рынке, которое достигает 20-30 лет. В наследство от прошлого современным российским аграриям и животноводам достались затратные технологии [3]. В тоже время мировое сельское хозяйство переживает новый этап своего развития: повышение урожайности и продуктивности достигается за счет использования био- и нанотехнологий. Именно этим характеризуется новый технологический уклад, который в последние годы формируется в сельском хозяйстве развитых стран [6]. Российский АПК сильно отстает, опираясь в основном на доиндустриальный уклад, что не позволяет сельхозпроизводителям конкурировать на мировом рынке, особенно после вступления России в ВТО.

В 1980-е гг. сельское хозяйство СССР являлось главным получателем государственных средств (пятая часть всех дотаций и инвестиций). По уровню электрификации, фондовооруженности, химизации АПК СССР не уступал развитым странам. Но по производительности труда и урожайности Советский Союз на порядок уступал странам Запада. Себестоимость производства продовольствия была в 1,5–3 раза выше, чем в развитых странах, и на компенсацию разницы в цене СССР тратил 10% всех бюджетных средств – 40 млрд. рублей [14]. Пятая часть хозяйств были убыточными, а аграрная отрасль в целом была неконкурентоспособной. Брошенные вначале 1990-х гг. в рыночную среду колхозы и совхозы сразу же оказались банкротами и прекратили работу.

В результате в 90-е гг. в сельском хозяйстве было разрушено почти всё. «Реформы» привели к тому, что пахотные земли в стране с 1990 г. по 2010 г. сократились на 30% или 41,6 млн. га. Практически разрушена инфраструктура села: за 20 лет исчезло 20 тыс. деревень, закрыто 14 тыс. школ, 16 тыс. клубов, 4 тыс. библиотек. Резко сократилось производство сельскохозяйственной техники. В 2010 г. произведено всего 8,8 тыс. тракторов, против 214,4 тыс. в 1990 г. А сеялок произведено всего 7 тыс., тогда как в 1990 г. было свыше 51 тысячи [12].

Следствием такой государственной политики стало падение объёмов производства продукции агропромышленного комплекса, и рост импорта продовольствия в страну. Поголовье крупного рогатого скота сократилось с 57 млн. голов до 19, 97 млн. (на 65 %), в том числе коров уменьшилось на 57%, или на 11,7 млн. голов. В 2012 г. в стране произведено 99 млн. тонн зерна, но в то же время в 1990 г. в России было собрано 117 млн. тонн. зерна. В стране произведено в 2010 г. всего 31,8 млн. тонн молока, что почти на 24 млн. тонн меньше уровня 1990 г. За этот же период производство скота и птицы в убойном весе уменьшилось почти на 3 млн. тонн (на 30%), свинины – на 1,15 млн. тонн (на 33%), яиц – почти на 6,9 млрд. штук (на 15%) [12].

Производство продукции растениеводства в РФ в 2012 г. сократилось на 15%, а животноводства увеличилось на 4,3%. Валовой сбор зерновых и зернобобовых культур снизился на 25% и составил 70,6 млн. тонн. В том числе урожай пшеницы сократился на 32,9%, до 37,7 млн. тонн. Производство скота и птицы на убой в живом весе увеличилось на 6,8%, до 11,7 млн. тонн, производство молока – на 1%, до 32 млн. тонн, производство яиц – на 2,4%, до 42,1 млрд. штук. Поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий на 1 января 2013 г. составило 20,1 млн. голов, что на 0,1% ниже по сравнению с аналогичной датой прошлого года, при этом поголовье коров увеличилось на 0,5%, до 9 млн. Поголовье свиней выросло на 7,7%, до 18,6 млн. голов, овец и коз – на 6,5%, до 24,4 млн. голов, птицы в сельхозпредприятиях – на 5,9%, до 390,8 млн. голов [11].

В современных условиях необходимо создание единой концепции системного регулирования экономического развития, которая поможет увязать теории экономического развития с существующими моделями региональной динамики, а также разработать институциональный механизм государственного регулирования аграрной сферы, как универсальной модели, отражающей многообразные составляющие взаимодействия государства и субъектов аграрной сферы [9].



Следует подчеркнуть, что за последние годы в аграрном секторе экономики усилились процессы горизонтальной и вертикальной интеграции, создаются крупные интегрированные комплексы, кооперативные объединения малых форм агробизнеса. Они и несут основную нагрузку по производству сельскохозяйственной продукции [18]. Например, большинство вертикально интегрированных частных агрохолдингов выросло из крупных перерабатывающих предприятий. Частные российские агрохолдинги имеют сложную не только горизонтальную структуру, но и глубокую вертикальную интеграцию и диверсифицированность. Многие компании объединяются по разным направлениям − от выращивания сахарной свеклы до торговли мясом − и больше напоминают корейские чеболи, нежели специализированные агрофирмы. Но, несмотря на недостатки и завышенные ожидания, за несколько лет частный бизнес сумел превратиться в мощного игрока аграрной отрасли. Сейчас на долю агрохолдингов приходится от 15–20% всего производимого продовольствия, но не они определяют направление развития сельского хозяйства России.

Основным в аграрном секторе России сегодня является характерный для феодального строя натуральный уклад. Население в кризисные 1990-е гг. в полтора раза увеличило производство аграрной продукции, и сейчас в личных подсобных хозяйствах граждан производится более половины всего продовольствия. Фактически, натуральные и малотоварные личные хозяйства существуют лишь благодаря низким доходам населения и низкой занятости сельского населения, с улучшением экономической ситуации они станут терять свои позиции. Своего максимума (56,5%) доля личных хозяйств достигла в 2002 г., и теперь их доля начинает сокращаться.

Но главная структурная проблема сельского хозяйства России заключается не в этом, а в том, что общую аграрную картину формируют отстающие хозяйства, находящиеся на грани банкротства и имеющие долю в валовом сельхозпроизводстве около 10%. Именно они преобладают численно, и контролируют основную часть сельхозугодий, дорог и коммуникаций.

В мире успешные сельскохозяйственные страны давно отошли от мелко- и среднетоварных сельхозпроизводителей. Так, в США за последнее столетие число фермерских хозяйств сократилось втрое, в 8% крупнейших хозяйств сосредоточено 80% производства, а 3% крупнейших сельхозпроизводителей получают аграрных субсидий в разы больше, чем 70% мелких [14].

Аналогичные процессы проходят во всех странах имеющих фермерские хозяйства. Фермерская семья в состоянии обслуживать не очень большой земельный надел или стадо. Использовать производительную и дорогостоящую технику ей слишком дорого. Мелкий фермер не имеет крупных финансовых и физических ресурсов и вынужден терять на процентах и дисконтах посредникам. Крупные агрофирмы легко превосходят фермеров по всем показателям. Например, самые высокие показатели производительности в сельском хозяйстве наблюдаются израильских кибуцах.

Именно крупные агрофирмы являются наиболее перспективной и конкурентной категорией производителей и в отечественном сельском хозяйстве. Это не означает, что фермерские хозяйства не должны пользоваться господдержкой: надо стремиться к обеспечению как можно более быстрого перехода успешных хозяйств от мелких к крупным. При этом необходимо избежать дробления обанкротившихся предприятий на множество мелких, так как в этих условиях невозможно вести индустриальное агропроизводство.

Проблемы с сельским хозяйством касаются не только России: мировое сообщество сегодня движется к длительному периоду конфликтов, связанных с повышением цен на продовольствие и ухудшением условий жизни людей в бедных странах. Так эксперты ООН отмечают, что в период с 2005 г. по 2008 г. цены на продукты питания удвоились, что привело миллионы людей к бедности, и проблема снижения уровня жизни коснулась не только нынешнего, но и возможно будущих поколений.

Из этого следует вывод, что если Запад не примет срочных мер, очаги напряженности будут разрастаться и создадут угрозу стабильности во всем мире. Рост цен на продовольствие угрожает стабильности всей мировой экономической системе [19]. В начале 2008 г. голодные бунты прошли в Египте, Камеруне, Кот-д,Ивуаре, Сенегале, Буркина-Фасо, Эфиопии, Индонезии, Мадагаскаре, Гаити, Пакистане и Таиланде. Всего в срочной продовольственной помощи в 2008 г. нуждалось 37 стран [21].

В последующие пять лет неспособность развивающихся стран догнать страны «золотого миллиарда» только возросла, что резко усилило социальное неравенство внутри этих стран и стало источником социального напряжения, которое вышло из-под контроля, дестабилизировало правительства и страны и вылилось в гражданские войны. Именно по этому сценарию развивались события в Египте, Ливии, Тунисе, Йемене в 2011 г. и продолжают развиваться в Сирии [15].

Рост цен на продовольствие можно объяснить несколькими факторами. Во-первых, основная причина, это – изменение климата, что влияет на урожай зерновых во всём мире. Глобальное повышение температуры на каждый градус Цельсия ведёт к тому, что урожай зерновых падает на 10% [7]. С каждым годом глобальная климатическая система и агрокультурная система всё меньше синхронизируются между собой. Кроме того, как отмечает Р.Уотсон – обостряется дефицит воды [20]. Во-вторых, растет спрос на продукты питания со стороны Китая и Индии. В-третьих, увеличивается стоимость энергоресурсов. В-четвертых, рост цен на традиционные источники энергии делает привлекательным производство биотоплива, сырьем для которого выступают кукуруза, рожь, сахар и пальмовое масло [19]. Скандинавские страны и США стали увеличивать площади под растительное сырьё для биотоплива, а на 1 тонну биоэтанола уходит 2,6 тонны зерна. Зерно превратилось в самый востребованный товар, а рис впервые в истории поднялся в цене свыше $1 тыс. за тонну [21].

Таким образом, можно констатировать, что в краткосрочной и среднесрочной перспективах рост цен на продовольствие продолжится, и голодать придется все большему числу людей. Продовольственная инфляция переходит в разряд психологического по своей природе явления, сопряженного с культурно-исторической памятью народа и обусловленного общими мировыми тенденциями, в том числе спекулятивным манипулированием, и исчерпаемостью ресурсов [16]. В то же время голод обрел и новое содержание, которое выражается в том, что если раньше в развивающихся странах причиной дефицита продовольствия были природные факторы, то сегодня во многих странах еды достаточно, но она дорогая, и люди не могут её купить.

Если глобальное распределение ресурсов и доходов будут определять только рыночные силы, то неравенство в международном масштабе будет усиливаться. Страны, которые предоставят новые ресурсосберегающие технологии, будут контролировать будущее в мире с ограниченными ресурсами. Глобальная экономическая система, основанная только на рыночных отношениях и не имеющая других механизмов регулирования, не может обеспечить гармонию в мировых отношениях [17].

Таким образом, нынешний кризис вызван накопившимися перекосами в развитии сельского хозяйства в рамках последнего длинного экономического цикла, и в этом смысле он закономерен [5]. Длительный период экономического роста, качественное повышение уровня жизни в развивающихся странах, многолетний избыток дешевых денег – все это привело к исчерпанию возможностей для продолжения экстенсивного роста в рамках современной международной экономической системы. То есть, это типичный инфляционный кризис, вызванный тем, что предложение базовых ресурсов не поспевает за ростом спроса. Переход на новый уровень будет происходить по мере разработки и внедрения новых технологий, выстраивания новой системы логистики и сбыта, формирования новых институтов, появления новых крупных игроков и новых правил игры.

Кризис показал, что американская и европейская системы субсидирования сельхозпроизводителей, а также европейская система сельхозквот явно устарели. Возможной реакцией на это станет реформирование двух институтов − ЕС и ВТО [5].

В этой ситуации Россия может стать одним из главных бенефициаров нового порядка на мировом рынке продовольствия. Россия обладает колоссальным потенциалом роста по всем направлениям: 10% всех мировых запасов пашни, Наибольший резерв роста посевных площадей (40 млн. га), высокая потенциальность роста урожайности (фактическая урожайность зерновых — 18–19 центнеров с гектара, среднемировая — 28 центнеров), 20% мировых запасов пресной воды, 9% производства минеральных удобрений [6]. К тому же сельхозпроизводители в России не привыкли к государственным дотациям и «живые» хозяйства экономически эффективны.

В России с точки зрения продовольственной безопасности искусственные риски более проблематичны, чем риски, связанные с природными факторами, которые во многих странах представляют большую угрозу аграрному сектору экономики. Сельскохозяйственный потенциал нашей страны уникален в мировом масштабе. Россия является одним из мировых лидеров по количеству пашни. В нашей стране сосредоточено 9% мировой продуктивной пашни, 52% мировых площадей черноземов, обладающих высоким естественным плодородием, 20% запасов пресной воды [8].

Именно страны, обладающие большой площадью плодородных земель и относительно низкой плотностью населения (Австралия, Аргентина, Бразилия, Канада, Новая Зеландия, США), в состоянии производить дешевую и конкурентоспособную продукцию. Именно они, и являются крупнейшими экспортерами продовольствия.

В производстве мяса против конкурентоспособности России природные факторы действуют только при выращивании крупного рогатого скота. В Латинской Америке его можно содержать на пастбищах значительно дольше, чем в России. В свиноводстве и птицеводстве технологии выращивания предусматривают содержание в закрытых помещениях, и низкие температуры являются союзником сельхозпроизводителей, уменьшая воздействие инфекций. Что касается зерновых, то наши природно-климатические условия позволяют выращивать практически все их виды, за исключением отдельных сортов риса.

Помимо этого, Россия имеет большой потенциал в развитии рыбной отрасли: у нас вылавливают практически все наиболее ценные виды белой и красной рыбы. На Дальнем Востоке традиционно ловят минтай и лососевые виды – горбушу, кету, кижуч, нерку, на севере России – сельдь, треску, мойву, морепродукты, а в Карелии – промышленное разведение осетровых рыб.

В то же время, сельское хозяйство в России остается малоэффективной отраслью экономики, где до сих пор существуют две формы удовлетворения спроса: бестоварная и товарная [22].

Бестоварная форма реализуется при экстремальных или близких к ним ситуациях, таких как Гражданская и Великая Отечественная войны, коллективизация. Помогло бестоварное производство и в 1990 гг., когда переход к рыночным отношениям привел к обнищанию населения и падению уровня жизни.

Особенностью России является и то, что помимо села в бестоварном получении продовольствия участвуют тысячи российских жителей поселков и провинциальных городков, для которых их дачные участки служат источником пропитания.

Между тем наличие значительного объёма бестоварного производства определяет низкую эффективность сельского хозяйства России. Вызвано это тем, что производство товарной сельхозпродукции и последующая её продажа создают финансовую базу для внедрения новых технологий, использования высокоэффективных машин, сокращения потерь и т. д. – что напрямую влияет на рост производительности сельского хозяйства. Большие объемы бестоварной продукции создают конкуренцию товарному производству и сокращают платежеспособный спрос на товарную продукцию. В результате АПК лишается большей части денежных средств, которые могли бы поступить при меньшем объеме бестоварного производства.

С развитием технологий сельхозпроизводства на первое место выдвинулась проблема доходности хозяйств. Так как рост цен на продовольствие ограничивается покупательной способностью населения, необходимая доходность может быть обеспечена при росте объема товарной продукции. Если сельхозпроизводитель продает продукцию, но получает за нее меньше денег, чем планировал, рентабельность хозяйства снижается вплоть до полного банкротства. Получить высокий доход сельхозпроизводитель может только в том случае, если на его продукцию будет платёжеспособный спрос.

Увеличить платежеспособный спрос отдельно взятой семьи невозможно в силу того, что человек не съест больше своих физиологических потребностей. Это можно сделать только при изменении соотношения числа производителей и числа потребителей. То есть один сельхозпроизводитель должен продать своей продукции как можно большему количеству семей, тогда платежеспособный спрос на его товар будет достаточно высок. Таким образом, соотношение числа потребителей и производителей сельхозпродукции становится фактором, определяющим эффективность сельского хозяйства любой страны. Рост эффективности АПК России также зависит и от роста платежеспособности населения.

Следует отметить, что для российского сельхозпроизводителя есть ещё один путь получения дохода – увеличение экспорта продовольствия. При продуманной государственной политике и поддержке этот путь вполне реален. Для достижения оптимального соотношения «производство – потребление» эта помощь требуется как при высоких урожаях, так и при низких.

Так, при низкой урожайности рост цен на продовольствие не может покрыть даже минимальных затрат на ее производство. В этом случае поддержка государства необходима для покрытия дефицита средств. Эти средства необходимы потому, что фирмы, занятые в сельском хозяйстве, должны продолжать свою деятельность и в текущем и в последующем году. Их банкротство приведет к выводу земли из процесса производства, и дефицит продуктов будет только расти. Поэтому поддержка этих производителей – необходимое условие сохранения стабильности аграрного производства.

При высоком урожае возникает проблема перепроизводства, и часть урожая остается не проданной. В этом случае государственная поддержка необходима для оказания помощи в экспорте сельхозпродукции и для оказания помощи тем сельхозпроизводителям, у которых продукция по объективным причинам оказалась дороже средней цены на рынке. Помощь государства может включать целый ряд мер: снижение или отмену экспортных пошлин на сельхозпродукцию, введение дополнительных налогов на импортное продовольствие, выдача государственных гарантий под кредиты, использование бюджетных средств для создания страховых запасов продовольствия [22].

Что же тормозит развитие сельского хозяйства в России?

Во-первых, состояние транспортной инфраструктуры, в первую очередь дорог. Так, например, погрузка продовольственных грузов в отечественный транспорт отнимает в два с половиной раза больше времени, чем требуется на аналогичные операции при использовании импортных машин и технологий.

Во-вторых, состояние сервисной инфраструктуры. Если за рубежом около 80% АПК представлено обслуживающими предприятиями (транспортировка, переработка, хранение, складские услуги), то у нас доминирует сельхозпроизводство [9]. Этот недостаток приводит к большим потерям урожая. А, например, в животноводстве основная проблема – это нехватка современных холодильников и убойных мощностей. Большинство холодильников в стране было построено еще в 1960-70 гг. Не хватает предприятий по производству сухого молока; недостаточно зерновых элеваторов; не хватает экспортных терминалов. Чтобы обойти все проблемы, российские холдинги создают длинные вертикальные цепочки из разнородных бизнесов, в то время как западное сельское хозяйство отличается узкой специализацией. Так, например, в России многие животноводческие предприятия имеют и зерновое хозяйство, и комбикормовые заводы, и торговые компании, то в США даже отдельные операции, например откорм скота, разбиваются по нескольким фирмам в зависимости от возраста животных.

В картофелеводстве главной проблемой является слабая база по хранению, что вынуждает многие хозяйства реализовывать весь картофель осенью, а это резко снижает цену для всех участников рынка и делает производство менее эффективным.

В-третьих, кадровая проблема, которая, состоит в том, что для эффективного сельхозпроизводства количество работников избыточно, а в дефиците – управленцы среднего и высшего уровня, способные организовать эффективную хозяйственную и финансовую деятельность. Соответственно существует проблема трудоустройства излишней рабочей силы низкой квалификации. Без нормальных жилищных условий, сравнимых с городскими, проблему кадров на деревне не решить.

В-четвёртых, сложный доступ сельхозпроизводителей к дешевым длинным деньгам. Агропроизводство отличается длительным производственным циклом, когда вложение оборотных средств и получение прибыли разделяет более полугода. Большинство сельхозпроизводителей сталкиваются с высокими процентными ставками. Объясняется это тем, что для банков сельское хозяйство – рисковый бизнес: размер заемщиков невелик, бизнес труднопредсказуем из-за сезонного фактора и природных бедствий. Механизмы, устраняющие эти недостатки, успешно работают в развитых странах. Создание резервных фондов и установка минимальных закупочных цен снижает их сезонные колебания. Банки применяют кредитование под залог земли, скота или будущего урожая, а риски снижает страховая компания. В России все эти инструменты либо отсутствуют, либо не работают. Например, существует и субсидируется из бюджета возможность страхования посевов и будущего урожая, но эффективность субсидий очень низкая: компенсации выделяется с большим запозданием, тарифные ставки едины для всей страны и далеки от реальности.

В-пятых, отсутствие рынка аренды и купли-продажи земли. Земля, не являясь объектом свободной купли-продажи, не может быть полноценным залогом для получения банковских кредитов. Более 80% российских сельхозугодий находится в долевой собственности, т.е. по сути, не имеет владельца. Чтобы земля превратилась в товар, надо провести на всех сельхозугодьях кадастровые работы: определить границы участков, категорию и возможность использования, конкретных собственников. Но этот процесс идёт медленно, так как территориальные службы Роснедвижимости и Росрегистрации не готовы к таким объёмам работы (нехватка квалифицированных кадров, оборудования, методики оценки стоимости земель). Оформление земли является исключительно сложным процессом с большими издержками и необходимостью месяцами бегать по многочисленным организациям, и даже судам. Возможности использования земель сильно ограничены – их покупка иностранцами запрещена, перевод из одной категории в другую почти невозможен.

В-шестых, зависимость от импортного сырья, зарубежной генетики и технологий выращивания. Курс на продовольственную безопасность подразумевает большие вложения со стороны государства в аграрную науку и селекционную работу [8].

В-седьмых, в России неэффективное государственное управление сельским хозяйством: власти не стимулируют отечественных производителей, не защищают их от дешёвого субсидированного импорта. Зерновые интервенции помогают в основном перекупщикам. Российские сельхозпроизводители действуют каждый сам по себе. Так, например, построили столько заводов по производству подсолнечного масла, что их мощность в 1,5 раза превышает годовой урожай подсолнечника. Это привело к росту цен на сырьё и соответственно, росту розничных цен на подсолнечное масло в 2007 г. на 150% [21].

Национальный проект «Развитие АПК» и Государственная программа развития сельского хозяйства до 2012 г. дали заметные результаты в производстве зерна, сахарной свёклы, мяса птицы и свинины, но в целом отрасль продолжает находиться в кризисном состоянии.

Увеличение производства аграрной продукции, повышение экспортного продовольственного потенциала является важнейшей «точкой роста», от которой зависят не только темпы развития экономики, но и экономическая и продовольственная безопасность, как страны, так и её регионов. Так, например, импорт продовольствия в Тамбовскую область составляет 35%, что совершенно недопустимо с точки зрения её продовольственной безопасности [13, с. 88]. Увеличение выпуска продукции сельского хозяйства к уровню 2011 г. на 25–30% за счет замещения импорта и увеличения экспорта способно обеспечить приток в экономику дополнительных денежных средств объемом 550–600 млрд. руб. в год. Соответствующий мультипликативный эффект в экономике на основе ускоренного развития других отраслей, связанных с АПК, может достигать 1,7–2,0 трлн. руб. в год, или 12–14 трлн. руб. за период в 5–7 лет. При прочих равных условиях это способно ускорить темпы ежегодного роста ВВП России на 1,6–1,8 процентного пункта и на 18–20% повысить уровень экономической безопасности страны [1].

В то же время, только создание логистики для реализации экспортного потенциала сельского хозяйства страны требует сегодня свыше 500 млрд. руб., а в целом для получения эффекта от ускоренного развития сельского хозяйства необходимо осуществление в ближайшие пять-семь лет инвестиций в АПК общим объемом в 4,5–5 трлн. руб. [1].


На сегодняшний день можно выделить несколько основных угроз для продовольственной безопасности нашей страны:


  • неэффективное государственное регулирование продовольственного рынка;

  • неразвитость инфраструктуры АПК;

  • зависимость от импортного генетического материала и технологий;

  • низкий платежеспособный спрос населения.

Регулирование продовольственного рынка – достаточно тонкая и кропотливая работа. Преградив таможенными тарифами путь более дешевому импорту, мы, конечно, помогаем отечественному сельскому хозяйству, но при этом, цены на продовольствие внутри страны начинают расти – производители хотят заработать маржу. А это рано или поздно приведет к снижению спроса на продукты питания.

Само по себе наращивание производства продуктов питания бессмысленно при одновременной их недоступности для населения. Баланс спроса и предложения может достигаться несколькими путями. Первый – дотации производителю сельхозпродукции (как в ЕС). Второй путь – умеренный допуск на рынок иностранных производителей, с тем чтобы отечественные производители достигали большей эффективности. Как показывает опыт, режим конкуренции очень тяжел для наших компаний в инвестиционной фазе. Однако в умеренных объемах этот подход к регулированию может быть полезен. И наконец, третий вариант – дотирование покупателей, то есть введение продовольственных карточек. В США давно существует такая программа, ежегодно в нее вкладывают 27 млрд. долларов. Американское правительство поддерживает население не потому, что там много малоимущих – на такую карточку можно приобрести только местную продукцию, что обеспечивает производителям постоянный спрос [8].


Основные тенденции на мировом продовольственном рынке складываются следующие [4]:


  • укрупнение сельскохозяйственного производства с доминированием агрохолдингов;

  • активное воздействие государства на развитие продовольственного рынка;

  • модернизация производства, выведение новых сортов, селекция, развитие нанотехнологий и т. д.;

  • интеграция сельского хозяйства с переработкой и торговлей.

Что касается помощи в борьбе с продовольственным кризисом, то Всемирным банком создан Фонд оказания помощи, в котором аккумулируются средства на приобретение семян, удобрений и многого другого для беднейших стран мира. В первую очередь это страны Африки, расположенные к югу от Сахары. Большую роль в обнищании и без того бедных фермерских хозяйств развивающихся стран сыграли субсидии, которые выплачиваются фермерам в развитых странах [10].

С одной стороны, субсидии необходимы для того, чтобы производить больше продукции. С другой стороны, они действительно искажают картину рынка, так как импорт оказывается дешевле собственной продукции.

Для решения проблем стран, наиболее пострадавших от последствий глобального продовольственного кризиса, Всемирный банк создал фонд в размере 1,2 миллиарда долларов США, включая 200 миллионов долларов в форме грантов. Для решения проблемы глобального продовольственного кризиса ВБ предлагает следующую систему мер [10]:



  • более эффективное использование инструментов и механизмов Всемирной продовольственной программы;

  • гарантию продовольственного обеспечения наиболее уязвимых групп населения;

  • создание системы обеспечения семенами и удобрениями фермеров наибеднейших стран мира;

  • значительное увеличение расходов на сельхозисследования;

  • развитие продовольственных цепочек в частном секторе;

  • совершенствование системы управления рисками;

  • более взвешенный подход при решении вопросов о производстве биологического топлива из сельхозсырья;

  • отмену экспортных ограничений для сельхозтоваров;

  • завершение Дохийского раунда переговоров по ВТО, что сделает мировую торговлю продовольствием более эффективной.

Важно также отметить, что для определения направлений совершенствования и перспектив развития АПК необходима адекватная оценка текущего состояния экономической деятельности, выявление основных тенденций и проблем в этой сфере.

Таким образом, эффективная работа предприятий агропродовольственных систем должна определяться правильным выбором стратегических ориентиров, позволяющих наилучшим образом реализовать потенциал этой сферы. Стратегия должна обеспечить устойчивый экономический рост и развитие предприятий АПК, а также повышение конкурентоспособности производимой им продукции [2].

Современные условия диктуют необходимость рассматривать  конкурентоспособность, устойчивое развитие и ресурсосбережение как глобальный процесс, что требуется для выявления общих тенденций и закономерностей этих процессов на мировом уровне. Глобальный подход к этим проблемам необходим для того, чтобы на основе прошлого и настоящего сделать правильный вывод и прогноз о будущем развитии этих процессов, об общих и специфических чертах  конкурентоспособности, устойчивого развития и ресурсосбережения для различных регионов страны и их природно-климатических зон, о выявлении соответствующих стратегических резервов и факторов.

Модернизация сельского хозяйства не может осуществляться на базе зарубежной техники и технологий, они обходятся значительно дороже за счет интеллектуальной ренты. Российская аграрная наука накопила немало практических решений для сельскохозяйственных товаропроизводителей [3].



Сегодня необходимо создать условия для широкомасштабного перехода на новые технологии. И институты гражданского общества должны внести свой вклад в разработку того комплекса мер, который позволит нашему сельскому хозяйству стать высокотехнологичным, рентабельным и конкурентоспособным.

Это создаст предпосылки для производства отечественной сельхозпродукции и обеспечения продовольственной безопасности страны, расширения внутреннего продовольственного рынка и на этой основе сокращения импорта, повышения конкурентоспособности сельского хозяйства.


Литература

  1. Беляков А. А. Свое продовольствие и собственный дом // Независимая газета. 23 декабря 2011.

  2. Бочарова О. Н., Потокина С. А., Ланина О. И. Резервы повышения конкурентоспособности предприятий региональных агропродовольственных систем // Социально-экономические явления и процессы. 2012. № 2.

  3. Бурмистрова А.А., Родионова Н.К., Кондрашова И.С. Проблемы технической и технологической модернизации агропромышленного комплекса России // Социально-экономические явления и процессы. 2012. № 1.

  4. Власова О., Калянина Л., Кокшаров А., Рубанов И. Кто накормит планету // Эксперт. 21 апреля 2008. № 16.

  5. Все на село. Редакционная статья // Эксперт. 21 апреля 2008. № 16.

  6. Инкижинова С. От мотыги к нанотехнологиям // Эксперт. 21 января 2013. № 3.

  7. Каким странам угрожает голод и в чём причины роста цен на продовольствие: мнения. URL: http://www.iarex.ru/interviews/ 18679.html (дата обращения: 27.02.2012).

  8. Калянина Л., Матвеева А., Инкижинова С. Продовольствие в опасности // Эксперт. 22 февраля 2010. № 7.

  9. Кожевникова Т.М., Мамонтов В.Д. Институциональная составляющая модернизации аграрной сферы // Международный экономический журнал. Социально-экономические явления и процессы. Тамбов.-2012. -№1.

  10. Конищева Т. Накормить планету  // Российская Бизнес-газета 24 июня 2008.

  11. Недосев и недород // Expert Online. 10 января 2013. URL: http://expert.ru/2013/01/10/nedosev-i-nedorod/ (дата обращения: 11.01.2013).

  12. Остренков Л. Судьба страны решается в деревне // Аргументы Недели. 2012. № 4.

  13. Потокина С.А., Бочарова О.Н., Ланина О.И.Сущность и механизмы обеспечения экономической безопасности региона // Социально-экономические явления и процессы. Тамбов. 2012. № 3.

  14. Рубанов И. Системная ошибка на сто миллиардов // Эксперт. 2 июня 2008. № 22.

  15. Рябых В. Н. Влияние процессов глобализации на национальные интересы в системе «богатые-бедные страны // Проблема бедности и богатства в контексте концепции державности: материалы Международной научно-практической конференции. Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2012.

  16. Рябых В.Н. К вопросу о перспективах регулирования инфляционных процессов в российской экономике. Часть II. Анализ сложившейся ситуации и меры антиинфляционной политики с учетом мирового экономического развития // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманит. Науки. 2012, № 6. С. 38.

  17. Рябых В.Н. Национальные интересы в системе «богатые-бедные страны» в аспекте влияния процессов глобализации // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2012, № 4.

  18. Саяпин А.В., Козодаева О.Н. Состояние и перспективы развития крестьянско-фермерских хозяйств в регионе: производственные и финансово-инвестиционные аспекты // Социально-экономические явления и процессы. 2010. № 5.

  19. Сорокина Н. Миру предсказали голод и войну // Российская газета. 15 апреля 2008.

  20. Уотсон Р. Файлы будущего: история следующих 50 лет. М.: Эксмо, 2011.

  21. Шейкина Г. Ждёт ли нас голод? // АИФ. 23 апреля 2008.

  22. Шефтель А. Когда бедность порок // Независимая газета. 15 января 2000.





Гораздо легче стать умным, чем перестать быть дураком. Василий Ключевский
ещё >>