Принцы и мастера Зелий Часть первая - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
12 Экологическое право 2 Вариант Первая часть контрольных заданий А. 1 25.95kb.
Пушкин. Часть первая. Детство глава первая 14 1983.27kb.
Инструкция к выполнению 1 86.15kb.
* часть первая. Робинзон глава первая 20 5670.74kb.
Исследование ( Вместо предисловия ) Часть первая. Откровения смерти 29 5044.59kb.
Книга первая. Рейд за Днепр часть первая 1 Война для меня началась... 67 9734.25kb.
Книга первая часть Первая александрийский и восточный раннехристианский... 43 10961.53kb.
Ричард Бендлер, Джон Гриндер Из лягушек — в принцы. (вводный курс... 17 2442.01kb.
Первая медицинская помощь. ( Видеокассета) 1 102.94kb.
Книга первая. Лазарь Часть первая. После смерти 4 655.67kb.
П. П. Ершов часть первая 3 360.87kb.
Джоан Роулинг "Гарри Поттер и Роковые мощи" 30 6844.32kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Принцы и мастера Зелий Часть первая - страница №1/3

Глава 19. Принцы и мастера Зелий
Часть первая.
В течение следующего получаса Гарри сидел, поджав ноги, в кресле в хозяйском кабинете Принц-Минор и подробно рассказывал Северусу и его деду обо всем произошедшем. Умолчал он только о призыве Смерти, лишь констатировал факт, что призрак Джеймса изгнан из родового дома и никогда больше уже туда не вернется.

По мере рассказа Гарри заново переживал все события последних часов, осмысливал то, что прежде просто не укладывалось в его сознании. Северус держал парня за руку, поглаживая большим пальцем запястье, ненавязчиво успокаивая.

Да, Северус ненавидел Джеймса. Он считал его повесой, избалованным и недалеким человеком. Когда Мародеры выросли, они превратились в грозную банду, их шутки были опасны, а насмешки оскорбительны. Именно Джеймс был непререкаемым авторитетом в этой бесшабашной компании, но даже в самых мрачных своих фантазиях Северусу не могла прийти в голову мысль, что этот человек способен пожертвовать своим единственным сыном в угоду каким-то мифическим теориям, убить свое малолетнее дитя из-за глупой ревности и зависти.

А Гарри все говорил, говорил и не мог остановиться. Голос его становился ломким и надрывистым. Явные и неумелые попытки скрыть свою боль и обиду, напротив, выдавали душевные страдания.


— Я знаю, он был ревнив, а ревность толкает людей совершать безумные, жестокие поступки, но, Северус, он хотел убить меня! Как кто-то в здравом уме может пытаться убить собственного ребенка? Да еще и признаваться в этом, не чувствуя за собой вины? У меня все это просто не укладывается в голове. Он оставил меня наедине с оборотнем, бросил младенца на съедение огромному чудовищу! Только моя врожденная способность превращаться в волка спасла мне жизнь. Как отец мог так поступить со мной?

Вопросы повисали в воздухе. Ответить на них не могли ни Северус, ни Элиас. Гарри трясло от пережитого шока. Северус осторожно приобнял любимого, не зная, чем еще он может сейчас ему помочь. Гарри прижался всем телом, спрятал лицо на груди зельевара.


Северус проклинал себя за неспособность подобрать нужные слова, объяснить, утешить. А какие могли быть утешения в такой ситуации? Снейп и сам прекрасно помнил свою реакцию, когда Гарри сообщил ему о предательстве Альбуса. Вот так они и сидели, обнявшись, слегка раскачиваясь из стороны в сторону. Два обманутых человека. Две сломанные жизни.
Элиас с портрета долго наблюдал за магами, ищущими облегчения своих душевных переживаний в объятиях друг друга, потом тихо и проникновенно заговорил:

— История вашего Джеймса напомнила мне об одной ведьме. Это очень старая история. Ее звали Миллисента, она была полуведьма и жила в 15 веке. По слухам, дошедшим до наших дней, она была столь красива, что маги и маглы, которым довелось ее увидеть, были буквально заворожены ее привлекательностью. Особенно мужчины. Они готовы были день и ночь выполнять любые ее капризы. Старшую сестру Миллисенты звали Мод, она вышла замуж за одного из магловских принцев. Мод тоже была красавицей, хоть и уступала в этом младшей сестре. В браке Мод родила двух прелестных детишек: мальчика и девочку. Когда в результате несчастного случая на охоте король и старший брат принца погибли, он взошел на престол. Страна приняла нового короля с почетом и уважением. А Миллисента, раньше высмеивавшая брак сестры, начала завидовать ей. Прелестная Мод стала королевой большой страны, она была любима своим народом, стала центром внимания и восхищения.

Миллисенте было лишь шестнадцать. Ее отец мечтал выдать красавицу дочь за известного волшебника-лорда, но завистливая Милли желала стать непременно королевой. Как стало известно позже, она обольстила целителя и подговорила его убить свою старшую сестру, которая в то время была беременна третьим ребенком.

Выждав положенный траур, Миллисента вышла замуж за безутешного принца-вдовца, дабы поддержать его в печали. Мод в народе очень любили и уважали, ее называли просто «наша добрая королева Мод», она прославилась своим чистым сердцем, помощью бедным и обездоленным. Миллисенту же в народе прозвали «красавица Миллисента», но жестокий нрав и грубые манеры отвратили от нее простых людей. Молодая королева окружила себя знатными придворными, которые без устали осыпали ее комплиментами и лестью. Ходили слухи, что королева Миллисента обещала казнить любого, кто в ее присутствии упомянет имя ее покойной сестры.

Когда маленькая принцесса Матильда была еще совсем юной, ее нежное личико и свежесть молодости начали соперничать с признанной зрелой красотой мачехи. А тут еще, как на грех, явился в замок провидец и возвестил, что Матильда вырастет самой красивой королевой за всю историю страны, люди сплотятся вокруг нее и заживут в мире и согласии, как Миллисенте и не снилось. Злая мачеха попыталась убить девушку, но семья гоблинов ее спасла. Гоблины хотели даже поднять восстание против жестокого правления Миллисенты и свергнуть ее с трона. Молодой принц Уильям, брат Матильды, бросил вызов мачехе, боролся с ней, и они оба погибли на поле брани. В конечном итоге, как и предсказывал прорицатель, Матильда стала королевой и до сих пор считается самым прославленным монархом волшебной династии.
Элиас оказался великолепным рассказчиком. По мере рассказа Гарри немного успокоился, хоть дрожь и не прошла окончательно, но молодой человек смог переключить свое внимание от жизненных проблем на историю принцессы Матильды.

— Матильда напоминает мне Белоснежку из старой магловской сказки, – сказал Поттер, с благодарностью глядя на портрет.

Элиас кивнул.

— Да. Я полагаю, Матильда послужила прототипом сказки, написанной Якобом и Вильгельмом Гримм. Они написали много сказок, основанных на историях, которые реально происходили на стыках двух миров – магловского и магического. Ревность и зависть, Гарри, одни из самых страшных источников бед. Так же, как и Миллисента, твой отец поддался искушению Зла. Мод была такой же ведьмой, как и ее сестра, только свои магические способности она использовала на благие цели. Миллисента, наоборот, искала выгоды только для себя и в действительности не заботилась больше ни о ком. У Матильды перед глазами были два примера для подражания: ее покойная мама и мачеха. Девушка предпочла следовать по стопам доброй матери; будучи очень юной, она поняла, что ей грозит, если она позволит жадности, ревности и зависти взять над ней верх. И сегодня в Визенгамоте мы все еще пользуемся некоторыми законами, воплощенными в жизнь Великой Матильдой.


Гарри согласно закивал. Он понимал, что хочет сказать ему Элиас. Маги еще недолго поговорили о Матильде, пока Северус не почувствовал, что тело Гарри перестало дрожать в его объятиях и юноша обессиленно обмяк в его руках.

— Гарри, ты сегодня потратил много магии, – осторожно начал Снейп. – Думаю, тебе стоит пойти отдохнуть.

Северус уже приготовился к возражениям, но Гарри опять удивил его.

— Наверное, ты прав. Мне действительно нужно отдохнуть, – согласился он.


Северус вызвал Дживса, домового эльфа Принцев, и проводил еле переставляющего ноги Поттера в одну из гостевых спален. Уложив юношу на кровать, Северус заботливо подоткнул одеяло и в нерешительности замер у постели, не зная, что ему делать дальше. Его жизненный опыт в личных отношениях был сильно ограничен. Нужно ли уйти или остаться, сказать ли что-нибудь или лучше промолчать? Годы, проведенные в одиночестве, лишили Северуса общения с близкими людьми, и в такие вот моменты мужчина буквально терялся.

Пока Снейп раздумывал, Гарри протянул руку и погладил любовника по тыльной стороне ладони, привлекая к себе внимание.

— Со мной все будет хорошо. Вот отдохну и буду в порядке. Ты иди, пообщайся с дедом, он слишком долго ждал твоего появления в его жизни.

Северус кивнул и, не найдя, в чем он может себя проявить сейчас, молча вышел.


***
— Гарри – хороший, добрый, сердечный человек, – вещал довольный Элиас. – Он станет для тебя превосходным партнером! Я всей душой поддерживаю твой выбор!

Северус вернулся в гостиную и вновь расположился в кресле напротив камина, лицом к портрету.

— Да, замечательный. Куда лучше, чем я сам, – хмуро прокаркал Снейп. Настроение его окончательно испортилось. Так и не решившись ничем утешить Гарри, он чувствовал себя глупо и был зол на себя, Альбуса, Джеймса и весь этот несправедливый мир.

— Объясни! – потребовал Элиас.

— Когда я решил, что Вы, дедушка, и все мои немногочисленные друзья меня ненавидите, я легко сломался и примкнул к когорте Темного Лорда. Я искал у него признания и поддержки, глупец. А Гарри – он не такой. Беды, коих в его недолгой жизни был немало, только закалили его характер, сделали сильнее. Он не сбился с дороги.

— Верно. Только помни: чем сильнее маг, тем большие искушения ему встречаются на пути. Он нуждается в тебе сейчас, как ни в ком другом. Ты должен стать для него якорем в бушующем море страстей, именно тебе надлежит напоминать ему непрестанно, за что он борется, на страже чего стоит. Любовь, мой дорогой Северус, – самое большое светлое волшебство, и для Гарри твоя любовь может стать неисчерпаемым источником силы.

— Жизнь круто обошлась с ним. Любовь была не самым частым гостем в его судьбе, но и она принесла ему много боли и страданий. Магловские родственники, у которых Гарри провел свое детство, боялись его непохожести и ненавидели. Сколько лет он терпел от них обиды и оскорбления! Но Гарри не сдался, верил, что его погибшие мама с папой любили его, был готов отдать жизнь за то, чтобы отомстить за их гибель. И что выясняется? Его собственный отец пытался убить его из зависти, используя темную магию. Как это ни ужасно прозвучит, но в чем-то его родственники оказались правы, говоря мальчику, что отец Гарри был злобным человеком, и Гарри ему был не нужен. Все мировоззрение парня перевернулось в одночасье. Я боюсь даже предположить, как это в будущем повлияет на его отношение к людям. Осознав до конца ошибочность своей веры в близких и родных людей, он может очерстветь душой, замкнуться, стать подозрительным и нелюдимым, каким Дамблдор планировал вырастить меня.

— Тогда напомни ему о любви матери, – посоветовал Элиас, внимательно выслушав опасения внука. – Напомни ему, что она пожертвовала своей жизнью за него. И нет лучшего примера любви, чем этот, когда кто-то готов отдать за дорогого ему человека всю свою магию и жизнь в придачу.


Северус вздохнул и нахмурил брови.

Если бы с Гарри было так же легко говорить, как сейчас с дедом…


— Пока Гарри учился в школе, я вел себя в отношении него по-настоящему жестоко. Я видел в нем соперника, видел Джеймса и совершенно не воспринимал Гарри как сына Лили. Можно много говорить, что это была наведенная ненависть, но все же… Я стал для Гарри причиной многих обид за эти годы.

— Как я понимаю, он нашел в себе силы простить тебя, Северус. Вот только ты сам себя простить не хочешь. Ты знаешь, кем я был при жизни?


Северус кивнул.

— Главой департамента магического правопорядка.

— Верно. Большинство лордов семьи Принц занимали должности глав Аврората или становились главами Визенгамота, как мой отец. Как ты понимаешь, мы были сильными магами, и защита на этот дом наложена не шуточная. Можно даже сказать, одна из самых сильных в магической Британии. А твой Гарри превратил садовую розу в портключ любви и прошел через все преграды. Задумайся, насколько сильна его любовь к тебе!

Северус несколько мгновений смотрел в пустоту перед собой, обдумывая слова Элиаса, затем снова сник.

— Я ничем не заслужил его любви… однажды он поймет это и …

— Северус, ты добрый человек, и Гарри об этом знает. Вне зависимости от того, заслуживаешь ты его или нет, Гарри Поттер в тебя влюблен. Ты тоже им, я вижу, дорожишь. Проблема тут не в Гарри, а в тебе самом. Нужно побороть свое недоверие. Отчего ты решил, что не достоин Гарри?

— Он сильный маг!

— Ты тоже, Северус! Альбус счел тебя настолько могущественным, что прочил тебе роль нового Темного Лорда.

— Гарри, спасая других, всегда был готов пожертвовать своей жизнью, а я всего лишь бывший Пожиратель Смерти.

— Тут ты не прав. Большую часть своей жизни ты был шпионом на стороне Света, вынужденным скрываться, отказывать себе во многом ради благополучия других, не получая взамен ничего, даже банальной благодарности.

— Он потрясающе красив и молод, а я уродливый старик.

— Северус, ну какой же ты старик?! Тебе ведь еще и сорока нет! Даже по магловским меркам это средний возраст, а в волшебном мире, где люди легко доживают до 150 и дольше, ты и подавно молод. С чего ты взял, что уродлив? Этим ты меня сильно обидел. Ты мой внук, и я вижу, как сильно ты похож на меня, за исключением формы носа и цвета волос, а меня в свое время считали очень привлекательным мужчиной. Ты решил оскорбить меня? Нос можно поправить, мне ли тебе объяснять как, зубам вернуть природную белизну. А если ты к тому же позаботишься обзавестись новым гардеробом, который не станет скрывать за мрачным просторным одеянием твою подтянутую фигуру, то никто, поверь мне, никто не сочтет тебя непривлекательным.


Северус с некоторым сомнением смотрел на портрет предка.

— К тому же, – лукаво подмигнул ему дед, – Гарри, очевидно, находит тебя ДОСТАТОЧНО привлекательным всякий раз, как ты оказываешься под ним.


Северус задохнулся от откровенности довода. Никогда прежде никто не пытался таким образом пошутить на столь личную тему, обращаясь к нему. Предательская краска пятнами выступила на щеках. Северус весь как-то сжался в кресле и опустил взгляд.

— Тебе нечего стыдиться, мой дорогой. Ты сам сказал, что Гарри очень сильный маг. Из всего того, что я сегодня услышал о нем и увидел, я могу сделать вывод: он не менее влиятельный, чем сами Основатели, при всем том, что магия Гарри нуждается в развитии. У него огромный потенциал. Поэтому нет ничего удивительного, что он доминирует в вашей постели. Уверен, в интимном плане он не менее изобретателен, чем в способах объяснения в любви.

— Дедушка!!!

Элиас громогласно расхохотался, довольный своей шуткой, не без ехидства поглядывая на смущенного его откровенностью внука.

— Я серьезно, Северус. Даже самый влиятельный на свете маг нуждается в поддержке близких людей. Я доминировал в отношениях с твоей бабушкой, но это никоим образом не принижало ее магический потенциал. Довольно часто моя работа доводила меня до отчаянья, я был готов рвать на себе волосы и метать молнии. Непростое было времечко, я тебе скажу. Гриндевальд только что пришел к власти, мир маглов стоял на пороге мировой войны. Были минуты, когда я думал, что не смогу дальше жить с тем невыносимым грузом ответственности на плечах. Именно тогда меня спасала моя Мириам. Одна она могла легкой улыбкой снять напряжение и развеять тяжелые думы. У нее были свои способы повлиять на меня: приготовит что-нибудь вкусненькое из моих любимых блюд, наполнит ванну с какой-нибудь ароматной, новоизобретенной ею специально для меня микстурой или просто молча сядет рядом и одним своим присутствием отгонит от меня моих личных демонов. Если бы только она была жива, когда я узнал о твоем рождении… Эх! Она никогда бы не позволила Альбусу так провести меня. Мириам никогда не была слабой женщиной. Ее силу духа и самостоятельность я вижу в тебе. Она была моей половинкой души, и ты тоже должен стать ею для Гарри.

В гостиной возник Дживс и доложил хозяину Северусу о готовом обеде. Северус решил не будить Гарри и дать возможность парню полноценно отдохнуть.

— Я не знаю, как мне быть. Я приношу дорогим мне людям одни лишь несчастья, боль и огорчения. Почти все, кому доверял Гарри, так или иначе обманывали и предавали его. Я боюсь, что однажды я также стану причиной его страданий.

— Северус, ответь мне честно на один-единственный вопрос: ты любишь его?

— Люблю. Очень. И боюсь потерять.

— Тогда самый явный для тебя выход – перестать волноваться из-за того, что еще не случилось и, возможно, никогда не произойдет, и довериться своему чувству. Оно тебя не подведет.

Снейп закрыл глаза и доверился.

— Гарри в беде! – тут же напрягся он.

Элиас снисходительно улыбнулся. Ох уж эти влюбленные!

— Скорее всего, ему просто приснился дурной сон. С его-то непростой судьбой это обычное дело. Иди к нему скорей, побудь рядом. Если я что-то и понимаю в жизни, то простого участия и внимания с твоей стороны будет довольно, чтобы прогнать видения. Ступай, мой мальчик, он нуждается в тебе, – напутствовал Элиас выбегающего из гостиной внука.

Северус взбежал по широким ступеням парадной лестницы на жилой этаж, сделал пару глубоких вдохов и осторожно приоткрыл дверь спальни Гарри. Элиас оказался прав. Поттер метался по взбитой постели, комкая пальцами простыни, и что-то бормотал во сне.

Зельевар вошел, снял ботинки и, не раздеваясь, прилег на кровать рядом с Гарри. Снейп двигался медленно, не желая разбудить или напугать спящего. Нерешительно он приобнял юношу, прижимая его спиной к своей груди. Гарри проснулся и, сонно моргая, обернулся.

— Сев? – хриплым со сна голосом спросил он.

— Я, – ответил Северус. – Успокойся, Гарри. Тебе просто кошмар приснился. Я пришел и буду рядом. Спи.

— Я был ему совсем не нужен, – вздохнул Гарри, все еще пребывая под впечатлением сна, и весь сжался в комок. – Я и вправду ублюдок.

— Это не так, Гарри, – мягко заверил его Северус, поглаживая ладонью по вздрагивающему плечу. – Джеймс был глупым, испорченным мальчишкой. Он не понимал, какое ты на самом деле сокровище. Твоя мама оказалась намного мудрее. Она так сильно любила тебя, больше собственной жизни… так же сильно, как я люблю тебя, Гарри!

Поттер резко развернулся в объятиях Северуса, недоверчиво заглянул тому в глаза, ища подвох или насмешку, и, не найдя, обхватил любимого в ответ. Крепко. Отчаянно. С надеждой.

Объятия и произнесенные невнятным шепотом признания вылились в чувственный поцелуй. За ним в еще один и еще.

Когда воздух в легких закончился, Гарри оторвался от губ Северуса и хрипло произнес:

— Думаю, нам не стоит сегодня испытывать судьбу и заниматься любовью.

— Ты прав. Тебе нужен отдых и покой.
Гарри хмыкнул, но затем снова стал серьезен.

— Моя магия слишком нестабильна сейчас. Ярость, разбуженная отцом, до сих пор не улеглась и довлеет над моими поступками. Я боюсь, что потеряю контроль и сделаю тебе больно. Не смогу потом простить себе этого.

— Не думай об этом. Мне приятно просто быть рядом с тобой, обнимать, когда ты спишь. Отдыхай.

Гарри опустил голову на плечо Северуса и доверчиво прижался к нему. Снейп накрыл их обоих одеялом, обнял Гарри и закрыл глаза. Он справился. И ничего не испортил. Может быть, у них все и правда получится?


***
Северус резко проснулся, ощутив магическим полем присутствие постороннего в комнате.

У изножья кровати стоял Кричер.

— Прошу прощения, хозяин Северус. Пришло время Вам и хозяину Гарри просыпаться, если вы не желаете пропустить конференцию по Зельям.

Снейп бросил короткий взгляд на часы на стене. Гарри спокойно, без кошмаров проспал 5 часов, а вместе с ним и сам Северус.

— Спасибо, Кричер. Я сам разбужу его.

— Гарри… Любовь моя, пора вставать.

— Я не сплю, просто двигаться неохота, – ответил Поттер, не открывая глаз.

— У нас только час, чтобы собраться и оправиться в Барселону, как мы и намеревались.

— Ну, за час можно многое успеть, – Гарри лукаво посмотрел на Снейпа снизу вверх и игриво провел рукой по внутренней стороне бедра Северуса. Рука проворно расстегнула ширинку на брюках и скользнула внутрь.

Северус застонал и подался бедрами навстречу.

— У нас будут неприятности. Твой Кричер вряд ли будет счастлив, если мы не оденемся вовремя, – Северус пытался сдерживать себя, но уверенная рука, настойчиво двигающаяся вверх-вниз по его члену, сводила его с ума.

— Хмм-пфф, – пропыхтел Гарри у самого уха, – Кричер хочет, чтобы я был счастлив. Именно сейчас я счастлив. С тобой. Рядом.

— А как же пунктик Кричера – «лорд Блэк никогда не опаздывает»? – усомнился Северус, вопреки собственным словам беря инициативу в свои руки.

— Ох! Мы могли бы вместе принять ванну, которая… да, вот так… сократит время… о, Боже, да…

Северус почувствовал, как всколыхнулась магия Гарри вокруг него. Это происходило всякий раз, когда они занимались сексом. Как Поттер умудрялся использовать комбинацию своей магии и тела, оставалось загадкой для Снейпа. Подобный уровень магического воздействия Северусу был раньше не знаком, ничего похожего ему прежде не доводилось испытывать ни с одним человеком. Однако сила магии, ее заряд отличались от того, что он чувствовал в прошлый раз. Магия больше не казалась обволакивающей и ласкающей, она пробивала бреши в инстинктивной защите Северуса, подчиняла и подавляла его. Одна часть души Снейпа призывала остановиться – продолжать подобные игры со стихией слишком опасно; другая убеждала, что нужно довериться Гарри и закончить начатое. И Северус решил довериться. Он стиснул Гарри крепче в объятии и начал двигаться в едином с ним ритме, помогая себе рукой.
Накал эмоций, желаний и силы магического объединения достиг предела. Гарри и Северус вскрикнули почти одновременно: Поттер от жгучего, почти нестерпимого желания, Снейп от магического удара высвободившейся магической энергии. Нельзя сказать, что Северус остался обделенным в плане удовольствия, но вот последствия…

Гарри обессилено раскинулся на постели, ленивым взмахом руки очистил себя и партнера и лишь потом, преодолевая желание вновь погрузиться в дрему, взглянул на Северуса. А посмотреть было на что. Поттер не смог удержаться от смеха. Снейп сидел, откинувшись на мягкое изголовье кровати, и, закрыв глаза, тяжело дышал. Волосы его стояли дыбом, как после удара током.


В дверной проем заглянул Кричер.

— У хозяина Гарри и хозяина Северуса все в порядке? Мы, эльфы, ощутили, как задрожало здание. Свет во всем поместье погас и загорелся вновь…

Поттер фыркнул.

— Э… да, Кричер, – Гарри перевел взгляд на взлохмаченного Северуса и снова засмеялся, – у нас все хорошо.


На лице эльфа возникла непередаваемая гримаса. Кривоватая довольная ухмылка странным образом сочеталась в ней с нахмуренными бровями.

— Что ж… господа, вам лучше начать собираться, если вы хотите в шесть часов отправиться на конференцию. Лорд Блэк никогда не опаздывает! – с этим назиданием маленький эльф прошаркал мимо кровати в ванную, прилегающую к спальне, приготовил душ и принес свежие мантии.

Гарри опрокинулся обратно на кровать, увлекая за собой Северуса, и снова засмеялся. Это был веселый чистый смех абсолютно счастливого человека. Северус замер, прислушиваясь, запоминая.

— Я не пойду на сегодняшний ужин в честь открытия конференции, – отсмеявшись, объявил Поттер, обращаясь одновременно к Северусу и Кричеру.


Снейп не был удивлен, он был разочарован. Где-то в глубине души Северус знал, чувствовал, что так оно и будет. Судьба и раньше не была к нему слишком благосклонна, и если дарила мгновения счастья, то тут же ревниво отнимала, лишая последних крупиц надежды.
Гарри, не замечая промелькнувшего на лице Северуса обреченного выражения, продолжил уже более серьезно:

— Мне придется вернуться в Хогвартс. Я присоединюсь к тебе в Барселоне немного позже, после ужина. Нужно срочно увидеться с Невиллом и остальными. – Гарри обернулся к домовому эльфу. – Кричер, принеси, пожалуйста, мое переговорное зеркало, надо связаться с Невиллом и договориться о встрече. После этого я пойду в душ и пообщаюсь с эльфами. Да, и еще, Кричер, накорми меня, ради Бога, я жутко голоден.

Домовик деловито кивнул и исчез. Спустя несколько секунд он возник снова с волшебным зеркалом в одной руке и подносом с сэндвичами и тыквенным соком в другой.

Гарри выскользнул из постели следом за молчаливым Северусом. Зельевар неспешно облачался в неизменно темную мантию, сосредоточенно застегивая несметное количество мелких пуговок на сюртуке. Поттер не спешил одеваться. Он подошел к зельевару сзади и обнял его. Снейп замер, руки застыли в полудвижении.

— Я понимаю, что ты расстроен, но пойми, после всего того, что я узнал этим утром, очень важно, чтобы и остальные заинтересованные в расследовании маги узнали правду.

Гарри прижался щекой к щеке Северуса, потерся носом и поймал губами губы любимого. Северус, немного поколебавшись, ответил на поцелуй.


следующая страница >>



Придя к убеждению, что «в мире нет ничего, что было бы достойно ее!», мужчина предлагает себя. Спенсер Трейси
ещё >>