Правовой статус саморегулируемых организаций - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закона от 01. 12. 2007 №315-фз «О саморегулируемых организациях» 1 71.58kb.
Государственный реестр саморегулируемых организаций 1 46.6kb.
Обобщение результатов проверок саморегулируемых организаций аудиторов... 1 95.17kb.
Международная конференция «Антикризисное управление в современных... 1 134.45kb.
Статус военнопленных Правовой режим военного плена 5 1138.32kb.
Саморегулируемая организация, основанная на членстве лиц, выполняющих... 6 768.6kb.
Правовой статус филиалов оу 1 117.56kb.
Аксенов Владимир Николаевич, заместитель председателя исполнительного... 1 24.79kb.
Гражданско-правовой статус жилищных, жилищно-строительных кооперативов... 1 28.22kb.
Правовой статус сотрудника полиции 1 327.94kb.
Билет №11. Профессионально-личностные качества и правовой статус... 1 263.22kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине Политический анализ и... 6 644.13kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Правовой статус саморегулируемых организаций - страница №1/1




На правах рукописи
Грачев Дмитрий Олегович

Правовой статус саморегулируемых организаций

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва – 2008
Работа выполнена в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.


Научный руководитель:

Официальные оппоненты:
Ведущая организация:


доктор юридических наук

Семилютина Наталья Геннадьевна
доктор юридических наук, профессор

Козлова Наталья Владимировна
кандидат юридических наук

Каминская Елена Ивановна
Российский университет дружбы народов

Защита состоится 22 октября 2008 года в 13 часов 00 минут на заседании Диссертационного совета Д.503.001.01 при Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации по адресу: Москва, ул. Большая Черемушкинская, д. 34.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Автореферат разослан «___» сентября 2008 года


Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор юридических наук И.О. Хлестова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Общей тенденцией в современном мире является развитие саморегулирования, которое выражается в самостоятельной инициативной деятельности субъектов гражданских правоотношений по регулированию собственной деятельности. Саморегулирование и государственное регулирование в развитых государствах выступают как своего рода конкурентные механизмы, совокупно обеспечивающие стабильный правопорядок1. Для содействия деятельности по саморегулированию и более эффективного проведения идеи саморегулирования создаются саморегулируемые ассоциации, к которым можно отнести объединения, создаваемые в самых различных областях. Поддержка саморегулирования является одной из целей административной реформы, проводимой в Российской Федерации.

Среди саморегулируемых ассоциаций особое место занимают саморегулируемые организации (СРО) как организации, активным образом участвующие в регулировании.

В Великобритании саморегулируемые организации были созданы после принятия Закона о финансовых рынках (Financial Services Act 1986), который позволил профессиональным участникам рынка ценных бумаг получать такой статус не только не только от государства, но и путем членства в саморегулируемой организации.

В Соединенных Штатах Америки законодательно закреплен несколько иной подход – саморегулируемым организациями считаются те организации, которые участвуют в регулировании путем установления правил ведения деятельности на рынке ценных бумаг, к ним, прежде всего, относятся биржи, принимающие собственные внутренние правила, а также ассоциация дилеров ценными бумагами. В последнее время в США наблюдается тенденция к укрупнению саморегулируемых организаций.

В настоящее время формируется отечественное законодательство о саморегулируемых организациях, которые по нашему мнению должны стать активными участниками регулирования предпринимательской деятельности. В декабре 2007 года был принят Федеральный закон «О саморегулируемых организациях», который должен стать основой для деятельности саморегулируемых организаций в России. Специальные разделы о саморегулируемых организациях содержатся в нескольких федеральных законах - Федеральном законе «О рынке ценных бумаг», Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)», Федеральном законе «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» и ряде других. Между тем законодательство о саморегулируемых организациях в России не составляет единую систему. Во-первых, Федеральный закон «О саморегулируемых организациях» не распространяется на саморегулируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг, акционерных инвестиционных фондов, управляющих компаний и специализированных депозитариев инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, жилищных накопительных кооперативов, негосударственных пенсионных фондов, кредитных организаций, бюро кредитных историй. Во-вторых, законодательство предусматривает возможность как добровольного, так и обязательного членства в СРО (в зависимости от сферы деятельности СРО). Эти две позиции представляют две противоположные идеи СРО, одновременное существование которых в законодательстве нельзя считать обоснованным.

Основной причиной обозначенной ситуации является недостаточная теоретическая разработка правового статуса саморегулируемых организаций в отечественной науке гражданского права. При разработке отечественного законодательства не было проведено специального исследования о саморегулируемых организациях, что, например, было сделано в Великобритании до включения в законодательство норм о СРО. В результате при разработке федеральных законов нет единого подхода к идее саморегулирования и саморегулируемых организаций.

Изложенные обстоятельства определяют актуальность сравнительно-правового исследования правового статуса саморегулируемых организаций с целью разработки новых теоретических положений и предложений по совершенствованию российского законодательства.

Объект исследования – правовой статус саморегулируемых организаций.

Предмет исследования составляют теоретические и практические аспекты правового регулирования деятельности саморегулируемых организаций.

Основной целью настоящей диссертации является комплексное теоретическое исследование правового статуса саморегулируемых организаций в праве зарубежных государств и российском праве.

Исходя из обозначенной цели, автором при написании настоящей работы ставились следующие задачи:

во-первых, определить понятие саморегулируемой организации;

во-вторых, исследовать некоторые актуальные теоретические и практические проблемы, обусловленные особенностями правового регулирования деятельности саморегулируемых организаций;

в-третьих, разработать предложения по совершенствованию российского законодательства о саморегулируемых организациях с учетом проанализированной зарубежной доктрины права и законодательства.



Методологическую и теоретическую основу исследования составили системный, сравнительно-правовой, историко-правовой, нормативный и иные научные методы познания. Использование метода сравнительно-правового функционального анализа позволило сделать ряд предложений по совершенствованию российского законодательства с учетом опыта США и Великобритании.

Научная новизна исследования состоит в том, что настоящая работа является одним из первых диссертационных исследований, в которой представлен комплексный сравнительный анализ правовых аспектов создания и деятельности саморегулируемых организаций. Кроме того в работе исследуется саморегулирование как способ регулирования гражданско-правовых отношений, основанный на методе равенства участников гражданских правоотношений. В диссертации сформулированы новые подходы к определению саморегулируемой организации. Проведено разграничение понятий саморегулируемая организация и саморегулируемая ассоциация. Понятие саморегулируемая ассоциация является новым в российском гражданском праве и заимствовано автором из правовой доктрины Великобритании. Автором предлагается новое в отечественной науке понятие «регулирующие услуги» как особые услуги, оказываемые саморегулируемыми организациями.

Степень научной разработанности темы. Несмотря на наличие в российском законодательстве нормативных актов, регулирующих деятельность саморегулируемых организаций, специальные исследования их правового статуса в отечественной науке гражданского права отсутствуют. В зарубежной литературе есть работы как о саморегулировании в целом, так и о саморегулируемых организациях и саморегулируемых ассоциациях. Следует отметить работы I. Ayres, J. Black, J. Braithwaite, A. Ogus. В отечественной литературе некоторые аспекты саморегулирования и деятельности саморегулируемых организаций рассматриваются в работах В.В. Витрянского, Н. Г. Дорониной, Е. А. Павлодского, Н.Г. Семилютиной, Ю.В. Тая, Ю. А. Тихомирова.

Теоретической основой проведенного исследования являются труды российских ученых: Е. И. Васьковского, С. В. Бахина, В. В. Витрянского, Н. Г. Дорониной, И.А. Покровского, Н. Л. Дювернуа, А. А. Иващенко, И. М. Кулишера, А.И. Каминки, Н.И. Клейн, А. Л. Кононова, О.А. Красавчикова, В. П. Мозолина, Е. А. Павлодского, В. А. Рахмиловича, А. фон-Резона, Н. Г. Семилютиной, Е. А. Суханова, Ю.А. Тихомирова, Г. Ф. Шершеневича.

В работе использованы труды иностранных авторов: Л. Дюги, I. Ayres, J. Black, J. Braithwaite, L. Gower, R. James, H. Collins, P. Morris, A. Ogus и др.



Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Саморегулируемая организация – это некоммерческая организация, основанная на добровольном членстве лиц, ведущих предпринимательскую деятельность, требующую получения специального разрешения (лицензии). Членство в саморегулируемой исключает необходимость получения разрешения (лицензии) на ведение отдельного вида предпринимательской деятельности. Данная идея саморегулируемой организации основана на модели деятельности саморегулируемых организаций на рынке финансовых услуг в Великобритании, и может быть распространена на все сферы предпринимательской деятельности. Ведение деятельности в качестве саморегулируемой организации требует получения некоммерческой организацией разрешения, которое выдается уполномоченным государственным органом.

  2. Предлагаемая идея саморегулируемой организации предполагает разграничение понятий «саморегулируемая организация» и «саморегулируемая ассоциация». Саморегулируемой ассоциацией предложено считать основанную на добровольном членстве субъектов профессиональной деятельности некоммерческую организацию, целью которой является разработка правил профессиональной деятельности (кодексов добросовестного ведения деятельности и т.п.). Саморегулируемая организация является разновидностью саморегулируемой ассоциации.

  3. Саморегулируемые организации как некоммерческие организации оказывают своим членам услуги, регулируя их деятельности. Такие услуги предложено называть «регулирующими услугами». Кроме регулирующих услуг саморегулируемые организации могут оказывать информационные, консультационные услуги и т.п.

  4. Правила саморегулируемой организации являются необходимым условием деятельности саморегулируемой организации и должны быть разработаны некоммерческой организацией на момент получения разрешения на осуществление деятельности в качестве саморегулируемой организации. Правила саморегулируемой организации должны быть приняты как единый документ. Член саморегулируемой организации при ведении предпринимательской деятельности руководствуется правилами саморегулируемой организации.

  5. Правила СРО являются одним из способов унификации обычаев делового оборота и деловых обыкновений, складывающихся в предпринимательской деятельности. При разработке правил саморегулируемых организаций может проводится обобщение существующих обычаев и деловых обыкновений и включение их в правила саморегулируемой организации.

  6. Необходимо устранить противоречия в действующем законодательстве, а именно существование двух идей саморегулируемой организации, которые выражаются в предусмотренной законодательством возможности как добровольного, так и обязательного членства в саморегулируемой организации. Из статьи 5 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» следует исключить норму, устанавливающую возможность установления федеральными законами обязательного членства в саморегулируемой организации.

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что материалы диссертации, обоснованные в ней теоретические положения и выводы могут быть использованы при совершенствовании действующего российского законодательства, могут оказаться полезными при изучении курса гражданского права.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена в отдела гражданского законодательства зарубежных государств федерального государственного научно-исследовательского учреждения «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации», где состоялось ее обсуждение. Основные положения диссертации отражены в научных публикациях автора.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования и включает введение, три главы, заключение и список использованных источников.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертации, раскрывается научная новизна исследования, указывается его теоретическая и методологическая основа, излагаются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения о научном и практическом значении работы, а также об апробации результатов исследования.
В первой главе, «Понятие саморегулирования и роль саморегулируемых организаций», состоящей из шести параграфов, предлагается определение саморегулирования, приводятся типы (формы) саморегулирования, обозначается роль саморегулируемых организаций в Великобритании, США и Российской Федерации.

Первый параграф «История саморегулирования профессиональной деятельности» посвящен деятельности ассоциаций средневекового периода, к которым можно отнести цехи, гильдии, союзы и т.п. Автор указывает, что деятельность таких ассоциаций была связана с установлением правил ведения профессиональной деятельности членами ассоциации. Обычное право корпораций развивалось постольку, поскольку отсутствовало государственное регулирование их деятельности. Однако «с усилением государственности верховная власть берет на себя задачу устроения частных отношений членов общества»2, и государственное регулирование постепенно заменяет саморегулирование3, что нашло выражение во включении в законодательство обычных норм предпринимательских объединений.

По мнению диссертанта, ассоциации средневекового периода были прообразом современных саморегулируемых организаций и саморегулируемых ассоциаций, которые, объединяя торговцев, устанавливали собственные правила и следили за их исполнением.

Во втором параграфе «Понятие и виды саморегулирования» автором предлагается определение саморегулирования, а также проанализированы различные виды саморегулирования. По мнению автора, саморегулирование – это самостоятельное установление физическими и (или) юридическими лицами правил для той или иной сферы общественных отношений. Саморегулирование по своей природе является видом регулирования, противоположным государственному регулированию, и не является частью последнего.

В диссертации рассматриваются различные концепции саморегулирования, предлагаемые в отечественной и зарубежной литературе. Особое внимание уделяется работам Д. Блэк (J. Black), которая предлагает четыре возможных варианта саморегулирования: мандатное (mandated), санкционированное (sanctioned), принудительное (coerced) и добровольное (voluntary). Также проанализирована предложенная И. Айресом (I. Ayres) и Дж. Брэйтвэйтом (J. Braithwaite) концепция «enforced self-regulation», согласно которой организации самостоятельно принимают свои внутренние правила, которые потом одобряются регулирующим органом. Автор указывает на то, что в качестве регулирующего органа может выступать и СРО, что позволило диссертанту обозначить два уровня саморегулирования. Первый предполагает создание саморегулируемых организаций в сфере, в которой они будут принимать и применять правила регулирования не менее эффективно, чем государство. Второй уровень саморегулирования предполагает установление саморегулируемой организацией возможности для своих членов самостоятельно разрабатывать и применять правила, которые могли бы быть приняты и самой саморегулируемой организацией, однако саморегулируемая организация может решить, что в определенных аспектах самостоятельное урегулирование членами своих внутренних процедур будет способствовать их более эффективной работе на том или ином рынке.

В третьем параграфе «Влияние концепции корпоративизма и неокорпоративизма на идею саморегулируемой организации» отмечается большое значение исследований концепции корпоративизма и неокорпоративизма4 в рамках социологии и политологии. Корпоративизм авторитарного характера характеризуется вынужденным включением в государственную политику «унифицированных» союзов, основанных на обязательном членстве. Также корпоративизм понимают как добровольное включение свободно образованных объединений в процессы принятия государственных решений в либерально-демократических, капиталистических индустриальных государствах (либеральный корпоративизм или неокорпоративизм)5. По мнению диссертанта, на концепцию корпоративизма опирается российский законодатель, принимая нормативные правовые акты, предусматривающие обязательное членство в СРО и передачу СРО государственных функций.

В четвертом параграфе «Роль саморегулируемых организаций в США» рассматриваются положения законодательства США о саморегулируемых организациях. Указывается на существующие в США четыре группы (типа) саморегулируемых организаций: национальная фондовая биржа, зарегистрированная ассоциация рынка ценных бумаг, зарегистрированный клиринговый центр и Правление по регулированию рынка муниципальных ценных бумаг. Особое внимание диссертант уделяет анализу внутренних документов Нью-йоркской фондовой биржи, которая перешла от ведения деятельности в качестве непредпринимательской корпорации к ведению деятельности в качестве компании с ограниченной ответственностью. Тем не менее, Нью-йоркская фондовая биржа сохранила статус СРО.

В пятом параграфе «Общая характеристика деятельности саморегулируемых организаций в Великобритании» рассматривается деятельность саморегулируемых организаций в период действия Закона о финансовых услугах (Financial Services Act 1986)6, который установил новую модель регулирования рынка финансовых услуг, одной из главных особенностей которой стало, по мнению диссертанта, изменение порядка приобретения статуса профессионального участника рынка финансовых услуг. Так, согласно установившейся системе, государство практически полностью отстранило себя от выполнения функции по лицензированию деятельности на этом рынке, предоставив весьма широкие полномочия саморегулируемым организациям.

В шестом параграфе «Развитие законодательства о саморегулируемых организациях в Российской Федерации» рассматривается эволюция законодательства о саморегулируемых организаций в Российской Федерации. Автор отмечает, что первоначально саморегулируемые организации создавались профессиональными участниками рынка ценных бумаг. В дальнейшем нормы о саморегулируемых организаций были включены в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» и др. Проанализировав положения этих нормативных правовых актов диссертантом сделан вывод, что несмотря на то, что разделы о саморегулируемых организациях содержатся в ряде федеральных законов, ни в законодательстве, ни в литературе не прослеживается единого подхода к определению статуса СРО.

Вторая глава «Правовой статус саморегулируемых организаций по законодательству Великобритании, США и Российской Федерации» состоит из шести параграфов.

В первом параграфе «Понятие саморегулируемой организации» отмечается, что термин «саморегулируемая организация» был заимствован из англо-американского права.

В Великобритании Закон о финансовых услугах 1986 определил саморегулируемую организацию (self-regulating organisation) как орган (body), который регулирует ведение инвестиционной деятельности (investment business) любого рода путем издания правил, которые обязательны для лиц, ведущих такую деятельность, поскольку они или являются членами саморегулируемой организации или подпадают под ее контроль. Саморегулируемой организацией может являться как инкорпорированных орган (body corporate), так и неинкорпорированная ассоциация (unincorporated association). Федеральное законодательство США не дает определения саморегулируемой организации, а содержит перечисление тех организаций, которые в силу закона признаются саморегулируемыми организациями.

По мнению автора, перевод на русский язык «self-regulatory (self-regulating) organization» как «саморегулируемая организация» является не совсем корректным. Буквальное толкование «саморегулируемая организация» означает то, что организация сама что-то регулирует, и, вероятно, прежде всего свою собственную деятельность, что в конечном итоге может привести к выводу, что любое юридическое лицо является саморегулируемой организацией, поскольку гражданское законодательство позволяет организации самостоятельно решать некоторые вопросы своей организационной структуры и взаимоотношений органов юридического лица. Кроме того, диссертант обращает внимание на тот факт, что в российской юридической литературе стал использоваться термин «саморегулирующаяся организация» как синоним «саморегулируемой организации». По мнению автора, правильным переводом является «саморегулирующая организация», поскольку цель такой организации не регулирование своей собственной деятельности, а регулирование деятельности своих членов. Тем не менее, в связи с тем, что термин «саморегулируемая организация» является устоявшимся в законодательстве и юридической литературе, диссертант использует такой перевод.

Автором сделан вывод о том, что, заимствуя термин «self-regulatory organization» в России, в это понятие было заложено иное содержание – объем правомочий отечественных саморегулируемых организаций сравним с теми, которыми, например, обладают саморегулируемые ассоциации в Великобритании.

Во втором параграфе «Организационно-правовая форма саморегулируемой организации» рассматриваются организационно-правовые формы, в которых саморегулируемые организации осуществляют свою деятельность. Автором отмечается, что в Великобритании саморегулируемой организацией могла быть признана и неинкорпорированная ассоциация, то есть концепция СРО, предложенная в Великобритании, исходила из того, что саморегулируемая организация может и не быть юридическим лицом, что, однако, не было реализовано на практике. В США саморегулируемые организации могут действовать и в форме общества с ограниченной ответственностью, и как непредпринимательские корпорации.

В Российской Федерации саморегулируемые организации являются некоммерческими организациями и создаются в организационно-правовых формах, предусмотренных для некоммерческих организаций, основанных на членстве. Такими формами ведения деятельности являются некоммерческое партнерство и ассоциация (союз).

Оптимальной, по мнению диссертанта, организационно-правовой формой для ведения деятельности в качестве СРО является ассоциация (союз). Автором выносится предложение по внесению изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, а именно предусмотреть право физических лиц создавать ассоциации (союзы), и тем самым установить равенство физических и юридических лиц, поскольку в настоящее время физические лица в России не могут быть членами ассоциации (союза).

В третьем параграфе – «Приобретение статуса саморегулируемой организации. Регистрация в качестве саморегулируемой организации» рассматриваются возможные порядок и условия приобретения статуса саморегулируемой организации. В США законодательство вообще не упоминает регистрацию в качестве саморегулируемой организации, что связано, по мнению автора, с концепцией правового статуса СРО, согласно которой СРО в силу закона признаются юридические лица, уже получившие определенный статус, например, статус национальной фондовой биржи или национальной ассоциации дилеров ценных бумаг. В Великобритании существовал порядок получения статуса СРО, который был предусмотрен Законом о финансовых услугах 1986 года. Автор отмечает, что российское законодательство, в том числе Федеральный закон «О саморегулируемых организациях», использует в основном термин «реестр саморегулируемых организаций», включение в который свидетельствует о получении юридическим лицом статуса СРО.

Регистрация СРО связана с особой деятельностью, которую они осуществляют. По мнению диссертанта, речь идет о тех особых услугах, которые оказывают СРО. Говоря о видах услуг, предоставляемых СРО, автор отмечает, что в силу правового статуса СРО услуги, которые предоставляются СРО, носят специальный характер и могут оказываться только СРО. Речь идет о так называемых регулирующих услугах. Оказание регулирующих услуг предполагает обязательное принятие правил СРО, которыми руководствуется член СРО при ведении деятельности с третьими лицами. По мнению диссертанта, отсутствие правил СРО означает невозможность оказывать регулирующие услуги, и, как следствие, невозможность осуществлять деятельность в качестве СРО.

По мнению автора, необходимо разграничить регулирующие услуги и дополнительные (факультативные) услуги, которые также может оказывать СРО.

В четвертом параграфе «Использование словосочетания «саморегулируемая организация» в наименовании юридического лица» рассматривается законодательство и практика деятельности СРО в Великобритании. Автор отмечает, что не существовало единого подхода к наименованию СРО в Великобритании, и три из шести действовавших в разное время СРО выбрали указание в наименовании на то, что они являются «Организациями», две указали в наименовании «Орган», и одна была «ассоциацией». Однако, словосочетание «саморегулируемая организация» они не использовали.

Как правило, в Российской Федерации саморегулируемые организации используют в своих наименованиях словосочетание «саморегулируемая организация», которое включается в наименование юридического лица при его государственной регистрации. В то же время, статус саморегулируемой организации юридическое лицо получает только после внесения в соответствующий реестр в уполномоченном органе (или после получения соответствующего разрешения). Автором сделан вывод о возможности злоупотребления со стороны некоммерческих организаций, которые могут не пройти необходимую регистрацию в качестве СРО (или быть исключенными из реестра), но использовать такое наименование в собственных целях, не связанных с саморегулированием. По мнению диссертанта следует существенно ограничить право организаций указывать в своем наименовании слова «саморегулирование» и производные от него.

В пятом параграфе «Членство в саморегулируемой организации» рассматривается проблема обязательного членства в саморегулируемых организациях. По мнению автора, вопрос быть или не быть членом саморегулируемой организации должен являться предметом самостоятельного решения субъекта гражданских правоотношений7. В то же время, налицо проводимая российским законодательством идея обязательного членства в саморегулируемых организациях. В диссертации проанализированы решения Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ, касающиеся оспаривания обязательного членства в СРО. По мнению диссертанта установленная законодательством обязанность вступить в СРО противоречит Конституции РФ и основными принципам гражданского права, закрепленным Гражданским кодексом РФ, в связи с чем в диссертации сделано предложение об исключении норм об обязательном членстве в СРО из законодательства Российской Федерации.

Шестой параграф «Имущество саморегулируемой организации» посвящен исследованию способов приобретения имущества саморегулируемыми организациями. Автор отмечает, что, как правило, имущество СРО формируется за счет членских взносов. В то же время, опыт деятельности СРО в США показывает, что наряду с периодическими членскими взносами, члены СРО обязаны перечислять СРО сумму, определяемую процентом от проведенных операций на рынке.

В работе отмечается, что некоторые СРО в России обязаны формировать компенсационный фонд, который формируются исключительно в денежной форме за счет взносов членов СРО. Имущество, составляющее компенсационный фонд, принадлежит СРО на праве собственности. Цель компенсационного фонда – финансовое обеспечение ответственности по возмещению убытков, причиненных членами СРО при исполнении своих обязанностей. Автором отмечается, что установленная тем самым ответственность юридического лица (саморегулируемой организации) по обязательствам своих членов, что является нетипичной для самой концепции юридического лица. По мнению диссертанта, в законодательство должны быть внесены изменения, устанавливающие право, а не обязанность саморегулируемых организаций создавать компенсационный фонд.

В седьмом параграфе «Концепция развития законодательства о саморегулируемых организациях» выносятся предложения по совершенствованию российского законодательства. В диссертации предлагается концепция развития законодательства о саморегулируемых организациях, основанная на разграничении саморегулируемых организаций и саморегулируемых ассоциаций. По мнению автора, следует законодательно расширить круг субъектов, обладающих особым правовым статусом, объединяющих субъектов гражданских правоотношений с целью саморегулирования деятельности последних. Предлагается наряду с саморегулируемыми организациями закрепить возможность создания саморегулируемых ассоциаций. По мнению диссертанта предложенное в английской литературе наименование «саморегулируемая ассоциация» приемлемо для проведения различия между названными направлениями. Именно в Великобритании сложилась такая концепция разграничения понятий саморегулируемая организаций и саморегулируемая ассоциация, с использованием последнего как более широкого понятия для обозначения всех организаций, «обсуживающих» саморегулирование.

Третья глава «Правила саморегулируемых организаций и контроль за их исполнением» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе, «Понятие правил саморегулируемой организации», автором отмечается, что в рамках саморегулируемых организаций идея саморегулирования реализуется путем принятия правил, которые должны быть утверждены уполномоченным государственным органом. Такое утверждение правил государством обязательно в силу того, что членство в саморегулируемой организации и присоединение к ее правилам должно вести, по мнению диссертанта, к частичному освобождению субъекта от государственного регулирования (например, исключение необходимости получения лицензии). В таком особом порядке утверждения правил СРО с привлечением уполномоченного государственного органа автором усматривается основное различие между саморегулируемыми организациями и саморегулируемыми ассоциациями.

Диссертант придерживается мнения, что от правил саморегулируемой организации следует отличать так называемые «этические кодексы», которые могут иметь различное наименование. Например, «Кодекс добросовестного ведения бизнеса» и т.п. По мнению автора, такие документы носят, как правило, декларативный характер.

Во втором параграфе «Порядок принятия правил СРО», рассматривается порядок принятия правил саморегулируемыми организациями на примере США.

В диссертации положительно оценивается процедура принятия правил СРО в США, где каждое изменение правил СРО подлежит одобрению со стороны Комиссии по ценным бумагам и биржам. Процедура включает в себя публикацию полученные предложения об изменениях, а также рассмотрение поступивших замечаний от заинтересованных лиц. Изложенный порядок принятия и утверждения правил саморегулируемых организаций в США, по мнению автора, должен быть заимствован и включен в Федеральный закон «О саморегулируемых организациях», поскольку в настоящее время в Российской Федерации заинтересованные лица фактически исключены из процедуры принятия правил саморегулируемых организаций.

В третьем параграфе «Содержание правил саморегулируемой организации» рассматриваются документы, которые принимаются саморегулируемыми организациями. В диссертации предлагается все правила саморегулируемой организации разделить на две группы: в первую входят правила, регулирующие деятельность членов СРО, во вторую – правила, регулирующие порядок осуществления контроля за деятельностью членов СРО, а также правила рассмотрения жалоб на действия члена саморегулируемой организации.

В диссертации отмечается, что для саморегулируемых организаций, действующих в настоящее время в России, характерно отсутствие единого документа, в котором содержатся все правила саморегулируемой организации. Саморегулируемые организации последовательно принимают отдельные документы, не консолидируя их. В диссертации делается вывод о необходимости установить в законодательстве обязанность саморегулируемой организации принять «Правила саморегулируемой организации» как единый документ, в котором содержатся все правила саморегулируемой организации. Такая практика устранит разрозненность правил СРО и будет гарантировать членам СРО и заинтересованным лицам, что они получают полную информацию о правилах саморегулируемой организации.

Особое внимание автор уделяет соотношению правил саморегулируемой организации и унификации обычаев делового оборота и деловых обыкновений. Автор отмечает, что в современном мире в условиях глобализации такая унификация возможна в рамках саморегулируемых организаций и саморегулируемых ассоциаций.


В четвертом параграфе «Контроль саморегулируемой организации за деятельностью своих членов» рассматриваются возможные формы контроля за саморегулируемыми организациями за соблюдением правил саморегулируемой организации, которыми, по мнению автора, могут быть во-первых, непосредственный контроль за соблюдением правил СРО, во-вторых, рассмотрение жалоб юридических и физических лиц на действия члена СРО, нарушающие правила СРО.


В пятом параграфе «Роль омбудсмена при осуществлении саморегулируемой организацией контроля за деятельностью своих членов» автор останавливается на деятельности омбудсмена по рассмотрению жалоб на действия членов саморегулируемых организаций в Великобритании, где СРО ввели этот институт для эффективного и независимого рассмотрения жалоб своих членов. В диссертации сделан вывод, что опыт деятельности омбудсменов в рамках саморегулируемых организаций может быть заимствован в Российской Федерации саморегулируемыми организациями. По мнению автора, деятельность омбудсмена была бы весьма эффективной для повышения уровня контроля саморегулируемых организаций за действиями своих членов. В случае успешной работы омбудсмена саморегулируемая организация через омбудсмена будет получать жалобы непосредственно от лиц, которые вступали в правоотношения с членом саморегулируемой организации, что позволит последней, направляя конкретные указания своему члену о недостатках в его деятельности, улучшать качество оказываемых регулирующих услуг и регулирования в целом.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

  1. Грачев Д. О. Саморегулируемые организации: проблемы определения правового статуса // Журнал российского права. № 1. 2004

  2. Грачев Д. О. Саморегулируемые организации: зарубежный опыт и тенденции развития российского законодательства // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. Третий выпуск. 2006.



1 О.Ю. Скворцов. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России. Проблемы, тенденции, перспективы. М. 2005. C. 55-56

2 Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права: В 4 т. Т.I. М., 2003. С.54

3 По мнению С. В. Бахина «независимость купеческого сословия, которую оно стремилось отстаивать, плохо совмещалась с абсолютизмом, что привело в итоге к «национализации» купеческого права». См.: С.В. Бахин. Субправо. Санкт-Петербург. 2002. С. 102

4 Роль концепции неокорпоративизма в определении роли саморегулируемых ассоциаций в системе регулирования отмечается и в английской правовой литературе. См.: J. Black. Constitutionalising Self-Regulation // Modern Law Review. January 1996. С. 27.

5 В. И. Даниленко. Современный политологический словарь. М. 2000.

6 Утратил силу с принятием Закона о финансовых услугах и рынках 2000 года (Financial Services and Markets Act 2000).

7 Отметим, что Леон Дюги отмечал, что «если закон должен признать и гарантировать свободу вступать в синдикат, он также должен признать и гарантировать свободу не вступать в синдикат». См.: Л. Дюги. Конституционное право. Общая теория государства. М. 1908. С. 762.






Решительность: настойчивость в достижении цели, которую вы одобряете. Упрямство: настойчивость в достижении цели, которую вы не одобряете. Амброз Бирс
ещё >>