Право на жизнь (международно-правовой аспект) - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа наименование дисциплины Ответственность в международном... 1 295.16kb.
Курсовая работа по Международному праву Международно-правовая ответственность... 1 253.77kb.
Правотворческие полномочия федеральных органов исполнительной власти... 1 355.56kb.
Военно-правовой аспект информационной безопасности 1 177.14kb.
Я имею право» (Внеклассное мероприятие по правам человека.) 1 79.6kb.
Миграционное право в международно-правовой доктрине и практике: становление... 4 766.87kb.
Переходный период в развитии права как единство прошлого, настоящего... 1 161.15kb.
Право частной собственности на земельные участки: Конституционно-правовой... 2 407.35kb.
Право военнослужащих на жилище: теоретико-правовой аспект 1 199.22kb.
Контрольная работа по дисциплине "Международное публичное право"... 1 17.98kb.
Проект «Трансграничное сотрудничество и стабильное управление бассейном... 1 162.69kb.
Практикум 8-9 классы Международные документы о праве на жизнь 1 67.65kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Право на жизнь (международно-правовой аспект) - страница №1/3



ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

на правах рукописи
Семенов Иван Сергеевич


ПРАВО НА ЖИЗНЬ

(МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

Специальность:

12.00.10 – «Международное право. Европейское право»


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва – 2009

Диссертация выполнена на кафедре международного публичного права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации»



Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

Зимненко Богдан Леонидович



Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Абашидзе Аслан Хусейнович

кандидат юридических наук Захарова Лариса Ивановна

Ведущая организация Всероссийская академия внешней торговли Минэкономразвития России

Защита состоится «30» октября 2009 г. в 15:00 на заседании диссертационного совета Д.209.001.03 при Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации по адресу: 119992, г. Москва, ул. Остоженка, д. 53/2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации

Автореферат разослан «30» сентября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор юридических наук А.А. Моисеев

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Особая важность права человека на жизнь достаточно очевидна даже без обращения к источникам права. Как справедливо отмечает Н.И. Матузов, «право на жизнь – первое фундаментальное естественное право человека, без которого все другие права лишаются смысла, ибо покойникам никакие права не нужны»1. Соглашается с ним С. В. Черниченко, утверждающий, что «без обеспечения [права на жизнь] становится бессмысленной постановка вопроса о соблюдении остальных прав и свобод»2. Вместе с тем данное право не столь часто вызывает такой же интерес исследователей, как, к примеру, право на защиту от пыток и жестокого обращения, право на защиту частной жизни и другие. Как представляется, данное обстоятельство может быть вызвано кажущейся простотой и ясностью права на жизнь. Между тем на сегодняшний день данное право, закрепленное во множестве внутригосударственных, а также региональных и универсальных международных актов, по-прежнему содержит ряд нерешенных вопросов, имеющих несомненно важное значение. Нет единой точки зрения мирового сообщества на проблему отмены смертной казни. Отметим, что речь идет даже не столько о вопросах правомерности или неправомерности смертной казни, сколько о взаимосвязи данного института с правом на жизнь. До сих пор вызывает ожесточенные споры философов, медиков и юристов о проблемах эвтаназии и абортов. Имеется ряд противоречий по вопросам реализации права отдельных аспектов на жизнь, случаев его ограничения, а также обязанностей государств по его защите. Между тем не вызывает сомнений, что именно данное право, несмотря на его неабсолютный характер (то есть наличие законодательно предусмотренной возможности его ограничения), является во многом основополагающим.

Таким образом, актуальность данной темы обусловлена тем, что, несмотря на очевидную важность данной темы, до сих пор у мирового сообщества нет единой позиции в отношении отдельных аспектов данного права, в том числе по принципиальным моментам его осуществления и защиты в международно-правовом аспекте.

Кроме того, нельзя не обратить внимания на то, что на сегодняшний день исследование данного права на международно-правовом уровне в универсальном плане не проводилось. Несомненно, существует ряд исследований, затрагивающих отдельные аспекты защиты права на жизнь, прежде всего смертную казнь. Однако особенностью данного исследования является попытка комплексно проанализировать и осветить реализацию указанного права в сфере межгосударственных и внутригосударственных отношений, а также рассмотреть имеющиеся проблемы в непосредственной взаимосвязи с основополагающим международными нормами и теоретическими моментами реализации и защиты права на жизнь.

В связи с этим в данной работе хотелось бы обратить особое внимание на практику национальных судов, а также Европейского Суда по правам человека, юрисдикция которого распространяется на Российскую Федерацию с 5 мая 1998 года. Как видится, роль судов в сфере толкования правовых норм сегодня трудно переоценить. Ведь в условиях сложившихся правовых систем и представлений о тех или иных правах именно судебная практика является источником толкования имеющихся норм в отношении новых или недостаточно раскрытых явлений. И именно Европейский Суд по правам человека достоин особого внимания по целому ряду причин. Прежде всего, Европейский Суд существует уже 50 лет и является одним из наиболее авторитетных международных органов правосудия. Именно в практике Европейского Суда затрагиваются многие наиболее принципиальные моменты реализации права на жизнь. И наконец, именно решения Европейского Суда играют важную роль в развитии правовой системы Российской Федерации. Ни для кого не секрет, что на сегодняшний день Россия является страной с большим количеством жалоб на рассмотрении Европейского Суда. При этом, как отмечает Б.Л. Зимненко, «постановления Европейского Суда по правам человека, одновременно отвечающие [определенным законом] критериям, являются обязательными для Российской Федерации. Причем данная обязанность имеет как международное, так и национально-правовое значение»3. Именно обязательный характер решений Суда для Российской Федерации является дополнительным основанием для особого к ним внимания. Кроме того, данная работа была бы неполной без рассмотрения отдельных национально-правовых аспектов вопросов реализации и защиты права на жизнь.

Именно сочетание вышеуказанных факторов не может не свидетельствовать об актуальности данной работы.

Объект исследования. Объектом исследования данной работы являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией и защитой права на жизнь в соответствии с международными и внутригосударственными правовыми нормами.

Предмет исследования. Предметом исследования являлись международно-правовые и национально-правовые нормы, а также принципы, мнения исследователей и судебная практика, затрагивающие вопросы возникновения, развития права на жизнь, а также отдельные вопросы его реализации и защиты.

Цели и задачи исследования. Целью данной работы является комплексное изучение теоретических и практических аспектов реализации и защиты права на жизнь в сфере как межгосударственных, так и внутригосударственных отношений.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:



  1. Исследование исторических аспектов правового закрепления права на жизнь, а также выявление характерных черт развития данного правового института в различных общественных формациях.

  2. Анализ современных концепций и понимания права на жизнь как в отечественной, так и в зарубежной литературе.

  3. Формирование и выявление теоретических основ реализации и защиты данного права.

  4. Выявление места права на жизнь в современной системе иных фундаментальных прав и свобод.

  5. Изучение международных актов, зарубежных и российских нормативно-правовых актов, затрагивающих вопросы закрепления, защиты и реализации права на жизнь.

  6. Раскрытие специфики отношения различных государств к некоторым аспектам реализации и защиты права на жизнь.

  7. Выработка рекомендаций по решению теоретических и практических проблем, возникающих в ходе реализации права на жизнь и защите данного права Европейским Судом по правам человека, в том числе по делам в отношении Российской Федерации.

Методология исследования. При исследовании вопросов реализации и защиты права на жизнь был применен ряд научных методов, позволяющий наиболее полно рассмотреть самые интересные и важные аспекты данного права. Так, сравнительно-исторический метод позволил выявить общемировые тенденции эволюции представлений о праве на жизнь и характерные черты защиты данного права в прошлом. Использование сравнительно-правового метода позволило обозначить современные тенденции в развитии данного права, а также общее отношение отдельных государств к определенным аспектам его развития. Этот же метод был применен для сопоставления международно-правовых положений в отношении права на жизнь с законодательством некоторых государств. В рамках данного исследования были также использованы основные методы познания, разработанные юридической и философской науками: диалектические (анализа, синтеза, дедукции, индукции, а также аналогии), а также специальные методы общественно-гуманитарных наук (формально-юридический, социологический, статистический и другие).

Нормативно-правовую базу и эмпирическую базу исследования составляют международные акты универсального и регионального характера, такие, как Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Женевские конвенции 1949 года, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года (Далее - ЕКПЧ) и дополнительные протоколы к ней, Хартия Европейского Союза по правам человека 2000 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, Американская конвенция о правах человека 1969 года, Африканская хартия прав человека и народов 1981 года, Каирская Декларация прав человека в исламе 1990 года, Европейская конвенция о выдаче 1957 года, постановления и решения Европейского Суда по правам человека, ряд двусторонних договоров по вопросам экстрадиции, а также положения национального законодательства ряда стран по вопросам реализации и защиты права на жизнь, практика национальных судов по этим же вопросам, а также статистические данные общественных организаций.

Степень научной разработанности темы. Несомненно, что право на жизнь является достаточно важным для того, чтобы привлечь внимание ученых. В историческом аспекте можно отметить таких исследователей отдельных вопросов реализации и защиты права на жизнь, как Аристотель, Ф. Аквинский, Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Д. Локк и других философов и правоведов. Однако особый интерес к данному праву был проявлен исследователями уже в 20 веке. Необходимо отметить таких исследователей права на жизнь, как С.С. Алексеев, П.В. Анисимов, А.Г. Бережнов, Н.А. Богданова, Н.В. Витрук, Е.А. Лукашева, Н.И. Матузов, Р.А. Мюллерсон, Г.Б. Романовский. Такой аспект права на жизнь, как смертная казнь, нашел отражение в работах А.Б. Мезяева, А.В. Малько, А.С. Никифорова, В.А. Карташкина, Б.Р. Тузмухамедова, Т.М. Фомиченко и других ученых. Вопросы эвтаназии были затронуты в работах О.В. Капинус, Н.Н. Бакулина, Е.К. Фомичева. Международно-правовому аспекту права на жизнь посвящены работы А.А. Абашидзе, Ю.М. Антоняна, Б.М. Ашавского, М.М. Бирюкова, Г.М. Вельяминова, С.А. Егорова, Б.Л. Зимненко, А.Я. Капустина, А.А. Ковалева, А.Я. Колодкина, В.С. Котляра, А.А. Моисеева, И.И. Лукашук, Е.Г. Ляхова, А.В. Малько, Н.И. Матузова, Ю.С. Ромашова, Ю.М. Рыбакова, О.Н. Хлестова, С.В. Черниченко. Из последних исследований необходимо отметить работы Г.Б. Романовского, В.И. Макринской, Т.М. Фомиченко, Ю.А. Казановской. Из зарубежных авторов данной тематике посвящены работы Р. Адлера, К. Бойла, Дж. Рэйчелс, Г. Шью и других.

Научная новизна диссертации. Несмотря на то, что отдельные аспекты права на жизнь нашли отражение в работах целого ряда авторов, международное закрепление и защита права на жизнь на сегодняшний день изучались лишь в отдельных аспектах, без учета всех факторов, сопутствующих реализации и защите данного права. Данная работа призвана проанализировать весь процесс становления и развития данного права и комплексно осветить как теоретические его аспекты (включая историческое развитие данного института), так и практику рассмотрения спорных вопросов его применения и защиты.

В работе представлен комплексный анализ международно-правовых норм в отношении реализации и защиты права на жизнь, а также практики национальных судов по отдельным вопросам данного права.

Кроме того, в данной диссертации предпринята попытка систематизации негативных и позитивных обязательств государств по защите права на жизнь, признаков и оснований для использования эвтаназии, приводится ряд альтернативных определения исследованных понятий.

Особое внимание в данной работе уделяется вопросам практики Европейского Суда по правам человека. В ряде исследований затрагивались вопросы практики Европейского Суда по делам о смертной казни, однако в данной работу рассмотрена также практика по ограничению права на жизнь, а также вопросам эвтаназии, абортов и ряда других аспектов. Рассмотрены также отдельные моменты практики Европейского Суда по делам против Российской Федерации.



На защиту выносятся следующие положения:

  1. Право на жизнь в течение долгого времени не находило формального закрепления в нормативных актах, и о его реализации и защите можно судить преимущественно на основании уголовно-правовых и, в меньшей степени, административно-правовых норм. Лишь развитие представлений о правах человека как об особом объекте исследований и правовой категории обусловило на рубеже 18-19 веков закрепление права на жизнь в самостоятельных внутригосударственных нормах. При этом иным правам, представлявшимся более актуальными для развивающегося капиталистического общества – например, праву на частную собственность, национальным правом гарантировался более высокий уровень защищенности по сравнению с правом на жизнь.

  2. Право на жизнь, признанное одним из фундаментальных, нашло закрепление в международном праве лишь с окончанием Второй мировой войны. Именно колоссальные потери живой силы в ходе военных действий стали не только поводом для закрепления права на жизнь в качестве отдельной правовой категории, но и придали данному праву особую важность и защиту (в том числе путем создания международных механизмов защиты), что отразилось и на последующей межгосударственной практике, свидетельствующей о постепенном уменьшении оснований для правомерного ограничения права на жизнь как в мирное, так и в военное время.

  3. Нормы, закрепляющие право на жизнь, следует толковать комплексно как совокупность (систему) обязательств государства по защите человеческой жизни. Данные обязательства можно подразделить на негативные и позитивные. Негативные обязательства представляют собой обязанность государства не совершать противоправных действий, способных повлечь нарушение права человека на жизнь. При этом точка зрения, что для выполнения всех своих обязательств по охране жизни государству достаточно воздерживаться от определенных действий, представляется необоснованной. Негативные обязательства представляют собой лишь часть обязательств государства, невыполнение которых является основанием для привлечения последнего к правовой ответственности по национальному или международному праву.

  4. Вторую часть обязательств государства следует отнести к позитивным, подразумевающим активные действия государства по обеспечению и защите права на жизнь. Данные обязательства можно рассматривать в широком и в узком смысле. В широком смысле данная группа подразумевает обязанность государства по созданию системы органов власти и организаций, занимающихся защитой прав человека в целом и права на жизнь в частности, путем законодательной деятельности, а также контроля за деятельностью тех или иных организаций и групп лиц. В узком смысле данная категория обязательств подразумевает конкретные обязательства органов государства по защите права на жизнь. Позитивные обязательства можно также классифицировать на организационные (материальные) и процессуальные. При этом первые, как правило, носят превентивный характер, тогда как процессуальные обязательства предполагают обязанность государства, в случае нарушения права на жизнь или подозрений о возможности такового, провести эффективное и объективное расследование обстоятельств дела с целью определения причинно-следственной связи и наказания виновных, а также предотвращения подобных ситуаций в дальнейшем.

  5. Именно исполнение со стороны государства всего комплекса обязательств может быть эффективной гарантией права человека на жизнь, и одновременно гарантией непривлечения государства к правовой ответственности как на международном, так и на внутригосударственном уровне. Кроме того, перечень позитивных и негативных обязательств не может считаться исчерпывающим. Учитывая, что обязательства могут не иметь непосредственного нормативного закрепления, именно судебное расследование конкретных дел, касающихся защиты права на жизнь, могут привести к выявлению (и, соответственно, реализации на практике) новых обязательств позитивного характера в отношении защиты права граждан на жизнь.

  6. На сегодняшний день в международном праве отсутствует общее представление о моменте возникновения права на жизнь. Обе существующие точки зрения (как признание права на жизнь за человеческим зародышем, так и принцип возникновения права на жизнь лишь с момента физиологических родов) достаточно уязвимы для критики. Данный вопрос, как видится, не может быть решен лишь юридически, но должен решаться в свете комплексного анализа данного понятия как с юридической, так и с медицинской, онтологической точек зрения. Однако несмотря на тот факт, что национальные судебные органы, а также Европейский Суд по правам человека, как правило, не рассматривают аборт в качестве нарушения права на жизнь, положения отдельных национальных и международных нормативных актов, а также доктрины философских и религиозных учений говорят об обратном – то есть приравнивают аборт к лишению человека жизни. Промежуточным решением данного вопроса может стать определение перечня оснований, которые должны признаваться всеми государствами достаточными для законного прерывания беременности – в первую очередь с целью заботы о жизни и здоровье матери.

  7. Эвтаназия является одним из наиболее противоречивых аспектов права на жизнь. На сегодняшний день в сфере межгосударственных отношений отсутствуют единые принципы реализации данного института. Однако, несмотря на различное отношение, межгосударственная практика позволяет сформулировать определение эвтаназии следующим образом: Эвтаназия – это умышленное действие или бездействие, совершаемое на законном основании4 в отношении смертельно больного лица по его собственному желанию или, в случае невозможности выразить таковое, по распоряжению его официальных представителей, имеющее целью избавление больного от страданий, результатом которого является скорое и безболезненное наступление смерти лица. Сочетание всех указанных в данном определении характеристик позволяет говорить именно об эвтаназии. В противном случае речь должна идти об умышленном лишении жизни. Необходимо обратить особое внимание на наличие правового основания данного действия, поскольку в случае, если внутригосударственное право не признает законность эвтаназии – причинение смерти таким путем будет рассмотрено как преступление независимо от мотивации и наличия иных признаков эвтаназии.

  8. Несмотря на тот факт, что Европейский Суд по правам человека выразил свое мнение о праве на жизнь, как не подразумевающим право на помощь при самоубийстве или эвтаназию, данное положение представляется неокончательным и не вполне отвечающим межгосударственной практике. В частности, в своем Постановлении по делу «Претти против Соединенного Королевства» Суд счел, что не обязан обязанным выносить оценку по вопросу о том, является ли законодательство отдельных стран, допускающее эвтаназию, противоречащим нормативному содержанию права на жизнь. Действительно, большая часть государств по-прежнему рассматривает эвтаназию как правонарушение, в том числе как лишение жизни. Однако принимая во внимание, что ряд стран уже легализовал эвтаназию, с целью эффективной защиты права на жизнь необходимо принятие на универсальном уровне международного акта, определяющего единые принципы применения (или, напротив, санкционирующего запрет) данного института. В случае сохранения ситуации, когда нет четкой международно-правовой позиции по отдельным моментам применения эвтаназии и ее допустимости в принципе, представляются неизбежными многочисленные правовые коллизии и споры, что не будет способствовать эффективной защите права на жизнь.

  9. Смертная казнь не может быть запрещена на универсальном уровне в связи с расхождениями как в вопросах перечня преступлений, за которые может быть назначена исключительная мера, так и вопросах ее допустимости в принципе. Так, Европейский Суд по правам человека, гарантированно признающий незаконной возможную выдачу лица в страну, где оно может быть казнено, до сих пор не выразил своей позиции по вопросу, следует ли считать смертную казнь нарушением права на жизнь5. Четко выраженная позиция Суда позволит окончательно закрепить противозаконный характер смертной казни именно в контексте права на жизнь, тогда как в настоящее время при рассмотрении дел, касающихся назначения и применения смертной казни, Суд, как правило, рассматривает дело в контексте ст. 3 Европейской Конвенции. Уточнение позиции Суда позволит значительно упростить разбирательство дел, касающихся вопросов экстрадиции и продемонстрирует последовательность позиции государств Совета Европы. Поскольку смертная казнь, в отличие от эвтаназии, запрещается при любых обстоятельствах Протоколом №13 к ЕКПЧ, она должна быть недвусмысленно признана неправомерной на региональном уровне. В целом же, несмотря на очевидную тенденцию к постепенному отказу от смертной казни в мирное и, в меньшей степени, военное время, сегодня смертная казнь на универсальном уровне воспринимается в основном как правомерное ограничение права на жизнь.

  10. В связи с существенными разногласиями в понимании значения и степени правомерности смертной казни достижение на универсальном уровне согласия в вопросе ее отмены представляется маловероятным. Вместе с тем важным шагом к унификации норм о смертной казни могло бы стать создание и утверждение на международно-правовом уровне перечня преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь. Несомненно, речь может идти лишь об особо тяжких преступлениях, общепризнанно являющихся наиболее опасными для человека, государства и общества. Данные ограничения позволят избежать казни людей, виновных в преступлениях, лишь в силу традиций, особенностей морали и вероисповедания признаваемых национальным уголовным правом в данный момент времени заслуживающими смертной казни, в первую очередь, в ряде арабских, африканских стран и Китае.

  11. Несмотря на сложившуюся практику отказа от смертной казни, действующие в России ограничения на вынесение и исполнение смертных приговоров, основанные на принятых Российской Федерацией обязательствах при вступлении в Совет Европы, а также внутреннем праве страны, не представляется достаточным аргументом в правовых дискуссиях с представителями Европы. Учитывая фактическое отсутствие смертной казни на практике (несмотря на сохранение отдельных норм Уголовного Кодекса, а также Конституции РФ), можно сделать вывод, что юридические основания для нератификации Протокола №6 со стороны России отсутствуют. Отсутствие же ратификации данного Протокола со стороны РФ в ближайшее время может быть интерпретировано как готовность России при определенных обстоятельствах вернуться к применению смертной казни. Вместе с тем, если восстановление смертной казни произойдет, сотрудничество с Советом Европы может быть осложнено в связи с явным противоречием данного шага современным положениям ЕКПЧ и общемировой правовой тенденции в отношении отмены смертной казни.

  12. Право Совета Европы допускает лишь три основания для ограничения права на жизнь, указанные в пара. 2 ст. 2 Европейской конвенции6, при непременном условии абсолютной необходимости применения силы. В ходе судебных разбирательств Европейскому Суду удалось выработать ряд правовых позиций, в частности, определенную практику оценки тех или иных событий на основании норм Конвенции и их толкования Судом, а также принятых ранее решений. В случае с возможными ограничениями прав человека данная практика представляется особенно важной, поскольку перечень ограничений является достаточно узким и исчерпывающим, а подобные жесткие рамки для Суда (то есть обязанность следовать своим решениям, принятым ранее) позволяют избежать расширительной трактовки соответствующих положений. Однако необходимо также отметить, что в отдельных случаях стремление не допустить нарушения права на жизнь может доходить до некоторого преуменьшения реальной опасности действий самого заявителя, что выражается в не вполне адекватной оценке действий лица, против которого была применена сила, и действий властей по ее применению. В частности, практике известны случаи, когда Европейский Суд признавал нарушенным право на жизнь лиц, планировавших террористическую атаку, основываясь на теоретических умозаключениях и допущениях. В подобных случаях Суду следует занимать более жесткую позицию в отношении ограничения права на жизнь лиц, чьи действия могли причинить вред жизни и здоровью значительного количества людей. В первую очередь это должно относиться к террористам и иным особо опасным преступникам. Ведь в случае, если их действия увенчаются успехом или приведут к человеческим жертвам, речь будет идти о гораздо более многочисленных жертвах со стороны мирного населения, а значит – о нарушении права на жизнь многих людей.

  13. Анализ действующих международных актов позволяет судить о том, что основания для ограничения права на жизнь, указанные в пара. 2 ст. 2 ЕКПЧ, являются универсальными стандартами защиты права на жизнь и представляют собой исчерпывающий перечень ограничений данного права в мирное время. Единственным дополнительным ограничением можно считать лишь смертную казнь, отмененную Протоколами к Европейской Конвенции, однако допускаемую иными международными актами. Все остальные случаи ограничения права на жизнь следует считать неправомерными.

  14. Сложившаяся ситуация с делами в Европейском Суде в отношении Российской Федерации, затрагивающими, в том числе, право на жизнь, не является свидетельством неуважения права на жизнь в Российской Федерации. Абсолютное большинство рассматриваемых и рассмотренных случаев имеют отношение к нарушениям прав человека во время конфликта в Чеченской республике и объяснимы именно состоянием военного конфликта, когда возможности властей по защите прав человека могут быть ограничены7. Вместе с тем данное обстоятельство ни в коей мере не оправдывает лиц, совершавших правонарушения – напротив, подобные случаи представляются недопустимыми именно в силу незащищенности гражданского населения, неспособности оказать сопротивления правонарушителям. Кроме того, властям РФ необходимо было уделять особое внимание расследованию произошедших правонарушений, ведь именно отсутствие эффективно проведенного расследования стало наиболее частым основанием для привлечения Российской Федерации к ответственности.

Теоретическое и практическое значение работы. Теоретическое значение данной диссертации заключается в дальнейшем развитии теории международного права в области прав человека, а также предоставлении комплексного анализа такого важнейшего вопроса, как реализация и защита права на жизнь. Теоретическая разработка отдельных понятий, а также классификация признаков рассмотренных явлений и приведенные практические примеры из деятельности Европейского Суда и ряда национальных судов облегчает практическое применение данных понятий и примеров в практике уполномоченных органов, а также усваивание материала лицами, интересующимися данными вопросами права. Систематизированный, рассмотренный в единой взаимосвязи материал может быть использован в высших учебных заведениях при изучении прав человека и, в частности, права на жизнь.

Выводы и рекомендации, представленные в данной диссертации, могут быть использованы в ходе подготовки международных договоров, внесения в российское законодательство поправок, совершенствующих систему защиты права на жизнь, а также для кодификации и прогрессивного развития международного права в целом.



Выводы, заключения и рекомендации, предложенные в данной работе, направлены на совершенствование национального и международного механизма защиты права человека на жизнь.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы докладывались на кафедре международного права Дипломатической академии МИД РФ. Отдельные теоретические положения были представлены в выступлении диссертанта на 51-м Ежегодном собрании Российской Ассоциации Международного Права и ряде других научно-практических конференций, а также нашли отражение в ряде научных публикаций, указанных ниже.
II. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Настоящая диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованных источников.

Во вступлении обосновывается актуальность темы, указаны объект, предмет, цели и задачи исследования, методы его осуществления, а также нормативно-правовая и эмпирическая база. Во введении также обозначена степень научной разработанности темы, отмечена научная новизна диссертации, теоретическое и практическое значение работы, а также рассмотрены положения, выносимые на защиту и указаны научные публикации диссертанта по теме исследования.

В Главе 1 «Исторические аспекты развития права на жизнь» диссертантом рассматривается эволюция правового содержания права человека на жизнь, технологий и методов его защиты, уделяется внимание положениям как исторических источников права, так и современного национального и международного права, анализируется значимость данного права для системы прав человека в целом.

Параграф 1 «Из истории правового закрепления права человека на жизнь и его судебной защиты в национальном праве зарубежных стран» посвящен рассмотрению исторических аспектов развития права на жизнь с Древнего Мира до Новейшего Времени и состоит из трех частей. В части 1 данного параграфа «Нормативное закрепление и защита права на жизнь в Древнем Мире и Античности» внимание уделено развитию права на жизнь в древнейший период существования государств. Защита права на жизнь осуществлялась еще до создания централизованных правовых кодексов путем закрепления тех или иных норм в правовых обычаях, имевших силу закона. В частности, одним из основных принципов защиты жизни был принцип Талиона. Со временем обычные нормы приобрели формализованный характер в нормативных сборниках, затронувших, в том числе, и вопросы защиты человеческой жизни. На основании анализа положений ряда сборников и иных нормативных актов делается вывод, что право на жизнь не было напрямую закреплено в древних и античных правовых актах, однако отдельные его аспекты находили закрепление в определенных отраслях права, прежде всего уголовного и административного, а также в материалах судебной практики. Отсутствие правовой регламентации права человека на жизнь сказывалось и на его правовом содержании в зависимости от ряда факторов, характерных для законов того времени (социального, имущественного статуса, принадлежности к той или иной народности и проч.). При этом ценность жизни члена социума не была безусловной, и цена человеческой жизни определялась подчас лишь суммой штрафа за определенное преступление. Более того, ряд категорий населения долгое время не был защищен никакими правовыми актами, т.к. люди этих категория рассматривались как собственность своих владельцев, вольных поступить с зависимым лицом по своему усмотрению, как с любой другой собственностью. Также уточняется, что права человека, в том числе право на жизнь во всех античных и, в дальнейшем, средневековых государствах уступали по значимости интересам государства и церкви, что выражалось в суровости наказаний за преступления против тех или иных объектов охраняемых отношений.

Вместе с тем отсутствие формального закрепления права на жизнь в древнем праве отнюдь не означало, что данный институт не исследовался юристами и не закреплялся в законах. Напротив, именно в древнем праве впервые получили развитие институты, напрямую связанные с правом на жизнь и его защитой. Именно разработки юристов Античности и Древнего Мира фактически заложили основу для современного понимания содержания данного права и его составляющих.

Работы античных юристов получили дальнейшее развитие в средневековом праве, анализу которого посвящена часть 2 параграфа 1 «Нормативное закрепление и защита права на жизнь в Средние века». Именно рецепция римского права стала одним из наиболее распространенных способов формирования собственной системы права в средневековой Европе. Характерной для средневекового права была и дифференциация объема прав лиц в зависимости от их социального статуса. Со временем институт рабовладения прекратил существование, однако закрепощенные крестьяне, лишенные земли или попавшие в долговую зависимость от сеньора, потеряли значительную часть своих прав свободных людей, фактически став средневековым аналогом рабов. Средневековые нормы права содержали даже возможность безнаказанного лишения жизни крестьянина, серва или иного зависимого лица по достаточно формальному признаку. Носители аналогичного почти бесправного статуса существовали практически во всех средневековых государствах Европы.

Характерной чертой средневекового права оставалось отсутствие закрепления ценности человеческой жизни и права на жизнь в конкретных нормах. Речь о ценности человеческой жизни и ее защите велась преимущественно тогда, когда происходило убийство или иное действие, повлекшее смерть человека. В этом отношении наиболее характерной чертой права в целом стала практика взимания с преступника компенсации нанесенного ущерба. Примечательно, что в ряде кодексов раннего Средневековья лишение жизни просто не упоминалось в качестве возможного наказания – за любое преступление, в том числе за совершенное убийство, следовало возмещение вреда в денежной форме в пользу потерпевшего и в пользу правителя. Наиболее тяжко традиционно карались преступления против церкви и против государства. Более того, в исламском праве именно религиозные нормы зачастую являлись действующими нормами права, нарушение которых вело к суровому наказанию в виде лишения жизни.

Превентивные же действия государства по защите жизни сводились к формированию системы норм и наказаний за убийства и иные преступления, отличающейся, как правило, чрезвычайной казуальностью. Вместе с тем, если изначально наказание связывалось преимущественно с возмещением материального вреда хозяину или родственникам убитого, то со временем главным стало устрашение с целью предотвращения дальнейших нарушений. В связи с этим в случае доказанного умышленного убийства в качестве наказания, как правило, преступника самого лишали жизни.

В целом же средневековые законы продолжали оставаться казуистическими, чрезмерно конкретными. Однако со временем характер законов становился все более объективным, формулировки – более общими и формальными, тогда как нормы о преступлениях и санкциях за них выносились в отдельные акты или разделы крупных сборников.

Качественный скачок в представлениях о праве человека на жизнь произошел уже в Новое и Новейшее Время, анализу которого посвящена третья часть 1 параграфа «Нормативное закрепление и защита права на жизнь в Новое и Новейшее время». Данный период охарактеризовался изменениями представлений людей об окружающем их мире, усилении роли науки и бурным развитием рыночных отношений в обществе. Наиболее общей чертой стало формирование мнения о праве как об универсальной системе ценностей, которая должна быть единой для всех людей независимо от их социального статуса, имущественного положения и прочих факторов. Права человека приобретают характер непосредственно закрепляемой нормы, не вытекающей опосредованно из того или иного положения законодательства. Собственно, понятие прав человека как таковых зарождается именно в Новое время и подробно разрабатывается как в теоретическом аспекте в трудах правоведов и философов, так и активно внедряется на практике во вновь принимаемых актах. Развитие рыночных отношений и ослабевание позиций церкви привели к бурному развитию гуманитарных наук и появлению принципиально новых подходов к сути человеческих прав. Однако в Европе право на жизнь долгое время по-прежнему не регулировалось напрямую, и лишь уголовно-правовые нормы устанавливали особенности защиты данного права, возможности законного его ограничения, некоторые особенности охраны. Первое же упоминание непосредственно права на жизнь относится к 1776 году, когда в Декларации независимости США было указано на три основных права американцев, а именно право на жизнь, свободу и стремление к счастью. Со временем данные положения были включены в ряд Конституций и иных нормативных актов, носящих зачастую формальный характер.

Лишь к началу-середине 20 века представления о системе прав человека и их закреплении приобрели тот вид, который имеют и сегодня. В данном случае следует говорить о разумном сочетании формального закрепления права на жизнь и его реализации и защите на практике. В истории человечества юридическое закрепление тех или иных норм далеко не всегда обеспечивало надежную защиту личности. Практика свидетельствует, что зачастую формально либеральный акт, предоставляющий значительное количество прав и свобод гражданам, в процессе реализации оказывается бездействующий, будучи либо игнорируем самими властями, либо существенно ограничен иными актами, регулирующими те же самые права в «особых» ситуациях.

До середины 20 века не существовало и какого-либо закрепления универсального перечня прав человека на международно-правовом уровне. Действительно, до принятия в 1948 году Всеобщей Декларации прав человека существовало лишь несколько международных актов, устанавливающих определенные нормы, касающиеся применения и защиты прав человека в определенных ситуациях. Однако данные акты имели специфический характер применения закрепленных в них норм. Несмотря на то, что они были приняты значительным числом государств (так, во 2-й Гаагской конференции 1907 года, когда было принято 13 конвенций о законах и обычаях войны, принимали участие 43 страны), что позволяло считать их, по меньшей мере, одними из первых международных актов универсального характера, они уступали современным универсальным (Всеобщая декларация прав человека) и региональным актам (Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) по охвату гуманитарных вопросов, а равно и по степени влияния на правовые системы стран-участниц и международное право в целом.

Параграф 2 «Современные тенденции в развитии права на жизнь и его закрепление в международном праве» посвящен современной ситуации в сфере закрепления и защиты права на жизнь на международном уровне.

На сегодняшний день право на жизнь закреплено в ряде ключевых международных актов универсального и регионального характера. Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Американская конвенция о правах человека и ряд не менее важных актов придают особую важность данному праву. Отдельные правовые акты более узкого характера (например, Конвенция о защите прав ребенка) также регламентируют право на жизнь и указывают на необходимость особой защиты отдельных его носителей, не способных в полной мере самостоятельно отстаивать свои права. В результате анализа современных международных норм, а также сложившейся системы международных органов по его защите, делается вывод, что сегодня право на жизнь является, наряду с правом на защиту от пыток и жестокого обращения, одним из наиболее фундаментальных и защищенных, что подтверждается его закреплением как в национальном, так и в международном праве. Вместе с тем право на жизнь не может считаться абсолютным и неотъемлемым в силу того, что нормы, регламентирующие данное право, предусматривают основания, допускающие вмешательство государства и его ограничение с целью защиты прав других граждан. Кроме того, закрепленные международными и национальными актами положения по ряду причин не могут исчерпывающим образом отразить суть данного права, а также обязательств участников правового процесса в отношении его защиты. Сама формулировка нормы, закрепляющей право на жизнь, обычно имеет довольно краткий характер, устанавливая лишь либо сам факт наличия такого права, либо указывая на определенные законные ограничения, а также отдельные процедурные моменты защиты данного права в случае его нарушения. Однако, учитывая постоянное развитие права в целом и не поддающееся подсчету количество индивидуальных случаев, требующих рассмотрения, положения нормативных актов не способны отразить всего многообразия ситуаций, когда право на жизнь может быть признано нарушенным, равно как особенностей обязательств субъектов права и иных деталей. В связи с этим особо отмечается первостепенная роль судебных органов, расширяющих сферу охвата норм права путем их толкования, детально рассматривающих ситуации, сопровождающие повседневную деятельность человека и государства. Данное обстоятельство лишний раз подтверждает, что любая норма должна объединять в себе как теоретическое, так и практическое начало, без сочетания которых она была бы номинальным правилом, не закрепленным и не отвечающим требованиям объективности, справедливости и применимости на практике.

В данном параграфе уделяется внимание правовому содержанию права на жизнь в контексте данной работы. Как показывает практика, современное юридическое понимание права на жизнь, несомненно, выходит за рамки права на неприкосновенность со стороны других лиц и государства. Основной гарантией права на жизнь является сочетание активных действий и пассивного поведения в форме воздержания от посягательств на жизни других лиц. Главным аспектом права человека на жизнь является именно ее защищенность от посягательств, безопасность и неприкосновенность личности. Тем самым право на жизнь во многом равнозначно понятию «защита права на жизнь». Таким образом в контексте данной работы современное нормативное содержание права на жизнь следует воспринимать как право личности на безопасное существование в обществе, то есть обязанность других лиц, общества и государства уважать данное право, не посягать на жизнь его носителя, а также, в соответствии с возложенными нормами права обязательствами, защищать его от возможных посягательств.

На сегодняшний день представления о праве на жизнь можно в целом назвать сложившимися. Оно закреплено в законодательстве большинства стран мира и охраняется как национальным, так и международным правом. При этом краткий характер формулировок нормативных актов позволяет органам правосудия несколько расширить традиционные представления о праве на жизнь, рассматривая в его рамках негативные и позитивные обязательства по его защите, а также сопоставляя с данным правом отдельные социальные явления, правовой статус которых на сегодняшний день еще не вполне определен.




следующая страница >>



Великий человек награждает награду, которую согласился принять. Кшиштоф Конколевский
ещё >>