«Повседневная жизнь советского провинциального города в 1930-е годы» в современном российском научном дискурсе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Повседневная жизнь населения советского провинциального города в... 3 416.06kb.
Повседневная жизнь провинциального города: к историографии проблемы 1 122.37kb.
А. А. Абаимова, С. А. Варакин, А. А. Гордин, Е. Д. Гордина, И. 3 757.58kb.
Повседневность как предмет исторического исследования 1 126.47kb.
Е. В. Воевода Проявления социокультурных особенностей этноса в языковом... 1 79.5kb.
«Репрезентации гегемонной маскулинности в современном российском... 1 63.06kb.
«Культура России и повседневная жизнь страны в 1990-е годы» 1 20.31kb.
Будни сталинской Москвы 1 122.34kb.
Влияние книжной культуры на становление советского гражданина в 1920-1930-е... 1 85.3kb.
Марселен Дефурно Повседневная жизнь в эпоху Жанны д'Арк 17 3438.03kb.
Бондарев В. А., Левакин А. С. «Раскулачивание» как ведущее направление... 1 142.29kb.
Политическое развитие СССР в 1920-е гг 1 49.44kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Повседневная жизнь советского провинциального города в 1930-е годы» в современном - страница №1/1

«Повседневная жизнь советского провинциального города в 1930-е годы» в современном российском научном дискурсе.

Зайнапов А.Г. (соискатель)

Сыктывкарский государственный университет

г. Сыктывкар, Россия, arti_zaynapov@mail.ru


В данной статье предпринят анализ основных аспектов изучения истории советской городской повседневности в годы индустриализации в современной российской историографии, определено значение этого научного направления в современном историко-антропологическом знании, выяснены причины незавершенности процесса институционализации истории повседневности как одного из направлений в российской исторической науке.

Актуальность историографического прочтения поставленной в настоящей работе задачи обусловлена целым рядом обстоятельств, центральное место среди которых занимает общественная востребованность качественно нового освоения исторического опыта жизни горожан в 1930-е в СССР. В настоящее время в исторической науке происходят изменения исследовательского ракурса изучения истории. Сейчас исследователи обращают внимание не только на проблемы государственно-политической истории, социально-экономической истории, истории культуры. Одной из характерных черт современной историографии, является повышенный интерес к истории повседневности, в центре внимания которой стоит человек.

В современной историографии «возникновение повседневности как самостоятельной отрасли изучения прошлого связывают с историко-антропологическим поворотом в гуманитарных науках в конце 60-х гг. XX в.»1. История повседневности, как направление современной социальной истории, первоначально стала предметом специального исследования в трудах зарубежных историков. И.Б. Орлов отмечает: «На этом фоне переворачивалось традиционное представление о том, как должно строиться историческое исследование: история выстраивалась не сверху, через восприятие «сильных мира сего», и не через официальный дискурс, а как бы «снизу» и «изнутри»»2. Основной качественной характеристикой в зарубежной историографии является проблема выделения понятия «повседневности». Этап 60-80-х XX в. позволяет раскрыть время возникновения истории повседневности как самостоятельной отрасли. В западной науке ученые пытаются раскрыть структуру и содержание истории повседневности3. Основные сюжеты истории повседневности, такие как быт, одежда, труд, отдых, обычаи, в отдельных аспектах изучались давно, однако системно стали предметом исследования только в последние десятилетия.

В период жесткого идеологического контроля приоритетными направлениями исследований советских историков являлись «вопросы социально-экономического развития городов, напрямую связанных с развитием промышленности и соответственно рабочего класса, то есть той части населения, которая решала задачи индустриализации»4. Изыскания историков, посвященные передовой части населения страны, звучали в контексте проблематики советского образа жизни. По мнению М.В. Холиной «подчеркивались специфика и различия советского и буржуазного образа жизни, городского рабочего класса и жителей деревни, определялось место городского образа жизни в социальном планировании»5. Традиционно в центре внимания советской историографии находились вопросы социального и культурного строительства в СССР. Но как замечал И.Б. Орлов «даже такой внешний подход к проблеме повседневности вооружал историков некими первичными данными о жизни «народных масс» изучаемой эпохи»6. Правда в последующем он отмечает, что «несомненно, такой подход мешал анализу советской повседневности, оставлял в тени внутренние противоречия, присущие советскому обществу»7.

Качественно новым этапом в изучении советской повседневности стал период с конца 1980- х гг. до сегодняшних дней. Новый курс М.С. Горбачёва, когда уже закладываются новые теоретико-методологические принципы, а затем и смена политического строя в государстве оказали заметное влияние на развитие исторической науки, расширив горизонты исследуемой темы. В работах современных отечественных исследователей раскрывается современный подход к социальной истории, позволяющий изучать человека в различных взаимосвязях и ситуациях, в социальной среде, в семье и повседневной жизни, разрабатываются методологические аспекты истории повседневности8. Микроистория, сюжеты которой долгое время считались в отечественной науке «мелкотемьем», все больше привлекает внимание исследователей.

Следовательно, для России конца ХХ – начала ХХI в. это направление приобрело особую значимость, так как изучение повседневности вводит в проблемное поле науки культурно-исторические явления, которые ранее не входили в круг исследовательских интересов российских историков. И.Б. Орлов отмечает причины такого перехода: «В современной российской исторической науке история повседневности возникла на волне очевидного самоисчерпания позитивистских приемов работы с источниками и устаревания прежних объяснительных парадигм - марксистской и структуралистской»9.

Одной из тенденций современной отечественной историографии является уход от чистого описания быта людей к аналитическому взгляду советской повседневности, где накопленные раннее данные подвергаются новому осмыслению, которые, по мнению Ю.М.Лотмана, «служили особым шифром к скрытому за ними культурному коду»10. И.Б. Орлов выделяет «проблемное поле современных исследований советской повседневности, которые составили следующие основные темы: формирование советского «ландшафта»; изменение публичного и частного жилищного пространства горожанина; качество жизни советского человека; гендерные аспекты советской повседневности; советское детство: школа и детская литература, детское кино и театр; миграция как фактор повседневности: бегство и высылка, переселение и переезд, «покорение Севера» и распределение»11.



Среди работ российских историков по вопросам повседневности в СССР 1920-1930-х гг. необходимо назвать исследования обзорного характера Н. Н. Козловой12, С.В. Журавлев и А. К. Соколова13, И.Б. Орлова14, Н.Б. Лебиной15. Авторы этих работ характеризуют проблемы быта, семьи, здоровья населения страны, общественно-политические умонастроения различных социальных групп. Эти работы представляли собой первые попытки анализа новых для российской науки проблем раннесоветской повседневности.

В работах С.В. Журавлева, Е.А. Осокиной, А.К. Соколова, И.А. Черных показана история производственной и бытовой повседневности советских людей в годы НЭПа и индустриализации, включая экономические аспекты повседневности (заработок, жилище, питание, одежда и т.д.); проблемы мотивации труда у советских рабочих; социокультурные изменения в жизни людей; проблемы советской ментальности. По мнению авторов, «развернутое наступление социализма» в 1930- е гг. было предопределено общественными настроениями в 1920-х гг., в частности, надеждами преодоления трудностей с помощью ускорения строительства коммунизма.


Подводя итоги, можно сделать следующие выводы. История повседневности стала одним из активно осваиваемых исследователями направлений новой социальной истории. Возникновение этого сегмента в исторической науке в 60-х гг. XX века спровоцировало переход от больших тем к микроистории, формируя особый комплекс источников, который приближает историка к обывателю в определенном месте и в определенное время, локальное измерение делает исследовательский труд более антропоцентричным. Говоря о незавершенности институционализации истории повседневности как самостоятельного направления в современной российской историографии, мы имеем ввиду, что в отечественной исторической науке тема повседневности представляет собой сравнительно молодое направление. Популяризируя исследование проблемы городской повседневности данного периода, большинство российских историков сегодня ограничиваются узким предметом её изучения – миром социальных, этнических либо профессиональных групп в рамках столичных центров и административно-территориального образования. Фундаментальные работы о жизни провинциального города в основном представлены исследованиями образа жизни конкретных социальных групп и трудами, раскрывающими проблемы повседневности в период крупных социальных переломов. Проведенный историографический анализ показал недостаточную степень изученности городской повседневности 1930-х гг. в СССР на региональном уровне, что и обуславливает перспективность будущих исследований.


1 Пушкарева Н.Л. Предмет и методы изучения истории повседневности // Этнографическое обозрение. 2004. № 5. - С.3.

2 Орлов И.Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М., 2010. – С.15.

3 См.например: Людтке А. Что такое история повседневности? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история. М., 1999.; Hans Medick. Mikro-Historie. Publikation vorgesehen in: W.Schulze (ed.). Was Kommt nach der Alltagsgeschichte? Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht Verlag, 1994. Перевод Т.И.Дудниковой // URL:http://igiti.hse.ru/data/426/313/1234/4_3_3Medick.pdf (Дата обращения 9.12.2012).; Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV – XVIII вв. В 3-х тт. - Т.1. Структуры повседневности: возможное и невозможное. - М.: Весь мир, 2007.; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: “Медиум”, 1995. и др.

4 Холина М.В. Исследования истории малого советского города в отечественной и региональной историографии // Современные проблемы науки и образования. – 2009. – № 3 – С.168.
URL: www.science-education.ru/31-1196 (дата обращения: 03.01.2013).

5 Там же. С.168.

6 Орлов И.Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М., 2010. – С.32.

7 Орлов И.Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М., 2010. – С.33.

8См.например: Пушкарева Н.Л. Предмет и методы изучения истории повседневности // Этнографическое обозрение. 2004. № 5.; Орлов И.Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М., 2010.; Розенберг Н.В. Феноменология как методологическая основа исследования повседневности // Известия Высших учебных заведений. Поволжский регион. 2007. №1.; Пушкарева Н.Л. «История повседневности» как направление исторических исследований // URL:http://www.perspektivy.info/history/istorija_povsednevnosti_kak_napravlenije_istoricheskih_issledovanij_2010-03-16.htm (Дата обращения 2.12.2012); Кром М.М. История России в антропологической перспективе: история ментальностей, историческая антропология, микроистория, история повседневности // http://achronicle.narod.ru/krom.html (Дата обращения: 11.12.2012); Малова Е.Ю. Повседневность: сущность и предмет изучения в гуманитарных науках // Современные наукоемкие технологии. – 2007. – № 7. и др.

9 Орлов И.Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М., 2010. – С.34.

10 Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. СПб., 1994. С. 13.

11 Орлов И.Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М., 2010. – С.34.

12 Козлова Н. Н. Горизонты повседневности советской эпохи: (Голоса из хора). - М., 1996.

13 Журавлев С. В., Соколов А. К. Повседневная жизнь советских людей в 1920-е гг. // Социальная история: Ежегодник, 1997-1998. - М., 1998. - С.287-332.

14 Орлов И.Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М., 2010.

15 Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920 – 1930 годы. СПб., 1999. См.также Лебина Н.Б. Повседневность 1920—1930-х годов: «борьба с пережитками прошлого» // Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал: В 2 т. Т. 1. От вооруженного восстания в Петрограде до второй сверхдержавы мира / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т. 1997. - С.244-291. 





Сердце мудрого — на правую сторону, а сердце глупого — на левую. Екклесиаст, 10, 2
ещё >>