Подходы к управлению молодыми работниками на современных промышленных предприятиях - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сборник энергосберегающих рекомендаций на промышленных предприятиях 16 819.07kb.
Экономические механизмы формирования и использования интеллектуального... 1 254.39kb.
Методические рекомендации по организации цеховых и межцеховых оздоровительных... 3 901.96kb.
Формирование системы управления интеллектуальным капиталом на промышленных... 8 743.28kb.
Особенности управления персоналом и мотивации на промышленных предприятиях... 1 127.72kb.
Повседневное насилие в молодежной среде 1 18.54kb.
Окаев Каби Окаевич Сотовый телефон (обязательно) 1 33.5kb.
С. Ярошенко Эволюция механизма технологической инновации на промышленных... 1 45.24kb.
Статья является оригинальной и ранее нигде не публиковалась 1 80.06kb.
Необходимость использования воды в условиях производства 8 1021.85kb.
Программа конференции «Осуществление инвестиционной и инновационной... 1 58.25kb.
Национальная стратегия устойчивого развития кыргызской республики 17 2287.15kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Подходы к управлению молодыми работниками на современных промышленных предприятиях - страница №1/2



Подходы к управлению молодыми работниками на современных промышленных предприятиях

Жидкова Елена,

Самара

Перед промышленными предприятиями страны стоит задача привлечения молодежи. Этот тезис широко известен. Молодое пополнение – это и управленческий резерв, и рост производительности, и качественно новая рабочая сила. С одной стороны, кадровое развитие организации сложно представить без притока высококвалифицированных молодых работников. С другой, далеко не все предприятия, в том числе и промышленные, проводят политику, направленную на привлечение и адаптацию молодежи. Об этом свидетельствует и результаты нашего проекта.



Сегодня трудиться на заводах и фабриках - зонах традиционного индустриального труда – не модно, не престижно. Общий экономический кризис российской промышленности, сложное положение большинства предприятий с советской историей, которые продолжают определять промышленное лицо страны, отнюдь не способствует качественному улучшению состава занятых, в том числе по такому показателю как возрастная структура. Средний возраст занятых в промышленности критически высок, близится к пенсионному. И редкое предприятие может похвастаться молодой и квалифицированной сменой на подходе. По статистике, самая молодая группа рабочей силы (до 20 лет) в 2003 году составила всего 2,3% всех занятых, что в три раза меньше, чем в 1992 году.1

Ориентация на продолжение образования и служба в армии резко снижают шансы вчерашних школьников на долговременные связи с предприятием. Высшая школа не столько реагирует на потребности экономики в специалистах определенного профиля, сколько на растущий спрос населения на получение высшего образования. «Рынок профессий и рынок образовательных услуг практически не связаны», «выбор образования никак не соотносится будущей трудовой деятельностью», - констатируют социологи.2. Чиновники ломают голову над проблемой депрофессионализации, массового перетока обученных выпускников по инженерным и другим «промышленным» специальностям в непроизводственный сектор, в сферу услуг и торговлю.

В центре внимания статьи - опыт работы с молодежью производственных организаций, участвующих в социологическом проекте «Менеджмент и трудовые отношения: практики управления на современных российских предприятиях». Объект исследования – промышленные предприятия, предмет исследования – молодежная политика предприятий, направленная на привлечение, удержание и адаптацию молодых работников. Будут рассмотрены стимулирующие меры и механизмы интеграции молодых управленцев, ИТР и рабочих, доступные современным предприятиям. Ввиду того, что эмпирический материал представлен преимущественно интервью с руководителями разного уровня и документами по молодежной политике, в статье анализируется взгляд на проблему «сверху», с точки зрения работодателей. Оставляя в стороне стратегии социализации новичков, демонстрируемых самими работниками, мы обратимся к механизмам интеграции, демонстрируемым организациями.3

Как показало исследование, следить за возрастным составом работников, анализировать и предпринимать шаги по его оптимизации позволяют себе немногочисленные предприятия. Постановка этой работы упирается в отсутствие финансовых средств и ресурсов разного рода. Крупные предприятия чаще имеют в своем распоряжении полновесные службы по работе с персоналом, включая, например, отделы по профориентации, подбору, обучению и развитию персонала, по разработке внутрикорпоративных программ, направленных на стабилизацию трудовых коллективов, создание привлекательных условий занятости. Здесь большая вероятность встретить планирование развития персонала, налаженную систему обучения, соответствующий бюджет и работу с молодежью. Там и терминология соответствующая, технологическая – «наращивание человеческого потенциала».

Но в массе мы имеем дело с куцей кадровой структурой, представленной 1-2 человеками, как правило, инспекторами. Службы по работе с персоналом промышленных предприятий остаются управленческой периферией.4 В таких случаях если вопрос о работе с молодежью и артикулируется, то скорее как предпочтительный уклон кадровой работы, перспективный, желаемый, но, увы, доступный немногим. Тяжелые условия труда, неконкурентная оплата и слабый престиж профессий не привлекают в промышленность квалифицированных работников. Поэтому кадрового закрытия порой добиваются любыми средствами. В итоге реальные рабочие места, которые гипотетически хотелось бы заполнить молодежью, оказываются заняты не устраивающим работодателя персоналом. Отсутствие планомерной политики кадрового развития приводит к ситуации, эмоционально описанной начальником цеха Машиностроительного завода – 8: 5

«Самое проблемное кадровое звено – мастера, притока их нет, а они – костяк коллектива. Выпускники ВУЗа не идут на зарплату в 4 тысячи рублей. А видеть на этих местах хотелось бы именно молодых людей с высшим образованием, как было раньше. Поэтому ставят на эти должностей женщин-распредов, которые как бывшие распреды вполне довольны зарплатой в 4 тысячи. И пока они худо-бедно с работой справляются, они добросовестны, готовят записки, распределяют, так как проработали на производстве много лет и их спасает опыт. Получается замкнутый круг: даже если к нам в отдел кадров и придет человек с высшим образованием и захочет устроиться на эту работу, ему скажут: «Вакансий нет». Потому что они действительно заняты бывшими распредами! Это катастрофа».

Не секрет, что текучесть кадров среди молодых работников выше, чем среди наемных работников других возрастов. Слабая закрепляемость молодежи на промышленных предприятиях стала рутиной: «Нет, текучесть небольшая. Все, кто трудоустроился сюда, обычно остаются. За исключением молодых» (мастер, Нефтехимзавод - 2). А это потери, которые предприятиям необходимо восполнять и, более того, изыскивать на это средства. Поэтому укоренение работника, с одной стороны, выглядит актуальным.6 Приводит к формированию кадрового резерва, повышению трудоотдачи, улучшению таких показателей, как уровень образования персонала, состояние здоровья и т.д. Но в то же время противоречит сложившейся практике ключевого положения на производстве «опытных квалифицированных кадров», «старых проверенных профессионалов», то есть стажистов.

Ошибкой было бы думать, что руководители предприятий все как один мечтают об омоложении персонала. Работа с молодежью требует денег, финансовых вливаний. Мечтая о появлении «новой крови», директора на практике ориентируются либо на самосокращение персонала (то есть изживание избыточной рабочей силы пассивными методами), либо на консервацию численности, когда декларируемая цель – «не растерять трудовой коллектив». На таких предприятиях только возмещение выбытия, что обычно происходит по причине выхода работника на пенсию, дает молодому человеку шанс на трудоустройство.

Гипотеза, что приход иностранного собственника способствует активизации работы с молодежью, подтверждается не всегда. Есть примеры, когда производственный коллектив не трогают, меняя только штат управленцев. Есть примеры, когда представительства крупных международных компаний делают упор на создание молодежных коллективов, отвечающих современному стандартам. Здесь много молодежи, постоянен приток новых рук и голов. Человеческий капитал декларируется в качестве долговременного вложения и главной ценности компании. Однако эти предприятия, как правило, принадлежат к динамично развивающимся отраслям, например, связи. Сулящий перспективы отраслевой подъем, подкрепленный высоким уровнем оплаты труда, позволяет реализовать эту изначальную ставку на молодых: «У компании имидж демократичной компании, компании для молодежи» (телекоммуникационное предприятие-1).

Системный подход к интеграции молодых

Исследователи трудовых отношений отмечают, что заинтересованным в молодежи предприятиям необходимо проводить системные мероприятия по удержанию молодых работников путем планирования их карьеры на предприятии.7 Трудно не согласиться с таким посылом. Что включает в себя планирование карьеры в понимании традиционных предприятий? Это четкие контуры возможных карьерных перспектив через программы подготовки заместителей, политику формирования кадрового резерва, профориентацию выпускников. Это контроль возрастной структуры персонала. Это меры, направленные на интеграцию молодежи не просто в трудовые коллективы, но и в управление предприятием. Привитие чувства сопричастности, достижимое через создание молодежных советов, поощрение рационализаторских движений, других форм участия. Далее, молодежь выделяется в качестве приоритетной группы при проведении различного комплекса мероприятий – от поощрения трудовых династий до преференций в трудоустройстве.

Молодежная политика предприятия редко где прописана в виде отдельной программы или документа, но отдельные мероприятия используются в повседневной работе почти повсеместно. К примеру, фактически повсеместно при найме персонала действует возрастной ценз. Возраст является базовым фильтром, желаемый кандидат должен быть не старше 35-40 лет. Иногда предприятия прибегают к мерам по закреплению молодежи ситуативно. Так, на Заводе строительных материалов–4 с юношами-призывниками заключались договора, по которым предприятие обязалось выплатить вернувшемуся после службы на завод «подъемные». Как только текучесть кадров на заводе стабилизировалась, такие договора заключать перестали.

Молодежь имеет более высокий уровень образования по сравнению с другими когортами. Поэтому требование образования (как правило, средне-специального или высшего на должность специалиста или руководителя, среднего или начального профессионального на рабочие специальности) играет молодым соискателям на руку. Но на практике они проигрывают из-за отсутствия опыта работы. В итоге на те платежеспособные предприятия, которые имеют возможность проводить конкурс и отбирать рабочую силы, молодые специалисты без опыта работы не попадают. Предприятия, уступающие по показателям качества рабочего места (низкий уровень оплаты, плохие условия труда, неясные перспективы профессионального и должностного роста), не оказываются в поле внимания молодых.

Надежным каналом заполнения молодежью вакансий остаются профильные учебные заведения. Часть из них изначально создавались при предприятиях, готовили кадры по определенным специальностям. У стабильных предприятий есть возможность опекать лицеи и техникумы, содержать собственные учебные комбинаты, поддерживать договорные отношения со специализированными кафедрами ВУЗов. Иногда эта дружба вынужденная, т.к. уникальные производства целиком и полностью зависят от подготовки специалистов узкой квалификации определенным учебным заведением. Специфика отраслевого производства подчас требует силы и выносливости молодого организма, способности к обучению по взрыво- и пожароопасным работам, обращению с опасными веществами. Поэтому профориентация молодежи здесь традиционно присутствовала. Большинство же промышленных предприятий не имеют в своем распоряжении подшефных учебных заведений, это непозволительная роскошь.

Заполучить студентов предприятиям сложно. Как показывают публикации, рынок молодежных мест труда специфичен и включает в себя самые разные виды временной, краткосрочной, непостоянной работы, работы, которую можно совмещать с учебой в учебных заведениях.8 Понятно, что речь идет о непроизводственной сфере, где подходы к занятости более гибкие. Более чем у половины опрошенных студентов (55,7%) работа не соответствует учебной специализации.9 Тем не менее, со стороны предприятий профориентация будущих специалистов ведется, например, следующими способами:

- заключение трехсторонних договоров (студент-ВУЗ-предприятие) или договоров с ВУЗами на обучение профильных групп. Обращение в центры трудоустройства студентов или просто работа со студентами последних курсов – знакомство с предприятием, организация экскурсий, предложение вакансий и собеседования.

- организация студенческой производственной практики. Место практиканта становится тестовым рабочим местом, руководители присматривают перспективную молодежь. На Лесоперерабатывающем заводе-1 прохождение практики является обязательным условием трудоустройства.

- найм студентов на временные рабочие места на время каникул, декретного отпуска сотрудниц или же организация рабочих мест по принципу стройотряда: «У нас очень много приезжает студентов. Причем студенты приезжают с института. С чем это связано? Ныне здравствующий генеральный директор - бывший выпускник этого института. И он как-то благоволит к молодежи. И многие ребята приезжают сюда на лето, типа в стройотряд, будем так говорить. Вот тут и наставничество проявляется, и обучение производится. Они навыки приобретают. И многие, кстати, у нас потом работают» (мастер, Стройтрест - 1).

- преподавание специалистов предприятий в учебных заведениях, патронаж над дипломниками, перетекающий во взаимовыгодное сотрудничество. Дипломников приглашают на предприятие в качестве молодых специалистов, предоставляя возможность собирать материал не только для дипломных работ, но и для диссертаций.

- проведение мероприятий, направленных на создание положительного имиджа рабочего места, и одновременный поиск талантливой молодежи. Материальная помощь одаренным школьникам для участия в олимпиадах, организация конкурсов для старшеклассников.

Как видно из списка, профориентация наряду с традиционными методами кадровой работы включает и новации. Традиционны и способы адаптации уже зачисленной в штат молодежи. Это наставничество, обучение на рабочем месте, бригадный метод работы, вовлечение в деятельность профсоюза. В разных комбинациях они широко представлены в организации труда молодежи на изучаемых предприятиях.



Подходы к контролю за возрастной структурой

Наиболее полно представление о молодежной политике предприятий помогают получить специальные локальные нормативные документы – Программы или просто соответствующие разделы в коллективных договорах, касающиеся молодежи. Как правило, они затрагивают оплату труда, поощрения, оговаривают условия найма, решение карьерных притязаний, социальных вопросов. Молодежный акцент практически всегда присутствует в кадровой и социальной политике предприятий, другое дело, в каком объеме. Иногда, как было уже сказано, вместо программ присутствуют просто разовые акции. Наиболее распространенная мера, в которую укладывается молодежная политика большинства обследованных предприятий, – это контроль за возрастной структурой.

Для примера возьмем Машиностроительный завод–8, где старение персонала приобрело угрожающие масштабы.10 Проблема «демографической бомбы» вынудила восстановить традиционную в прежние годы работу с молодежью. Поручили её вновь образованному Отделу по работе с персоналом. Символично, что основной задачей Отдела декларируется привлечение и закрепление молодых специалистов, а его главным структурным подразделением считается Бюро адаптации и профориентации. По инициативе руководства возглавила Отдел женщина с опытом комсомольской и организаторской работы, бывшая прежде начальником отдела по работе с молодежью районной администрации.

Отличие молодежных программ от ситуативных мер по привлечению молодежи состоит в том, что программы, как правило, предусматривают ответственность перед предприятием молодого специалиста – реципиента помощи. Участники Программы адаптации молодых специалистов на Машиностроительном заводе–8 подписывают контракт об обязательстве проработать на предприятии в течение 3-х лет. Во время участия в программе предусмотрена надбавка к зарплате в размере трети оклада. Документы, которые рассматриваются аттестационной комиссией, включают анкету, программу адаптации, отчет молодого специалиста, отчет руководителя стажировки и характеристику руководителя подразделения. Кроме того, завод готов оплатить учебу сотрудников в техникумах и ВУЗах. Основанием для оплаты являются хорошие оценки в зачетной книжке. Этой помощью уже воспользовались 54 человека. По контракту последние обязуются проработать на предприятии после получения образования в течение пяти лет.

Наличие или отсутствие специального молодежного документа еще не гарантирует наличие или отсутствие реальной работы. Впрочем, как и существование соответствующего департамента или ответственного за лица. Управленческая конфигурация может сложиться самая причудливая. Например, подбор персонала на Электротехническом заводе-2 курирует главный экономист. Идеи руководства в сфере управления персоналом тут не оформлены в качестве особой программы, однако «точки контроля» очевидны, приоритеты расставлены предельно четко, включая оптимизацию возрастной и качественной структуры персонала. На предприятии ведется мониторинг возрастной структуры подразделений, существует компьютерная база данных по персоналу. Любой специалист предприятия может получить данные по полу, возрасту, стажу работы, по численности персонала.

Контроль возрастной структуры персонала имеет опосредованный для молодого пополнения эффект. Например, на Телекоммуникационном предприятии-2 при трудоустройстве пенсионера будет заключен срочный трудовой договор, а с более молодым работником – бессрочный. Можно ли сказать, что это механизм поддержки молодежи? В чистом виде вряд ли, потому что это общее для всех правило, но вот косвенно оно положительно сказывается на показателе «средний возраст занятых». Инструментом закрепления перспективного молодого специалиста можно назвать заключение дополнительных к трудовому договору соглашений, в которых оговаривается обучение работника за счет предприятия, дополнительные надбавки, могут быть указаны условия труда. На ряде предприятий вводят материальные выплаты к бракосочетанию, рождению ребенка, возвращению из армии, летнее сокращение рабочей недели для женщин, имеющих детей. Хотя просто «за молодость» здесь вроде бы ничего нет, но реальными реципиентами этих не имеющих жесткой возрастной привязки выплат являются молодые работники.

Сюда же можно отнести выдавливание экономическими мерами пенсионеров. Снижения числа работающих пенсионеров добиваются через денежную стимуляцию (выплату единовременного пособия при выходе на пенсию), предложение льготных условий расторжения трудового договора. Поиски компромисса с работающими пенсионерами призваны решить сразу несколько задач: и омолодить штат, и сделать так, чтобы опыт передавался, и сохранить социальный мир. На Электротехническом заводе–2 контроль за возрастной структурой кадров сочетается с ориентацией на местные традиции социального равновесия. Работники пенсионного возраста в случае их добровольного выхода на пенсию имеют право привести на свое место родственника.

В случае обострения конкуренции между молодежью и пенсионерами за рабочие места в коллективном договоре закладывается индексация выплат пенсионерам до двух раз в год. Одним словом, «поработали с категорией работающих пенсионеров, индивидуально поработали, провожали с честью, с добром, с деньгами большими» (заместитель председателя профкома, Лесоперерабатывающий завод-1).

К радикальным способам «выдавливания» можно отнести ликвидацию надбавки за стаж работы на предприятии. В этом заключено и противоречие, отражающие поиск предприятиями эффективных механизмов омоложения штата. Ведь та же самая надбавка за выслугу лет призвана играть и стимулирующую роль в долговременности отношений работодатель – работник. К примеру, на Заводе строительных материалов-3 надбавка за стаж работы выплачивается ежемесячно всем работникам, проработавшим на предприятии не менее одного года. А премия по итогам года - проработавшим на предприятии не менее 6 месяцев. Размер премии также привязан к стажу работы на предприятии.

Формирование кадрового резерва

Один из основных эффектов, ожидаемых от работы с молодежью – это формирование кадрового резерва. Где-то на этот шаг вынудил демографический кризис, сказывающийся непосредственно на экономическом положении предприятия. Где-то – новый собственник, не довольный существующим составом занятых.

Планирование карьеры молодых сотрудников на промышленных предприятиях можно рассмотреть на примере формирования кадрового резерва. Экономически успешные предприятия подходят к этому комплексно, всеохватывающе, укрепляют кадровый состав всего предприятия. Но большинство руководителей выбирает наиболее проблемную профессиональную группу и работает с ней. К примеру, на Заводе строительных материалов-4 контролируют ситуацию по отдельным специальностям и там, где возникает перевес численности работников предпенсионного возраста, запускается Программа подготовки кадров. Она предусматривает расширение штатного расписания, прием молодых работников, обучение на рабочем месте или учебно-производственном комбинате завода. В частности, такие программы реализуются по востребованной сегодня специальности крановщик.

Начатки формирования кадрового резерва свидетельствуют о готовности к внутрифирменным инвестициям в развитие персонала. Программы создания резерва могут быть как общими (рассчитаны на производственный и управленческий персонал), так и специализированными (выделяется приоритетная профессиональная группа), как внутренними (подбор осуществляется из штатных сотрудников), так и внешними (кадровый резерв из желающих работать на предприятии). Но в любом случае предприятия оказываются перед выбором – покупать специалистов на рынке или самим растить свои кадры. Подходы варьируются в зависимости от категории персонала. Можно говорить о работе с управленческим резервом, резервом специалистов и рабочих.



Менеджеры. «Мне бы хотелось, чтобы это были более молодые, современные, хорошо оплачиваемые люди».

В отношении молодых управленцев дилемма выглядит так: делать ставку на отраслевиков-«классических специалистов» или же на профессиональных менеджеров? Спрос на менеджеров неоднороден. Одно дело – менеджеры коммерческих подразделений, представляющие относительно новое для привычных Отделов сбыта направление «продажи как искусство». И другое – менеджеры-технари.

При ставке на выращивание своих кадров первыми кандидатами на управленческие должности являются «свои проверенные люди». Покупать профессионального менеджера на рынке дорого и рискованно. Однако стратегия «выращивания» также является крайне затратной в плане инвестиций в дополнительное обучение и повышение квалификации, в плане временной отдачи. Так, оценивая своего нового зама, директор швейной фабрики подытожила: «Она перспективная женщина, но с ней еще надо много и много работать».

Принцип назначения на должность «своих» органически вплетен в оргкультуру традиционных предприятий и его нарушение воспринимается болезненно, может вести к серьезному подрыву мотивации хорошей работы. Один информант вспоминает о конфликте, вызванным гендерной и возрастной несостоятельностью линейного руководителя:

«Там девочка молодая - подменный мастер. Вот у нее с одним работником стала возникать ситуация. Она его попросит что-нибудь сделать, а он стал спрашивать: "А что это будет стоить?" И так постоянно. С мастером основным вопросов нет, а на девчонку давить пытался. Она мне об этом рассказала. Потом побеседовали вместе, вроде бы он со всем согласился, но, тем не менее, написал заявление на увольнение, что я работать не хочу, а когда уволился, то подал на суд, что его использовали не по назначению» (председатель профкома, Хлебокомбинат-1).

Для старых производств задача омоложения управленческого персонала особенно актуальна. Кризисные 1990-е привели к оттоку с промышленных предприятий квалифицированной и мобильной средней возрастной группы. Наш проект совпал с моментом, когда специалисты советской закалки завершают свою трудовую биографию и после десятилетнего перерыва предприятия открывают дорогу молодежи, причем даже на управленческие позиции.

«Чтобы работать главным специалистом, человек должен пройти сначала технолога, начальника техбюро, на производстве поработать. А сейчас только два поколения руководителей - в предпенсионном возрасте и совсем молодые» (Металлургический завод-3).

Система подготовки смены на ключевые посты включает ротацию управленческих кадров, организацию тренингов и повышения квалификации, доступ к получению бизнес-образования. Программы заместителей, иначе называемые Программами резерва руководителей предусматривают определение потенциальных кандидатов на занятие руководящих постов. Предполагается, что у каждого менеджера высшего звена должен быть такой «заместитель», готовый сменить его через несколько лет. Согласно графику стажировок резервист должен пройти месячную стажировку на рабочем месте предполагаемого продвижения: мастер в должности начальника цеха, начальник цеха в должности начальника производства. В оперативный резерв входят кандидаты, способные в любой момент занять вакантную должность, в стратегический – перспективные сотрудники на будущие вакансии.

Один из вариантов системы движения кадров предлагает уже упомянутый Завод строительных материалов-3. Здесь начальники предпенсионного возраста тесно работают с приемниками, о которых в коллективе все знают. В дальнейшем они будут переведены в ранг советников гендиректора, освободив тем самым должности для подготовленных молодых специалистов. Вот цитата из интервью с гендиректором: «Вы сами подбираете себе замены и начинаете работать с этими людьми. Я тебе зарплату оставляю, служебную машину оставляю, все оставляю - поделись опытом. Сначала переживали, сейчас уже успокоились и говорят, что это правильно».

Новые владельцы предприятий заинтересованы в приходе своей управленческий команды, как правило, более молодой по возрасту. Меняется структура управления, насаждаются новые технологии учета труда. Слом сложившейся культурной среды может быть воспринят враждебно со стороны работников и прежней администрации. В случае отставки старой гвардии на предприятии появляются управленцы новой формации - команды молодых, энергичных, амбициозных профессионалов. Нередко «варягов».

«Я когда пришел, сразу увидел, что здесь есть хорошие возможности для карьерного роста. Здесь были одни пенсионеры» (главный инженер, Машзавод - 5).

«Была сделана ставка на желании вырасти по карьерной лестнице» (гендиректор, Машзавод - 5).

Включение предприятия в бизнес-группу, с одной стороны, открывает для молодых и предприимчивых внутренний рынок труда, возможность обучения в корпоративных университетах, получение опыта работы в международной или российской корпорации, попадание в управленческий резерв. Карьерный рост уже выходит за рамки предприятия, продвижение вероятно внутри группы в целом. С другой стороны, это означает переманивание лучших специалистов с локальных рынков труда, угрожает кадровому потенциалу местных предприятий. Слабые игроки в холдингах не могут тягаться с более сильными за перспективных в плане возрастной отдачи сотрудников.

Менеджер новой формации – это молодой профессиональный управленец, отвечающий современным требованиям ведения бизнеса. «Молодость и мобильность – основные характеристики национального рынка управленческих кадров», - свидетельствует институт Адама Смита по результатам опроса российского делового сообщества.11 Для этой категории не нужна «адаптация», она не предусмотрена рамками профессии, где главное – неукоренненность, мобильность: «Эти мальчики, которые сюда приезжают, варяги, как мы их называем, на 2-3 года - они знают конкретно, за что они мучаются. Они получают деньги и уезжают опять же в Москву или Санкт-Петербург. Никто же не собирается здесь дальше жить» (руководитель отдела маркетинга, Лесоперерабатывающий завод-1).

Про них не напишут «Вся его/её трудовая биография связана с родным заводом…» или «Прошел/прошла путь от…». Неудивительно, что совершенно непривычная и малопонятная простым рабочим ‘модель профессиональной карьеры менеджера’ внушает сомнения и подозрения в том, что «ссылают» не лучших, а тех кто, вероятно, не соответствует каким-то параметрам (из интервью с мастером).

Если же говорить о позициях линейного менеджмента на промышленных предприятиях, то образ традиционных шагов роста и представлений о «правильной» карьере не претерпел такой трансформации, как карьера топ-менеджера. Тут другой хронометраж, счет идет не на полугодия, а на десятилетия:

«Я пришел вот таким вот мальчонкой. Прошел все ступени и кем я стал? Начальником цеха. Мог ли я о таком мечтать! <…> Пять лет начальником цеха – очень малый срок, только вхождение в дело. Я только сейчас по-настоящему стал уверен, стал уверенно чувствовать себя. Это очень большая ответственность» (начальник цеха, Машзавод–8).

Многие руководители по-прежнему считают, что и сейчас на производстве возможен должностной рост по старым шаблонам. Ставка делается на традицию смены поколений, на «выращивание» своих кадров, то есть производственников:



«Я считаю, что на производстве надо, чтобы кадры начинали с низов. Я сам начинал с формовщика, прошел все степени. И главный инженер начинал с механика» (гендиректор, Завод стройматериалов-4).

Однако материалы исследования говорят о том, карьерная лестница современного выпускника профтехучилища вряд ли имеет реальные перспективы дотянуться до директорского кресла.

В ходе управленческих реформ и перетрясок редко кто из новых владельцев и руководителей решается трогать линейный менеджмент - бригадиров, мастеров, начальников цехов. Тут дело с пополнением кадрового резерва обстоит ещё сложнее.12 Квалифицированные кадровые рабочие больше не пополняют список резервистов на вакансии цехового уровня. Достаточно типична ситуация на Трикотажной фабрике-1, где в ближайшие годы руководители производства одновременно достигнут пенсионного возраста. Квалифицированные рабочие - ровесники бригадирам и мастерам, к тому же они совершенно не стремятся занять их место. Уровень оплаты менеджеров низшего уровня одинаков или уступает кадровым рабочим, а ответственность несоизмеримо выше.

Создание кадрового резерва руководителей среднего звена призвано сформировать группу, способную осваивать и проводить в рабочую среду предлагаемые собственником решения и новшества. Иными словами, в патерналистскую культуру производственных коллективов транслировать новую логику управленческих решений. Современные экономические условия ставят перед мастерами и начальниками цехов широкие задачи, требуют знакомства с «менеджериальной идеологией»13. Поэтому предприятия нуждаются в управленцах новой формации, в менеджерских качествах, имеющих очевидную поколенческую окраску.



«Если раньше бригадиры были лучшие рабочие, рабочий класс, то сегодня этого совершенно недостаточно, бригадир должен быть управленец и экономист, психолог, это обязательно высшее образование, даже два высших образования – технолог и экономист-управленец, менеджер. Это требование сегодняшнего дня, это нужно менять обязательно на предприятии» (директор, Трикотажная фабрика-1).

Инженерно-технические работники. «Это редкое качество «два в одном», которое, как правило, не бывает в жизни»

Гораздо меньше, чем на менеджеров и рабочих, промышленные предприятия предъявляют спрос на инженерно-технических работников. Это связано с общей невостребованностью технических специалистов. Закрылись конструкторские бюро, отраслевые НИИ, свернуты собственные заводские разработки, прошли массовые сокращения ИТР. Многие предприятия, по сути, представляют собой производственные площадки. Такова судьба потерявших самостоятельность предприятий, включенных в производственные цепочки холдингов. Уже не нужны собственные КБ и лаборатории в прежних масштабах. Например, численность персонала Машиностроительного завода–6 в 1990-е годы сократилась в 3,5 раза, а инженерно-конструкторский состав уменьшился в 10 раз. Поэтому распространенной стала ситуация отказа от найма молодежи на позиции ИТР и дорабатывание до пенсии старых сотрудников, что подтверждается крайне низким уровнем оплатой труда этой категории.

Однако на ряде предприятий намечается сдвиг в кадровой работе с ИТР, в том числе по линии омоложения технических служб. И здесь выбор тот же самый: либо удерживать особыми мерами работников-ветеранов, либо же привлекать молодых специалистов.

Опираясь на введение стимулирующей схемы оплаты труда ИТР, новое руководство Машзавода-5 начало с реформирования конструкторского отдела. Цель преобразований - выталкивание работников старой формации, которые не вписываются в атмосферу инновационной активности, предлагаемую новым руководством. «Если старики не хотят зарабатывать, у них пенсия уже есть», - говорит директор. Внедряется проектный подход к организации работы, согласно которому специалисты отдела самостоятельно определяют объем трудовой нагрузки. Таким образом, заработная плата будет существенно различаться в зависимости от интенсивности и результата труда работника: «Я покупаю услугу и я хочу знать, за что я плачу. Старый подход полностью развратил коллектив ИТР. Мы сейчас с этим боремся. Работники, особенно конструктора, в основном старые. Они и молодежь развращают. Видно, что молодежь приходит с горящим взором, а сейчас тухнет. Мы им оклады хорошие поставили, а выхлопа никакого. Они стали работать хуже. Мы пришли к выводу, что стимулов-то к труду нет. Ему чертеж выгоднее за месяц нарисовать, чем за два дня» (гендиректор, Машзавод-5).

Формирование резерва инженерно-технических работников поощряется через развертывание рационализаторского движения, стимулирование технических инноваций, создание Советов и Школ молодых специалистов. Приветствуется стремление работников повысить свою квалификацию. Ожидаемое собственником и администрацией низовое движение технической инициативы, когда предложение исходит непосредственно от самого работника, пока дает весьма скромные результаты. Обучение ИТР представлено единичными случаями.

В отличие от менеджеров престиж инженерных профессий крайне низок, и приток молодых специалистов на вакансии в промышленность довольно слаб. Некоторые производства не испытывают нехватку новых специалистов, но есть и такие, которым они нужны. Особенно если поблизости нет профильных учебных заведений и обученных специалистов на локальном рынке труда. А приглашать как раньше выпускников из других городов - неосуществимо. Предприятия не в состоянии предоставить социальные гарантии в прежнем объеме, обеспечить молодых жильем, детскими садами и т.п. Буквально у нескольких предприятий остались на балансе общежития, они помогают справиться с проблемой кадрового голода за счет иногороднего найма или найма сельской молодежи, но никак не решают проблемы молодых специалистов.

Примечательно, что промышленные предприятия, практикующие найм молодежи, предпочитают брать выпускников ВУЗов инженерных специальностей на места рабочих: «Сейчас не зазорно человеку с высшим образованием после института поработать слесарем, зная, что в перспективе он может вырасти до механика» (начальник отдела кадров, Лесоперерабатывающий завод-1).

На благополучных предприятиях растет уровень требований к персоналу. Например, на Металлургическом заводе-4, расположенном в небольшом городе областного подчинения, начальник лаборатории и его заместитель – кандидаты наук. Эта тенденция прослеживается и по открывающимся инженерным вакансиям. Сегодня уже недостаточно иметь только профильное образование. Требование знания иностранного языка – примета времени и признак ориентации найма на молодых кандидатов:

«Не так давно мы объявляли конкурс на замещение инженерной должности с высшим образованием по специальности и свободным знанием английского языка. Это редкое качество «два в одном», которое, как правило, не бывает в жизни» (начальник отдела кадров, Лесоперерабатывающий завод-1).

Интервью дают представления о микро-уровне отношений, описывают складывающиеся в коллективах фоновые практики, порой противоречащие генеральной линии официальных документов и провозглашенных миссий. Так, из интервью с начальником отдела статистики Лесоперерабатывающего завода-1 узнаем о негласном принципе возрастного «выравнивания» вверенного ему коллектива, своеобразном методе интеграции молодежи. Молодой человек пришел на завод после учебы 4,5 года назад и уже называет себя «старожилом отдела». В комплектовании вверенного коллектива он нацелен только на молодежь:



Респондент: Резюме - это просто смотришь, допустим, если 35 лет, ему тяжелее будет в нашем коллективе адаптироваться, в котором 25-ти или 28- летние.

Интервьюер: То есть если бы к Вам пришли два человека, одному 25 лет, другому 40…

Респондент: При одинаковой характеристике, я не взял бы его (второго) <…> Я считаю, человека можно и научить, а заставить человека влиться в коллектив невозможно.

Отметим, что критерием отбора выступает возрастная, вернее, поколенческая компетенция.



Рабочий класс. «Ставку делаем на старых опытных и молодых инициативных»

На первый взгляд, инноваций в работе с рабочей молодежью нет, все очень привычно - конкурсы профмастерства, производственного соревнования, обучение смежным специальностям, проведение аттестации молодых работников. Перестали играть заметной роли традиционные источники воспроизводства рабочего класса. Село и мигранты не обеспечивают потребности в квалифицированных рабочих.

В условиях ограниченной потребности в рабочей силе обычным рекрутинговым механизмом стал родственно-знакомственный найм, что находит отражение даже в коллективном договоре. Например, Завод строительных материалов–4 обязался принимать детей работников после окончания учебных заведений, трудоустраивать их на время каникул. Однако директор завода понимает комплиментарную функцию подобных мер: «Самая лучшая реклама – создание рабочих мест, хороших условий труда, зарплата. Если папе и маме на этом производстве хорошо, они обязательно приведут сюда сына или дочь» (гендиректор, Завод строительных материалов–4).

Формирование кадрового резерва рабочих происходит, например, благодаря разрядной системе, действующей в бригадах. Довольно типична практика ответственности линейных менеджеров за работу с новичками, они имеют возможность непосредственного отбора и закрепления перспективных рабочих: «Если я вижу, что человек может выполнять работу, скажем, аппаратчика 6-го разряда – я с ним побольше общаюсь, побольше стараюсь его развить, ставлю ему определенные задачи. У каждого молодого есть блокнотик, мы постоянно общаемся, они ходят там у меня, схемки рисуют. Все это дело смотрят, развиваются. В интересах старшего этой бригады поскорей его (молодого оператора – прим.) понатаскать, дать ему знания, поводить, показать, чтобы этому парню можно было ставить какие-то задачи. И, соответственно, этот же старший будет потом наставником и будет за это материально поощрен» (начальник установки, Нефтехимзавод-1).

Бригадный метод работы применяется и для адаптации новичков. Если раньше на Трикотажной фабрике-1 новеньких включали в действующие бригады, то теперь внедрена другая система, когда формируются отдельные бригады из вновь пришедших девушек. Эти бригады называются молодежными. Управлением персонала разработана Программа профориентации и адаптации по профессии «швея». Ввиду того, что наиболее эффективный возраст работниц швейного производства составляет 20-40 лет, ставится задача повышения привлекательности предприятия среди молодежи: «Мы должны создавать такие условия, чтобы рабочим у нас понравилось» (начальник управления персоналом). Данная новация была воспринята неоднозначно. Основной аргумент в пользу нововведения - потребность молодежи в адаптации, необходимость «привыкнуть и втянуться»:

«В адаптационный период мы стараемся их вместе держать. Мы организуем экскурсии по фабрике, встречи с представителями профкома, с экономистом, с начальником трудового отдела. Это для того чтобы дать ответы на вопросы, которые возникают у рабочих в первые два-три месяца работы. Я заметила, что когда у людей проходит групповое обучение, помогает больше» (начальник управления персоналом, Трикотажная фабрика-1).

Позиция открытости предприятия и руководства оправдывает себя, так как информированность рабочих о положении дел на фабрике ведет к пониманию ситуации, понимание – к включенности в ситуацию, включенность – к принятию ответственности.14

Проблема текучести кадров среди рабочего класса так же, как и в других профессиональных группах, касается, в первую очередь, молодого персонала. Если задаться вопросом «Выгодно ли предприятиям тратиться на удержание рабочих старших возрастов или же на молодых?», то приходится признать преобладание первой позиции. Материалы проекта свидетельствуют о привилегированном положении на предприятиях групп опытных рабочих–стажистов, ветеранов.

«У молодых больше проблем: сами заболели, дети… а мы что, на больничные не выходим (рабочая, Лесоперерабатывающий завод-1).

Массовый приход молодежи в штат – это риск. Даже если он позволяет снять актуальную для рабочей среды проблему дисциплинарных нарушений.15 Удерживая, в том числе зарплатой, квалифицированных старых рабочих (лучший станок, самые дорогостоящие операции, интересные изделия) и закрывая низовые управленческие позиции проверенными кадрами, рабочей молодежи реально остаются самые непривлекательные и бесперспективные в плане роста вакансии и минимальные зарплаты. Это одна из главных причин текучести кадров среди рабочей молодежи.

«Молодые ребята пришли, устроились, оклады у них меньше, а работу делают вместе – работают одинаково. Ходишь-ходишь к начальнику – вот он может через полгода, может через 7 месяцев, может через год повысить. А ходить не будешь – и забудут, и так и будешь меньше получать. А работа делается одинаковая. Вот из-за чего конфликты-то случаются» (аппаратчик, Нефтехимзавод-1).

«Мы стараемся разряд повышать, чтобы люди побольше зарабатывали. Приходит молодой, проработает год – направляем на повышение. Раньше нельзя, только через год. Даже если он уже работу 6 разряда выполняет. Чтобы удержать молодежь – КТУ им побольше ставим» (мастер, Машзавод-8).

Как видим, задача интеграции молодых рабочих делегируется их непосредственному руководителю. Практика наставничества преимущественно используется в рабочей среде и помогает адаптировать молодого работника к незнакомому коллективу, заполнить пробелы образования. На некоторых предприятиях наставничество оформлено процедурно, нам встретилось даже «Положение о наставничестве» и вид премирования «За наставничество». Оно может вменяться в обязанность бригадиру, реализовываться через систему звеньевых, когда старший рабочий или бригадир опекает рабочего, имеющего низкий разряд. И хотя наставнику не всегда полагается материальное вознаграждение, но рычаги стимуляции на уровне линейных руководителей присутствуют. Из интервью: «Я же могу, в принципе, назначить процент премии от 0 до 80, и наставника я никогда не забуду поощрить» (начальник участка, Электротехнический завод-2).

Наставничество может быть естественным образом вплетено в трудовой процесс. Мера формализации отношений зависит от многих причин, в том числе и присутствия солидарности. На предприятиях, где налажен учет индивидуального вклада, в условиях сдельной оплаты из-за наставничества возникают конфликты. Например, на Рыбозаводе-1 опытные рабочие теряют время на обучение, тем самым снижается их заработок. Если же оплата труда привязана к коллективным показателям, то нацеленность на общий результат и командная работа располагает к возникновению практик наставничества.

«Мы ставим парами - опытного слесаря и молодого. А не так, что двух молодых вместе – тогда они там наделают! Мы ставим вместе, чтобы присматривался, помогал. Слесари сами заинтересованы, они же понимают, что им легче будет работать, когда молодой выучится» (мастер, Машиностроительный завод-8).

Восприятие предприятием молодых работников не укладывается в сценарий демонстрации адаптивного поведения. «Человеческий капитал» молодого рабочего, его социально-психологический портрет вызывает большие нарекания со стороны администрации и старших товарищей. Следуя логике наших информантов-менеджеров, конструируется образ проблемного молодого работника. Жалуются на лень, неспособность проявить солидарность, завышенные требования, отсутствие культуры поведения на рабочем месте:

"…даже и сейчас идут на работу с баночкой джина. Перед проходной спрячут за куртку и спокойно проходят" (мастер, Металлургический завод-2).

«Текучесть высокая, потому что молодежь сейчас не хочет работать. Зарплата устраивает, но не хотят работать. И пьяниц очень много» (ОК, Машзавод – 5).

«У молодого поколения очень высокие запросы и очень мало опыта. Но чтобы научиться много зарабатывать, надо научиться много работать» (главный инженер, Машзавод – 5).

«Приходит много молодых рабочих, был проведен курс обучения при училище. Потом они все равно не в состоянии на допуск сдать» (начальник цеха, Нефтехимзавод-2).

Неудивительно, что молодые рабочие сталкиваются с трудностями вхождения в низовые коллективы, отмеченные устойчивым эмоциональным характером межличностных отношений. Ученые, изучавшие трудовые отношения на российских предприятиях, отмечают феномены неформальных групп в первичных трудовых коллективах, силу группового контекста.16 Если прибавить сюда иерархичность социальной структуры и деление на группы старых и молодых рабочих в плане возраста, стажа работы, уровня оплаты труда, отношения к собственности (владение акциями предприятия), то задача «влиться в коллектив» и стать «своим» выглядит поистине сложной. Если молодой рабочий является носителем чуждой культуры, то шансов безболезненно, по словам информанта, «вплыть в этот коллектив» мало. Только случаи массового приема рабочей силы могут расшатать целостность микро-коллективов и занести потенциал конфликта. Только если изменится соотношение групп ветеранов и молодых рабочих – и численно, и статусно. В противном случае, «если он не подходит к коллективу, его как плевок выплюнут» (мастер, Лесоперерабатывающий завод-1).


следующая страница >>



Зеркало успешно отражало ее попытки казаться красивой. Эмиль Кроткий
ещё >>