По дороге трагикомедия Действующие лица Анжела - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Пьеса кумир («Мания победителя») Трагикомедия. Действующие лица 4 667.53kb.
Трагикомедия в двух действиях действующие лица 4 497.67kb.
Сторож Трагикомедия в одном действии Милости хочу, а не жертвы. 5 663.46kb.
Новогодний праздник «Проделки лесной нечисти под Новый год» Действующие... 1 124.92kb.
Сказка «Колобок» (современная интерпретация) Действующие лица 1 40.73kb.
Алекс Лайт 2012 год корабльдурако в трагикомедия в четырех действиях... 4 742.3kb.
Михаил Успенский Холодец 1 23.62kb.
Русская ярмарка. Действующие лица 1 51.49kb.
Перевод с английского Алексея Седова Действующие лица 1 68.22kb.
На императорской театре в санктпетербурге действующие лица 3 332.97kb.
Дон хиль зеленые штаны действующие лица 6 1183.84kb.
Зимняя тема Наконец пришла зима 1 39.83kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

По дороге трагикомедия Действующие лица Анжела - страница №1/1

ПО ДОРОГЕ

Трагикомедия

Действующие лица

Анжела, 36 лет владелеца очень дешевой гостиници. Место расположения, на трассе

по пути между Москвой и Уралом. Есть магазин на противоположной стороне, на

заправке, там свет горит всегда.

Костюм — Темно коричневый свитр. Темно синяя юбка карандаш. Широкий браслет на запястье

золотого цвета.

Валерий Валерьянов, 46 лет, муж Анжелы.

Костюм - твидовые брюки бежевого цвета в серую едва заметную

крапинку. Серая рубашка.

Маша, родственица Валерия Валерьянова, 19 лет.

Костюм - серые штаны в темно синюю тонкую полоску , темно синяя кофта.

Анжела, Валерий и Маша живут в домике при гостинице. А в самом гстинице живут:

Надежда, девушка 21 год.

Костюм — светлые домашние тапочки, в форме полусапожек. Светлая кофта и юбка чуть ниже

колен.

Григорий , 25 лет.

Костюм - коричневая футболка. Темно синие джинсы и джинсовая куртка.

Кепка коричневая, вельветовая с козырьком.

Дима, рабочий, 39 лет.

Костюм - сероватая от стирки белая майка, темно серые растянутые штаны.



Светлана, его жена, 30 лет.

Костюм - видны только клочки белой ночной рубашки из-под шерстяного пледа, в

бежево-коричневую клетку.

Николай, путешественник, 54 лет.

Костюм - маскировочные штаны с нашитыми карманами. Зеленый пастэльный свитер,

жилет тоже с карманами. Плащ дождевик прозрачный. Коричневый рюкзак.

Иван, 28 лет.

Костюм - джинсы. футболка застиранная до такой степени,

что полоски; красная, желтая и черный воротник стали псивыми. Он артист.

Алик, 39 лет.

Костюм - черный костюм без рубашки. Но хорошо сидящий.



Саша, 30 лет.

Костюм -черные штаны, серый джемпер.

У него маленький словарный запас.

Первый акт

Действие происходит осенью. Сценография: Черные кулисы. Задник одним

сплошным полотном бежевого цвета.Покрытие пандуса такое же.

Реквизит: Радиатор на колёсиках, Серого цвета. Кресло мешок; Это большой грушеобразный

кожаный мешок, черного цвета, не до отказа набитый пенопластовыми шариками. У него есть

ручка в изголовье. Невысокий продолговатый столик, темно коричневого цвета. Большая

настольная лампа. Четыре пуфа, со спинками и без, мягкие и жесткие. Три стеклянных стакана.

Слабый луч света освещает только верхушку из составленной на столе пирамиды пуфов.

Под звук "замыкания электропроводов ", в темноте, актёры разбирают пуфы.

Разобрали. Под лучом пусто. Несколько секунд тишины.

Свет.

На сцене: Надя, Алик, Иван. Они спустились в холл потому, что выключилось электричество.



Светлана, сидит в кресле, ближе к правой кулисе, у задника.

Иван (непосредственно) - О, свет дали.

Алик (подходит к Наде, выхватывает книжку, хохочет) - Ты, что в темноте читала?

"Песнь Песней" (опять хохочет, мол глупости какие, ненормальная!).

Надя - Не твоё, верни!

Светлана (сама с собой) - Господи...

Алик (бросает ей книжку )

Светлана - Алик, что ты к ней, всё время, цеплиешся.

(Алик заходит за левую кулису, ту, что ближе к залу, на пару секунд. Там кухня, в

неё есть ещё один "чёрный" вход со двора.)

Алик (Наде) - Лучше бы приготовила , чего-нибудь.

Иван — Без прислуги не можешь?

Алик — Я не повар... на заправку пойду в магазин.

Иван — Без личного водителя? Ногами..?

Алик (Опять подходит к Наде и отнимает книгу) - Эй... Не песни петь надо. Взрослая уже. Лучше

обеды варить научись! А то замуж не возьмет никто, так и будешь...

Надя ( уходит в кухню. Ни чего не отвечает)

(Алик уходит через абстрактную дверь. В правую кулису. Звук проезжающих

машин. Дверь захлопнулась)

Иван (тоскливо осмотревшись вокруг, подходит к Светлане). - Хочешь на крыльце посидим? Меня самого тошнит, после вчерашнего.

Светлана — Отвезешь? Вставать не хочется.

Иван (Берёт за ручку кресла, везёт)— Конечно. У меня и у самого проблемы могут быть, если

Валерий Валерьянов явится!

Валерьянов ( в дверях) — Это ты точно подметил, о проблемах! Не заплатишь в ближайшие дни

вылетишь отсюда.

Иван — Подожди, вот утренники отработаю, тогда и заплачу.

Валерьянов (глядя в свою бухгалтерскую книжку) А хватит твоих утренников? Для тебя это

долг огромный.

Иван (отмахиваясь)- Знаю. (скрывается со светланой за кулисой-дверью).

Валерьянов (Раздраженно, проходит на середину сцены и вдогонку им)- Здесь не

благотворительный фонд «Спасение».

(Надя выходит из кухни с яблоком в правой руке, книжкой в левой. Надкусывая,

проходит мимо Валерьянова. Выходит в дверь. Звук машины, дверь.)

Валерьянов (Проводив взглядом Надю, возмущенно-раздраженным взглядом.

Продолжает осматривать помещение. Из левой задней кулисы доносится,

какой-то скрип и какое-то ещё звяканье. Там комнаты. Раздражению Валерьянова

предела нет. Поднимая указательный палец , сам с собой.)

-Ничего, может, хоть на том свете всё справедливо будет. На этом уже надеяться не на что, да и

не на кого.

Иван (входит за конструкцией, чтобы присесть рядом со Светланой на улице.) Справедливо?



Ну нечем мне тебе сею секунду заплатиь, подожди.

Валерьянов ( Поворачивается, приподнимает брови) - Х-ех! А мне как быть! За свет кто

платить будет? Ты, что-ли? Зима идет, отопление отключат! Ты, что замёрзнуть хочешь?

Иван - (Иван пытаясь улыбнуться фыркает, берёт конструкцию) — Хочу, только не здесь, а в

сугробе.

Валерьянов — А к новому году, что говорить будешь:” подожди, успакойся, вот дедом морозом

поработаю...” Это не игрушки! Ты посмотри (показывает рукой в книжку), у тебя уже почти за полгода долг.

Иван (Иван выходя,)- Так лето было.(машины, дверь.)

Валерьянов -Что лето? Отпускные получал? Так пошёл бы в сериалах сниматься!

(Поворачивается к кулисе с комнатами) - Григорий!

Григорий (голос из-за кулисы) - Кто это?

Валерьянов - Это я, Валерий.

Григорий - Что надо?

Валерьянов (отходя) - Открой...

Григорий (появляется в кулисе) - Ну что?

Валерьянов (Оглядываясь, нет ли кого) — Григорий!

Григорий - Деньги принес?

Валерьянов - Это я то, тебе деньги!?

Григорий - За пуховик!

Валерьянов - За пуховик?

Григорий - Деньги, 1000 руб. за пуховик, НУ?

Валерьянов - Как деньги, Гриша? Ах ты...

Григорий - Угу, угу! Я ж тебе и так, за оптовую цену, из партии принёс! За 1500-т руб. 500

получил, 1000 давай!

Валерьянов - Григорий... Я думал ты благородный, подарил.

Григорий (Берёт его за шиворот, из своего кармана достаёт купюру засовывает Валерьянову за

шиворот) — Отдавай обратно!!!

Валерьянов - Ладно Григорий , ладно...

Григорий - Давай, давай... принеси!

Валерьянов (уходит в правую кулису, ворчит под нос) - жлоб, мелочный...

(Григорий подгоняя его делает пару шагов вперед. За ним появляется Дима.)

Дима - Чует, не видать ему денюжек... (хихикает).

(прищурив один глаз, вытянув шею вперед, смотрит на него) - Так, Григорий?

Григорий (Смотрит куда-то в сторону) — Под солнышком ищет тепла, да льдина коротка.

Дима (ехидно ухмыляется) — Словечками играешь.

(уходит в комнату.)

Григорий - Хм да, да... (в след Диме).

(Гриша возвращается к кулисе-комнате. Протягивая туда руку берёт куртку.

Идёт к кулисе двери. Оттуда появляется Саша.)

Саша (начиная из-за кулисы) - У...у похолодало (передёргивается)- дождь заморосил!

(Григорию) - С Валерьяновым столкнулся, чё к тебе?

Григорий (резко) – Нет (выходит , шум дождя, дверь).

(Саша садится у радиатора, вертит его, греется. Из комнаты выходит Дима,

садится рядом. А из двери Иван отряхиваясь. Шум дождя, дверь)

Иван - Напьюсь сегодня, как пират Карибского моря.

Дима (Ивану) - Светка где?

Иван - Пожелала, остаться под козырьком.

Дима (бормоча) - Козырьком-мотыльком.

(Маша входит. За ней Николай в мокром дождевике и рюкзаком за спиной.

Шум дождя, дверь. Дверь не одним и тем же звуком, по разному. Когда как, то

скрипит, то хлопает и т.д.)

Маша - Вот (представляет) - Николай Николаевич.

Николай - Добрый вечер,(представляя себя самого) Николай (снимает плащ, перебрасывает

через руку, а рюкзак берет в другую).

Иван - Добрый, добрый... (На это Ивана передергивает)

В театре меня представляли, Иван Алексеевичь Дъякин!

(На выдохе) — А здесь что? Дякин и всё. Даже без твердого знака!

(Дима и Саша косо смотрят на Николая.)

Николай (Пристально посмотрел на Ивана. Поворачивается к Маше) — Покажи мне

комнату!


( Маша провожает его за кулису-комнату.)

Николай - Спасибо (заходит за кулису).

Дима - Маша, ты откуда его взяла?

Маша (игнорируя димины слова ) - Твоя жена у нас на крыльце сидит.

Темнеет, приди за ней.

Дима. - Ладно... Приду...

Маша — Мне кажется ей совсем плохо...

Дима - Знаю...

Саша — А вдруг она думает ,что умирает, мне вот было бы страшно умирать...

Иван (сам себе) - А я не боюсь.

Маша — Да, что ты говоришь.. Ведь не на сцене...

Иван (Маше) - Хотите сцену?! Возьмите пулемёт. Расстреляйте меня, отлечу к стенке,

размозжённый, как в кино. Домашним любимцам, какие имена дают! Даже кличкой назвать

нельзя. С аристократическими фомилиями, родословными. Консервы из креветок им покупают!

(утвердительно)- Потому, что их любят. (раздражённо) - А у меня, знак потерялся.

Маша (уходит) — Вот мне надо это выслушивать. ( В двери) - Не забудь, Дима, забери жену...

Дима - Хорошо...

(Иван уходит в комнату. А Николай выходит из комнаты и заходит в кухню.)

Николай ( напевает в кухне) — Ах , мне бы уйти на дорогу свою, достоинство молча хроня, но старый солдат - я стою как в строю. Вот так она любит меня, вот так она любит меня...

Дима (уходя в комнату) - Еще и певучий...

Саша (потягивается) - А, скучно...чёж такое, почему мне так скучно жить?

Ничего не интересно!

Николай (выходит из кухни) - Скучно? М-м. А я думал песня веселит.

Саша — Ты не оперный пивец! (гримаса отвращения)

Николай — А тебе опера нравится? (издеваясь)

Саша — Да не очень, просто знаю, что там хорошо поют!

Николай - (приподнимая голову, показывает на себя рукой) А я думал, что и у меня неплохо

получается, благозвучно.

Саша (смеётся, передразнивает) - Благозвучно... Тоже мне, слово какое выдал. (смеётся) — Это

я Диме буду говорить: ты пили благозвучно (смеётся).

(Алик возвращается, злой. Потому, что кроме сосисок ничего купить не смог.

Пакет прозрачный, сосиски видно. Прерывает Сашин смех, швыряя пакет ему на колени).

Николай - Там, на кухне девушка сидела, и плакала. Я ей говорю: ты почему плачешь?

Не отвечает, плачет и сквозь слезы говорит: Обидно. Я спросил: кто тебя обидел? Она Говорит:



какая разница. Я решил спеть, поддержать. А она ушла.

Алик - Это -дура...

Саша - Алик, Алик? Чайку?

Алик (раздраженно) - Разумеется...

Саша - А может полбутылки поставить?

Алик (садится) - Где этот, артист? Ему ставь, а то, он так, не будет нас сегодня развлекать?

Или сам давай, станцуй!

Саша - Дурак! Ты, что пьян?

Алик - Ну, давай! Мне забавно будет (откидывается на конструкции, запрокидывает

голову назад, смотрит в потолок)

Саша (встает, с пакетом, уходит за кулису-кухню) - Дурак...

(Григорий возвращается, снимает куртку и вешает её на радиатор.

Садится на место Саши).

Григорий ( смотрит на Николая) - Дед, ты кто такой?

Николай - Это Я - дед?

Григорий — А кто ты?

Николай - Путешественник, мы все на земле путешественники...

Григорий - Это так, да, - а удостоверение личности есть? Хоть какое нибудь?

Николай - А ты кто сыщик?

Григорий - Да ладно, я шучу, старик.

Николай - Бывает, потеря удостоверения не самая серьёзная проблема в жизни. Мальчик...

Григорий (Теряет к нему интерес, поворачивается к Алику) - Машу не видел?

Алик - Нет.

Григорий - Пойдём в бар?

Алик (встаёт) - Готов!

Григорий (Надевает куртку) - Ну, до свидания старик (уходит с Аликом за кулису-дверь).

Николай – До свидания, мальчик...

Саша (Выходит из кухни с чашкой чая) - Он ничего... Так иногда завихрения бывают...

Как с твоим удостоверением... (Николай смеётся).

(Заходит Анжела.)

Анжела - Ты кто такой?

Николай - Путешественник...

Анжела (отчеканивая слова) - Переночевать или на долго?

Николай - Посмотрим...

Анжела - Удостоверение личности есть?

Николай - Можно...

Анжела (перебивая) - Паспорт!

Николай - Я попозже вам занесу...

Анжела (перебивает) - Путешественник... тоже! А может вы бандюга какой-то! (идет к

кулисе комнате. По плану там коридор.)

Николай (вздыхая) -Завихрения...

Саша (Анжеле) - Ты кого ищешь?

Анжела (с возмущением) — Кого! Должников, кого! Ты шляешся всё время где-то. Не видел,

сегодня свет нам вырубали! И за чистотой слежу - понятно?

(Подходит к кулисе-кухне. Оттуда появляется Надя. Стоит) — А ты чего тут

стоишь? Это, что у тебя, (снимает с волос какую-то веточку) как ты это цепляешь? Потом

разносишь мне тут мусор! Машу... видела? Была она тут?

Надя - Не знаю...

Анжела -Что не знаю? Про Машу или про ветки?

Надя ( отмахиваясь )-Не видела.

Анжела (Саше) - Машка была здесь?

Саша - Да... она...

Анжела (перебивает)- Тоже мне. Заехала называется, из своего городишки. Тарчит тут уже...

Ни хрена не делает. А Гриша... Дома был?

Саша - Григорий..! Был... С Аликом в бар пошли...

Анжела — На пьянки значит есть деньги! (Саше) Чаем не захлебнись... (уходит).

Надя (Проходит и садится рядом с Сашей. Берёт у него чашку с чаем, пьет).

Саша (смотрит на неё) - Легче?

Надя - Спать хочу...

Саша - Надежда, прочь тоску, живём!

Надя - А?

Саша - Чё-ж ты, так?

Надя - Не хорошо мне здесь...

Николай ( Встает, берет Надю под руку. Провожая до кулисы комнаты, достает из бокового,

левого, нижнего кармана штанины цветочек. Протягивает ей.) - Ромашка...

Саша ( Берет пустой стакан и уносит за кулису-кухню. Выходит и заходит за

кулису- комнату).

(Николай поворачивается, идёт, садится обратно. Достаёт из правого кармана

карты. Раскладывать пасьянс. Входит Алик, подвыпивший, но не в стельку пьяный!)

Алик (садиться рядом с Николаем, смотрит на карточный расклад).

- Складывай, раскладывай, а судьбу не обманешь. Она - как лотерея, сама твою карту

выбирает ( с легким раздражением. Николай не слушает, ему пока не интересно).

Алик (Почти вызывающе) - Ты, что думаешь, я всегда такой был? Родился и прямо сюда!

( протяжно и хмельно) - Нет... (вытаскивает из кармана сложенную газетную вырезку.

Расправляет, кладет перед Николаем и придерживает её рукой.) - Смотри...

Писали обо мне! Заслуги, да должности перечисляли и тд. и тп. (Секундная пауза.

Говоря, как бы себе с досадой. Николай поднимает на него глаза)

- Сидел бы себе в бизнесе и сидел. ВСЁ было на мази (грубо) - Так нет ( уже с пьяным

ехидцем) - Жене статуса повыше захотелось. Зудела, да подзуживала, с утра до вечера.

( с кривлянием) - Ты такой, ты сякой. Все могут, почему не ты. Я САМА работать на тебя

буду, все сделаю (с прищуром, растягивая) - И сделала! Сама бегала, сама

избирательную организовала, сама в редакцию материал таскала, аж подписи сама собирала. Комплекс у неё видно, не жилось спокойно. А меня и так все устраивало. Это

ей всё мало.

Николай - Ну, что ворчишь. Тебе ли жаловаться (ровным нормальным голосом)

- Ты человек не злой, не корыстный. Может и смог бы для людей что-то сделать.

Алик - (разложив руки с локтями на столе, поворачивает голову к Николаю и глядя как бы

снизу) - Смог бы то смог, да кто ж это даст. Я с ней как в штрафбате был - впереди

минное поле, сзади свои же положат (пауза пару секунд) - Когда замахиваешься, бить

надо, а это не по мне. У меня внутри другое. Это ей все равно, шагать или перешагивать...

(поднимается со стола, откидывается на конструкции, говорит спокойно) - Знаешь,

раньше, чтобы убрать человека, процедура нужна была, а сейчас... (скиснув) - Вот и сижу

здесь, обитаю (с иронией ) - Песенку слышал - " не в двухкомнатной квартире, и не в

доме над ручьём, я бы мог прожить и в тире, впрочем все мы в нем живем." Знакомая

сочинила (с пафосом) - Не дурно!!!

Николай - А теперь жена то где? (Собирает карты, кладёт в карман, жилета).

Алик - Жена... Она в той роскоши, что от бизнеса осталась.

(опустившись одной рукой на стол ) - Ей бы сказку о рыбаке и рыбке с утра каждый день

читать. Смотришь, поостереглась бы, знай край да не падай. Но это у кого как...

Николай (уже с интересом глядя на него) - Ты, что и правда считаешь, что упал? Ну

лишился благополучия, жены. Но жив-то остался. Руки ноги при тебе, да и голова. А

главное, свободен! Мир перед тобою. Чем умирать от жалости к себе — делай, делай что хочешь,

иди куда хочешь. А так, только время теряешь, да и спиться можешь. Не стар еще, не

немощен. Соберись (подумав несколько секунд) - Ты на природе поживи, там все в себя

приходят. Хоть попробуй (еще раз задумываясь) - А чего ты в юности хотел? Хотел, а не

сделал?

( Алик уже слушает равнодушно, алкоголь сказывается. Николай не унимается)

Николай - Вспомни, сейчас для тебя вспомнить самое время.

Алик (раздражается) - О господи...

Николай (спокойно) - А ты в бога веришь?

Алик (с кривой улыбкой) - Х-мм... ( отмахиваясь) - Я тебе о жизни, а ты мне о боге.

Николай (вздохнув) - Ну веришь, не веришь. Поживи будто кто-то за тобой все время

наблюдает, и мысли твои знает. Тогда пакости ни другим, ни себе не сделаешь.

Алик (Ему надоел разговор , встает. Уходя, делая несколько шагов, поворачивается

будто хочет что-то сказать, но махнув рукой говорит) - Тебе меня всё равно не понять.

(скрывается за кулисой-комнатой).

(Николай встаёт и идет за кулису-кухню. Пару секунд пауза. Из-за кулисы комнаты

выходит Иван, видит, что никого нет. Садится, закидывает ноги на стол, и начинает

петь.)


Иван - "Скорей бы лёд встал, пошел бы тогда на рыбалку.

Чего бы поймал, знакомым раздал не жалко.

Луна появилась и лезет настырно всё выше и выше...

Сейчас со в сей мочи завою с тоски ни кто не услышит, ой-ёо..."

(Из-за кулисы-кухни голос Николая) - Я тебя слышу (выходит к нему с чашкой чая)

Николай - Я тоже петь люблю.

Иван (смущенно убирает ноги со стола) - Да, что там... вот раньше, когда на сцене перед

зрителями. Казалось, что всё не зря. Голос был хороший и память... А теперь вот... Одни

отрывки и то вспышками... Всё!

Николай - А стихи помнишь?

(из-за кулисы-комнаты появляется Надя. Видит их и решает не входить.

Остается там в проходе, её едва видно.)

Иван (передразнивает)- Стихи... Нет... ничего не помню... ни слова.. не помню! Только

то, что любимое одно было...(лукавит) кажется своё собственное... Без мелодии не могу

вспомнить.

Николай - Да уж, ие чего хорошего, раз своё забыл? В своём - своя душа...

Иван - Душа? (с обидой, ухмыляясь)Где моя душа..?(устало расслабляется на конструкцие)

(Пауза. Как бы пытается вспомнить)

Николай -(пытаясь ему помочь договорить) - На сцене?

Иван - И там тоже. Но... (пару секундная пауза)- В школе была одна девочка. Такая красивая!

Самая красивая в школе! Вика, я влюбился в неё с первого класса...

Николай — Ты помнишь её имя? Ты же только сказал, что ни чего не помнишь!

Иван ( не так уныло) - Да. Ей я и написал своё стихотворение.

Николай - Она оценила его?

Иван - Нет. Я написал его спустя лет шесть. Уже после института.

Николай - Ты не отправил ей его?

Иван -Нет. (с досадой) В интернете напечатал. И то не я а друг. У меня нет компьютера.

Николай - А сколько ты получаешь?

Иван - Раньше копейки. А сейчас вообше почти ничего. Ролей нету. А Вика другого

выбрала. У неё был большой выбор, а у меня один

друг. Его она и выбрала. С тех пор он стал моим врагом. Вот я и поехал в Москву учиться.

Решил стать артистом, доказывать ей, что Я лучше!

Николай — То, что учиться поехал хорошо. Нет худа без добра!

Иван (Ухмыляется) - Что было, то было.

Николай - Ничего, многие через это проходят. И, что ж с тех пор ты больше не

писал стихов? (Он замечает Надю)

Иван - Нет, стихов не писал.

Николай - По тебе значит, что и не влюблялся больше?

Иван -Была ещё, одна. Я познакомился с ней в театре. ( и молчит)

Николай — И что?

Иван - Она мне так понравилась, что Я решил жениться! (и молчит)

Николай - Что сразу?

Иван - Да. Так понравилась, что я решил сразу. (отвернулся сам себе) А теперь я её ненавижу!

Николай (понимая, что Ивана замкнуло, осторожно спрашивает)- Что же случилось?

Иван (неохотно) - Мне тяжело об этом говорить. Она оказалась слишком Московской, слишком

свободной...

Николай - Человек и должен быть таким, свободным!

Иван (поворачивается к нему) - А меня папа подругому воспитал. ( опять отвернув голову)

Николай - А как?

Иван - У нас в семье папа был непререкаемым авторитетом. (Подняв голову) - «ГЕНЕРАЛ»

семейной жизни.

Николай — Почему не Генералиссимус?

Иван (Плохо учился в школе. Не оброщает внимания) — У нас все ему

подчинялись, а мама первая.

Николай - Так вы , что его все боялись?

Иван - Да нет боятся, уже не боюсь. Но слушаюсь.

Николай — А я считаю, что любовь возможна только между равными. А иначе это, что угодно

только не она.

Иван (с проблеском понимания в глазах) - Да, она слишком умная была.

Николай — Равным, по духу.

Иван — Духу? Какому ещё духу. Что ей надо было? Я всё предложил; детей.

Николай — Что тоже сразу?

Иван — Да. А , что ещё надо? А она истеричка устроила черт знает , что...

Николай - Судя по тому, что ты о ней говоришь, так она и тебя из твоих заблуждений могла

вытащить.

Иван —Каких зоблуждений? Ты совсем мне кашу в голове устраиваешь.

Николай — С твердым знаком тебе легче, да? Дъякин! Ладно ничего ты еще молод, разберёшся.

Иван — (ему надоел разговор, начинает петь уходя)

"Опять игра, опять кино. Снова выход на бис.

Плетет судьбу веретено, за чертою кулис.

Когда-нибудь, замедлить бег и уже

не спеша, увидеть как берёт разбег, душа..."

Николай — А может, и не разберёшся...

( Иван выходит, дверь. Пауза. Вбегает обратно за ним Маша.)

Иван (бегом за кулису-комнату с криком) - Дима... Дима... Скорую вызывай...

Маша ( к Николаю ) - Дедушка, дедушка... Помоги мне. Там женщине плохо совсем.

(берёт его за руку, тащит на улицу. Николай проливает чай. Дверь).

Иван (поворачиваясь к Диме плетущемся за ним к кулисе-двери) - Сколько они

сказали ехать будут?

Дима - Минут 30 (они скрываются за кулисой-дверью).

(Небольшая пауза. Звук - сирена скорой помощи. Ещё одна пауза.

По очереди возвращаются: Дима молча идет за кулису-комнату, Николай садится на

прежнее место, Маша поднимает опрокинутый стакан относит за кулису-кухню,

Иван волочит за собой пустое кресло-мешок, оставляет его на изначальном месте

и уходит за кулису-комнату.)

Маша (возвращается к Николаю с чаем, предлагает).

Николай (отстраняя рукой) - Убери...

Маша (вздыхает сама пьёт чай) - Боюсь, что не вернется уже...

Николай - Как её зовут?

Маша - Светлана.

Николай - В церковь сходить надо... за здравие...

Маша - Поблизости тут нет нигде.

Николай (возмущенно) - Так далеко сходить!

(пауза)


(заходит Григорийий, пьяный)

Григорий ( смотрит на пустое кресло. Обращается к Маше) - Всё?

Маша - Нет, в больницу забрали...

Григорий ( подходит к Маше, не обращая никакого внимания на Николая,

по пути снимает куртку, скручивает, держась за рукава, перекидывает Маше через

голову, цепляет за талию.)

Маша (сопротивляясь) - Ты, что... нашел время... (отталкивает его со всей силы).

Григорий - Да, пошла ты... ( держа куртку за один рукав; второй волочится по полу

скрывается за кулисой-комнатой).

(несколько секунд пауза)

Николай - Что, хорошего про него скажешь?

Маша (смущенно) - Он хорошо одевается... Ну, на мой вкус.

Николай - Угу...

Маша - И.. у него такая красивая большая голова!

Николай (иронично смотрит на неё) - Тебе, нравится большая голова?

Маша (смекает издёвку) - Ну... (запинаясь - находится) Она пропорциональна телу.

Николай (Понял с кем дело имеет. Прикалывается) - Раз большая, значит ума много!

Маша (Приняла всерьёз, желая показаться скромной) - Ну... Наверное...

Николай – (М-да)... Ладно, девочка... Устал я... (уходит за кулису-комнату).

(Маша сидит с приподнятой головой, о чём-то думает и пьёт чай)

Григорий (возвращается, не протрезвевший. В кепке без куртки)

- Ма-ша... Ма-ша...

(Маша смотрит на него, очень серьёзно)

- Ма - ша...

Григорий ( подходит к ней ) - Я ухожу!

Маша - Куда?

Григорий - Что куда? Не понимаешь что ли? Ухожу... Есть куда...

И ты идешь со мной... (надевает на неё кепку).

Маша. Без куртки уходишь? (смеётся)

Григорий - Чёрт с ней, испачкал... новую куплю...

Маша - Угу...

Григорий - Ну... (намеривается к выходу)

Маша - Иду, иду... Спать иду.

Григорий - Ну, и сиди тут... (снимает с неё кепку, отшвыривает за кулису - комнату. Уходит. Хлопает дверью.)

(Выходит Дима.)

Дима (хихикает, дразнит) - Ма-ша..

Маша - Совсем... жена в больнице...

Дима - И..?

Маша - Я думала ты собираться пошел!

Дима - А куда надо было?

Маша (выпучивая глаза. До неё всё никак не доходит где она и с кем) - В больницу.

Дима (заворачивая на кухню) - И чё, ты думаешь, я там не видел?

(возвращается, откусывая от сосиски. Садится в кресло-мешок) - А здесь удобно...

Маша (смотрит на него) - Не ешь их. А то завтра жарить нечего будет.

(заходят Валерьянов и Анжела)

Валерьянов ( раздражённый)

- Маша, иди ты в дом уже наконец -то! Я дверь запереть хочу. И спать спокойней.

(Маша встаёт)

Анжела (видит пятно от опрокинутого чая) - А-а... Это кто сделал?

Дима - Это не я!!! Я только воду пил! Ни какого чафира!

Анжела (орёт) - Иван что ли?! Ну, я ему покажу! (беснуется)

( Начинается небольшая кутерьма. Надя заходит с кепкой Григория.

Маша не глядя, выходит. Анжела продолжает бесноваться над пятном.

Раздражение Валерьянова нарастает... Саша сонный входит.)

Саша - Чё, происходит?

Анжела - Ах вон он кто! Точно! Захлебнулся таки... (хихикает),

А-а и выплюнул МНЕ на ковёр! Ах вот так... (звереет)

Надя - А чья кепка? (её никто не слышит) У двери валялась.

Саша - Да, чё я? Не захлёбывался я...

Анжела (перебивая его) - Нет, мне это надо? Скажи? (вопит) На зло мне да...

Надя (сама себе) - Ну ладно ничья.

Валерьянов (махнув рукой, выходя завёт) - Анжела... Хрен с ним, идём, не могу...

Анжела (уходя Саше) - Драить сам будешь, завтра... на моих глазах, драить...

Саша (уходя, вздыхает) - Зря днём на скуку жаловался...

(Дима уже смылся. Стоит одна Надя посередине сцены с кепкой в руках. Бзик, бзик

выключается свет. Пауза. Раздаётся стук. Голос Саши в темноте) - Ай, ай....

( Пауза)

( В темноте, идет Николай с Большой настольной лампой в руке, за ним Саша.)

Саша - Ты извини, что потревожил. Здесь больше нет беспроводной лампы, нигде.

Николай (ставит лампу на стол, они садятся) - Ничего, братец... раз такое дело...

Уверен, что не сломал?

Саша (подставляет руку под свет лампы) - Вроде нет (садится)

Николай (протяжно) - Да... Тебя как звать, то?

Саша - Александр.

Николай - Ну, как Македонского.

Саша - Сравнил тоже...

Николай - Не скажи, как мудрейший царь Соломон сказал - "от нас остаётся только имя"

Значит много означает имя человека. А ты что-то про Александра Македонского знаешь?

Он ещё до Христа сыном бога себя считал!

Саша. Да ладно...

Николай - Да, мама ему в детстве сказала, что он сын Зевса. Мудрая женщина, для

своего времени. Такую веру мальчику дала, что он с ней пол мира завоевал.

Правда, был в его истории странный случай. Один единственный город, покорил и

не разрушил.

Саша - А чё так?

Николай - А когда он подошел к одному городу и осадил его, он послал гонцов к жителям.

Чтоб гонцы сказали, что слышал он, что в пустыне живут мудрейшие из мудрых. И

хочет он им вопросы задать. И если ответами будет он доволен, то не будет брать и

разрушать город. Но если нет - сравняет его с землёй (задумавшись, вспоминая)

Саша- Ну и?

Николай - Ты учти, он сам у мудреца учился. У Аристотеля.

Саша (ему стало интересно как ребёнку) - Ты не сбивайся!

Николай - Ну, пришли те мудрецы. Он им десять вопросов задал. А я помню три или

четыре... (Саша слушает) - По тем меркам, у него мир под ногами лежал, а он

спрашивает у них - " кто самый сильный?"

Саша - Во даёт... Сам же знает, что он.

Николай - Нет, братец, он ещё и не дурак был. И когда мудрецы ответили - " тот, кто

смог победить себя". Понял справедливость этих слов.

Саша (нервно встаёт и тут же, в раздражении садиться).

Николай - Тогда богатейший Александр спросил -" а кто самый богатый".

(Саша понимает, что не угадает, нервные движения)

Николай (с прищуром, улыбаясь) - Отвечают - " не тот у кого много, а тот кому

достаточно".

Саша - Во дают...

Николай - А потом он спросил у мудрецов - "кто самый мудрый"

Саша - Во хитрец. А тут то чё ответили?

Николай - "тот кто умеет жить и радоваться сегодня, помнит о том, что было вчера

и предвидит будущее". И ещё спросил он - "что должен человек делать для того,

чтобы умереть?" ответили - "пусть живет".(вздыхает) Жаль... ещё шесть было,

не помню...

Саша (поднимая указательный палец) - Ну ты, старик, мастер рассказывать.

(с подколкой) - А что ж он их не спросил - зачем мы здесь все живём, копошимся?

Николай - А на это, они за долго до него великому царю Соломону ответили.

Саша - И как же?

Николай - А царь попросил их собрать всю мудрость мира. Чтобы мог прочесть он это

и стать ещё мудрее.

Саша - Ну и?

Николай - Они собрали, огромнейшую библиотеку. Царь посмотрел и попросил их

- " я занят государственными делами. Вы оставьте только самое, самое! А остальное

уберите." Ну, сократили они библиотеку. Но и тут царь был не доволен.

Саша - А когда цари довольны бывают?

Николай - Не скажи. Так несколько раз продолжалось. Занят был делами.

Храм строил! Его отцу не дал Бог этого сделать.

Саша - Почему?

Николай - Бог сказал Давиду, отцу Соломона - " ты воин, много крови пролил.

А храм божий руками без крови строят".

Саша - Не отвлекайся! А то мы так до конца никогда не дойдем!

Николай - В общем, кончилось тем, что Соломон спросил их - "Вы мудрецы, вы всё это

сами читали. Скажите мне просто и ясно. В чём вся мудрость жизни человека?" И

мудрецы ответили ему - " Человек рождается, любит и умирает". И тогда царь Соломон

написал Песнь Песней где воспел: рождение любви, саму любовь и потерю её. Так, как

никто, не до него не после.

( голос Нади из темноты)

Надя (Это самый сложный момент для актрисы. Чтобы она не выглядела идиоткой!) - "Положи

меня, как печать, на сердце твоё, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь!"

(Свет. В правом углу, стоит Надя с кепкой в руках.

Головы Саши и Николая повернуты к ней).

Занавес


Второй акт

Сценография: черные кулисы. Темно синий задник со звездами наверху. Пандус, покрытый

ворсистой тканью, зеленого цвета с коричневыми проплешинами. В левом углу сцены к задней

стороне пандуса прислонён уличный фонарь. Этот фонарь состоит из двух частей; вертикальной

широкой палки соединенной на верху с горизонтальной, в конце которой лампочка. Они

соединены шарниром так, чтобы горизонтальная палка могла поворачиваться влево. Реквизит:

Бутафорское бревно. Маленький мангал на низких ножках. Кресло мешок из первого акта.

Бутафорские колонки. Пластиковая посуда. Стеклянные бутылки.

На сцене: Вдоль правых кулис бревно, на бревне сидит Маша и нервно возится с

пластиковой посудой, пересчитывает, раскладывает, прямо на бревне. Выходит Саша

из задней, правой кулисы (там "чёрный" выход из кухни) с мангалом, спотыкается о

край бревна. Поворачивая его наискосок " лицом" к зрителю. Наташина работа

насмарку, вся посуда разлетается. А у Саши падает мангал. В это время Надя гуляет по

сцене туда сюда (о чём-то думает).

Маша (раздраженно) - Ты специально, что ли?

(Надя смотрит на них, продолжая прогуливаться)

Саша - Чё специально то? Не видишь, ногу ударил...

Маша ( собирая посуду обратно на бревно ) - Маленькая голова...

Саша (пытаясь подвинуть бревно обратно) - Чё..?

Маша (резко) - Не трогай! (двигает сама. И удаётся)

( Саша поднимает мангал и устанавливает перед бревном)

Маша (с умным видом) - Маленькая голова и словестный запас маленький.

Чё, Чё...

Саша (установив мангал) - Дура... (уходит на кухню)

(Выходит Алик из правой кулисы. Там продолжение дороги.)

Алик (в руках пакет с выпивкой. Подходит к мангалу. Выкладывает содержимое пакета

около бревна. Обращается к Маше) - Что на пол ставим? Как пустые! Совсем

бомжатник...

Маша - Так возьми и принеси стол! Я что ли должна это делать?

Алик (заглядывает за кулису кладовку. Это левая близ зрителя) - Гриша где?

Маша (категорично) - Не знаю (В психозе швыряет стакан, садится на бревно)

Алик - А кто знает? У Анжелы пойти спросить... (Идёт за кулису-кухню)

Маша (Идёт поднимает стакан)

(Из кулисы-кухни выходят Дима с сосисками а за ним Саша.)

Дима (идёт оборачиваясь к Саше) - Ну, отдраил..? (смеётся)

(Надя заходит за кулису-кухню)

Саша (фыркает)

Маша (Встаёт, идёт поднимает стакан, в него же первая наливает. Пьёт)

Дима (смотрит на неё, достаёт сосиски, раскладывает на решетке. Одну предлагает

ей) - Опа... А закусить?

Маша (С отвращением смотрит. Но берёт и откусывает, жуёт и проглатывает)

(Возвращается Алик с креслом-мешком. Оставляет его в правом верхнем углу

сцены, не совсем в углу, отступя конечно. Над чертой прохода за кулису.)

Маша (смотрит на Алика в недоумении) - А... Стол?

Алик (Подходя и наливая себе) - Анжела не разрешает.

Саша ( Садится в кресло. Раскидывается. Протяжно) - Я царь... Царь...

Маша, ну-ка налей мне!

Маша (наливает и подносит, садится обратно на бревно)

Дима (хихикает)

Алик (Поднимает стакан)- Виват, король виват. (Смотрит на Сашу) - Моё место занимаешь?

Саша (сидя) - А тебя как звать?

Алик (со стаканом в руке) - Вставай, придурок!

Дима. Алик, Алик...

Алик (начинает злиться) Маша, сходила бы ты к Анжеле позвала?

Может она повеселей с нами тут станет, смягчится. И стол не заметно притащим!

Маша - Не... Не думаю.

Алик - А ты и не думай. А иди зови.

Маша (встаёт раздраженная) - А ты мне не приказывай. Сейчас пойду.

С другими словами, пойду...

Алик - Тихо, тихо... Давай потанцуем! ("танцуют")

Саша (встаёт идёт к ним, пританцовывая) - Право первого танца у царя!

( Выходит Иван. Он считает безнравственным веселиться тут, когда Светлана в больнице.

Приходит потому, что не может преодолеть тягу к выпивке. А взять ему больше

негде. Этот дисбаланс мучает его, а он и так на взводе.)

Иван (В ужасе смотрит на кресло-мешок. Оглядывается. На него ни кто не обращает

внимания. Подходит, наливает, пьёт, не закусывает мерзкими сосисками. Садится на

"траву" в том же месте где стоит, у мангала, ближе к краю сцены. Забрав себе всю

бутылку).

(Из-за кулисы-кухни выглядывает голова Николая. Смотрит. Исчезает.)

Дима. (Ехидно подпевает)- Я напишу тебе письмо. Я напишу его стиха-ами. Его прочтёшь и ты поймёшь ,что от любви моей теперь, тебе не спрятаться не скры-ыться. Я прикоснусь к тебе рукой, потом обеими рука-ами и каждый вечер под луной мы будем счастливы с тобой ...

(Плюхается в кресло. Он предпочитает наблюдать за происходящим.)

- Теперь я царь...

(Голоса уже нетрезвые и некоторые слова, такие как царь и ещё, звучат противно

постепенно становится похожим на карканье. У Димы должно проскальзывать что-то

похожее на "кря-кря". Задание артисту.)

Саша (поворачивается к нему, протяжно) - Чё? Ты..?

Дима — На троне, я.

Саша - Про Македонского знаешь?

Дима - Знаю.

( В это время, Алик совсем нахально пристаёт к Маше. Маша осознаёт, что сейчас

может случится непоправимое и решает уйти. Вырывается уходит. Алик гонится за

ней. Они исчезают за кулисой-комнатой.)

Саша - Так вот. Я Александр. У МЕНЯ царское имя!

Дима (хихикает) - А-а... я понял!

Саша - А кем, твоя мать была?

Дима - Выбирай выражения!!!

Саша - Отвечай! (Выпендриться хочет. А слов пересказать не хватает)

Дима (приподнимает одну бровь) - А ты кто... Дяденька милиционер?

(Напряженная пауза)

Саша - Дурак... я пошутил...

Дима - Ну, ну... Шути, да не зашучивайся... Со Светкой приляжешь, рядышком...

( Замирают )

Иван (Сам с собой) — Смотрю назад, смотрю вперёд, смотрю... Как-то, - всё- зря...

Живу, а как мёртвый...

(Алик вбегает обратно, перебивая его намеренье)

Алик - Зараза, к сестре забежала... А почему у нас музыки нет?

(смотрит на Диму) - А ты, что мне напел! Вот и убежала. Что на моём месте сидишь?

(Взбешенный просчетом. Стряхивает его за ручку кресла на пол. Подгоняет)

- Давай, иди музыку ищи...

(Дима ползком за кулису-кухню)

Саша - Не найдёт. (Алик смотрит на него вопросительно) - А, я к себе перенёс!

(Алик садится в кресло, угрожающе смотрит на Сашу)

Саша - Понял, понял... Иду... (уходит за Димой)

Алик ( закидывает голову. В таком положении пьёт из горла)

( Надя входит с кепкой.)

Надя (Зовёт) - Ваня? (Оглядывается, находит. Подходит садится рядом)

- Это тебе (Протягивает ему кепку. Он берёт и надевает)

Иван (С недоумением. Пьян) Ты думаешь дождь пойдёт?

(Звук- карканье ворона - предвестника. Звук должен быть естественным,

ненавязчивым - негромким.)

Надя ( Смотрит в небо. Она поняла, что это не просто так.) - Да...

Да, думаю может быть, пойдёт. Давай, лучше зайдем!

Иван - Зачем? Ты же кепку принесла.

Надя ( Настаивает) - Нет. Лучше пойдём. ( Встаёт и дёргает его за руку) Пойдём.

У тебя есть кепка, а я промокну, заболею!

Иван (Отмахивается от неё) - Ну, так и иди... Не болей... Давай, давай...

Надя (Отпрянув, встревожено начинает метаться по сцене)

(Иван надвигает кепку на глаза. Не хочет на это всё смотреть. У него затуманено

сознание. И он уже не в состоянии отличить белое от чёрного.)

Алик (Подняв голову, переключается не Надю. Протяжно)

- Надежда..! Вот, ты и споёшь нам..!

( Надя оборачивается к Алику. В этот момент входит Дима, на полусогнутых, тащит за

спиной бутафорскую муз. колонку. За ним Саша с такой же. Только не за спиной, а перед

собой. Устанавливают с двух сторон кресла. На котором сидит Алик . Надя смотрит на

них. Потом на Ивана. Подходит поближе к Ивану, смотрит. Саша у той колонки, что

с права. Облокачивается на неё одной рукой.)

Дима ( Отходит спиной к зрителю. Смотрит на Алика.) - Алик, Алик... Алигарик...

(Падает спиной,ржёт как мерин... катается по пандусу... ржёт)

Алик (Встаёт к Диме разбираться.)

Иван (Встаёт, небрежно отшвыривает кепку за кулису, спотыкается, не падает. Смотрит

на свой ботинок. Дергает ступнёй) - Подорожник пристал...

(Смеётся истерически. Все смотрят на него. Надя обессилив после бесполезных

метаний и увидев отлетевшую кепку, садится на место Ивана.

Она там и стояла рядом. Смотрит.

Иван, пытаясь стрехнуть подорожник, продолжает трясти ногой, с этого движения начинает

заводиться; на нерве, постепенно, постепенно, движение за движением переходит в пляс, как

последний раз в жизни. Вместе с его движениями также по нарастающей присоединяется

музыка: простая - заводная без слов. Народный мотив.)

Иван (танцуя) - Вспомнил... Вспомнил... (Кидает взгляд в зал. Мол, поглядите же на

меня!) - Вспомнил...

(Всё последующее он продолжает также в такт музыке. Подходит к

столу выпивает 100г. , поднимается к фонарю в котором лампочка светит очень

ярко. Там заряжена верёвка с петлёй. Она прислонена к вертикальной палке. Иван

одновременно рукой перемещает верёвку на середину горизонтальной палки и

поворачивает её влево. В фас к зрителю. Вешается. Звук замыкания прерывает

музыку. Софиты гаснут. Звук замыкания продолжается.

В это время со сцены все разбегаются. Захватывая с собой всё, кроме

бревна. И одна калонка остается опракинутой. Перед задником со звездами опускается

полотно " рассвет")

(На бревне между двумя правыми кулисами сидят Маша и Надя.

Держат паузу).

Маша (серьёзнейшее выражение лица. Вдумчиво) - Вот, и я... когда-нибудь умру...

Надя ( рассеяно смотрит куда-то )

Маша (на выдохе) - Где-нибудь одна, брошенная... (восклицая) - Господи...

И зачем жил человек?

Надя (резко встает и заворачивает за ту кулису, что ближе к залу.)

(Николай выходит с той же стороны но из другой, дальней кулисы.

В плаще. За плечами рюкзак.)

Маша (останавливая его) - Дедушка.... (жалобно) - Боюсь идти, пока свет не дали!

Проводи меня.

Николай (вздыхая) - Ладно... идем, провожу (заворачивают)

Начинается финальная музыка. Это кантри.

Слова только из первого куплета —« Веди меня на кручу забытая дорога,

Меж зарослей колючих в туманы, облака.

Там сяду, погорюю о милом я немного,

Что плакапь, ведь дорога за камень далека, далека.»

Дальше мелодия продолжается без слов.

(Надя выходит с рюкзаком в коричневых полусапожках на невысоком

каблуке. Прищурившись, и приподняв голову вдыхает утренний воздух. Идет, особо не

торопясь под музыку, за кулису напротив. По нижней части пандуса. Проходит.

Николай выходит обратно с рюкзаком. Идёт в том же направлении. По верхней части

пандуса. Останавливается на полпути, смотрит в зал... Спускается на поклон.)

КОНЕЦ СПЕКТАКЛЯ








Чем больше любовников, тем больше разочарований. Луиза де Вильморен
ещё >>