Плоцкая Ольга Андреевна - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Мандрик Ольга Андреевна Антонова Анастасия Олеговна Фомина 1 56.11kb.
Приложение 4 в оценке сформированности ключевых компетенций можно... 1 40kb.
Почвы «торфяных кругов» севера Западной Сибири Огнева Ольга Андреевна 1 22.14kb.
Жигуленко Евгения Андреевна 1 14.95kb.
Ожиганова Антонина Андреевна (1961-1966 г г.) 1 20.62kb.
Петрусевич любовь андреевна 1 104.76kb.
Брэйн ринг 1 84.63kb.
Ответ: Добрый день, Ольга 14 1924.82kb.
Круминь Ольга Юрьевна, воспитатель, первая квалификационная категория; 1 59.26kb.
Маоу дод дюц «На Молодежной» Образцовый детский коллектив, студия... 1 60kb.
Сергей Борисович Бузиновский Ольга Ивановна Бузиновская ро 32 3144.12kb.
Материалы для группы Задание. Подготовьте выступление о социальном... 1 63.21kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Плоцкая Ольга Андреевна - страница №1/1

Плоцкая Ольга Андреевна,

заведующий кафедрой

Теории государства и права и основ правоведения

Института истории и права

ФГБОУ ВПО «Сыктывкарский государственный университет»

кандидат юридических наук, доцент,

e-mail: olga.plockaya@mail.ru
Правовой статус человека: от обычно-правовой к конституционной парадигме

В современной юридической науке большое внимание уделяется правам и свободам человека и гражданина. В действующей Конституции РФ глава 2 содержит значительный перечень права, свобод, обязанностей человека и гражданина, которые в нашей стране признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Однако, права, свободы, обязанности человека содержались также и в обычно-правовых нормах, действовавших ранее. Обычное этническое право коми (зырян) явление самобытное, постепенно появлявшееся благодаря правовому обособлению крестьянства, и сумевшее сформироваться в виде особой правовой системы, в которой действенность обычно-правовых установлений не оспаривалась. Обычно-правовые нормы, сформированные в коллективе, вырабатывали правила обязательного поведения, как для индивида, так и для всех членов в данном коллективе, отражая не только коллективную волю, интересы, но и коллективные требования. Поэтому, коллектив подчинялся подобным обычно-правовым нормам, которые отражают коллективную волю общества. Так, в обычном этническом праве коми (зырян) различался правовой статус мужчины и женщины.

Правовая система зырянской общности, была направлена на регулирование ежедневного функционирования таких наиболее важных институтов зырянского крестьянского населения, как семья и правовой статус каждого индивида в ней, а также жизнедеятельности сельской поземельной общины. В соответствии с системой обычно-правовых норм, которая отражала права и обязанности отдельного индивида в структуре общественной иерархии, интересы индивида, как субъекта правоотношений, должны были подчиняться общественным интересам. И хотя статус субъекта правоотношения, зависел от семьи, общины, родственного окружения, тем не менее, это не означало его отсутствия. Несмотря на то, что правовой статус главы зырянской семьи, или иного ее члена в традиционном зырянском обществе не был зафиксирован правовыми нормами, он регулировался обычно-правовыми нормами и реализовывался благодаря системе общинно-семейных отношений.

Преобладание правового статуса зырянского мужчины над правовым статусом женщины, закреплялось в обычно-правовых нормах, культивировавшихся в правосознании зырян с малолетства.

С самого рождения, неравноправие в правовом статусе девочек и мальчиков проявлялось в полной мере, так как в общественном сознание царила идея превосходства кормильца-мужчины, который в старости накормит родителей.

Зырянский юноша, в соответствии с обычно-правовой практикой не был ограничен в правах, так как его даже считали полноправным членом семьи практически с юного возраста, когда ребенок начинал связанно выражать свои мысли. В шестнадцатилетнем возрасте, достигнув полной правоспособности в соответствии с нормами обычного права, молодые охотники уже могли самостоятельно отправляться на дальний промысел.

Пребывание в браке для взрослого дееспособного человека в соответствии с обычно-правовым нормами считалось обязательным. Данная обязательность относилась и к мужчинам и к женщинам.

Для женщины замужество являлось не только потерей свободы, но и сменой привычного, обыденного образа жизни, а для мужчины, женитьба прибавляла «статусности» и повышение обычно-правового положения. Он находясь в семье своего отца, приобретал статус младшего после старика-отца главы семьи. В большой патриархальной семье ее главой являлся старик-отец, которому необходимо было подчиняться всем членам семьи, в том числе и детям. Если он становился слабым и старым, то руководство всей хозяйственной и общественной жизнью принимал старший по возрасту сын.

Мужчина имел право принимать участие в общественной жизни общины, обладая правом голоса на общинных сходках, где рассматривались вопросы, связанные с распределением сельскохозяйственных земель, обустройством села, некоторые спорные земельные вопросы и т.д.

Необходимо отметить, что главы семейств обладали определенными привилегиями. Так, только мужчина мог сидеть за одним столом с другими мужчинами, пришедшими в гости. Женщине это не позволялось. Только глава семьи мог самостоятельно выезжать за пределы своего селения. Женщине выезжать дозволялось редко и только с согласия супруга. Во многих районах зырянского края, при распределении земель учитывались лица мужского пола. На женщину не выделяли земли, либо выделяли четверть душевого надела.

В органы управления мирским обществом, и в органы государственной власти, имел право обращаться глава семьи. Только в редких случаях, когда женщина оставалась вдовой, она могла подать прошение о рассмотрении ее дела соблюдая определенный порядок. Так, ей необходимо было получить решение мирского (общинного) схода, и только после этого подавать прошение в органы государственной власти (в Вологодскую казенную палату). «Первобрачному мужу моему… крестьянину… досталась отъ покойного крестьянина… неимеющаго унего наследниковъ поданному имя… Посмерти… первобрачного мужа по согласiю мирскаго общества и учиненному того 1826 года октября 10 дня приговору приняла я въ домъ… прошу… изследовать отведенное… именiе…» 1.

О равенстве и единстве правового статуса зырянского мужчины и женщины говорить не приходится. Неравноправие женщины по отношению к ее мужу проявлялась не только в предоставлении мужчине права голоса на общинных сходках, и в представлении семейных интересов во вне. Мужчине повиновались все домашние, в том числе и супруга. «Общий обычай требует со стороны жены безусловного повиновения мужу: всякую обиду она должна сносить от него с безмолвным терпением, без прекословия и жалоб» 2. Таким образом, необходимо отметить, что муж и отец в семьях обладали властью над женами и детьми.

Также глава семьи распоряжался денежными средствами и семейным имуществом, за исключением денежных средств, которые женщина получала от продажи продуктов собственного производства и собственного приданого. Он много времени уделял промыслам и сельскохозяйственным работам. «Отец чужд почти домашних своих, проводя все время в лесу или в поле или, наконец, покоясь на печи…» 3.

Мужчина являлся носителем власти в семье и образцом морального поведения. Он не был в семье деспотом и гегемоном. В семье культивировался дух уважения предков, в том числе и отца. «Отношение детей к родителям носит несколько патриархальный характер, во всяком случае, отец до самой смерти сохраняет главенствующее положение в семье, и дети во всем почти подчиняются ему; мать до смерти сохраняет заботу и уважение со стороны детей» 4.

Обычно-правовые зырянские воззрения изначально ограничивали девушку в правах, так как ее даже не считали членом семьи. «Не являясь членом семьи, нераздельно съ ней связаннымъ, девушка живетъ только будущимъ, - она должна заботиться сама о себе, копить свое собственное имущество и пользоваться всякимъ случаемъ въ свою собственную пользу получить что можно изъ общихъ заработковъ семьи» 5.

Зырянская женщина была ограничена и в распоряжении денежными средствами и семейным имуществом, так как без согласия супруга жена не обладала правом распоряжения совместно нажитым имуществом. Исключением являлись денежные средства, которые она получала от продажи продуктов питания, холста собственного производства и собственного приданого.

Необходимо заметить, что существуют печатные публикации XIX века, в которых отмечается совершенно иное положение женщины, где ее правовой статус приравнивается к правовому статусу мужа. Так в Усть-Цильме, где достаточно сильное влияние на обычное право коми (зырян) оказала принесенное обычное право пришлого старообрядческого русского населения, мать имела право высказывания и право голоса на семейных советах, а к уважаемым пожилым женщинам обращались как к старосте за советом. «Женщина совершенно свободна, она равноправный член семьи, положение ее прочно. Там нет угнетения, крайне редки случаи насильной выдачи замуж… Входя в дом мужа она становится полноправной хозяйкой, безотчетно распоряжающейся всем добром – муж только знай зарабатывай…» 6.

Определенной самостоятельностью женщина обладала в те периоды, когда мужчина находился вне дома, занимаясь промыслами. Женщина в этот период становилась «самостоятельной домохозяйкой», так как решение всех хозяйственно-бытовых, земледельческих вопросов ложилось на нее.

Женщина в семье не была полностью бесправной. Она не только обладала принадлежащим ей имуществом, т.е. приданым и всем тем, что она производила и изготавливали в процессе совместной семейной жизни, но и имела право самостоятельно распоряжаться данным имуществом, как личным имуществом. Приданое и производимое женщиной имущество, выделялись из общего семейного имущества в отдельный разряд.



Таким образом, в обычно-правовых отношениях у коми (зырян) существовали как имущественные, так и личные отношения, регулировавшиеся нормами обычного права. В имущественной сфере признавалось доминирующее положение мужчины как главы семьи, кормильца, т.е. человека, обеспечивавшего материальный достаток семьи и главного распорядителя семейным имуществом. Зырянская женщина за исключением Усть-Цильмы, как правило, распоряжалась лишь денежными средства, которые она получала от продажи товаров собственного производства и собственным приданым. В личных отношениях, несмотря на зависимое положение жены от мужа, на лишение ее права участия в общественной жизни, существовало взаимное уважение супругов, которое основывалось на традиционных зырянских обычно-правовых нормах и воспитывалось с детства.



1 Прашение крестьянской женки Софьи Васильевны Тарабукиной Устькуломского селения от 25 марта 1830 № 126 // НА РК. ф. 99, оп. 1, д. 298. С. 5.



2 Михайлов М.И. Домашний и семейный быт зырян // Архангельские губернские ведомости. 1852. № 23. С. 13.

3 Там же. С. 33.

4 Добрянский К.М. Женщина – коми (зырянка). М., 1928. С. 21.

5 Там же. С. 59.

6 Ончуков Н.Е. О расколе на низовой Печоре // Живая старина. 1901. Вып. 3-4. С. 44.





Добро должно быть с кулаками — если у него нет более современного оружия. Валерий Серегин
ещё >>