Пермский прецедент - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа пермский академический театр оперы и балета пермский театр 1 22.82kb.
Вопросы к экзамену по дисциплине «Административное право» 1 51.36kb.
А. М. Горького Отдел научно-исследовательской и методической работы... 12 1966.92kb.
Косовский прецедент и постсоветские конфликты 1 256.55kb.
Ватикан дает католикам прецедент к чипированию 1 30.73kb.
Пермский обком профсоюза 1 32.78kb.
Решение Международного суда создает опасный прецедент 1 62.65kb.
Пермский этап геологической истории забайкалья 1 230.08kb.
Царица Хатшепсут: женщина-фараон 1 40.38kb.
В. А. Хамитов, сош №1, п. Октябрьский, Пермский кр. У истоков современной... 1 81.51kb.
Высшая школа экономики пермский филиал 1 247.16kb.
Описание прохождения границы между Кировским (№43) Коми-Пермяцким(... 1 109.4kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пермский прецедент - страница №1/1

Пермский прецедент



Владимир Каганский

Первый казус объединения регионов привел меня в Коми-Пермяцкий автономный округ и Пермскую область: их объединяют в Пермский край. Объединительный процесс уже идет вовсю: округ, который первым получил свой статус в 1925 году, - первым его утратит.

Округ не помнят, не знают и вечно путают с республикой Коми, а столицу округа Кудымкар - со столицей Коми Сыктывкаром. Тем не менее - он есть. Этим и интересен.

Считается, что в громадную русскую Евразию вкраплены иноэтничные острова. Но всего тысячелетие назад угро-финский мир на северо-западе Евразии тянулся от Балтики до Енисея, и в нем были лишь вкрапления славян. Русская колонизация этот мир ассимилировала и фрагментировала. Нынешние Эстония, Мордовия, Удмуртия, Коми и т.п. - острова этого мира. Россия очень многим обязана финно-угорским народам, коренным насельникам тайги: она получила финно-угорский культурный ландшафт уже отчасти освоенным, окультуренным и названным. Да и сами русские несут в себе, в своих генах, облике, занятиях, характерах, географических названиях финно-угорские черты.



Коми-Пермяцкий округ - финно-угорский остров, тающий на глазах. Исторически недавно значительную часть нынешней Пермской области населяли коми-пермяки; при образовании округа не весь коми-пермяцкий народ в него попал.

Здесь постоянно слышишь коми-пермяцкую речь: большинство из 160 тыс. жителей - титульный этнос. И немалый - около 100 тыс.; адыгов, или алтайцев, имеющих свои республики, полноправные субъекты федерации, - много меньше. Немало и русских, владеющих разговорным пермяцким языком. Однако, в отличие от статуса республики, статус округа не дает права на собственный государственный (официальный) язык; фактический запрет на официальный язык - следствие частичного сохранения советской иерархии этнических регионов. Но даже референдум о преобразовании округа в республику Парма местный суд в 2003 году запретил - как нарушающий-де конституцию РФ. (Парма - неофициальное название округа, это коми-пермяцкое слово означает "хвойный лес на высоком месте".) И язык вытесняется в устную бытовую сферу; никакого официального двуязычия. Но литература пока есть, пишутся и - медленно и мало - издаются книги. Идет частная переписка на коми-пермяцком языке; главный вуз региона включил в свою программу языковый минимум. Однако от чиновников знания языка не требуется (сейчас знают его не все), национальных школ не осталось вовсе, газеты на коми-пермяцком языке нет.

Советское освоение территории было присвоением природных ресурсов. Концлагеря и поселки спецпереселенцев основную и лучшую часть лесов вырубили и вывезли, перерабатывая за пределами округа. И ныне оставшийся лес берут хищнически и вывозят: сырьевой придаток. Всюду выросли сорные молодые леса, бессмысленное мелколесье: ни полноценного лесовосстановления, ни лесозаготовок. Впрочем, леса восстанавливаются самостоятельно - поля зарастают лесом даже вдоль немногочисленных здесь асфальтированных дорог. Совхозно-колхозное сельское хозяйство без подпиравшего его насилия распадается и исчезает. Все больше брошенных и исчезающих деревень. Многовековое освоение повернуло вспять. Филиалы же промышленных предприятий практически все позакрывались; местная промышленность лежит на боку.

Кризис. Может быть, катастрофа.

Округ беден и бедствует, он полностью дотационный. Его бюджет в основном состоит из федеральных трансфертов. Население погрязло в алкоголизме, апатично и деморализовано: уныние и деградация, распад норм... Жизненных сил мало; специалисты расходятся во мнениях: хватит ли этих сил этносу для выживания - или упадок и ассимиляция неизбежны. Несколько десятилетий округ теряет население; люди стремятся уехать, молодежь - округ учит ее на свои деньги в иных регионах - почти не возвращается. Бедная периферия, заброшенный, неухоженный край. Даже столичный Кудымкар запущен, а в сельской местности у населения не хватает сил или воли даже поддерживать уже существующее, начиная с собственных изб; а избы еще остались, кое-где - кряжисто-прочные и красивые. Грустная картина. Тут впору мечтать о помощи. Однако экономической помощи финно-угорских стран не заметно.

Специалисты, правда, говорят, что дно экономического кризиса уже пройдено, началось оживление. Но контраст со строящейся сельской местностью недалекой Башкирии огромен. Нового строительства в селе почти не заметно. Деревня неухожена, запущена, бедна. Сельская местность в упадке и разоре. (Впрочем, положение в глубинке собственно Пермской области не лучше.) А города?

Город в округе лишь один. Тридцатитысячный Кудымкар некомпактен, расчленен поймами своих извилистых рек Иньвы и ее притока Кувы. Новый городок. Пятиэтажки в центре, далее большие массивы одноэтажной полудеревенской застройки, везде с поленницами, а на окраинах даже и с коровами. А далее ржавые промзоны. Прямо к городу примыкает и пояс чисто аграрных - никакой рекреации - дачных поселочков: даже у большинства интеллигенции подсобное хозяйство, иначе не прожить. Рядом и свалки.



Столичный п.г.т. Есть в нем аэропорт - давно бездействующий и сотовая связь - действующая. Есть новые квартальчики доходных домов, даже с обоснованной претензией на архитектуру, - и небольшие поселочки коттеджей. Памятников истории-архитектуры четыре: городище, действующий храм, часть которого занимает один из отделов музея, строгановская контора и здание ГЭС. Как и положено столице региона, тут есть театр, институт, даже два института - и многое другое. Бойкая для бедного региона торговлишка, хотя своего продовольствия мало; два рынка. Несколько парфюмерных лавчонок. Просто магазины. Даже новый канцелярско-книжный, где продаются и географические карты. Есть и кусочек с евроремонтом - в здании администрации.

Местная достопримечательность - большой живописный Кувинский пруд. Южный берег - низменный пасторально-сельский; северный - красивая ритмичная гряда сопок с курчавящимся издали сосново-еловым леском; среди них - историческое городище, как и положено, на высоком месте. Внизу родник с вкусной водой, взятый в литую чугунную голову медведя, - как и на въезде в округ со стороны Перми (но даже и на этом въезде нет надписи по коми-пермяцки). Благодать, но как же это все запущено, вытоптано, замусорено. Рядом выпивают, моют ковры, купаются; замусорен и городской сквер...

Почти все в нашем культурном ландшафте следует формуле "положение обязывает". Положение мест в земном и статусном пространстве многое в них объясняет: в Кудымкаре есть то, чего никогда бы не было в городке даже больших размеров, не будь он столицей региона. Прежде всего учреждения: театр, интересный культурно-деловой центр, окружная библиотека, собственный учебный институт, Институт усовершенствования учителей и мн. др. Но это оболочка, а ядро, наделяющее эти внешние формы энергией и смыслом, - культурная элита.

Она есть. Работает. Развивает и сохраняет язык. Изучает свой край. Пополняет музей и издает его труды. В округе - музейный и библиотечный бум, эстафета от районных музеев перешла дальше, вниз, в села. Объему краеведческой - неплохой - литературы может позавидовать большой регион. Конечно, это все на федеральные средства, но ведь книги надо обдумать, написать, отредактировать, проиллюстрировать, подготовить к печати, издать и т.д. В соседнем (но далеком) Соликамске, втрое большем Кудымкара и куда богаче всего округа, - даже карты-буклета города нет: она не составлена. А здесь даже газет две, одна из них - независимая и интересная; крошечное же телевидение целиком при администрации. Активно работает местный "Мемориал"; есть и скромный памятник жертвам на месте расстрелов.

Встречаясь с интеллигенцией, беседуя, выслушивая, рассказывая, споря, преодолевая и недоверие к москвичу, и робость, я убеждался: есть чувство ответственности за свою землю, горечь от упадка и распада. Есть желание что-то сделать - и многое делается. Но ровно ничего из этого нельзя было бы сделать, не имей округ статуса субъекта федерации. Однако на референдуме касательно объединения большинство жителей округа высказалось за объединение - за упразднение округа; велась массированная обработка избирателей.

Очень по-разному сложилась судьба этнических групп, получивших - или не получивших - свой регион; только в первых поддерживались язык и национальная культура. Национальной культуре объединение пользы не принесет, а вред будет несомненен.

Не раз я слышал суждение, что округ не выдержал испытания самостоятельностью. А кто выдержал? Дело не только в деньгах - в полномочиях; даже сейчас их округу явно недостает, прежде всего - для поддержания коми-пермяцкого языка и национальной культуры; у округа - дефицит статуса. И романтический проект преобразования округа в республику Парма был полностью оправдан; вот только тогда, лет через двадцать, можно было бы решить - выдержал или не выдержал округ испытание суверенитетом.

Благостная картина? - но в округе явно имеет место синдром периферии. От беспрерывных рассуждений о недостатке статуса, внимания, средств, ресурсов, возможностей, полномочий становится дурно. Округ мыслит себя прежде всего в категориях дефицита и зависимости, определяется во внешних координатах, ищет объяснение сложившейся тяжелой ситуации преимущественно во внешних факторах. Предъявляют длинный список того, чего не хватает округу, - но я почти не слышал в этом ряду указаний на недостатки самой элиты или самого населения. Никто из моих собеседников всерьез не жаловался на дефицит чего-то в себе или своей организации - образованности, работоспособности, ума, воли, сердца etc. Соответственно, и надежды на изменение ситуации возлагаются исключительно на внешний мир: вот разведают-де геологи нам нефть или алмазы, придет бизнес; или вот после объединения дадут нам денег... О программах развития, основанных на трезвом расчете и уповании на внутренние силы, я и не слыхивал. Поэтому - вот парадокс - внутренние возможности территории недооценены, а реальные ресурсы развития даже не инвентаризованы. Как округ видит решение своих проблем за счет внешних сил, так и часть активного населения решает свои проблемы, перебираясь в более благоприятные места: это взаимосвязано.

Округ переживает свою зависимость навязчиво и болезненно. Чрезвычайно много места уделяется статусным категориям и достижениям: гордится округ тем, что в нем уже целых 11 кандидатов наук, и тем, что 3 северных района "приравнены к районам Крайнего Севера", а социальные расходы на душу населения в округе выше, чем в области, за счет федеральных средств. Чувства стыда от жизни на чужие деньги не заметил я ни малейшего; но и почти нигде не замечал. Но периферия именно так себя и видит и мыслит.

Но теперь эта периферийность - уже навсегда.



Автор благодарит: С.М.Ловягина за поиск информации в интернете, за ценные беседы и материалы; в Кудымкаре - краеведческий музей, Кудымкарский институт, редакцию газета "Парма-Nовости", И.В.Четина; в Перми - географический факультет университета.

Русский журнал 22 июня 2004 г. | 14:19




Зрелость: возраст, когда мы все еще молоды, но с гораздо большим трудом. Янина Ипохорская
ещё >>