Пеппино де Филиппо Тот бандит — я! - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Пеппино де Филиппо Суеверия Но я в них не верю! 5 771.26kb.
Лукашенко Александру Григорьевичу Александр Григорьевич, к вам обращается... 1 35.62kb.
Рустико ди Филиппо (Флоренция, 1230-1300) 1 8.76kb.
Доклад «Школьный проектно-исследовательский центр 1 42.09kb.
Боец криминального фронта. «Я — не бандит» 3 561.42kb.
Демонстрационная версия пикап тренинга Будь Альфой Ты хочешь быть... 3 450.71kb.
В пятницу, 19 марта в 18. 00 на сцене Ивановского областного драматического... 1 16.47kb.
Может, в сказках бывает всё?! Меч древний, как цвета мира! Не тот... 1 84.31kb.
Благовещение Пресвятой Богородицы Фра Филиппо Липпи, «Благовещение»... 1 15.38kb.
Братья наши меньшие 1 74.19kb.
Четверг, 01 Июля 2004, 19: 41 3 314.72kb.
Команда корректировки 1 286.91kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пеппино де Филиппо Тот бандит — я! - страница №5/5


Катони. Я адвокат Тито Катони. Я здесь в связи с делом Пеллегрино. Вчера вечером я дал слово…

Де Симоне. Это он, синьор заместитель. Тот, который поручался за Пеллегрино… Вот его документы. (Показывает на документ, лежащий на столе).

Катони. У меня есть новость. Пеллегрино… (садится напротив Зама с противоположной стороны стола).

Зам (резко). Встать!
Катони вскакивает и с удивлением смотрит на него.
Встаньте туда! (Показывает пальцем на центр комнаты, в нескольких шагах от стола).

Катони. Но я…

Зам (резко). Встаньте туда!
Катони пятится к месту, которое указал Зам.
Стоп!.. Стойте там и не двигайтесь. Я ждал синьору Пеллегрино, где она?

Катони. Там, за дверью.

Зам. А почему вы зашли? Хотите запутать еще больше и без того запутанное дело?

Катони. Ни в коем случае, синьор начальник. Сейчас я ее позову! (Идет к двери).
Зам (кладет сигарету на край пепельницы, стоящей на столе, отходит к окну, ворча). Я жду синьору Пеллегрини, а является этот клоун!..

Катони (выглядывая в дверь). Синьора Пеллегрино! Зайдите, пожалуйста! (Возвращается, садится рядом со столом, машинально берет сигарету, которую Зам оставил в пепельнице, и курит).

Анджела (входя). Здравствуйте, синьор судья!

Зам. Я не судья, я заместитель начальника полиции… (Подходит к столу, ищет глазами свою сигарету).

Анджела. Кто вас тут разберет… я никогда не была в подобных местах…

Зам (замечает, что Катони курит его сигарету). Синьор, это моя сигарета.

Катони (рассеянно). Ваша? А я подумал, что моя… Та же марка…

Зам. Я тоже курю сигареты этой марки. (Катони протягивает ему сигарету, но он отталкивает его руку). Благодарю вас. (Закуривает другую сигарету и замечает, что Анджела высовывается в окно). Синьора, сядьте! (Анджела не слышит). Синьора! Катони (вскакивает и подбегает в Анджеле). Синьора, вас зовут.

Анджела. Извините, я только хотела посмотреть на заключенных, закованных в кандалы.

Зам. Здесь вам не остров Монте-Кристо, синьора! Вы синьора Пеллегрино?

Анджела (подходя к столу). Нет, я теща синьора Пеллегрино. Я сопровождала свою дочь. Потому что… (Садится рядом с Замом).

Зам. Но я жду синьору Пеллегрино! Я хочу поговорить сначала с ней. Где она?

Катони. За дверью.

Зам. Так позовите ее, черт возьми! (Кладет сигарету в пепельницу и нервно делает несколько шагов по кабинету. Анджела инстинктивно берет сигарету и курит).

Катони (с порога). Синьора Пеллегрино, входите!

Зам (возвращается к столу, ищет глазами сигарету, не находит, замечает что Анджела курит ее). Синьора… эта сигарета… вы где ее взяли?

Анджела (показывает на пепельницу). Здесь.

Зам. Значит, это моя сигарета!

Анджела. Ох, простите… я машинально… я подумала, что забыла ее погасить… простите великодушно! (Протягивает ему сигарету).

Зам. Спасибо, теперь уж курите! (Закуривает новую сигарету).

Теодоро (входя). Добрый день!
Анджела встает и отходит к правой стене.
Зам. Вы кто? Что вам угодно?

Теодоро. Я отец своей дочери.

Зам. А я сын своей матери! Вы кто, я спрашиваю? Как вас зовут? (Кричит). Кто позволил вам войти?

Теодоро. Я Теордоро Заккария, отец Риты Заккария, в замужестве Пеллегрино. (Подходит к столу).

Зам (раздраженно). Я же сказал, что сначала хочу поговорить с синьорой Пеллегрино! Где она? Почему не заходит? (Кладет сигарету в пепельницу и направляется к Де Симоне, который стоит навытяжку у левой стены). Де Симоне, пойдите и узнайте, почему синьора Пеллегрино не входит и вообще, пришла она или еще нет!

Де Симоне. Слушаюсь, синьор заместитель! (Выбегает в коридор).

Зам (возвращается к столу, ищет сигарету, но не находит, потому что ее взял Теодоро, едва зам положил ее в пепельницу). Где моя сигарета? (Замечает ее в руке Теодоро). Синьор, это моя сигарета!

Теодоро (с удивлением). Ваша?

Зам. Да, моя!

Теодоро. А где та, что курил я?

Зам. Откуда мне знать, где она!

Теодоро. Значит, я ее оставил в приемной. Извините! (Протягивает ему сигарету).

Зам. Спасибо, не надо… курите сами! (Закуривает новую сигарету).

Рита (входит, нервно куря сигарету). Здравствуйте. (Анджеле, которая сидит справа в кресле рядом с журнальным столиком и неслышно беседует с Катони и Теодоро, который присоединился к ним). Вас уже допросили? (Кладет сигарету в пепельницу стоящую на столике, садится напротив Зама). Итак?

Зам. Послушайте, если вы не синьора Пеллегрино, покиньте помещение.

Рита. Я синьора Пеллигрино.

Зам (не выпуская сигарету и рук). Наконец-то, я имею удовольствие беседовать с синьорой Пеллегрино!

Теодоро (сидя в кресле). Синьор начальник, если позволите, как отец и как тесть я хотел бы…

Зам (нервно вскакивает, кладет сигарету в пепельницу, стоящую перед носом Риты, и подходит к Теодоро). Послушайте, вы слишком много говорите! Не могли бы помолчать?.. Вы меня поняли? Я спрашиваю, вы меня поняли? Сидите здесь и больше не отрывайте рта! Говорить буду я! (Возвращается к столу, ищет сигарету и замечает ее в руке у Риты). Это моя сигарета, синьора! Моя!

Рита (бледнеет). Ой! Извините, я думала, что…

Зам… что это ваша, я знаю! Но это моя, и я ее курю! (Поворачивается к остальным и кричит). Я хочу курить! Вы поняли, я хочу курить!

Катони. Пожалуйста, синьор заместитель, никто не возражает!

Зам (раздраженно закуривает. Сделав несколько затяжек, нервно гасит сигарету о пепельницу). Отбили всю охоту!... И никто здесь не курит! Это вам не курительная комната! Это кабинет заместителя начальника полиции! Погасите сигарету! (Рита испуганно гасит сигарету). Итак, вы синьора Пеллегрино?

Рита. Да.

Катони. Синьор заместитель, позвольте объяснить: этим утром я собирался проводить сюда синьора Дезидерио Пеллегрино, чтобы полиция могла удостовериться в его идентичности, в виду совершенного сходства между ним и бандитом Леоном. Однако по возвращении в Рим муж синьоры исчез из дома…

Рита. А с ним и наша прислуга Джина, которая, по ее признанию, была в свое время любовницей Леона. Таким образом ясно, что арестованный вами вчера вечером – это мой муж, Дезидерио, а бандит – тот, второй!

Зам. А если все наоборот? Если прислуга также стала жертвой обмана, приняв Леона за синьора Пеллегрино?

Катони. Синьор заместитель, с какой стати синьору Пеллегрино сбегать с прислугой?

Зам. Верное замечание. Но верно и то, что арестованный, называя себя Пеллегрино, не предъявил ни одного документа, который подтверждал бы это.

Рита. Их отнял у мужа бандит!.. Бандит показывал паспорт полицейским… и паспорт не вызвал у них никаких подозрений!..

Де Симоне. Да, синьор заместитель, паспорт был в полном порядке, еще и по этой причине я не посчитал нужным задерживать его!

Катони. Это же ясно, синьор заместитель, что вчера Леон проник в мой дом, отсюда и вся путаница!

Зам (Де Симоне). Арестованного сюда!
Де Симоне выходит.
(Рите). Очень непросто размотать этот клубок, синьора. Если б иметь здесь рядом, и того и другого… А скажите-ка мне, синьора…
Катони. Да-да, скажите…

Зам (тяжело смотрит на Катони, потом поворачивается к Рите). На теле вашего мужа нет каких-нибудь особых отметок? Шрамов, родимых пятен…

Катони (повторят вслед за Замом). Нет каких-нибудь особых отметок? Шрамов, родимых пятен… (показывает на Зама) …спрашивает он!

Рита. Есть. На спине. Внизу. Фиолетовое родимое пятно. В виде сливы. Оно становится заметно всегда, когда он нервничает или в депрессии.

Катони (Заму, повторяя слова Риты). Оно становится заметно всегда, когда он нервничает или в депрессии, отвечает она!

Зам. И ничего больше?

Катони (Рите). И ничего больше, спрашивает он.

Зам (взрывается. Катони). Прослушайте, адвокат, прекратите это! Заместитель начальника полиции - я, и вопросы тут задаю только я! (Передразнивает) Спрашивает он, отвечает она!... Повторяю, здесь говорю только я! Один!

Катони (Рите)… и ничего больше, спрашивает он.

Зам. Ничего больше?

Рита. Коронка! Коронка. На предпоследнем зубе. Справа.

Зам. Это может послужить доказательством в его пользу. В противном случае установить истину сможет только медицинская комиссия, и то лишь тогда, когда мы арестуем второго.

Де Симоне (вталкивает Дезидерио в наручниках). Вперед, вперед!

Дезидерио. Да не толкайтесь же! (Видит Риту). Рита, дорогая!..

Рита (замечает большой синяк под его глазом и ссадину на лбу). Дорогой! Они тебя пытали?

Дезидерио. Это Ла Торре. Его зовут Ла Торре.

Рита. Ла Торре? Кто такой Ла Торре?

Де Симоне. Неправда! Арестованный входил и поскользнулся…

Дезидерио… и упал прямо на кулак Ла Торре! Если б ты знала, дорогая, как здесь скользко! Надо было бы перестелить все полы. Как Чиччо?

Рита. Я оставила его в доме Моретти. Как освобожусь, зайду за ним.

Зам (Рите). Итак, синьора, вы признаете в арестованном своего мужа.

Рита. Конечно!

Зам. А вы своего зятя.

Анджела. Это он!

Зам (Катони). А вы своего друга.

Катони. Без сомнений!

Зам. И вы все уверены в этом на сто процентов… Вы, действительно, уверены, что это он? Положа руку на сердце, вы можете поклясться, что это, несомненно, он? (Рите) Вы, синьора?

Рита. Я его узнаю… но после того, как вчера я приняла за него того… другого… не знаю…

Теодоро. Моя дочь права! Как можно быть в этом уверенным? Тем более, что они похожи как две капли воды!

Рита. Адвокат, а вы что скажете?

Катони. Мне кажется, что это он… но ведь и тот тип тоже казался им… так что теперь…

Рита. У меня тоже не было ни малейших сомнений… пока он не исчез. (Дезидерио). Послушай, дорогой… Ты можешь показать твое родимое пятно? То, что у тебя на пояснице?..

Дезидерио. Конечно! (Задирает рубаху. Все сбегаются смотреть). На месте?

Рита. Нет! Его нет!

Зам. Оно всегда было там?

Рита. Нет! Я же говорила, что не всегда! Только когда он нервничал… или когда был сезон сбора слив…

Зам. Тогда подождем следующего урожая.

Рита. А коронка? Покажи свою коронку!
Дезидерио широко открывает рот.
Зам (заглядывая в рот). Коронка золотая?

Рита. Серебряная.

Дезидерио. Нет, золотая, ты что, забыла?

Зам. Вы говорили, что она справа.

Рита. Да.

Дезидерио. Нет, слева!

Зам. Коронка есть… но золотая и слева.

Рита. Ну и что? Она же есть!

Дезидерио. Синьор начальник, жены никогда ничего не помнят! Клянусь вам, все так, как я говорю! Могу поспорить, что она наверняка забыла, как однажды я болел свинкой. (Рите) Ты помнишь это?

Рита. Свинка была у Чиччо, а не у тебя.

Дезидерио. У меня! У меня… у меня! Десять дней в постели!

Анджела. Это правда!

Дезидерио. А вы помолчите, в тот год вас с нами еще не было. Вы жили в другом месте.

Зам. Мне жаль, синьоры, но чтобы дело разъяснилось, необходимы более точные и основательные доказательства. Пока что нам придется копать дальше.

Катони. То есть предстоит подождать еще некоторое время? (Видя огорченное лицо Риты). Но вы не беспокойтесь, синьора Рита, я всегда буду рядом!

Дезидерио. Рита, я запрещаю тебе принимать у нас синьора Катони. Я и так достаточно страдаю!

Зам. Де Симоне, отведите его в камеру!

Дезидерио. Но, синьор начальник…

Зам. Хватит! Увести!
Де Симоне тащит упирающегося Дезидерио к выходу и передает его полицейскому.
Анджела. Рита, пошли, нам надо забрать Чиччо.

Зам. Можете идти, синьора, я лично позабочусь о том, чтобы вас держали в курсе дела. Адрес ваш мне известен. Будьте дома и ждите.

Рита (убито). Спасибо.
Все прощаются с Замом и выходят.
Зам. Дорогой Де Симоне, вчера в ваших руках был Леон, и вы позволили ему скрыться. Этот несчастный тут не при чем. А то, что тот скрылся, у меня не вызывает никаких сомнений. Его не похитили. Он сбежал. Потому что он и есть Леон. Он понял, что в том доме его разоблачат, и дал деру.

Полицейский (заглядывая в кабинет). Разрешите?

Зам. Входи!

Полицейский (входит с бумажкой в руке). Синьор заместитель, вам срочная фонограмма. (Протягивает ее Заму).

Зам (читает вслух). «Дежурный патруль зоны запад арестовал бандита Леона и его любовницу. Потерь нет. Еду в участок. Бригадир Каппа». (Де Симоне). Может теперь вы согласитесь, что тот, кого вы арестовали, - не Леон?

Де Симоне. Дай Бог! Лишь бы все скорее разъяснилось!
Звонит телефон.
Зам (в трубку). Алло… Уже? Отлично! Давайте их сюда! (Де Симоне). Леон и его подружка уже внизу. Ведите сюда первого, будем сравнивать!
Де Симоне уходит.
(Подходит к окну, кричит). Дзампати!.. Дзампати!!..

Голос полицейского. Слушаю, синьор заместитель!

Зам. Усилить охрану всех выходов! Двух человек с оружием к моей двери. Всем быть начеку!

Голос полицейского. Так точно, синьор заместитель!

Де Симоне (вводя Дезидерио, вежливо). Проходите!

Дезидерио (недоумевая). Синьор начальник...

Зам (с преувеличенной любезностью). Прошу вас, располагайтесь… Окажите мне любезность… осталась одна небольшая процедура...

Дезидерио (в удивлении). Но я…

Зам. Садитесь… садитесь, пожалуйста… там, где вам нравится.

Де Симоне (подносит ему стул, вытирая сидение носовым платком). Будьте любезны, садитесь, прошу!

Дезидерио (в изумлении садится). Спасибо! (Взволнованно). Я не преступник, синьор заместитель!. Я невиновен, поверьте мне!

Зам. Я знаю. Это было очевидно.

Дезидерио. Почему же тогда со мной здесь вы вели себя… не совсем корректно?..

Зам. Дорогой синьор Пеллегрино, правосудие должно быть с кулаками!

Дезидерио. Согласен, но и вы тоже согласитесь, что со мной оно… несколько ими злоупотребило... Я позволю себе сделать вам это замечание… чтобы вы приняли меры... Иначе дело кончится тем, что к вам перестанут ходить. А это плохо. Такое огромное здание… наверное, стоило кучу денег? Все эти камеры, камерки, камерушки… Моя была очень тесная. Необходимо делать их попросторнее…

Зам. Вы должны извинить нас. Хочу вас заверить, что…

(Слышатся крики, возгласы, звуки какой-то возни. Встревоженно). Что там происходит? Де Симоне, сбегайте узнайте, что там творится!
Де Симоне выбегает.
(Резким тоном). Встать и не двигаться! (Достает из стола пистолет).
Дезидерио. Но, синьор начальник…

Зам. Двинетесь - стреляю! (Направляет на него пистолет). Стоять смирно!

Полицейский (вводит Джину, крепко держа ее за руку). Синьор заместитель… когда мы вели арестованных по коридору, бандит Леон растолкал конвой, вырвался и побежал… К счастью, я с этой (кивает на Джину) шел позади, и мне удалось удержать ее!

Де Симоне (входит). Леон пытался бежать, синьор заместитель. Но его схватили. Сейчас им занимается Ла Торре. (Смотрит на Дезидерио). Поразительное сходство! Две половинки одного яблока! Две капли воды!

Зам. После того, как Ла Торре освободится… заприте его клиента в отдельной камере и не сводите с него глаз!
Де Симоне выходит.
(Обращаясь к Дезидерио, вновь преувеличенно любезным тоном). Садитесь, синьор Пеллегрино, прошу вас… и простите!..

Дезидерио (ошарашенно). Спасибо. Я, правда, могу сесть?

Зам. Конечно… садитесь, куда хотите.
Дезидерио нерешительно садится на краешек стула справа от стола.
Вам там удобно?
(Джине суровым тоном). Как тебя зовут?

Джина. Джина Менегин, родилась в Триесте, родители неизвестны.

Зам. Ты говорила, что была любовницей Леона? Это правда?

Джина. Правда.

Дезидерио. Я подтверждаю это. Она и мне говорила то же самое и даже угрожала повеситься, если я заговорю. Она преступница, синьор начальник…

Зам. Подпиши! (Протягивает ей бумагу и ручку). Быстро!

Джина (подписывая). Да, я была его любовницей и буду ей до самой смерти! (Кричит). До самой смерти! До самой смерти!

Зам (полицейскому). Увести ее!
Полицейский берет Джину под руку и выводит из кабинета.
(Дезидерио). Ну вот все и разъяснилось, в чем я лично убедился! Мне не остается ничего иного, как только принести вам свои искренние извинения, синьор Пеллегрино!.. Позвольте! (Снимает с него наручники)

Дезидерио. Спасибо. Извинения вполне уместны. Еще чуть-чуть и меня бы, наверное, расстреляли! (Растирает запястья).

Зам. Не преувеличивайте. И поймите нас… в такой двусмысленной ситуации… правосудие должно быть с кулаками!

Дезидерио. Конечно, но…

Зам (раздражаясь). Правосудие должно быть с кулаками!

Дезидерио. Я только хотел сказать…

Зам. Не спорьте, дорогой, правосудие должно быть с кулаками!

Дезидерио. Я и не спорю!.. Однако Ла Торре…

Зам. Ла Торре - замечательный полицейский и делает все, что в его силах, чтобы защитить спокойствие граждан!

Дезидерио. Я понимаю… Но поверьте, не хотел бы я сейчас быть на месте Леона, которому предстоит отвечать на его вопросы! Когда Ла Торре смотрит тебе в глаза, душа уходит в пятки. А когда он скалит зубы, у тебя перехватывает дыхание, и ты чувствуешь, как твои волосы становятся дыбом! Такого ужаса я никогда прежде не испытывал!

Зам. Согласен, он сущий дьявол!

Дезидерио. Вот-вот, именно дьявол!

Де Симоне (вбегает, слегка растрепанный). Исполнено, синьор заместитель!

Зам. Надежно?

Де Симоне. Руки-ноги связаны, у дверей два ангела-хранителя! Но пришлось повозиться, чтобы привести в чувство… Ла Торре был вынужден даже обратиться к врачу… Кулаком он нанес ему рану на лице сантиметров в семь. И выбил зуб.

Дезидерио. Ла Торре бандиту?

Де Симоне. Нет, бандит Ла Торре!

Дезидерио (пораженно). Бандит… изувечил Ла Торре? (С сарказмом). Бедняга Ла Торре!... Никак, поскользнулся?

Де Симоне (играя желваками) Да! Поскользнулся!

Дезидерио. Как мне его жаль! Каким рискам подвергаются наши полицейские, правда, синьор заместитель? Надо понаставить им памятники на каждой улице. И на каждой площади.

Зам (стоически). Жертвы долга!

Дезидерио. Вот именно: жертвы долга! Бедный Ла Торре!

Зам. Синьор Пеллегрино, если хотите доставить себе удовольствие, составьте нам компанию, вместе нанесем визит Леону, после чего вы можете спокойно отправиться домой, никто вам уже не причинит вреда.

Дезидерио. Нет, спасибо. К Леону идите без меня, синьор заместитель. Я останусь здесь, под охраной, подальше от этого бандита. А то он ненароком опять сбежит, и я должен буду оставаться здесь как заложник, пока вы его опять не поймаете. Когда вы лично убедитесь, что это он, вы дадите мне провожатого до самого дома... И если вас не затруднит… у меня только одно желание… раз уж вам так хочется доставить мне удовольствие…

Зам. Можете говорить откровенно. Хотите привести себя в порядок? Или что-нибудь выпить?

Дезидерио. Нет. Я хотел бы навестить Ла Торре!

Зам. Навестить Ла Торре?!

Дезидерио. Да! Из чувства гуманизма. Я не простил бы себе, если б ушел отсюда… не попрощавшись с этим замечательным полицейским. Мне так хочется увидеть, как его отделал этот бандит!

Зам. Ну конечно! (Де Симоне). Где сейчас Ла Торре?

Де Симоне. В лазарете, в отделении хирургии.

Дезидерио (с довольной улыбкой, притворно взволнованно). Боже мой!.. В отделении хирургии! Рана в семь сантиметров!

Де Симоне. И выбитый зуб!

Дезидерио (вздыхая). Да, синьор заместитель, как вы были правы. Святая истина! Правосудие должно быть с кулаками!
Встает и в сопровождении полицейского направляется к выходу.
Занавес.
К
Валерий Николаев

799.34.21 (моб)

val.nik@mail.ru

ОНЕЦ





<< предыдущая страница  



У меня столько хлопот по дому, что если завтра со мной случится что-то ужасное, я смогу начать огорчаться не раньше, чем через две недели. Неизвестная американка
ещё >>