Пеппино де Филиппо Тот бандит — я! - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Пеппино де Филиппо Суеверия Но я в них не верю! 5 771.26kb.
Лукашенко Александру Григорьевичу Александр Григорьевич, к вам обращается... 1 35.62kb.
Рустико ди Филиппо (Флоренция, 1230-1300) 1 8.76kb.
Доклад «Школьный проектно-исследовательский центр 1 42.09kb.
Боец криминального фронта. «Я — не бандит» 3 561.42kb.
Демонстрационная версия пикап тренинга Будь Альфой Ты хочешь быть... 3 450.71kb.
В пятницу, 19 марта в 18. 00 на сцене Ивановского областного драматического... 1 16.47kb.
Может, в сказках бывает всё?! Меч древний, как цвета мира! Не тот... 1 84.31kb.
Благовещение Пресвятой Богородицы Фра Филиппо Липпи, «Благовещение»... 1 15.38kb.
Братья наши меньшие 1 74.19kb.
Четверг, 01 Июля 2004, 19: 41 3 314.72kb.
Команда корректировки 1 286.91kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пеппино де Филиппо Тот бандит — я! - страница №2/5


Теодоро. Один миллион?! И потом я должен буду вернуть его банку, да еще с процентами? (В гневе). Вы с ума сошли! Брать взаймы у банка? Мне не нужен этот миллион, так и знайте! И не приносите его мне, я его у вас не возьму!

Дезидерио. Ладно, тогда я ухожу к себе ждать приглашения к ужину. Оставляю вас продолжать дискуссию. (Уходит в первую левую дверь).

Теодоро. Негодяй! Невоспитанный негодяй! (Нервно ходит по комнате).

Джина (появляясь в фартуке из дальней левой кулисы). Кухня убрана, синьора. (Внимательно рассматривает Теодоро).

Рита. Пойду готовить ужин. (Вместе с Джиной выходит в дальнюю левую кулису).

Теодоро (Анджеле). Знаешь, Анджела, случилось то, что рано или поздно должно было случиться: мы уезжаем отсюда. Если наша дочь захочет видеться с нами, может нас навещать.

Анджела. Не делай из мухи слона, Теодоро.

Теодоро (раздраженно). Неужели ты думаешь, что я останусь здесь на милость синьора Дезидерио Пеллегрино!

Джина (выглядывая из кухни). Синьор, прошу вас! Я режу салат, а ваши крики не дают мне возможности сосредоточиться! (Исчезает).

Теодоро (через паузу). Что она сказала?

Анджела. Она сказала, что она режет салат, а твоя истерика мешает ей сосредоточиться!

Теодоро. Она салат режет или пишет философский трактат?.. А, идите вы все к чертям собачьим! (Уходит во вторую левую дверь. Анджела, вздохнув, встает и идет следом).

Дезидерио (выходит из первой правой двери). Рита!.. Рита!..

Голос Риты (из кухни). Что тебе?

Дезидерио (сердито). Пойди сюда и дай пару хороших подзатыльников этому сумасшедшему ребенку, иначе я отправлю его в больницу!

Рита (выходя из кухни). Что он опять натворил?

Дезидерио. Разрисовал красным карандашом все стены в нашей спальне. А над кроватью написал: долой папу, да здравствует дед! Еще в соплях, а уже преступник! Кончит в камере, я тебе это говорю. Он меня доведет!

Рита. Сейчас он у меня получит! (Направляется к первой левой двери).

Дезидерио. Мы когда-нибудь будем есть? Я, знаешь ли, голоден!

Рита. Прислуга готовит ужин.

Дезидерио. Как, ты сказала, ее зовут?

Рита. Джина. И пожалуйста, поделикатнее с ней. (Уходит).

Джина (входя). Извините!

Дезидерио (стоя к ней спиной). Ничего-ничего.

Джина. Мне надо накрывать на стол.

Дезидерио. Бога ради, я не мешаю… Джина. (Поворачивается к ней лицом). Вас ведь зовут Джина?

Джина (с изумлением смотрит на него). Ах! (Теряя сознание, падает в кресло).

Дезидерио. О Боже! (Пытается привести ее в чувство). Что с вами?.. Рита!... Святый Боже!... Она умерла… Джина!.. (Набирает в рот воды из стакана и прыскает ей в лицо). Эй!...

Джина (открывая глаза). Не может быть!

Дезидерио. Что с вами?

Джина. Это ты?!.. Невероятно!

Дезидерио. Ты?!!..

Джина. Да… ты!

Дезидерио (трясет головой). Ничего не понимаю! Что происходит?

Джина. Ты кто?

Дезидерио. Хозяин дома.

Джина. Ты женат?

Дезидерио. Я женат.

Джина. Что ты здесь делаешь?

Дезидерио. Я здесь живу. Это мой дом.

Джина. А я кто?

Дезидерио. Откуда я знаю!

Джина. Бог мой! (Сжимает голову руками). Я схожу с ума. Сколько времени ты... вы женаты?..

Дезидерио. Пятнадцать лет.

Джина. Вы родом из Казерты?

Дезидерио. Нет, из Неаполя.

Джина (долго смотрит на него). А банда? Где вся банда?

Дезидерио. Она обезумела... Какая банда? Вы что?!

Джина. Боже мой! Невероятно! Ты - это он! Кому я поклялась молчать… для кого я больше не женщина, а могила…

Дезидерио. Могила? В моем доме?..

Джина. Мне так нравится смотреть на вас… Я признаюсь вам, что могла бы провалить вас… но я этого не сделала и никогда не сделаю. Я ведь дала клятву!.. Я видела ту, другую… Она тоже кончит, как я… Господи, здравый смысл подсказывает, что надо бежать отсюда. Но куда?.. Этот взгляд… эти глаза… они другие… но они же ваши!.. (Падает на колени). Не прогоняйте меня! Пожалуйста!..

Дезидерио. Успокойтесь! Никто не собирается вас прогонять.

Джина. Спасибо… Скажите мне что-нибудь ласковое.

Дезидерио (гладит ее по голове). Вы… вы красивая, вы очень красивая.

Джина. Простите меня. Клянусь, я буду молчать! Наша тайна умрет вместе со мной!

Дезидерио. Только не в моем доме. А вы, собственно, кто такая?

Джина. Я буду вашей рабыней. Я не буду брать с вас денег, только кусок хлеба и работа, работа, работа!

Дезидерио. Не понял. Вы что, отказываетесь от зарплаты?

Джина. Да. Моя забота будет целиком обращена на вас… как тогда… каждое утро кофе... Я не оставлю вас! Я защищу вас от любой опасности!

Дезидерио. Разве мне кто-то угрожает?

Джина. Не знаю… но у вас много врагов!..

Рита (появляясь из первой левой двери). Почему стол до сих пор не накрыт? Джина, идите в кухню, я все здесь сделаю сама.

Джина. Хорошо, синьора. (Уходит в дальнюю левую кулису, не сводя глаз с Дезидерио, который, в свою очередь, с удивлением смотрит на нее).

Рита. Как она тебе?

Дезидерио. Вроде ничего. Горит желанием работать. Правда, ведет себя немного странно.

Рита. Чуть не забыла, тут письмо для тебя. Его вчера вечером принес консьерж.

Дезидерио. И ты только сейчас мне об этом говоришь? Письмо принесли вчера вечером, а ты даешь мне его только сейчас?

Рита. Консьерж передал его маме, сначала мама забыла о нем, потом я.

Дезидерио. Ну, читай. А я пока посмотрю свое расписание на завтра. Мне надо съездить по делам банка в Альбано, и я еще не решил, ехать экспрессом или простым поездом. (Достает из кармана записную книжку).

Рита (читает, испуганно). Ах!.. Дезидерио!.. Господи, что здесь написано! (Читает вслух). «Синьор Дезидерио Пеллегрино, нам стало известно, что банда Леона задумала вас похитить …»…

Дезидерио. Леон? Это не тот бандит, о котором пишут все газеты?

Рита. Не дай Бог! (Продолжает читать). «Мы предлагаем вам свою защиту, но она стоит денег. Приготовьте к завтрашнему вечеру три миллиона лир, в банкнотах по одной тысяче, заверните все деньги в один пакет, который оставьте в восемь часов вечера за тумбой на углу улицы Мерлани. Сразу уходите. Если вы остановитесь, мы вас застрелим. Вам пишет глава общества «Милосердие», могущественной ассоциации всех, кто нуждается в нашей помощи. Побег не рекомендуется, потому что мы найдем вас повсюду. Если вы обратитесь в полицию, мы уничтожим всю вашу семью!» Подписано: «Глава».

Дезидерио. Боже мой!.. Где эта улица Мерлани?..

Рита. Здесь… за углом!.. Который час?

Дезидерио. Семь! Черт вас всех побери! Вы должны были отдать это письмо мне вчера вечером! Вчера вечером!!.. Где я сейчас найду три миллиона?..

Рита. А где бы ты нашел их вчера вечером?.. Позвоним в полицию! Мы не можем терять время!

Дезидерио. Нет, подожди!

Рита. Чего я должна ждать? (Зовет). Папа! Мама!

Дезидерио. Прошу тебя, не устраивай бардака!

Анджела (выходит вслед за Теодоро из второй левой двери). Что случилось?

Рита (протягивая им письмо). Прочтите!.. Дезидерио, а если нам попросить совета у адвоката Катони? Он разбирается в таких вещах лучше нас.

Дезидерио. Любовь моя, что ты хочешь, чтобы я тебе ответил? Я не знаю, что делать и что думать!..

Анджела (прочитав письмо). Теодоро, что это значит?

Дезидерио. Что это значит? Это значит, что мне нужны деньги! Пару миллионов я еще мог бы собрать…

Рита. А остальное?

Дезидерио. Об остальном пусть позаботится твой папочка!

Теодоро. Я?!

Дезидерио. Вы что, думаете, вас это не касается?

Рита. Я звоню адвокату! (Идет к телефону).

Анджела. Выходов два: или платить, или позволить себя похитить.

Дезидерио. Естественно, вам только одного и хочется, чтобы я исчез отсюда, живым или мертвым!

Рита (в трубку). Алло!...

Дезидерио. Стало быть, мой выбор: либо попасть в руки банды Леона, либо в лапы «Милосердия»!..

Рита. Алло!.. Алло! Адвокат?... Да. я… У нас несчастье… Прошу вас, поднимитесь к нам на минуточку, необходим ваш совет… Спасибо. (Кладет трубку и спешит к входной двери).

Дезидерио. Вот что значит, когда страна доведена до хаоса шайкой политиканов! Безвластие, анархия, бандитизм. И они еще смеют говорить о безопасности граждан, о социальном благополучии! Ах, оставьте, это коррумпированное общество, обезумевшее общество, общество, которое вызывает омерзение!..

Теодоро. Вы это говорите мне?

Дезидерио. А вы, дорогой тесть, вы вообще ничего не понимаете! И оставьте меня в покое!

Рита (появляется в сопровождении Катони). Проходите, адвокат.

Катони. Где письмо?

Дезидерио. Вот оно. (Отдает письмо Катони). Беда, адвокат. Где я найду три миллиона? Я убит… я погиб!..

Рита. Успокойся, сокровище мое!

Катони (закончив читать). Нужно предупредить полицию.

Дезидерио. Они уничтожат всю семью!... Там же написано!..

Рита (заплакав). Боже мой! Боже мой! Что делать?

Катони (берет ее руку и целует). Только не плачьте, синьора Рита! Успокойтесь! Не позволяйте опухнуть вашим чудесным глазам! В такой ситуации, как эта, лучше всего сохранять спокойствие! (Галантно целует ей руку).

Дезидерио. Адвокат, они меня похитят! Может, мне забаррикадироваться в доме?.. Хотя нет, эти способны на все!..

Рита (утирая слезы). Какое несчастье!

Катони (по-прежнему галантно). Возьмите себя в руки, синьора Рита, прошу вас. (Целует ей руку).

Дезидерио. Адвокат!..

Катони (не обращая на него внимания, утешает Риту). Главное - спокойствие и трезвая оценка ситуации… (Целует ей руку).

Дезидерио. Адвокат, оставьте в покое мою жену, подумайте лучше, что мне делать.
Из-за первой левой двери опять раздается звук детской трубы.
Рита. Проснулся Чиччо!.. Мама, сходи посиди с ним…

Дезидерио. Только ничего не говорите ребенку, иначе он предупредит бандитов!

Анджела. Я иду. Святое небо! Позвольте, синьор Катони?

Катони. Прошу вас. (Уступает дорогу Анджеле, которая уходит в первую левую дверь). Будь у вас возможность отдать им хотя бы миллион… а вы бы пока, синьор Дезидерио, оставались в их руках в качестве залога... тогда ваши родственники могли бы собрать недостающие два миллиона... Что вы на это скажете, синьора Рита?

Дезидерио. Вы соображаете, что говорите, адвокат? Отдать себя бандитам в качестве залога? Да пока мои соберут эти деньги, я тысячу раз умру от страха! Ради Бога, только не это! Не отдавайте им меня в залог!

Рита. Тогда нам остается одно. Сбежать.

Дезидерио. Сбежать от «Милосердия»? Допустим, от них удастся. А как сбежать от бандитов Леона?

Рита. Сбежав, мы скроемся от тех и от других. И сделаем это прямо сейчас. Пока не подошел срок, указанный в письме.

Дезидерио. Ты что, плохо прочла? «Побег не рекомендуется, мы найдем вас повсюду». Они знают нас в лицо, да и дом, наверное, уже окружен. Как нам выбраться незаметно?

Катони. Синьора Рита права, вам нужно бежать. Всей семьей. Надо переодеться и…

Дезидерио. Что значить переодеться?

Рита. Боже мой, Боже мой! Сколько проблем!

Катони. Синьора Рита, не волнуйтесь. Я буду с вами. Я позабочусь о надежном убежище. Я вам друг или нет? Итак… (Пересчитывает людей). Один, два, три, четыре… и ребенок, пять…

Рита. А прислуга?

Катони. Прислуга должна исчезнуть вместе с вами. Никто не должен оставаться здесь. Значит так. На первом этаже, напротив, ателье театральных костюмов, я возьму на прокат все, что может нам понадобиться. Гениальная находка! Не будем терять время! Бегу! (Выбегает в правую дверь).

Дезидерио. Возвращайтесь быстрее, адвокат! Восемь часов уже скоро. (Рите). Рита, оставить наш дом…

Теодоро. Один момент! Я не могу пойти с вами… Я вспомнил, что пригласил на ужин командора Ролé и его супругу. Он явится сюда, никого не застанет, и я потеряю всякую надежду получить подряд от военного министерства. Командор Ролé занимает в нем очень высокий пост.

Дезидерио. Дорогой тесть, в такую минуту вы еще можете думать о командоре Ролé и его жене?..

Теодоро. Нет-нет, я остаюсь. Я предупрежу полицию и…

Рита. Папа, ты в своем уме? Они же убьют тебя!

Дезидерио. Не обращай на него внимания, Рита. Лучше пойди и собери вещи, которые могут нам пригодиться…

Рита. Пригодиться где? Куда мы поедем?

Дезидерио. Решим, когда вернется Катони.

Теодоро. А Ролé?

Рита. Папа, оставь ему записку у консьержа. Он передаст ее синьорам Ролé, когда они придут. А что нам делать с Чиччо? Слава Богу, температура у него упала. (Убегает в первую левую дверь. Теодор уходит во вторую левую дверь).

Дезидерио. Я пойду возьму деньги.

Джина (появляясь из дальней левой кулисы). Когда подавать ужин, синьор? В восемь?

Дезидерио. В восемь нас ждет тот еще ужин!.. Послушай, ты сказала, что ради меня готова на все?

Джина. Да. И не отказываюсь.

Дезидерио. Тогда ты должна бежать вместе с нами. Нам грозит смертельная опасность.

Джина. Я как чувствовала! А что случилось?

Дезидерио. Какая–то банда… называется «Милосердие»… чтобы защитить меня от другой банды, требует три миллиона, угрожая смертью, если я предупрежу полицию...

Джина. Три миллиона?!

Дезидерио. Ты бежишь с нами?

Джина. Да! И я защищу вас от «Милосердия»!

Дезидерио. Ты смотри! Твоя манера держать себя в руках восхитительна. Буду тебе крайне признателен! А сейчас пойди и помоги собраться моей жене.

Джина. Доверьтесь мне. Я ваша Анита, дорогой Гарибальди! (Выходит в первую левую дверь).

Дезидерио. Все-таки она сумасшедшая!

Катони (появляется из правой двери с огромным мешком). Все-таки я шикарно придумал! Здесь костюмы для всех. Когда переоденетесь, выйдете через другую дверь подъезда, ту, что смотрит на церковь Сан Рокко. Там, через ризницу - на площадь… Люди из «Милосердия» останутся с носом. О бандитах Леона мы подумаем позже.

Дезидерио. А вы куда, адвокат?

Катони. Я с двумя такси буду вас ждать на площади у выхода из церкви. У меня небольшая усадьба в двадцати километрах от города. Я могу приютить вас там на любое время. Здесь мы все запрем, ключи я оставлю консьержу, скажу ему, что вы всей семьей отправились путешествовать. Идите переодевайтесь, дорогой, не теряйте время! (Подталкивает к нему мешок).

Дезидерио. Иду, адвокат. (Уходит в первую левую дверь, унося мешок с собой).

Рита (входя). Ох, адвокат!

Катони. Я пойду закрою свою квартиру и побегу за такси. По моему сигналу - все вниз! (Берет ее руку и нежно поглаживает).

Рита. Какой сигнал?

Катони. Свист. Длинный свист.

Рита. Свист?

Катони. Да, длинный. Мужайтесь. (Галантным тоном). Для меня большое счастье чувствовать себя полезным вам, Рита. Я могу надеяться на нашу дружбу? (Целует ей руку).

Рита. Разумеется!

Катони. Убегаю. Вы увидите, какое чудесное гнездышко ждет вас!

Рита. Идите-идите, делайте, что задумали!
Спешно уходят: адвокат в правую дверь, Рита в первую слева.
Ролé (в шляпе с тростью в руке в сопровождении жены появляется из правой двери). Позвольте войти?.. Разрешите?..

Джина (выходя из первой левой двери). Вы кто? Как вы сюда попали?

Синьора Ролé. Дверь была распахнута.

Ролé. Я командор Ролé.

Джина. Да-да, я слышала… Вы приглашены на ужин…

Ролé. Именно так. А где синьор Заккария?

Джина (смущенно). Не знаю… пойду посмотрю…

Ролé (подает ей шляпу и трость). Извините?..
Джина выходит во вторую левую дверь, унося с собой трость и шляпу.
Ролé (оглядывая гостиную). Красивый дом, правда?

Синьора Ролé. Да… но что-то странное в атмосфере…
Из первой левой двери появляется Рита, одетая в монашескую сутану. Не замечая Ролé и его жены, сосредоточенно пересекает сцену и уходит в дальнюю правую кулису. Гости с удивлением провожают ее взглядами.
Это кто… монах?..

Ролé. Монах... (Замолкает, видя, что Рита возвращается).
Теперь у Риты небольшой чемоданчик в руке. Увидев супругов Ролé, она в замешательстве останавливается и надвигает на лицо капюшон.



Рита (меняя голос). Вы кого-то ищите, синьоры?

Ролé. День добрый, падре!

Рита. Вы кто?

Ролé. Я командор Ролé. А это моя супруга.

Рита. Очень приятно.

Ролé. Вы в курсе нашего прихода, падре?

Рита. Да, пойду предупрежу своего мужа?

Ролé (в ужасе). Вашего мужа?

Рита. Я хотел сказать… мужа синьоры Анджелы, синьора Теодоро…

Ролé. А, понятно!.. Извините, падре… вы тоже приглашены на ужин?

Рита. Да… Позвольте… (Спешит к первой левой двери).

Джина (выходя навстречу, тихо Рите). Я видела в окно, что перед домом ходит какой-то мрачный тип. Боюсь, что дом окружен.

Рита. Будь внимательна и не пропусти сигнал!

Джина (указывая на супругов Ролé). А с этими как?

Рита. Я предупрежу о них отца. (Обе уходят в первую левую дверь).

Синьора Ролé. Мы случайно не ошиблись этажом?

Ролé. Нет, дорогая, третий этаж, правая дверь.
Из той же двери в одних трусах появляется Дезидерио, не замечая гостей, быстро пересекает сцену и исчезает в дальней правой кулисе. Супруги Ролé с ужасом наблюдают за ним. Через секунду Дезидерио возвращается, держа в руке большую кожаную сумку. Замечает супругов Ролé, ошарашено смотрит на них, кланяется и исчезает в первой левой двери.
Ролé (вслед). Извините, вы не скажете?..
Дезидерио выглядывает из двери.
Я Ролé…

Дезидерио. Ролé?.. Ролé... Ах, да!..

Голос Риты. Дезидерио!... Дезидерио!

Дезидерио. Простите, меня зовут! (Исчезает).

Ролé. Черт побери! Здесь принимают гостей в трусах!..
Из второй левой двери выходит Анджела, также в монашеском одеянии. В руках у нее несколько свертков. Не видя супругов Ролé, быстрым шагом направляется к дальней правой кулисе и исчезает.
Ролé. Мы случаем не в монастырь попали?..

Джина (выходя из первой левой двери). Синьоры, синьор Теодоро просит извинить его… и передать вам…
С улицы доносится длинный свист.
Боже! Свистят!

Ролé. Свистят, и что?..

Джина. Это сигнал!

Ролé. Какой сигнал?! Ничего не понимаю!
Свист повторяется. Еще более громкий и длительный.
Джина. Извините! (Выбегает в первую левую дверь)

Ролé. Нет, это не монастырь! Это самый настоящий сумасшедший дом!

Синьора Ролé. Давай уйдем. Мне становится страшно.

Ролé. А моя трость? И шляпа?

Синьора Ролé. Куда ты их дел?

Ролé. Их унесла прислуга.

Синьора Ролé. Уйдем так. Я боюсь здесь оставаться.
Снова протяжный свист.
Смотри! (показывает на открывшуюся первую левую дверь). Еще монахи!!
Появляется Теодоро, за ним цепочкой Анджела, Рита, Джина, Чиччо и Дезидерио. Все в сутанах монахов–францисканцев. У всех фальшивые бороды и усы. У каждого в руках сверток или чемодан. Чиччо несет жестяную трубу, тащит за веревочку деревянную лошадку на колесиках, и упирается ногами в пол, видно, что ему не хочется уходить из дома. Дезидерио, в слишком маленькой для него сутане, подталкивает сына в спину и заодно отвешивает пару подзатыльников. Цепочка пересекает сцену, все, за исключением Чиччо, проходя мимо супругов Ролé, слегка кланяются им, после чего один за другим выходят в правую дверь...
Ролé (идущему последним Дезидерио). Извините, но…
Дезидерио, не останавливаясь, размашисто осеняет его крестом. Ролé и его жена встают на колени.
Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Прелестная гостиная загородного дома адвоката Катони в окрестностях Рима. Одна дверь во второй кулисе справа и две в левой кулисе. В глубине по центру широкая стеклянная дверь, ведущая на увитую диким плющом террасу, откуда можно спуститься в сад. Обстановка дома в стиле модерн. Вторая половина дня. Анджела вышивает. Теодор нервно расхаживает по комнате.
Анджела. А что нам остается делать? Только довериться Господу Богу.

Теодоро. Я бы доверился, но боюсь, что однажды он устанет от меня и… сдастся! Завтра мне надо произвести несколько платежей, а я не могу и шага ступить.

Анджела. А если бы мог, произвел бы?

Теодоро. Из каких денег?

Анджела. Тогда зачем тебе куда-то ступать?

Теодоро. Магазин закрыт уже семь дней… накопилась куча бумаг и писем…

Анджела. Скоро вернется Джина. Разве не за ними она каждое утро ездит в Рим? До сих пор, слава Богу, никаких новостей. Я понимаю тебя, Теодоро, я тоже чувствую себя неуютно оттого, что вынуждена быть далеко от нашего дома… Несмотря на то, что синьор Катони щедро предоставил нам это очаровательное убежище... К тому же, и белье заканчивается… того, что мы привезли с собой, оказалось слишком мало...

<< предыдущая страница   следующая страница >>



Человек, который улыбается при неудаче, по всей вероятности, думает о том, на кого он свалит вину за неудачу. «Закон Джоунса»
ещё >>