Пеппино де Филиппо Тот бандит — я! - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Пеппино де Филиппо Суеверия Но я в них не верю! 5 771.26kb.
Лукашенко Александру Григорьевичу Александр Григорьевич, к вам обращается... 1 35.62kb.
Рустико ди Филиппо (Флоренция, 1230-1300) 1 8.76kb.
Доклад «Школьный проектно-исследовательский центр 1 42.09kb.
Боец криминального фронта. «Я — не бандит» 3 561.42kb.
Демонстрационная версия пикап тренинга Будь Альфой Ты хочешь быть... 3 450.71kb.
В пятницу, 19 марта в 18. 00 на сцене Ивановского областного драматического... 1 16.47kb.
Может, в сказках бывает всё?! Меч древний, как цвета мира! Не тот... 1 84.31kb.
Благовещение Пресвятой Богородицы Фра Филиппо Липпи, «Благовещение»... 1 15.38kb.
Братья наши меньшие 1 74.19kb.
Четверг, 01 Июля 2004, 19: 41 3 314.72kb.
Команда корректировки 1 286.91kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пеппино де Филиппо Тот бандит — я! - страница №1/5

Пеппино де Филиппо
Тот бандит — я!

Фарс в трех действиях


© S.I.A.E.

© Валерий Николаев (Перевод с итальянского)




Действующие лица*:
Дезидерио Пеллегрино, банковский клерк

Рита, жена Дезидерио Пеллегрино

Чиччо, их сын, 10 лет

Анджела, мать Риты

Теодоро Заккариа, отец Риты

Альберто Сиракуза, главарь банды по кличке «Леон»

члены его банды:

«Хромой»

«Злодей»

«Меченый»

«Котяра», член банды «Милосердие»

Розанна

Джина, домработница (бывшая любовница «Леона»)

Адвокат Тито Катони

Первый клерк

Второй клерк

Дзенобио, коллега Дезидерио Пеллегрино

Командор Ролé

Синьора Ролé

Каролина, домработница Катони

Фотти, друг Катони

Заместитель начальника полиции (Зам)

Де Симоне, бригадир полиции

Первый полицейский

Второй полицейский
*Некоторые актеры могут исполнять несколько ролей.

Действие происходит в Риме в 1947 году.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Римская улица. Слева угол дома в стиле модерн, на первом этаже которого располагается агентство «Итальянского банка». Справа от входа бар. Вдоль задника здания. Вечереет. В нескольких окнах горит свет.

Слева появляются Хромой и Злодей. Останавливаются, смотрят на двери банка.
Злодей. Когда он обычно выходит?

Хромой. Где-то в семь.

Злодей. Боссу ты об этом уже сказал?

Хромой. Нет, хочу сделать ему сюрприз. Я назначил ему встречу здесь на семь пятнадцать.

Злодей. Если этот тип так похож на него, как ты утверждаешь, босс будет очень доволен.

Хромой. Если он, действительно, похож. (Достает из кармана фотографию и протягивает приятелю). Глянь сам.

Злодей (рассматривает фотографию). Охренеть можно, как похож! Даже родинка на щеке такая же. Интересно узнать, что придумает босс.

Хромой. Для него это настоящая удача. Особенно сейчас, когда полиция не дает ему продыху.

Злодей. Как, говоришь, его зовут?

Хромой. Дезидерио Пеллегрино.

Злодей (смотрит на фотографию). Дезидерио Пеллегрино... Ну-ну.
Открывается дверь банка. Появляются клерки.
Первый клерк (Второму). Пеллегрино не видел?

Второй клерк. В холле. Опять сцепился с заместителем начальника отдела вычетов.

Первый клерк. Тогда я пойду, а то опоздаю на трамвай.

Второй клерк. Подожди, я с тобой. (Заглядывает в дверь банка). Пеллегрино, мы уходим!

Голос Дезидерио. Сейчас иду! Уже заканчиваем!

Второй клерк. Давай быстрее!

Первый клерк. Мы ждем тебя на трамвайной остановке! (Второму клерку). Пошли, а то рискуем топать до дома пешком. (Уходят в правую кулису).
Из банка выходят Дзенобио и Дезидерио. Дезидерио - воспитанный, знающий себе цену элегантный мужчина средних лет.
Дезидерио. Дорогой Дзенобио, каждый из нас должен заниматься своим делом и не выходить за его рамки! К тому же, не в моих привычках жертвовать больше, чем я могу себе позволить. У меня сын, жена, ее родители на шее…

Дзенобио. Может, вы и правы, но в данном случае речь о том, чтобы ценой небольшой жертвы облегчить участь ближнего своего… о помощи нашим братьям!

Дезидерио. Да, Дзенобио, но каждого тридцатого числа у нас новые и новые вычеты из зарплаты! На помощь тем, у кого нет работы, кому негде ночевать, у кого нет крыши над головой, кто не желает трудиться… В конце месяца из зарплаты уходит больше, чем остается. Так что я должен хорошенько подумать, прежде чем решить: согласиться на ваше предложение или нет.

Дзенобио. Если я правильно понимаю, вы не желаете участвовать в благородном деле. А как же чувство патриотизма?

Дезидерио. Только не надо обвинять меня в том, что я противник патриотических идей! Я их разделяю! У родины трудности, она страдает, и было бы справедливо помочь ей облегчить страдания. Как сказал Леопарди, «О горе мне! Какая мертвенная бледность, и сколько крови!» Я хотел лишь сказать, что если вам в следующий раз придет в голову еще одна патриотическая идея, скажем так, более конструктивная, то я готов подумать. А в этом случае я могу позволить родине немного пострадать.

Дзенобио (с сарказмом). Превосходно!

Дезидерио. Если уж страдать, так на равных: один раз родина, один раз я.

Дзенобио (так же).Прекрасно!

Дезидерио. Извините, мой друг, но если все время буду страдать я, то кто потом поможет родине?

Дзенобио. В таком случае, Пеллегрино, в следующий раз мы обойдемся без вашего участия. Вам ясно?

Дезидерио. Я приму это к сведению.

Дзенобио. И раз уж мы говорим откровенно, коллега, я скажу. Я работаю замначальника отдела три года, у меня безупречная репутация, поэтому все ваши доносы директору насчет методов моих действий не имеют никакого смысла! Не вам рассуждать о том, что я должен делать, а чего не должен! Я поступаю, как должен поступать сегодня каждый итальянец. Я прошел четыре войны! Ливийскую, первую мировую, африканскую и вторую мировую. У меня куча наград. К вашему сведению, я принадлежу к той части итальянского народа, которую можно смело назвать героической!

Дезидерио. Я понял, коллега, понял. А знаете, что я вам скажу? Если вы прошли четыре войны, то я - только одну, которая стоит четырех ваших, вместе взятых. Я сражаюсь за свою жизнь, кошмарную и жестокую, и только смерть может освободить меня от нее. И к вашему сведению, если вы ощущаете себя итальянцем, я тоже ощущаю себя им, не меньше вашего. Вам ясно… коллега? Тогда до свидания. (Уходит в правую кулису).

Дзенобио (сухо). Всего хорошего! (Уходит в левую кулису).

Хромой. Видал?

Злодей. Вылитый босс!.. Слушай, он уходит!..

Хромой. А как мы можем его задержать? Подождем босса, там решим, что делать.

Злодей. Да он, может, и не появится. Пойдем, сами его поищем.

Хромой. Глянь, это же Розанна!
Справа появляется Розанна.
Привет! А где босс?

Розанна. Я думала, он уже здесь. Он сказал: иди к ребятам, я буду там минут через пятнадцать.

Злодей. Только бы его не сцапали!

Розанна. Рано или поздно всех нас сцапают! Поскорей бы! Я по горло сыта такой жизнью. Все время дрожишь от страха, бегаешь, прячешься. (Вздыхает).

Злодей. Кончай каркать, сглазишь еще! Совесть, что ли, заела? Да ты должна лопнуть от гордости, что ты подружка Леона!

Розанна. С какой стати? И кто он такой, Леон? Бог Отец? Я с вами потому, что мне так удобнее. Пока. Завтра же могу плюнуть на вас и уйти насовсем! Тем более, что у него из башки не выходит эта дура из Триеста, его Звездочка!

Злодей. Ладно тебе! Если бы он до сих пор страдал по Звездочке, хрен бы он был с тобой. Хотя конечно, Звездочка, посимпатичней, чем ты…

Розанна. Ну да, ублажала всех, кто попросит… То-то Леон ее бросил!.. Можешь сказать, зачем позвал его сюда?

Злодей. Если б ты пришла вовремя… увидела бы одного человечка…

Розанна. Звездочку, что ли? Эта шлюха вернулась, чтобы помириться с Леоном?

Злодей. Далась тебе эта Звездочка!... Ты бы увидела еще одного Леона! Полная копия!..
Из левой кулисы появляется Меченый, за ним Леон. Действительно, Леон – точная копия Дезидерио. Но его манеры и выражение лица выдают жесткий и властный характер. На нем потрепанный костюм, старый плащ, на лоб надвинута шляпа.
А вот и босс!

Леон. Я опоздал, потому что мне показалось, что за мной кто-то топает.

Хромой. Жалко. Человек, которого я хотел вам показать, уже ушел.

Леон. Ты о ком?

Хромой. Очередное чудо нашего Создателя! (Снимает шляпу и, возведя глаза небу, крестится. Достает из кармана фотографию и протягивает Леону)

Меченый (берет фотографию). Ни хрена себе! Это ж босс!! (Леону). Смотрите, босс!

Леон (рассматривая фото). Это я!

Хромой. Вы женаты…

Леон. Я женат? Ты совсем сдурел?

Хромой (продолжает). У вас есть сын, жена, теща и тесть – командор Теодоро Заккария, владелец магазина резиновых изделий… (Забирает фотографию и кладет в карман).

Леон. Ты чокнулся или так шутишь?

Хромой. Вы вовсе не Альберто Сиракуза, по кличке Леон, разыскиваемый всей итальянской полицией, за чью голову обещано пять миллионов… если возьмут живым, и три, если мертвым… Нет, вы - синьор Дезидерио Пеллегрино, банковский служащий, освобожденный от воинской обязанности, имеющий жену Риту Заккария, сына Чиччо, десяти лет и прочая и прочая.

Леон. Во нагородил!

Хромой. То есть вы совсем другой человек. И теперь мы заставим полицию плясать под нашу дудку.

Леон. Объясни.
У них за спиной опускается занавес.
Хромой. Я тут как-то оказался в привокзальном сквере и остановился поглазеть на фотоаппарат, знаете, такие сохранились еще у бродячих фотографов. А на ящике от аппарата были наклеены фото, и среди них это. Представляете, что со мной было, когда я признал вас!..

Леон. Ни хрена себе!

Меченый. Действительно, нарочно не придумаешь!

Розанна. Поразительно! А может, это просто ретушь… и ты нам врешь!..

Злодей. Не, но я его видел. Близнец, и только!

Хромой. Я изловчился и незаметно содрал фотку. А потом собрал кое-какую информацию об этом типе…

Леон (Хромому). И что дальше?

Хромой. А дальше нам надо завладеть или этим человеком, или его документами. А если сдать его полиции, там вполне могут принять его за Леона, и мы запросто сможем огрести пять миллиончиков. Пока там разберутся, что к чему…

Меченый. А что, если мы его грохнем, и вы займете его место, босс?

Леон. Нет, лучше прихватить живьем… Надо покумекать, как. Все, валим отсюда.

Хромой. Надо бы позаботиться обо всем, что вам понадобится: одежда, как у него, обувь, всякая мелочь…

Леон. Говоришь, у него жена и сын?

Хромой. А также теща и тесть… А жену зовут Рита… (Уходят в левую кулису).

Занавес поднимается.

Столовая в доме Дезидерио Пеллегрино. Слева большой стол, буфет и сервант. Справа в глубине арка, через которую видна соседняя комната с большим окном. Входная дверь – в первой правой кулисе, остальные двери в двух левых.

Звонок в дверь.
Голос Анджелы (из-за второй левой двери). Рита!.. Рита!..

Голос Риты (из-за первой левой двери). Что, мама?

Анджела (появляется из комнаты в ночной рубашке). В дверь звонят!

Голос Риты. Слышу, мама, но не могу подойти. Я укладываю Чиччо… уговариваю его не выпазить из постели, он еще немного температурит…

Анджела. А я не могу открыть, я еще не одета!

Рита (появляется из первой левой двери, не успевает сделать и пары шагов, как из-за двери слышится звук разбиваемого стекла.) Господи, что опять?! (Возвращается в комнату). Что ты опять натворил, Чиччо? Ты босиком? Ну-ка марш в постель! Немедленно! У тебя же температура, маленький негодяй! (Появляется вновь, идет к входной двери, возвращается с большой коробкой, ставит ее на стол).

Анджела (уже одетая). Кто это был?

Рита. Рассыльный, принес коробку для Дезидерио.

Анджела. Я подумала, это новая прислуга. Звонили из кадрового агентства, сказали, она с минуту на минуту будет здесь.
Из-за первой левой двери слышится звук детской трубы.
Рита. Чиччо!.. Ему скучно одному.

Анджела. Пойду побуду с ним, а то опять натворит что-нибудь. Ты видела, он разбил стакан для зубных щеток? (Уходя). Посмотри, там на тумбочке письмо для твоего мужа. Его вчера мне дал консьерж. Сказал, что принесла какая-то женщина. Я совсем забыла сказать тебе.

Рита. Ладно, мама, ничего страшного, иди.
Звонок в дверь.
Я открою.
Анджела уходит в первую левую дверь, Рита в правую. Сразу возвращается. За ней идет Джина с маленьким чемоданчиком в руке.

Джина - женщина лет тридцати, изящная, хорошо одетая, с виду энергичная и уверенная в себе. В то же время лицо ее носит выражение человека загадочной и романтичной судьбы, с одной стороны, и выражение покорности судьбе, с другой.
Рита. Проходите.

Джина. Спасибо. (Оглядывается по сторонам).

Рита. Вас прислало кадровое агентство Маури?

Джина. Да, синьора.

Рита. Вам сказали, куда вас направляют?

Джина. Да, в дом, в котором муж, жена, сын, теща и тесть. Все правильно?

Рита. Все правильно.

Джина. Вы не ссоритесь?

Рита. Нет. А почему вас это интересует?

Джина. В силу некоторых обстоятельств, я стала немного раздражительна. Семейные ссоры действуют мне на нервы. И мне становится трудно хорошо выполнять мои обязанности, которые, скажу вам сразу, синьора, я воспринимаю как суровую необходимость зарабатывать на жизнь, а вовсе не как призвание. Поверьте, синьора, у меня достаточно причин, которые вынуждают жить этой унизительной жизнью…

Рита. Но если она вас так унижает…

Джина. Я хотела лишь сказать, что прислуживание другим - не мой идеал. Но несмотря ни на что, у меня стоический характер, я смиренно признаю вердикт, вынесенный моей нелегкой судьбой, и с достоинством несу этот крест. Но это не значит, и надеюсь, вы понимаете, о чем я, что кто-либо может этим злоупотреблять…
Рита пытается что-то сказать.
Дайте мне договорить. Вы должны видеть во мне жертву трагической любви, уважения к которой я требую. И не спрашивайте меня ничего больше того, что я уже рассказала.

Рита. Мне кажется, иметь в доме прислугу в таком состоянии души… несколько некомфортно…

Джина. Не беспокойтесь, в дальнейшем вы не услышите от меня ни одного жалобного слова.

Рита. Как вас зовут?

Джина. Меня зовут Джина. Но поскольку с самого детства все говорили, что мои глаза, блестят как звезды, вы можете легко представить, каким ласковым словечком люди позволили себе называть меня. Ради бога, только вы не называйте меня Звездочка! Я могу возмутиться! Умоляю, не зовите меня Звездочка!

Рита. Хорошо-хорошо, я буду звать вас Джина. Вы римлянка?

Джина. Нет. Я из Триеста. И очень по нему скучаю.

Рита. У вас уже есть опыт работы по дому?

Джина. Да, это мое второе место. Так что, вы меня берете? Говорите сразу, потому что я решила: если вы меня не возьмете, я отправляюсь в монастырь.

Рита. Хорошо, я вас беру. А мужа предупрежу позже.

Джина. Сейчас его нет дома?

Рита. Нет, но скоро должен быть.

Анджела (входя). Чиччо заснул. (Кивая на Джину). Новая прислуга?

Рита. Да. (Джине) Пойдемте, я покажу вам дом и вашу комнату.
Звонок в дверь.
Сейчас открою. (Уходит в правую дверь).

Джина (Анджеле). Вы мама?

Анджела. Да.

Рита (возвращаясь). Это папа. (Джине). Идемте.

Джина (Анджеле). Позвольте. (Проходит мимо Анджелы, пристально глядя на нее).

Аджела (уступая дорогу Джине и Рите). Пожалуйста.

Теодоро (появляется из правой двери, заметно, что он не в духе). Добрый день.

Анджела. Добрый день, Теодоро.

Теодоро. Дорогая Анджела, пришел час послать все к черту: кредиторов, магазин, все эти резиновые подметки…

Анджела. Не бесись, все наладится.

Теодоро. Каким образом? У меня осталась всего неделя!

Анджела. Что тебе сказали в банке?

Теодоро. Все подсчитали. Дефицит - почти пять миллионов!

Анджела. А в военном министерстве был?

Теодоро. Поморщились, но куда им деваться! Премьер-министр дал ясно понять, что его заинтересовало мое предложение. (Нервно ходит по комнате).

Рита (входит вместе с Джиной). А это столовая, вы ее уже видели.

Джина. Все ясно, синьора. Я начну уборку с кухни.

Рита. Делайте, как вам удобнее. Фартуки в вашей комнате. Пылесос в коридоре за занавеской.

Джина (смотрит на Теодоро). Это тесть?

Рита. Да, мой папа.

Джина (не сводя с него глаз). Он рассержен?

Рита (мгновенно). Нет.

Джина (не спуская с Теодоро глаз). Я иду в кухню.

Теодоро (провожая ее удивленным взглядом, Рите). В чем дело? Я что, уже не имею права быть сердитым?

Рита. Ради Бога, папа, успокойся. Она добрая женщина, но у нее довольно странный характер, она не любит беспорядка.

Теодоро. А кто его любит? Пойдем, Анджела, еще раз проверим нашу конторскую книгу. (Сопровождаемый Анджелой, выходит во вторую левую дверь).

Дезидерио (входя из правой двери). Добрый день, Рита. Как Чиччо?

Рита. Температура спала. Сейчас он спит, не беспокой его.

Дезидерио. Температура спала?

Рита. Да.

Дезидерио. Сегодня утром была тридцать восемь. Как тебе удалось?

Рита. Потихоньку упала сама собой.

Дезидерио. Значит, завтра он уже будет на ногах.

Рита. Надеюсь.

Дезидерио. Семь дней покоя - и конец нормальной жизни!

Рита. Хорош папочка. Ты хотел бы, чтоб я держала его в постели целый год?

Дезидерио. Неплохая мысль!

Рита. Не говори глупостей! Он резвый, но не больше, чем другие дети в его возрасте.

Дезидерио (садится). Боже, как я устал, Рита! В моем отделе работы на двадцать человек, а нас всего десять. Сегодня утром в банке меня довели до белого каления… Опять этот тип из отдела вычетов… этот, прости Господи, патриот! Каждую неделю он достает нас новыми вычетами, черт знает, на какие цели! Этим утром ему взбрело в голову заставить всех отказаться от пятой части зарплаты в пользу фондов для безработных. Я отказался. Имеет наглость изображать из себя пламенного патриота, а сам занимается незаконными операциями с иностранной валютой… английскими фунтами, швейцарскими франками…

Рита. Делай то же самое и ты!

Дездерио. Чтобы сесть в тюрьму? Нам только тюрьмы не хватает! Я хочу заниматься своим делом, оно мне нравится, и мне этого достаточно.

Рита. Но, дорогой, если бы все думали так, как ты…Родина нуждается в помощи своих сыновей.

Дезидерио. Слушай, сделай милость, хоть ты помолчи! Родина! Это просто слово, которое надувают и сдувают все, кому не лень, как и когда им удобно. Что касается меня, моя родина вот - мой дом. Мой сын – цель моей жизни. Честь моей семьи – мой флаг. И мне наплевать, где бы ни находился мой дом… в Китае или в Перу…

Рита. Мне не нравится, когда ты так говоришь. И ты это знаешь. Наш долг – помогать ближним.

Теодоро (появляясь из второй левой двери). Моя дочь права. Долг каждого, кто считает себя итальянцем, а не китайцем или африканцем, помогать своей родине.

Дезидерио. То есть родине позарез нужна пятая часть моей заработной платы?

Теодоро. Прежде всего, ей нужны хорошо воспитанные люди, не забывающие здороваться с теми, кто старше и, прежде всего, с отцом своей жены!

Дезидерио. Прежде всего, я не хотел бы трепать себе нервы. Затем напомню вам, что вы вошли сюда и влезли в разговор, в котором не принимали участие. Следовательно, вам первому надлежало поздороваться с мужем вашей дочери, которого вы по глупости признали своим зятем.

Анджела (появляясь из второй левой двери). Вы снова?

Дезидерио. Это все ваш муж.

Теодоро. Да, это я.

Дезидерио (показывая на коробку). А это что такое?

Рита. Не знаю, принес какой-то парень. Сказал, для тебя.

Дезидерио. Опять! (Встает, читает визитную карточку, прикрепленную к коробке). «В знак уважения к кавалеру Дезидерио Пеллегрино от «Ассоциации Императорских швейных фабрик». (Открывает коробку). Два костюма. (Рассматривает их по очереди). Серый… и синий… Красивые… мне как раз таких не хватало!... Шесть галстуков… Носовые платки… Четыре рубашки…

Рита. Почему они посылают тебе все эти вещи?

Дезидерио. Я жертва рекламной акции. Знаешь, как это делается? Фирмы готовой одежды, когда собираются запустить новые модели, посылают на улицы своих агентов с заданием определить, кому эти модели могут быть к лицу. Потом составляются списки с адресами для дирекции. Вот и все.

Теодоро. Вы везунчик! Казалось бы, никто кроме вас так не считает, но надо же… всякий раз присылают подарки!

Дезидерио (Рите). Новая прислуга не появилась?

Рита. Появилась. Только я прошу тебя вести с ней деликатно, иначе она уйдет.

Дезидерио. Да я даже смотреть на нее не буду.

Рита. Ну и отлично! А теперь, раз уж мы все здесь, я хотела бы вернуться к теме, которую мы обсуждали вчера вечером… Я говорю о кредите, который позволил бы папе избежать банкротства. У нас открылись кое-какие перспективы… папе обещали контракт с оборонным министерством на поставку…

Дезидерио. … резиновых подметок и набоек для армии. Не понимаю, зачем солдатам резиновые подметки…

Теодоро. Для надежности! Их обувь не будет скользить.

Дезидерио. То есть ваши подметки будут прикреплять к обуви солдат?

Теодоро. Не только солдат! Всех военных!

Дезидерио. На войне? Или в мирное время тоже?

Теодоро. Во все времена. Долг каждого цивилизованного общества защитить собственных военных от опасности поскользнуться! При этом экономятся большие деньги на коже.

Дезидерио. Превосходная идея! Присобачив ваши подметки к своим башмакам, военные будут чувствовать себя устойчивее во время боя! Никаких тебе падений на скользком месте! Лично мне безумно жаль, но я вынужден повторить вам еще раз, что у меня нет возможности принять участие в этом проекте. У меня сердце кровью обливается, как только представлю поскальзывающуюся армию, но я ничего не в силах для нее сделать. Я, конечно, мог бы посодействовать вам в получении от моего банка кредита в один миллион…

следующая страница >>



Чудо есть чудо только для не верующих в него; для верующих в чудеса нет чудес. Григорий Ландау
ещё >>