Пьеса в четырёх действиях действующие лица - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Леонид Жуховицкий Последняя женщина сеньора Хуана пьеса в 2-х действиях... 3 469kb.
Комедия в четырех действиях действующие лица 5 1423.31kb.
Пьеса в двух действиях действующие лица 4 678.41kb.
Пьеса для школьного театра в 4 действиях по мотивам одноимённой повести Б. 1 66.58kb.
Пьеса в двух действиях Действующие лица 1 375.5kb.
Маргарита Ляховецкая а я люблю грязь Пьеса в трёх действиях. 4 692.81kb.
Вертиго пьеса в 2х действиях А. Строганов действующие лица 3 637.3kb.
Виктор Славкин «Серсо» Пьеса в трёх действиях Действующие лица 5 738.55kb.
Мария апраксина «важная встреча». (Пьеса в двух действиях.) 3 700.52kb.
Аристарх Обломов женитьба чубайса (Пьеса для чтения и театра. 9 1414.87kb.
Элиза Аджэн Пианистка (пьеса в пяти действиях) Действующие лица 1 285.7kb.
Музыка без границ 1 13.81kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пьеса в четырёх действиях действующие лица - страница №1/5

Андрей Церс

ГАРДЕРОБ

пьеса в четырёх действиях
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
(cloak-and-dagger - это английская идиома, относящаяся не только к шпионским играм, но и к ситуациям, в которых речь идёт о неких мелодраматических интригах или мистических кознях; дословно «cloak» переводится как плащ, а «dagger» - это кинжал под ним).
КЛОК – вечный упаковщик произведений искусства
ДАГГЕР – его напарник, упаковщик вечных ценностей
АКВАРЕЛИУС – акварелист-любитель, посетитель выставки акварельных миниатюр
ОПУШКА – посетительница выставки скульптур, накануне обретшая новую ногу, а впоследствии утраченную любовь своей юности
ДИАНА – несбыточная мечта непризнанного поэта в душе Даггера, а также любительница приобщения маленьких собачек и дельфинов к современному искусству.
ГАЛЛЕЯ – почётная гостья галереи, художественный критик-метеор
Перечень Гардеробных Фантомов:
БЕЙСБОЛКА

МАНТО


ДУБЛЁНКА

ЗОНТИК


ПАЛЬТО

ПЛАЩ
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.

(Клок, Даггер, Акварелиус).


Клок одет в чёрный выходной костюм. Вечный упаковщик находится в подсобном помещении галереи, где хранятся редчайшие картины, которые по разнообразным причинам спрятаны до поры до времени от любопытных глаз широкой публики. Многие произведения искусства томятся в таких хранилищах по нескольку десятков лет. Они ожидают своего звёздного часа - быть показанными какому-нибудь избранному члену общества: КЛИЕНТУ, дабы обеспечить, тем самым, безоблачную финансовую перспективу его грядущих душевных порывов. Небольшое пространство перед входной дверью в это помещение временно переоборудовано под импровизированный гардероб: несколько сборных конструкций на колёсиках, увешанных деревянными или пластмассовыми плечиками, ширма. Клок цепляет номерки на плечики, периодически поглядывая на часы. В дверях появляется Даггер с двумя бутылками красного вина в правой руке и двумя бутылками белого в левой. Он одет в полосатый двубортный пиджак и светлые парусиновые брюки.
КЛОК: (Равнодушно). Ты собираешься разыгрывать роль Ганимеда в гардеробе?
ДАГГЕР: (С гордостью добытчика). Наоборот, Ганимед богам подливал, а я напиток богов у богов от греха подальше унёс и для нас, смертных, припрячу.
КЛОК: (Скептически). Роль Прометея, разжигающего интерес к горячительным напиткам, в гардеробе разыгрывать тоже чревато.
В проёме входной двери просматривается хорошо освещённый зал, который постепенно заполняют нарядно одетые люди из общества. Гости громко разговаривают и смеются. За окном время от времени сверкают молнии, гремит гром, но дождя ещё нет. Сквозь дверь в подсобное помещение протискивается первый посетитель. Это Акварелиус, старикашка маленького роста. Даггер поспешно прячет бутылки за спину, опасно звякнув ими.
АКВАРЕЛИУС: Здесь ли находится туалет?..
ДАГГЕР: (Вполголоса Клоку). Сразу видно, как сильно человек любит живопись!
КЛОК: (Шёпотом Даггеру). Тише, по-моему, он готов пролить свет на самый мучительный вопрос в изобразительном искусстве...
АКВАРЕЛИУС: Не расслышал - куда вы сказали мне нужно идти?
ДАГГЕР: Прежде всего, вам необходимо отвернуться. (Пятится с бутылками к ширме).
АКВАРЕЛИУС: ( Недоумевая, оборачивается). Вернуться? Куда?!
Даггер успевает заскочить за ширму и пристроить бутылки в уголок. Акварелиус недоумевает, куда исчез только что говоривший с ним Даггер.
КЛОК: (Отвлекает внимание на себя). Вернуться туда, откуда начинают все гости.
АКВАРЕЛИУС: Начинают что?!! (Подозрительно косится по сторонам).
ДАГГЕР: Начинают приходить. (Выскакивает из-за ширмы).
АКВАРЕЛИУС: Домой, что ли? (Пятится).
КЛОК: К большому зеркалу на двери!
АКВАРЕЛИУС: (Озадаченно). Зачем?
КЛОК: За тем... (пауза)... зеркалом вы избавитесь от всего, что вас так мучает. (Многозначительно смотрит на акварелиста).
АКВАРЕЛИУС: (Доверчиво). В зеркале всё то, что меня мучает?
ДАГГЕР: Нет, в зеркале, как раз, всегда тот, кто испытывает мучительные неудобства. (Поглядывает на ширму и тяжело вздыхает). И от кого совсем не просто избавиться.
АКВАРЕЛИУС: (Хмурится). С чего вы взяли, что у меня дома на двери весит зеркало?! Нет у меня никакого зеркала! И живу я совсем не близко...
КЛОК: Путь, ведущий к зеркальной двери, гораздо ближе, чем вы думаете...
ДАГГЕР: (Философски). Гораздо ближе, чем путь к самому себе...
КЛОК: (Толкает Даггера в бок). В смысле - путь к себе домой.
АКВАРЕЛИУС: Вы меня окончательно запутали... (Мнётся). Мне надо домой вернуться? Я вас правильно понял?
ДАГГЕР: Гераклит говорил, что два раза в одну и ту же реку не войти, зато на одни и те же грабли многие очень часто наступают дважды...
КЛОК: (Вполголоса Даггеру). Что ты несёшь? Река из берегов долготерпения может выйти в любую минуту.
ДАГГЕР: Поэтому вернуться следует как можно скорее.
КЛОК: (Вежливо Акварелиусу). Итак, пойдём в обратную сторону до темы о возвращении к зеркальной двери!
ДАГГЕР: (Многозначительно уточняет). Не зеркальной двери, а скорее дверному зеркалу.
КЛОК: (Отмахивается). Какая разница?!
АКВАРЕЛИУС: (Разводит руками и сводит вместе коленки). Действительно - какая разница, уважаемые? Мне ведь туалет нужен, а не дверь и, тем более, не зеркало.
ДАГГЕР: А если эта дверь с зеркалом и есть долгожданный вход в туалет?
АКВАРЕЛИУС: О! Тогда в ней отразилось бы всё, в чём заключается моё сокровенное желание! (С надеждой). Где эта заветная дверка?
КЛОК: Вот мы и вернули безвыходную ситуацию в исходное положение! Для того, чтобы найти зеркальную дверь, нет никакой необходимости возвращаться обратно домой.
ДАГГЕР: Тем более что у вас дома дверного зеркала всё равно нет...
АКВАРЕЛИУС: (Из последних сил). Так куда ж мне теперь возвращаться? Я только пришёл. (Мучительная пауза). И теперь могу не дойти...
КЛОК: Назад к зеркальной двери! (Указывает в сторону главного входа в галерею).
АКВАРЕЛИУС: Я же вам повторяю, что понятия не имею, где находится эта проклятая дверь!
ДАГГЕР: (Высовывается из-за плеча Клока). Не проклятая, а зеркальная...
АКВАРЕЛИУС: (Начинает гневаться). Нет у меня ни понятия, ни самой двери - ни проклятой, ни зеркальной.
КЛОК: (Радостно). Зато к вашим услугам они у нас имеются. (Пауза). То есть, одна из них! Та, что последняя!
АКВАРЕЛИУС: Какая ещё последняя дверь? (Испуганно). На мой возраст теперь намекаете?! (С визгом). Вы издеваетесь?!!
КЛОК: Ни, боже мой! (Складывает ладони вместе). Мы имели в виду только зеркальную дверь.
ДАГГЕР: Дверь, которую вы, кстати, последний назвали «последней».
АКВАРЕЛИУС: Я последний?! Назвал «последней»?!!
ДАГГЕР: А вот мы до последнего будем говорить, что за этой дверью у нас в кулуарах... (тоже указывает в сторону главного входа)… находится то самое место, в поисках которого вы и попали к нам.
АКВАРЕЛИУС: (С достоинством). Я вообще-то пришёл на выставку акварелей Джозефа Ганди! (Мнётся). Но теперь мне и вправду крайне необходимо найти... то, другое место. (Пауза). А здесь у вас, кстати, что? (С недоумением озирается).
КЛОК: (Предупредительно). Увы, гардероб!
ДАГГЕР: И он тоже к вашим услугам!
КЛОК: (Многозначительно измеряет взглядом Даггера). К услугам, касающимся лишь ручной клади и верхней одежды...
АКВАРЕЛИУС: (Переминается с ноги на ногу ещё активнее, очевидно, уже готовясь создать свои собственные акварели). Я, пожалуй, оставлю у вас свой зонтик и шляпу. Остальное возьму с собой.
КЛОК: Совершенно справедливо. За «остальное» мы ответственности не несём...
ДАГГЕР: (Вполголоса). Не шляпой же «остальное» прикрывать потом, в самом деле?!
АКВАРЕЛИУС: (Явно не расслышав). Ась? Вы спросили о портфеле? (Торопливо). Да-да-да, вы правы, уважаемый - с портфелем будет несподручно... Я и его здесь оставлю.
КЛОК: Вы у нас будете первым сегодня. Вот ваш номерок...
ДАГГЕР: Ноль - ноль... (Пауза).
АКВАРЕЛИУС: (С восторгом). О, если б вы только знали - какой это счастливый номер!
КЛОК: (Церемониально объявляет). Ноль, ноль, первый!!!
Акварелиус хватает номерок, как счастливый лотерейный билет.
ДАГГЕР: Помните, дверь с зеркалом от главного входа направо.
АКВАРЕЛИУС: Спа-си-бо! (Убегает по-стариковски).
ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ.

(Клок и Даггер).


КЛОК: (Ласково смотрит вслед Акварелиусу). Он мне почему-то напомнил себя в детстве. (Вздыхает).
ДАГГЕР: (Небрежно). Да, и мне себя тоже. (Пауза). Наверное, сходством нехитрых желаний. (Пауза). Надо придумать, чем бы нам развлечься в этом... (оглядывается вокруг)... шкафу... Проклятая осень! Похоже, сегодня здесь будут две очереди: одна в туалет, а другая за зонтиками.
КЛОК: Да, погодка к тому располагает... В такие минуты, мне кажется, особенно мучительно ощущаешь, что у тебя есть талант и желание живописать акварели.
ДАГГЕР: Прекрасное начало! Оно послужит нам оправданием для другого, не менее мучительного желания.
КЛОК: (Вопросительно поднимает брови). Белый Кролик уже тоже захотел в Зазеркалье? (Кивает в сторону, куда стремглав умчался Акварелиус).
ДАГГЕР: Нет, Зигзаяц, в Зазеркалье нам ещё рановато. (Заходит за ширму - слышен приветливый перезвон бутылок, - выходит с двумя бутылками белого вина и прячет их в холодильник). А ты заметил, что нам одну ливрею гардеробщика на двоих в комплекте со всем этим гардеробом прислали?
КЛОК: Где?
ДАГГЕР: А там - за ширмой висит.
КЛОК: И кому же из нас в неё теперь облачаться?
ДАГГЕР: (Идёт за ширму). Вначале немного ободримся. (Возвращается с бутылкой красненького).
Даггер с видом знатока рассматривает этикетку на бутылке. Затем он берёт с полки инструменты: плоскогубцы, дрель с отвёрточной насадкой и длинный шуруп из коробки. Даггер ставит на стол бутылку и при помощи дрели наполовину вгоняет шуруп в пробку. Клок меланхолично следит за манипуляциями напарника. Затем Даггер одной рукой хватается за горлышко бутылки, а второй рукой зажимает плоскогубцами шуруп и тянет его вместе с пробкой наружу. Наконец, раздаётся жизнерадостный хлопок. Даггер разливает вино в пластиковые стаканчики и протягивает один из них Клоку.
ДАГГЕР: (Торжественно поднимает пластиковый стаканчик). Итак, за талант, удовлетворяющий наши желания!
Чокаются и отпивают по глотку.
КЛОК: (Задумчиво). Интересно, поддается ли лечению такая неприличная болезнь, как талант?
ДАГГЕР: Ты предлагаешь следующий тост выпить за талант, удовлетворяющий наши неприличные желания?! (Пауза). Но, чур, без неприличных болезней! (Через плечо). Тьфу, тьфу, тьфу... Господь с тобою! (Набожно крестится). Ну, какое тут может быть лечение?!.. Ведь это же БОЖИЙ ДАР!
КЛОК: Дар божий, говоришь? И ты считаешь справедливо - награждать этим даром, вот так? Даром?!
ДАГГЕР: Так в том то и дело, что не даром! Поэтому к обладанию талантом непременно подмешивают ещё и понятие о справедливости: тут-то и начинаются всяческие мучительные расстройства.
Раздаётся довольно странный булькающий звук.
ДАГГЕР: (Прислушивается к себе). Расстройство левого сердечного... (водит рукой вокруг сердца по часовой стрелке) желудочка, например. ( Потом поглаживает живот против часовой стрелки).
На этот раз булькает ещё громче. Даггер вопросительно смотрит на Клока.
ДАГГЕР: Или правого... желудочка...
КЛОК: (Задумывается). Нет, только человек мог додуматься до такого абсурда, как справедливость. Ведь здесь же явное противоречие...
ДАГГЕР: (Опять настороженно прислушивается к таинственным булькающим звукам). Скорее уж тогда несварение!
КЛОК: С концепцией справедливости, по-любому каши не сваришь! Посмотри, как на каждом шагу с помощью уникальных по своей красоте явлений стираются в пыль мириады совершеннейших созданий. (Залпом осушает свой стаканчик).
ДАГГЕР: От одного из них и мокрого места не осталось прямо у меня на глазах... (Грустно провожает взглядом пустой стаканчик, который Клок эффектно швыряет баскетбольным броском в мусорное ведро). Это было некрасиво!
Воспользовавшись моментом, пока Клок занят размышлениями о смысле жизни, Даггер направляется к мусорному ведру и извлекает оттуда выброшенный напарником стаканчик. Снова возвращается к бутылке. Разливает.
КЛОК: (Пропускает упрёк Даггера мимо ушей, но непроизвольно облизывает губы). А мы всё-таки упрямо верим, что кроме немилосердной природы, существует ещё и другая сила способная защитить и возвысить нечто недовершённое, неопределённое и имеющее сомнительное значение в какой-то ничтожный отрезок времени.
ДАГГЕР: (Хлопает глазами). Вот и я своей бывшей подружке это всё время доказывал, а она была так ко мне несправедлива! Ревновала к сомнительному содержанию моих карманов, хранивших ничтожные обрывки фантазии.
Даггер достаёт из бокового кармана сложенную в несколько раз бумажку. Он грустно рассматривает её, медленно потягивая своё вино. Аккуратно складывает бумажку и засовывает обратно в боковой карман.
КЛОК: (Протягивает руку к стаканчику). Мы же убеждены в том, что именно это нечто, созданное нами, будет сохранено навечно. (Презрительно хмыкает). Справедливости ради!
ДАГГЕР: (Смотрит то на протянутую руку напарника, то на полный стакан на столе). Я чего-то не врубаюсь - ты что, меня убедить пытаешься, или себя разуверить хочешь? (Пауза). Совсем ты зациклился на виновнике торжества! Надеюсь, что всё-таки не навечно? (Вкладывает стаканчик в протянутую руку Клока). Вино разлито по справедливости! (Поднимает свою чарку). За добро, которое всем назло побеждает зло...
Они чокаются и выпивают.
КЛОК: И где же ты увидел тут справедливость?! Нет ни добра, ни зла - и ничья вина, стало быть, ещё не доказана!
ДАГГЕР: По-моему, ты к вину просто не справедлив!
Даггер идёт снова за ширму и возвращается с другой бутылкой. Опять внимательно разглядывает этикетку. Затем проделывает ту же самую операцию по извлечению пробки из бутылки. Разливает вино.
КЛОК: Знаешь второй закон термодинамики?..
ДАГГЕР: После первой не закусывать, что ли? Неплохой тост! (Поднимает стаканчик и пьет).
КЛОК: Чем старательнее ты пытаешься организовать порядок, тем больше хаоса на самом деле создаёшь! (Делает глоток).
ДАГГЕР: (Озабоченно). Нет, всё-таки не мешало бы нам закусить чем-нибудь, тогда был бы полный порядок! А то в этом полнейшем хаосе за целый день так ни черта и не пожрали. (Оглядывается по сторонам).
КЛОК: (Осушает стаканчик). Господи, как же я смертельно устал!!! Так устал болтаться, как последний осенний листок на облетевшем дереве...
ДАГГЕР: Ты чего-то действительно заболтался. (Пьёт вино). Потому что листья обычно трепещутся, а болтается что-то совсем другое! (Озадаченно подтягивает штаны).
КЛОК: Ну, тогда мне надоело болтаться, как спелый плод, который уже прошёл все стадии созревания. (Бьёт себя кулаком в грудь).
ДАГГЕР: (Разливает по новой). Ещё пару глотков и начнётся ранняя стадия перезрения...
КЛОК: А это ещё что такое? Нечто среднее между перезреванием и презрением? Да?
ДАГГЕР: Что за гнилая привычка цепляться к словам!
КЛОК: Ты же первый начал. (Пауза). А ведь действительно, откуда у людей столько презрения друг к другу? (Тяжело вздыхает и медленно поднимает свой стаканчик для тоста). Эх, господа, утолите же им свой ненасытный голод! (Чокается со стаканчиком Даггера, стоящим на столе).
ДАГГЕР: (Задумывается, глядя на свой стаканчик). Это чем же им голод утолять призываешь: перезреванием, перезрением или презрением? (Пауза). И нам тоже, прикажешь, вино этими закусками закусывать?!
Звучит неожиданно громкая отрыжка.
КЛОК: (Глядит на Даггера с нескрываемым презрением). Ты мне сейчас напомнил одну флотскую историю.
ДАГГЕР: (Вскидывает стаканчик для тоста). За макароны по-флотски! (Глоток).
КЛОК: (Продолжает брезгливо коситься на Даггера). Приятного аппетита!
ДАГГЕР: А что за история?
КЛОК: Сейчас поймёшь. Один военный корабль как-то раз посетил вице-адмирал флота. Дали команду на общее построение команды вдоль бортов. А дело было после обеда. Понимаешь, к чему я клоню?
ДАГГЕР: Пока не очень, но про обед это в тему!
КЛОК: Вот именно! (Многозначительно кивает). Один герой из офицерского состава выходит из строя с докладом перед адмиралом и рапортует: «здравия желаю!» и так далее. Быстро и громко, без передышки рапортует, короче. А на всё судно-то по такому случаю прямую трансляцию врубили. И вот вдруг в середине своего длинного торжественного приветствия герой смачно отрыгивает, и, остолбенев, смотрит на адмирала... (Смотрит с вызовом на Даггера).
ДАГГЕР: (Сконфуженно). И что адмирал?
КЛОК: На корабле вместо разноцветных флажочков повисла тягостная пауза! (Качает головой и продолжает укоризненно смотреть на Даггера). Тут адмирал на весть корабль и произнёс свою бессмертную поздравительную фразу: «Спасибо, что не усрался!»
ДАГГЕР: (Раскаявшись). Это же я с голодухи.
КЛОК: Первый раз слышу, чтобы распущенность голодом морили! (Тягостная пауза). Ладно, уж, раскаяние на лицо.
ДАГГЕР: (Поспешно разливает остаток вина по стаканчикам). Так что ты там про холодные закуски голодных господ рассказывал?..
КЛОК: Я вообще-то про спелый плод говорил. (Мечтательно). Он ведь ещё так ароматен. (Глоток). И аппетитен! (Рассматривает на просвет вино в стаканчике).
ДАГГЕР: А! Это ты про запретный плод загнивающего воображения? (Рассматривает на просвет пустую бутылку). Нет, постой, ты что, опять про свою справедливость разливаешь? (Достаёт из холодильника бутылку с белым вином).
КЛОК: (Вздыхает). Да нет, я не про справедливость, а про вопиющую несправедливость.
ДАГГЕР: Точно - непьющая несправедливость! Мало того, что весь день, трезв, как стёклышко, выставку инсталлировал, чтобы картинки все ровненько на глазок висели, тут ещё вдобавок гардеробщиком по струнке поставили хламиды этих господ по-епанечнему на все четыре стороны развешивать, пока они там сами будут искусство дегустировать!
КЛОК: (Устало). Я про талант говорю!
ДАГГЕР: (С досадой). Уже вторую бутылку без закуски распили, а ты всё ещё к веселью не готов! (Подмигивает). Это у тебя точно талант.
КЛОК: (Грустно вздыхает, взмахнув рукой в сторону Даггера). Он висит абсолютно готовый!
ДАГГЕР: У кого это висит? (Пауза). Кто это уже готовый?
КЛОК: Этот твой БОЖИЙ ДАР и висит!
ДАГГЕР: (Подпрыгивает на месте). Мой?! Я за этот базар сейчас тебе таких даров навешаю... (Стискивает зубы и сжимает кулаки).
КЛОК: Я вообще-то про талант говорил, забыл опять? А ты о чём подумал? (Нехотя встаёт, подпрыгивает и повисает на дверном косяке).
ДАГГЕР: (Оживлённо). А, ну тогда другое дело! И как же это понять – «висит готовый»? Что ж он уже без комплексов зависает, как ты? (Хохочет).
КЛОК: Господа, снимите, пожалуйста...
ДАГГЕР: Что же снять-то?.. Тебя самого или тот самый последний фиговый осенний листик?!
КЛОК: Что, что - урожай!!! (Раскачивается взад и вперёд). Чья же рука срывает с нас этот последний покров плодотворности?
Клок срывается и падает на пол. Не подымаясь, продолжает лежать.
КЛОК: Человечество - просто дикий фруктовый сад. Если и существует Великий Садовник, то, по непонятным причинам, Он насажал такое количество деревьев, плоды которых просто сам не в состоянии съесть, или ещё того хуже: Он давно помер от обжорства. (Пауза). Ах да, Он же бессмертен по определению!
Даггер повторяет операцию с пробкой от бутылки с белым вином. Разливает.
ДАГГЕР: Единственная наша надежда на то, что Садовнику вздумается сесть на какую-нибудь особую диету! (Щёлкает пальцем по горлу, демонстрируя интернациональный жест любителей веселящих напитков).
КЛОК: (Усаживается, не вставая с пола). Тогда получается, что я не наделён для Него достаточным количеством витаминов, или не являюсь тем, что Он считает для Себя полезным...
ДАГГЕР: А может не надо нам никакого Садовника?! (Сам чокается двумя полными стаканчиками и протягивает один из них Клоку). Давай-ка просто выпьем за третьего лишнего!
КЛОК: (Встаёт и отряхивается). Тогда, с человеческой точки зрения, всё выглядит глупейшим образом! (Принимает стаканчик и делает глоток). Ведь если создан род яблок, то...
ДАГГЕР: (Перебивает с воодушевлением). То должен быть создан и рот, который эти яблоки сжуёт.
КЛОК: Вот-вот! Заложен ли в них код, имеющий единственную, конкретную задачу - продление рода другого существа?
ДАГГЕР: Яблоко съедает свинья, свинью в яблоках сжирает человек. (Вдруг лицо искажается ужасом). О, боже! А продолжением чьего дальнейшего существования в свою очередь должен стать тогда сам человек? (Устремляет взгляд к потолку, на котором начинают мелькать проекции всевозможных гуманоидов вперемешку с ликами святых и богов всех религий).
КЛОК: (Иронично хлопает в ладоши). Браво, мой жизнерадостный друг, наконец-то ты ужаснулся! Уже со времён Вольтера люди поневоле начали вести себя гораздо скромнее. Многие из них, нехотя, но допускали, что во вселенной такая звезда, как Солнце, вокруг которой и вращается наша не самая большая и, тем более, не единственная планета, оказалась одной из неисчислимого количества других звёзд.
ДАГГЕР: Я что-то от подобного Вольтера уже слышал! То есть, что-то подобное от Вольтера. (Икает). Что, мол, если Солнце является наиважнейшим ресурсом для жизни на нашей планете, то и другие звёзды, в свою очередь, могут способствовать возникновению жизни на планетах, вращающихся вокруг них. (С надеждой). Я правильно излагаю? (Опять заискивающе поднимает глаза к потолку, на котором начинают кружиться космические вихри галактик, как в планетарии).
КЛОК: (С гордостью указывает на Даггера). Вот! Доводы просветлённых людей с каждым днём становятся менее антропоморфны. (Поднимает стаканчик в честь Даггера).
ДАГГЕР: (Смущённо прокашливается и обращается к звёздному потолку). Человеческое самосознание, скромно отмечая наше существование на Земле, допускает такое же скромное существование нам подобных существ и в других уголках мироздания.
КЛОК: (Дружески похлопывает Даггера по плечу). Человеку просто трудно предположить, что он бесконечно одинок! (Грустно улыбается). Ему никак не даёт покоя мысль о своей исключительности. (Пауза).
Оба рассматривают друг друга с какой-то скрытой надеждой и, в то же время, с опаской, как будто они только что случайно встретились, стремясь к неведомой цели с разных концов вселенной.
КЛОК: (Разочаровано машет рукой). Показалось! (Пауза). Вначале человек думал, что подчинит себе всё, то и дело, примеряя одежду созданного им же самим божества. (Указывает в сторону вешалки, на которой болтаются шляпа и зонтик).
ДАГГЕР: (Пытается скорее угадать, чем поддакнуть). Возможно, из желания стать соавтором божественного замысла, за который предлагаю немедленно выпить? (Поднимает свой стаканчик в честь потолка).
Чокаются и пьют.
КЛОК: Чем больше для человека становилось очевидным, что мир не вращается вокруг него одного, и он вовсе не является венцом всех творений...
ДАГГЕР: (Разочарованно). И, получается, никак не может претендовать на титул властелина вселенной?! (С надеждой косится в космический калейдоскоп на потолке).
КЛОК: Увы!
ДАГГЕР: Я так не играю!
КЛОК: (Одобрительно кивает). Тем сильнее человеку становится не по себе!
ДАГГЕР: (Запальчиво). Но ведь человек - разумное существо! Что может быть прекрасней и полезней его рассуждений? Для чего-то же крутится эта планета, освещаемая именно этой звездой? Наверняка для того, чтобы на ней зародилась жизнь исключительного создания?
КЛОК: (С сарказмом). Создания, которое бы непрерывно поднимало тосты и так пытливо задавало бесконечные вопросы?
ДАГГЕР: (Обиженно). А что ты имеешь против тостов?! И эти вопросы, кстати, поиск ответов на которые, возможно, и окажутся, в конце концов, смыслом бытия! (Подобострастно кивает потолку).
КЛОК: А кто-то некоторое время назад утверждал, что не стоит путать понятие о справедливости с уникальными способностями человека.
ДАГГЕР: Что же это опять получается? (Вскакивает и нетерпеливо размахивает руками). Избавляясь от одной антропоморфной крайности, мы неизбежно впадаем в другую?!

следующая страница >>



Гений: человек, способный решать проблемы, о которых вы и не знали, способом, который вам непонятен. Ф. Кернан
ещё >>