Пьеса кумир («Мания победителя») Трагикомедия. Действующие лица - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
По дороге трагикомедия Действующие лица Анжела 1 321.13kb.
Трагикомедия в двух действиях действующие лица 4 497.67kb.
Леонид Жуховицкий Последняя женщина сеньора Хуана пьеса в 2-х действиях... 3 469kb.
Интервью (одноактный моно-пьеса) действующие лица 1 179.87kb.
Гусиные лапки одноактная пьеса Действующие лица 1 277.99kb.
Сторож Трагикомедия в одном действии Милости хочу, а не жертвы. 5 663.46kb.
Мини-пьеса без ремарок Действующие лица 1 99.84kb.
Пьеса Ильи Гутковского Нора-Парнас Действующие лица 1 235.03kb.
Пьеса в двух действиях действующие лица 4 678.41kb.
Чентро читта (одноактная пьеса) Ирина Ивкина Действующие лица 1 205.4kb.
Пьеса в четырёх действиях действующие лица 5 869.79kb.
«… она я не я и она…» …самая известная русская женщина литературный... 1 303.68kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пьеса кумир («Мания победителя») Трагикомедия. Действующие лица - страница №1/4





Пьеса

КУМИР

(«Мания победителя»)

Трагикомедия.

Действующие лица:

Виктор Манцев,

Олег Томов,

Василь Коробко,

Анна Коробко - альпинисты.

Кирилл Сумятов – журналист.

Алла Бокова – туристка.

Леван – буфетчик.

Михалыч – почтальон.

События происходят на турбазе в горах.


ДЕЙСТВИЕ 1.

Буфет на турбазе. Вечер. За буфетной стойкой – Леван, за одним из столиков – Алла Бокова. Входит Кирилл Сумятов.

Сумятов. Добрый вечер!

Леван. Проходи, дорогой, гостем будешь.

Сумятов. Спасибо на добром слове.

Леван. Что хочешь? Салат есть, котлэты.

Сумятов. Ничего. Забрел сюда в поисках живой души. И всегда у вас так безлюдно?

Леван. Слушай, зла мне желаешь, да?! Не сезон для отдыха. Все в горы ушли. Там что, медом намазано, а?

Сумятов. Наука об этом умалчивает. А вас самого не тянет в горы?

Леван. Каждый должен знать свое место в этой жизни. Еще мой дед так говорил. А он был самым мудрым в нашем селении.

Сумятов. А давайте спросим у девушки, пусть она нас рассудит.

Алла. Мне все равно.

Сумятов. Так не бывает!

Алла. Никогда не спорьте с женщиной. Лучше скажите ей комплимент.

Сумятов. Прошу прощения. Разрешите?

Алла. Присаживайтесь. Тоже изнываете от безделья?

Сумятов. Наоборот. Я здесь по делу.

Алла. Удивительно слышать! Что же вас привело на эту забытую Богом и людьми турбазу, если не секрет?

Леван. Э, женщина, зачем обижаешь?! До города меньше часа на автобусе, как может быть забытой! Не пять звезд, конэчно, но все, что надо, есть. Говорю, не сезон.

Сумятов. Какие могут быть секреты от такой очаровательной женщины!

Алла. А вы не безнадежны. Однако я жду ответа.

Сумятов. Мне необходимо встретиться с четверкой прославленных альпинистов, которые отдыхают на этой турбазе.

Алла. А, кажется, я знаю, о ком это вы. Один такой угрюмый?

Сумятов. Вероятнее всего, это Виктор Манцев.

Алла. Другой – полная ему противоположность, весельчак.

Сумятов. Олег Томов.

Алла. И парочка неразлучных, вечно воркующих голубков.

Сумятов. Василь и Анна Коробко, молодожены.

Алла. И чем они прославлены?

Сумятов. Не так давно они покорили Чертов Клык. Слышали о такой вершине?

Алла. Впервые от вас.

Сумятов. Говорят, это подвиг.

Алла. Все-таки как обманчива внешность! Никогда не подумала бы, глядя на этих ребят, что они – герои.

Сумятов. Вы сами альпинистка?

Алла. Я всего-навсего скромный экскурсовод. Кроме того, ужасно боюсь высоты. А почему вы так подумали? Неужели во мне есть что-то такое героическое?

Сумятов. Насколько мне известно, это турбаза для альпинистов. Вот я и подумал.

Алла. Мужу предложили на работе горящую путевку. И вот я здесь, среди седых вершин, парящих орлов и героев. Казалось бы, надо радоваться, а я маюсь от скуки. Не удивительно ли?

Сумятов. И давно вы здесь скучаете?

Алла. Уже целых двое суток. Не знаю, переживу ли эту неделю. Вы-то надолго сюда?

Сумятов. Все зависит от того, как скоро я найду общий язык с этой четверкой.

Алла. Желаете сманить их на очередное восхождение?

Сумятов. Я журналист. Моя цель – живописать их подвиги.

Алла. Как мрачно вы это произнесли! Неужели вас не радует предстоящая встреча?

Сумятов. Скажите, вам иногда не кажется, что наш мир сошел с ума?

Алла. И очень часто!

Сумятов. И вам в этом мире уютно?

Алла. Знаете, да. Я, наверное, тоже сумасшедшая?

Сумятов. А мне, сказать по правде, не очень.

Алла. И что же лишает вас покоя?

Сумятов. Утрата чувства собственного достоинства. Оглянитесь вокруг себя!

Алла. Пожалуйста!

Сумятов. Что вы видите?

Алла. Откровенно говоря, ничего интересного.

Сумятов. То-то и оно! Однако и вам, и мне усиленно пытаются внушить обратное.

Алла. Кто пытается? Что внушить? Бред какой-то!

Сумятов. Бред?! Тогда попробуйте, включите радио. Уверен, в эту самую минуту там рассказывают о каком-нибудь очередном суперфутболисте, которого Роман Абрамович приобрел за бешеные деньги для своего «Челси». А телевизор?

Алла. А что вы имеете против телевизора?

Сумятов. Да его же заполонили безголосые звезды шоу-бизнеса, похожие на однояйцевых близнецов. Я за газеты уже и браться боюсь!

Алла. Опасаетесь развить в себе комплекс неполноценности?

Сумятов. За державу обидно. Ну, никак не можем мы без Бога, или царя, или героя. А лучше и то, и другое, и третье в одном флаконе.

Алла. О чем вы, опомнитесь! Царя в России давным-давно свергли и забыли, Бог отдалился от нашего народа на миллионы световых лет, остался один герой. Не лишайте нас последнего утешения, умоляю!

Сумятов. Не пойму, к чему вы клоните?

Входит Михалыч.

Михалыч. Всем приятного аппетита!

Леван. Проходи, проходи, дорогой! Что в мире новенького, а?

Михалыч. Каждую минуту в мире что-то происходит. Как я могу знать обо всем?

Леван. Но хоть что-то ты знаешь?

Михалыч. Чем меньше мы знаем, тем спокойнее спим. Советую тебе усвоить эту истину.

Леван. Спасибо, дорогой, за совет. Почту принес, нэт?

Михалыч. Вот тебе, коли уж не можешь без этого. Но если новости окажутся плохими, чур, на меня не пенять. Молодые люди, вы свидетели – я его предостерегал!

Сумятов. Если что, можете на нас сослаться.

Михалыч. Всенепременно! Позвольте узнать ваши имена?

Сумятов. Кирилл Сумятов.

Алла. Алла Бокова.

Михалыч. Меня можете называть просто Михалыч. Вы оказали мне большую услугу. Я этого не забуду! (Уходит).

Леван. Что за человэк такой, не пойму!

Сумятов. Чудак, вероятно.

Алла. Или еще один безумец?

Сумятов. Похоже на это. Боюсь, как бы мне здесь самому не свихнуться. Обстановка располагает. И пейзаж подходящий.

Алла. Не беспокойтесь, вам грозит не это.

Сумятов. А что же?

Алла. Это тайна. Впрочем, если вы очень меня попросите, я, может быть, вам ее и открою.

Сумятов. Сделайте одолжение. Нет, серьезно, вы меня заинтриговали!

Алла. Тогда слушайте. И потом не говорите, что не слышали. К примеру, вам, мужчинам, нужны конкурсы красоты и футбол. Однако и нам, женщинам, требуется какое-то утешение в жизни, не правда ли?

Сумятов. Вам виднее.

Алла. Поверьте мне, что это так.

Сумятов. Что же может вас утешить? Даже не могу себе представить.

Алла. Сущие пустяки. Нам довольно знать, что в мире еще существуют настоящие мужчины. Что они не вымерли вместе с мамонтами.

Сумятов. Укротители мамонтов?!

Алла. Пусть будет по-вашему. И не надо смотреть на меня с такой иронией.

Сумятов. Уверяю вас!

Алла. Скажу вам больше. Если бы подобных мужчин не было, их следовало бы выдумать.

Сумятов. Чем вам так насолили современные мужчины?

Алла. Современные мужчины! Да от этих унылых и утомительных существ даже в сексе нет радости, не говоря уже обо всем остальном.

Сумятов. Если так, то мне вас очень жаль.

Алла. Напрасно. Вы бы лучше себя пожалели.

Сумятов. Это еще почему?

Алла. На тот случай, если мы, женщины, вдруг лишимся своих романтических грез. Кто знает, чем это может обернуться!

Сумятов. Не иначе как прекрасными воинственными амазонками?

Алла. Поэтому я вас и предупреждаю: не покушайтесь на миражи!



Входит Виктор Манцев.

Манцев. Леван, вечерняя почта была?

Леван. Была, дорогой, как не быть.

Манцев. А мне письмо или телеграмма?

Леван. Извини, генацвале. Может, завтра придет, а?

Манцев. Все может быть.



Входят Анна и Василь Коробко, Олег Томов.

Анна. Вечером в горах замечательно, да, Василь?

Василь. А як же, мое серденько!

Анна. Чайку бы! Что-то я продрогла слегка.

Василь. Леван, два стакана чая!

Леван. Пирожные хочешь? Совсем свежие.

Василь. Не треба.

Леван. Нэ трэба, нэ трэба! Опять засохнут, слушай! Бери свой чай и уходи, понял, да?!

Василь. Аннушка, пей, пока горячий.

Анна. Спасибо, милый!

Томов. Сейчас бы с устатку рюмашечку, а, Василь? Ну, по чуть-чуть, чисто символически.

Василь. Оно бы так. Однако не треба.

Томов. А, может быть, жена велит экономить? Так прямо и скажи, чего вилять, как собака хвостом.

Анна. Как тебе не стыдно, Олег!

Томов. Нет, ты скажи!

Василь. А як же. На то она и жинка.

Анна. Ага, съел?!

Томов. Скучные вы люди. Даже пошутить с вами нельзя.

Анна. Почему нельзя? Можно, но только осторожно. Леванчик, милый, почта была?

Леван. Э, тоже письма ждешь, да?

Анна. Не будь таким любопытным. Тебе это не идет!

Томов. Анна, Леван хороший. Не бей его, он тебе еще пригодится.

Анна. Мели, Емеля! (Берет газету).

Василь. Что пишут, Аннушка?

Томов. А что там умного могут писать? Одни только враки для доверчивых девиц и пенсионеров.

Алла. Не собираетесь вступиться за честь мундира?

Сумятов. Знаете, нет.

Алла. Утешаетесь мыслью, что это было сказано не о вас?

Сумятов. Может быть, и обо мне тоже. Но тем не менее!

Анна. Ой, ребята, глазам не верю! Полюбуйтесь только – фотография Виктора Манцева на полстраницы.

Василь. Дай-ко побачить.

Томов. Точно он! Прямо как живой.

Манцев. Что еще выдумали?

Анна (читает). «На снимке: бесстрашный покоритель неприступного Чертова Клыка альпинист Виктор Манцев».

Томов. Витек, дай пожать твою бесстрашную лапу!

Манцев. Почему только я?

Василь. Да ты не кручинься, мы не в обиде.

Анна. А еще здесь экстренное сообщение. «Лавина в горах». «В ночь с четверга на пятницу жители окрестных селений услышали грозный гул…» А мы ничего не слышали, да, Василь?

Томов. Спали, как суслики в норке.

Анна. А сам-то?!

Манцев. Читай, Анна!

Анна. «Мощная лавина сошла ровно в полночь. В ту же минуту прервалась радиосвязь с группой альпинистов, штурмовавших Чертов Клык».

Томов. Хана ребятам!

Анна. Сейчас же сплюнь три раза и постучи по деревяшке!

Томов. Если им это поможет… Василь, давай сюда свою голову!

Анна. «Наутро в горы ушли отряды спасателей. Однако группа до сих пор не найдена, ее следы затеряны».

Леван. Э, какое там найдены! На этой горе сам черт шею сломит, веришь, нэт?

Манцев. Потому и прозвали так – Чертов Клык.

Томов. Пощады он никому не даст.

Анна. Но мы же прошли. Или ты забыл?

Томов. Случайность. Дикое везение. Во второй раз я бы не рискнул испытывать судьбу. (Поет). «Эх, яблочко, да куды котишься, попадешь на Чертов Клык, не воротишься»!

Аннаю. Василь, Витя, скажите ему! Есть надежда?

Василь. Трохи.

Манцев. В каком районе они были, когда прервалась радиосвязь?

Анна. Здесь не написано.

Леван. Больше ничего там нэт?

Анна. Еще есть. (Читает). «До этого покорить Чертов Клык удалось лишь группе, которую вел прославленный альпинист Виктор Манцев…»

Сумятов. Вот вам, Алла, и наглядное подтверждение моих слов!

Алла. Это вы о чем?

Сумятов. Виктор Манцев! Остальных не сочли нужным даже упомянуть.

Алла. Перестаньте! Так ли уж это важно сейчас?

Сумятов. А справедливость? Справедливость где, я вас спрашиваю?

Анна. Василь, с этого дня в горы без меня ни ногой, понял?!

Василь. Без тоби я туда и не пиду. Кого мне там шукать?

Томов. Будь они прокляты, эти горы!

Леван. Зачем так говоришь, а? Будем здесь ругаться, а они там гибнут, слушай!

Томов. Верно, Леван! Надо идти на помощь.

Анна. Василь! Что же ты молчишь?

Василь. А что гутарить? Робить следует.

Леван. Или мы не мужчины, а?!

Анна. Конечно, мужчины! Завтра на утреннем автобусе до города, там - на железнодорожный вокзал, и уже к вечеру будем на месте. Верно, Витя?

Манцев. Видите ли, ребята… В общем, я пока не могу.

Анна. Как?!

Томов. Ты что, Витек, белены объелся?

Манцев. Белены? Нет. Просто мне позарез надо еще денек-другой побыть на этой турбазе.

Василь. А як же мы без тоби?

Манцев. Ну, сутки. Поймите, это для меня жизненно важно!

Леван. Как не понять, дорогой! Все понимаем, веришь, нэт?

Манцев. А-а! (Выходит).

Сумятов. Вот он, ваш кумир, в своем истинном облике!

Алла. Вы думаете, что он испугался? Я не верю, хоть режьте меня!

Сумятов. Не будьте такой идеалисткой.

Алла. Пусть! Зато вы, судя по всему, приехали сюда с определенной целью и не считаете нужным даже скрывать этого.

Сумятов. С какой же? Говорите, не стесняйтесь!

Алла. Заняться ниспровержением кумиров, вот с какой!

Сумятов. Все или никто. Это будет только справедливо.

Алла. И альпинист Виктор Манцев должен пасть первой жертвой вашего благородного намерения?

Сумятов. По-моему, жертвы те, чью славу он присвоил себе.

Алла. А мне кажется, вы ему просто завидуете. И понятно почему. Вы очень похожи на моего мужа. Такой же маленький, невзрачный, неспособный на мужественный поступок…

Сумятов. Простите.

Алла. Вы обиделись? Не будьте ребенком.

Сумятов. Пойду, подышу свежим воздухом. (Уходит).

Томов. Леван, сделай-ка мне пару коктейлей. (Подходит к Алле). Простите за назойливость…

Алла. Не будьте назойливы, и мне не придется вас прощать.

Томов. Не откажетесь со мной выпить?

Алла. С этого бы и начинали. За что будем пить?

Томов. За вас!

Алла. Не оригинально.

Томов. Тогда…

Алла. Не напрягайтесь. Я уже придумала. За то, чтобы на свете не перевелись настоящие мужчины!

Томов. Бесподобный тост!

Анна. Василь, послушай! (Читает газету). «Продается дом на окраине города с видом на горы. Пять комнат, огород пятнадцать соток…» Здорово, правда?

Василь. Дюже гарно!

Анна. Нам бы такой. Маму бы твою перевезли! Ей врачи советуют чаще на свежем воздухе гулять.

Василь. Сколько гривен?

Анна. Здесь не сказано. Леванчик, сколько может стоить дом в этих местах?

Леван. Может, пятьдесят, а может и сто тысяч долларов.

Анна. Не может такого быть!

Леван. Я обманывать буду, да?!

Анна. Да ведь это грабеж среди белого дня!

Леван. Э, что такое деньги? Сегодня они есть, завтра их нэт. А дом – это семья, дети, внуки. За это никаких денег не жалко, веришь, нэт?

Анна. Не жалко, как же! А где их взять?

Леван. Деньги на земле лежат, только поднять их надо, не полениться.

Анна. И где это только ты раньше был, Леванчик, со своими советами, пока мы их с Василем в горах искали?

Василь. Шукали, шукали, да не нашукали.

Томов. Так-таки и не нашукали нисколько?

Василь. Трохи есть.

Анна. Да не про вашу честь!

Томов. Анна, что-то я не расслышал – в газете, о свинарнике было что-нибудь написано?

Анна. Вроде нет.

Томов. Тогда и думать нечего – не подойдет.

Анна. Это еще почему?

Томов. А где свинок будете разводить? Неужто прямо в доме?

Анна. Василь, ты только послушай!

Василь. Что, мое серденько?

Анна. Олег опять над нами смеется.

Василь. Да чтоб вин сказился!

Томов. Василь, слушай анекдот! Аллочка, и вы послушайте. Дело было так: приезжает фотокорреспондент к одному фермеру. Все чин-чинарем: сначала угощение, потом щелк-щелк! На другой день фермер разворачивает газету и видит на фото себя в обнимку со свиньей. А внизу подпись: «Слева Петька Боров, справа Василь Коробко».

Василь. Очи бы мои тоби век не бачили, бисово племя!

Алла. Вы это серьезно?

Томов. Я же говорю, анекдот.

Алла. Я не о том. Эти ваши друзья всерьез желают променять горы на свиней?

Томов. Да уж не в шутку. А вы что, тоже увлекаетесь этими, которые – хрю-хрю?

Алла. За кого вы меня принимаете? Мне эта свинская жизнь до лампочки!

Анна. Простите, но уж не мусульманской ли вы веры будете?

Алла. Час от часу не легче!

Анна. Это они свиньями брезгуют. В коране написано, что свинья – нечистое животное.

Алла. Вы считаете, что коран ошибается?

Анна. По-вашему, свиньи - это только свинство, грязь, вонь и визг?

Томов. Еще сало. И мясо. Прослойками.

Анна. А между прочим, свинья очень умное животное. И благородное. О свиньях даже стихи писали. И неплохие, я вам скажу! О тебе, Олег, такие никто бы не написал.

Томов. Ты сразила меня наповал!

Анна. То-то же!

Томов. Обещаю – как только обзаведусь собственной квартирой, приобрету поросенка. Такого маленького, с хвостиком и розовым пятачком.

Анна. На балконе держать будешь?

Томов. Вот еще! В прихожей, на коврике.

Анна. Василь, ты слышал? Ой, умора!

Василь. Не журись, дивчина! Вин дюже гарный хлопец. Так гутаришь, пятнадцать соток?

Анна. Пятнадцать. И с видом на горы…

Гаснет свет. Когда он зажигается вновь, действие происходит перед турбазой. На скамейке сидит Виктор Манцев. Из дверей выходит Кирилл Сумятов.

Сумятов. Не помешаю, если закурю трубку?

Манцев. Забавная вещица!

Сумятов. Один умелец вырезал. Не поверите, в руках держишь - греет, будто печка. В горах незаменимая штука. Особенно ночью.

Манцев. Да, по ночам здесь холодно. Зато звезды крупнее и ярче, чем где бы то ни было.

Сумятов. Завораживают?

Манцев. Сколько уже лет, а все не могу привыкнуть. Вечные звезды, вечные горы, вечный покой – и человек, маленький и суетливый. Слишком большой контраст. Во мне это удивление с детства.

Сумятов. Вы откуда родом?

Манцев. Из одного небольшого городка. Если верить географической карте, то вокруг горы. А на самом деле он расположен в долине. И на все четыре стороны, до самого горизонта, ни одного приличного холмика.

Сумятов. Выходит, в детстве вы горы и в глаза не видели?

Манцев. Почему же. Иногда, в ясную безветренную погоду, вдали проступали их туманные очертания. Горы казались нарисованными на огромном холсте. Но стоило подуть даже легкому ветерку - они сразу пропадали.

Сумятов. Кто-нибудь, кроме вас, видел их?

Манцев. Не принимайте меня за отчаянного фантазера. Или психа. Видели все. Но многие просто не замечали. Настолько это было привычно.

Сумятов. Я их понимаю. Жизнь наша коротка. Что человеку за дело до бессмертных гор?

Манцев. Может быть, вы и правы. Но тогда мне еще казалось, что я бессмертен тоже. У вас не было такого чувства?

Сумятов. Было. Но быстро прошло.

Манцев. Когда я узнал, что все не так, то даже плакал по ночам. Уткнуть в подушку и реву белугой. Никогда после не испытывал такого отчаянья.

Сумятов. Пытались убегать из дома в горы?

Манцев. И не раз. Мой бедный отец! Ему приходилось нещадно пороть меня, чтобы вышибить эту дурь, как он говорил, из моей головы.

Сумятов. Наверное, он желал вам только добра.

Манцев. Родители желали видеть меня банкиром. Это была главная мечта всей их жизни.

Сумятов. Теперь они могут гордиться вами не меньше. После покорения Чертова Клыка.

Манцев. Они не дожили до этого дня. Так и умерли с горьким чувством, что их сын - шалопай и неудачник.

Сумятов. Еще один жизненный парадокс.

Манцев. Но знаете, что не дает мне покоя? Порой начинает казаться, что они были правы.

Сумятов. Однако, свежо.

Манцев. Тогда раскуривайте поскорее свою печку!

Сумятов. Жаль, табак закончился.

Манцев. Тогда идите на турбазу, там тепло.

Сумятов. А вы?

Манцев. Пожалуй, и я с вами. Что-то и меня начало знобить.

В буфете на турбазе.

Алла. Ох, и скучища… Олег, придумайте что-нибудь. Вы же мужчина!

Томов. Предлагаю сходить в гости.

Алла. Куда?

Томов. Отсюда недалеко. По лестнице на второй этаж.

Алла. И что там?

Томов. Вино, музыка и душевное общение.

Алла. Не оригинально!

Томов. Тогда давайте играть в фанты. Друзья мои! Кто знает, почему здесь нет мух?

Леван. Не сезон. Спят.

Томов. Ответ неверный!

Анна. Улетели в теплые края.

Томов. Опять не то!

Алла. Сдохли от тоски.

Томов. Верно! Есть опасения, друзья, что нас может постигнуть та же горькая участь. Чтобы избежать ее, предлагаю сыграть в фанты.

Василь. Шо це такэ?

Томов. Игра очень простая. Объясняю правила. Один выходит за дверь, остальные быстренько что-нибудь меняют. Но запомни, Анна, не мужа, а, например, прическу.

Анна. Очень остроумно!

Томов. Выигрывает самый зоркий или памятливый.

Алла. А что будет тому, кто проиграл?

Томов. Проигравший обязан спеть или станцевать. Если уж совсем бесталанный, расскажет анекдот.

Алла. Кто пойдет за дверь? Чур, не я!

Томов. А это решит жребий. Леван, коробок спичек!

Леван. Доллар!

Алла. Ловите! (Кидает ему коробок спичек).

Томов. Так, одну ломаем. Кто ее вытянет, тому и за дверь. Приступайте, Аллочка!

Алла. Почему это я первая?

Томов. Потому что вы самая красивая!

Алла. Тогда ладно. (Тянет). Длинная!

Томов. Леван, дерни на счастье!

Леван. Веришь, нэт, будет длинная. (Тянет). Я говорил, да?!

Томов. Анна, испытай судьбу.

Анна. И когда ты только повзрослеешь… (Тянет). Длинная! Василь, видишь?

Василь. А як же, бачу. (Тянет).

Томов. Что там у тебя?

Василь. Як у Аннушки.



Входит Кирилл Сумятов.

Алла. Эй, как вас там, журналист, идите к нам!

Томов. Тяни, тяни, не увиливай. Опять длинная! Выходит, мне за дверями куковать?

Входит Виктор Манцев.

Томов. Витя, поддержи компанию!

Манцев. (Тянет). Короткая.

Томов. Судьба, Витек! Ступай за дверь.

Манцев. И надолго?

Томов. Пары минут, я думаю, будет достаточно для того, чтобы все сказочно преобразились.

Манцев. Время пошло! (Выходит).

Томов. Ребята, быстренько! Аллочка, вы просто прелесть! Леван, ну что же ты!

Леван. Нэ волнуйся, дорогой, Леван свое дело знает.

Томов. Анна, Василь, что там у вас за спор?

Анна. Предлагаю ему надеть свою юбку, а он отказывается.

Томов. Прекрасная идея! Но времени на переодевание мало, давай, что попроще. А ты, журналист, чего соляным столбом стоишь, словно любопытная жена Лота?

Сумятов. Могу сесть.

Томов. Все преобразились? Витек, заходи!



Входит Виктор Манцев.

Томов. Витек, зри в корень!

Манцев. Леван, ты зачем кепку надел? Или замерз?

Леван. Э, генацвале, глаз, как у орла!

Манцев. Василь, отдай Анне бусы. Они тебе не к лицу.

Василь. Так я ж ей гутарил!

Анна. Подумаешь, какой франт выискался!

Манцев. У вас, девушка, расцвел цветок в волосах.

Алла. А мне он к лицу?

Манцев. Не задумывался над этим. Олег, вынь носовой платок из кармана. С каких это пор ты стал им пользоваться?

Томов. Вот дьявол глазастый!

Манцев. А что же с вами, Кирилл? Не могу вспомнить.

Сумятов. То же, что и со всеми.

Манцев. У вас были усы?

Сумятов. Не думаете же вы, что я их сбрил только что?

Манцев. Вы для меня человек-загадка. Сдаюсь.

Сумятов. Вы забыли, что у меня не было в руках трубки, когда вы пошли за дверь.

Алла. Фант! Фант! Расплата немедленно! И не вздумайте увиливать.

Манцев. Проигрывать надо уметь. Я к вашим услугам.

Томов. Объявляется конкурс на самый лучший фант!

Леван. Пусть съест пять пирожных, да?

Томов. Леван, нехорошо быть таким корыстным. Ой, как нехорошо! Правда, Аллочка?

Леван. Послушай, что такого сказал, а?!

Анна. Давайте простим. На первый раз.

Алла. Ну, уж нет! Играть так играть, без дураков. Пусть он нам что-нибудь расскажет.

Манцев. Предупреждаю, что рассказчик я аховый.

Алла. Страшную историю. Чтобы кровь в жилах стыла!

Томов. Аллочка, вы неподражаемы! Другие предложения есть? Придется, Витек, соглашаться на это.

Манцев. Если вы настаиваете.

Алла. Начните, как в приключенческом романе. Темную жуткую ночь освещали только сверкающие время от времени молнии… Продолжайте же!

Манцев. Оговорюсь сразу, я был лишь косвенным участником тех событий и о многом могу только догадываться…

Алла. Дверь скрипнула, слышите? Кто там?!

Леван. Сквозняк, веришь, нэт? Сейчас прикрою.

Манцев. Дело было на исходе зимы. Мы штурмовали восьмитысячник. Шли альпийским стилем.

Алла. Бр-р, у меня уже мороз по коже!

Томов. То ли еще будет, Аллочка! Альпинисты – народ рисковый.

Алла. Но я ничегошеньки не поняла. Что такое этот ваш восьмитысячник?

Томов. Каменистый нарост на теле матушки-земли высотой восемь тысяч метров над уровнем моря.

Сумятов. По статистике, еще ни одно покорение подобного нароста не обошлось без человеческих жертв.

Алла. О, как интересно! А что значит этот, ну, как его…

Томов. Альпийский стиль?

Алла. Вот-вот, он самый!

Томов. Восхождение на вершину со всем провиантом и снаряжением. Иногда рюкзак за плечами весит не меньше самого человека.

Алла. А разве можно иначе?

Томов. Бывает, что на всем протяжении пути ставят промежуточные лагеря, куда заранее забрасывают груз. И идут налегке, как пижоны по Арбату.

Сумятов. Но так действительно проще. Зачем усложнять задачу?

Анна. А вообще, какой смысл рисковать жизнью, поднимаясь на вершину? Туда ведь можно и самолетом.

Сумятов. В самом деле, какой?

Анна. Василь, ты только послушай!

Василь. Вин так разумеет.

Леван. Э, слушать будем, нэт?

Алла. Все, молчу. И вы все молчите! Продолжайте, Виктор!

Манцев. Две трети маршрута нам просто дьявольски везло. Легкий морозец, солнечно. Ни одной, даже пустячной травмы.

Алла. А когда начнется страшное?

Манцев. Уже начинается, потерпите. До вершины оставалось несколько дней пути. Внезапно температура резко упала, подул сильный встречный ветер. Слепило глаза, трудно было даже вздохнуть.

Алла. Ужас! Ой, ни слова больше!

Манцев. Подниматься дальше было слишком рискованно. Но цель была уже так близка! Сильнее всех негодовали два друга, молодые горячие ребята. И тогда начальник экспедиции сказал: «Разведаете и вернетесь». И предупредил: «Это опасно». Но друзья смеялись в ответ: «Пока мы вдвоем, нам ничто не грозит. Мы друг за друга в огонь и воду». «И в пропасть», - добавил один из них. И они ушли.

Алла. Скажите мне только одно: они погибли?

Манцев. С ними случилось худшее.

Алла. Что может быть хуже смерти? Не представляю!

Леван. Честь потерять. Так у нас в горах говорят.

Анна. Дайте же человеку закончить рассказ, в конце концов!

Алла. Объясните, что произошло? Не томите, умоляю!

Манцев. Ничего необыкновенного. К этому должен быть готов каждый, кто идет в горы. Один из друзей сорвался в пропасть.

Сумятов. Вы так спокойно об этом говорите!

Манцев. Этот парень так рвался на вершину, будто рассчитывал найти там что-то очень важное для себя. Но поторопился. Нога соскользнула, он не успел вскрикнуть, а, может быть, даже и понять, что случилось.

Сумятов. Но где был второй? Он-то должен был прийти на помощь.

Манцев. Они шли в связке. От рывка второй альпинист упал, но каким-то чудом ему удалось зацепиться за камень. И тот, кто шел впереди и сорвался, завис над пропастью.

Алла. Представляю: крошечный человек над бездонной пропастью. Жуткая картина! Я видела такое в кино.

Манцев. Так все и было. Один человек над бездной, другой мертвой хваткой вцепился в скалу. А между ними только тонкий канат. Но, уверяю вас, очень прочный.

Алла. Но что мешало ему спасти своего друга?

Манцев. Я говорил, что до этого стояли солнечные дни. Мороз ударил внезапно.

Василь. Гололед, разумеешь?

Манцев. Он боялся сделать неловкое движение и тоже соскользнуть вниз. А его друг… При падении тот едва не раскроил себе череп и почти не подавал признаков жизни. Знаете, что такое безысходность? Это ожидание без малейшей надежды на спасение.

Сумятов. Но рано или поздно к ним должны были прийти на помощь.

Манцев. Именно так, наверное, он и думал, удерживая друга над пропастью. И каждый миг ожидая, что силы его иссякнут, и они уже вдвоем полетят вниз.

Анна. Витя, может быть, достаточно?

Алла. На самом интересном месте?!

Манцев. Что-то у меня пересохло горло.

Леван. Сейчас, дорогой. Пей! И денег не надо.

Манцев. Спасибо… О чем это я?

Сумятов. О трагической участи. Одной на двоих.

Манцев. Ах, да! Но вы же понимаете, ее можно было избежать. Одному из них. Если бы кто-то обрезал канат.

Сумятов. Но кто мог решиться на такое?

Манцев. А вы как думаете?

Сумятов. Даже не знаю. Никогда не попадал в такую передрягу.

Манцев. Тот, кто над пропастью? Но обычно до последнего мгновения в нем теплится надежда, а когда инстинкт самосохранения угасает, то, чаще всего, бывает уже поздно.

Сумятов. А тот, кто его удерживал? Неужели он смог бы…

Манцев. А почему бы и нет? Много вы в своей жизни встречали самоубийц?

Сумятов. К счастью, ни одного.

Манцев. И он тоже был еще молод и любил жизнь.

Алла. Следовательно, он все-таки отправил своего дружка на дно пропасти?

Леван. Что говоришь, а? Совсем не думаешь!

Манцев. Когда их нашли, в руке его был нож. Спасатели с трудом разжали отмороженные пальцы. На канате виднелся едва заметный след от лезвия.

Анна. С меня достаточно. Я не могу этого слушать. Василь, пойдем отсюда! Что-то меня подташнивает.

Василь. Як скажешь.

Анна. Всем спокойной ночи. Мы идем спать.

Алла. Так рано?

Анна. Мы привыкли рано ложиться. Да, Василь?

Василь. А як же.



следующая страница >>



Ничто так не отличает человека от животных, как очки. Гарри У. Смитс
ещё >>