Пьер (Пётр) Абеляр - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Элоиза и абеляр действующие лица 3 549.9kb.
«Петр I в истории России» 1 23.16kb.
Имназия №1505 «Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»... 3 410.68kb.
Пьер Бугер (16. 02. 1698 – 15. 08. 1758) 1 106.5kb.
Пьер Бурдье. О телевидении и журналистике 1 121.1kb.
Августин «Первоверховные апостолы Петр и Павел» 1 53.01kb.
Толстой л н. Пьер безухов в романе л н. толстого война и мир 1 54.07kb.
Декамерон(Decameron)Реж. Пьер Паоло Пазолини. 1971 Информация о фильме 1 14.62kb.
Азовские походы 1 58.02kb.
Уроке «Пьер де Кубертен отец олимпизма» 1 34.63kb.
Михаил Федорович 1 205.27kb.
Название книги: Трудно быть богом 15 2050.96kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пьер (Пётр) Абеляр - страница №1/1

Пьер (Пётр) Абеляр или Абелар (фр. Pierre Abailard/Abélardлат. Petrus Abaelardus1079— 21 апреля 1142) — знаменитый схоласт и богослов средневековой Франции, неоднократно осуждавшийся католической церковью за еретические воззрения.

Биография


По рождению Пьер Абеляр (1079- 1142 гг.) принадлежал к классу феодалов. Его отец, рыцарь Беренгарий, имел небольшие владения около Нанта в Бретани, которые и должны были перейти по наследству к Абеляру как к старшему сыну. Однако Абеляр избрал иной жизненный путь и, отказавшись от всех прав старшинства в пользу своих братьев, целиком отдался изучению философии. Он покинул семью и родные места и превратился в так называемого ваганта, т.е. бродячего школяра, переходившего в поисках знаний из школы в школу. Уже в весьма молодые годы он слушал лекции Иоанна Росцелина, основателя номинализма, и в 1099 прибыл в Париж. Здесь он стал слушателем епископской школы, которую тогда возглавлял Гильом из Шампо, пользовавшейся большой известностью. Но очень скоро слушатель стал оспаривать лектора, заставляя его видоизменять свою философскую позицию в направлении крайнего реализма. Дискуссии между ними, подрывавшие авторитет Гильома среди его учеников, привели к изгнанию молодого диалектика из этой школы. Но Абеляр вряд ли жалел об этом, - он открыл собственную школу в Мелене, где и началась его преподавательская деятельность. В дальнейшем его борьба с Гильомом продолжалась и в Париже. Затем Абеляр открыл новую школу на холме св. Женевьевы на окраине Парижа (в дальнейшем здесь возник Латинский квартал, университетский центр Парижа). В 1113 г. Абеляр снова стал студентом в школе города Лана (ведшего в те годы борьбу за своё самоуправление с местным феодалом). Школу эту возглавлял широкоизвестный в те годы богослов Ансельм Ланский. Именно в целях углубления своего богословского образования Абеляр и стал слушателем его школы. Но и здесь философ быстро разочаровался и вступил в напряжённые отношения с Ансельмом.

Перестав посещать лекции Ансельма, молодой диалектик ещё в той же школе показал её слушателям своё собственное умение - довольно критическое, и углублённое - толкование библейских текстов. В многочисленных тёмных местах и местах, вызывающих сомнение в их содержании, Ансельм умолкал, предоставляя слово авторитетам, “отцам церкви” ( в сущности так поступали и другие богословы). Абеляр же делал попытки дать собственное толкование, а главное, не скрывал многочисленных противоречий и неувязок, которые имели место по различным вопросам не только в Библии, но и в произведениях “отцов церкви”.

По всей вероятности именно во время пребывания в богословской школе Лана у Абеляра родился замысел создания его труда “Да и Нет” (“Sie et Non”), составленного им позже и представляющего огромное количество цитат из произведений различных христианских авторитетов, дававших часто противоположные ответы на одни и те же богословские вопросы. Абеляр не считал возможным согласовывать такие ответы и выдвигал “сомнение” в их содержание, что приобретало в некоторых случаях убийственное значение для христианской доктрины.

Абеляр вернулся в Париж, где продолжил свою преподавательскую деятельность в качестве магистра “свободных искусств”. Его слав как весьма острого и искусного диалектика распространилась далеко за пределы Франции. Из различных концов Европы к нему стекались многочисленные ученики. Абеляр в эти годы находился на вершине своих преподавательских успехов. Он был учителем многих знаменитых впоследствии людей, из которых наиболее известны: папа Целестин IIПётр Ломбардскийи Арнольд Брешианский.

Абеляр был всеми признанный глава диалектиков и ясностью и красотой своего изложения превзошёл прочих учителей Парижа, тогдашнего средоточия философии и богословия. В то время в Париже жила 17-летняя племянница каноника Фульбера Элоиза, славившаяся красотой, умом и познаниями. Абеляр возгорел пламенной страстью к Элоизе, ответившей ему полной взаимностью. Благодаря Фульберу Абеляр стал учителем и домашним человеком у Элоизы, и оба влюблённые наслаждались полным счастьем, пока страстные песни Абеляра не стали доноситься до слуха Фульбера. Попытка последнего разлучить любовников привела к тому, что Абеляр увёз Элоизу в Бретань, где она родила ему сына и втайне повенчалась с ним, на что Фульбер дал потом своё согласие. Вскоре, однако, Элоиза вернулась в дом дяди и отказалась от брака, не желая препятствовать Абеляру в получении им духовных званий. Фульбер же из мести приказал оскопить Абеляра, дабы таким образом по каноническим законам ему преграждён был путь к высоким церковным должностям. После этого Абеляр удалился простым монахом в монастырь в Сен-Дени, а 18-летняя Элоиза постриглась в Аржантеле.

Вступив в монастырь Сен-Дени и несколько оправившись от пережитого потрясения, Абеляр, побуждаемый, как он сам говорит, настойчивыми просьбами клириков, через некоторое время удалился в одну из келий, расположенных вне монастыря и вновь приступил к чтению лекций по философии и богословию, привлекших, как и ранее, множество учеников. Возобновившаяся преподавательская деятельность Абеляра возбудила волнение церкви, и против Абеляра немедленно выступили два прежних его врага, ученики Ансельма Ланского - Альберик Реймсский и Лотульф Ломбардский.

Враги Абеляра обвиняли его в том, что, несмотря на вступление в монастырь, он не прекратил занятий философией, хотя это и не подобает монашескому званию, а также в том, что он осмелился читать лекции по богословию, не получив на это предварительного церковного разрешения. Они требовали категорического запрещения Абеляру вообще читать какие-либо лекции и добились созыва церковного собора для рассмотрения и осуждения “ошибочного учения” Абеляра. В доказательство еретических взглядов последнего они ссылались на его богословский трактат “Введение в теологию”(“О божественном единстве и троичности”), по- видимому, пользовавшийся у учеников Абеляра огромным успехом.

Церковный собор был созван в 1121 г. в Суассоне, духовенство которого отличалось своим фанатизмом. Наиболее осторожные участники Суассонского собора пытались несколько отсрочить расправу над Абеляром, стремясь противопоставить ему самых опытных в диспутах богословов и предлагая перенести его дело на суд парижского духовенства. Однако сторонники этой точки зрения оказались в меньшинстве, и руководивший собором Реймсский архиепископ Рауль при поддержке папского легата Конона провел все то, чего добивались Альберик Реймсский и Лотульф Ломбардский. Собор осудил взгляды Абеляра как еретические и принудил его публично предать свой собственный богословский трактат сожжению. После этого Абеляр был отправлен в монастырь св. Медарда, славившийся строгой дисциплиной и подвергнут в нем как бы заключению. Попытка известного вначале XII в. магистра “свободных искусств” Тьерри, который присутствовал на соборе, выступить в защиту Абеляра никакого успеха не имела. Решения Суассонского собора произвели на Абеляра крайне тяжелое впечатление. От глубокого потрясения, испытанного во время сожжения его книги, Абеляр не избавился уже до конца жизни.

Возвратившись в монастырь Сен-Дени, Абеляр погрузился в чтение монастырских рукописей, и провел за этим занятием несколько месяцев. А затем для него вновь наступили беспокойные дни. Основываясь на содержании одной из прочитанных рукописей, он вступил с монахами Сен-Дени в спор по поводу того, кого именно надо считать основателем их монастыря и, вызвав своими предположениями сильнейшее негодование с их стороны, был вынужден бежать из Сен-Дени и отдаться под покровительство графа Шампани. Начались длительные переговоры между Абеляром и аббатом монастыря Сен-Дени, в результате которых Абеляр, прибегнувший к поддержке видных членов королевского совета, получил, наконец, разрешение жить вне стен этого аббатства с условием - не подчиняться никакому другому аббатству, кроме монастыря Сен- Дени. Абеляр поселился в пустынном местечке, недалеко от Труа, на подаренном ему участке земли (имя дарителя до сих пор неизвестно) и с помощью одного из учеников выстроил себе небольшую молельню.

Однако уединенная жизнь Абеляра продолжалась недолго. Как только ученики узнали, где находится знаменитый учитель, они тотчас же двинулись вслед за ним и вскоре в долине реки Ардюссона, близ воздвигнутой Абеляром молельни, выросла шумная и многолюдная колония, созданная явившимися туда школярами. Выстроив себе хижины, они занялись обработкой полей и, снабжая своего учителя всем необходимым, усердно слушали его лекции.

В занятиях и трудах прошли два мирных года(1122- 1123гг.). Но это спокойствие кончилось, лишь только вести о новой школе распространились по Франции. Большое стечение школяров, готовых мириться со всевозможными неудобствами ради лекций учителя, который был только что осужден на церковном соборе, не могло не встревожить церковь, тем более, что ардюссонская школа существовала вне всякого контроля с ее стороны.

На борьбу с Абеляром на этот раз выступили два наиболее видных представителя “теократической партии”- Бернар Клервоский и Норбер, из которых первый превосходно знал обо всем, что происходило в ардюссонской колонии, ибо монастырь Клерво, основанный Бернаром в 1115г. в долине реки Об, находился недалеко от местопребывания Абеляра.

В состоянии паники и растерянности стал ожидать Абеляр нового удара, как только до него дошли слухи о том, что Бернар и Норбер замышляют против него нападение. Когда Абеляр, впав в отчаяние, уже начал обдумывать план бегства из “христианского мира” к мусульманам в Испанию, он получил неожиданное сообщение из Бретани о том, что братия находившегося там монастыря св. Гильдазия, по-видимому, прельщенная славой своего земляка, избрала его аббатом. Стремясь укрыться от нависшей над нм угрозы, Абеляр не раздумывая покинул свою ардюссонскую школу и переехал в Бретань(1126г.). Задача, которую ставил перед собой Бернар Клервоский на данном этапе борьбы с Абеляром, была достигнута: его последняя школа закрыта, а тесные связи с учениками - на долгое время прерваны.

Но самому Абеляру его переезд в Бретань не принес спокойствия. Совершенно не подготовленный к роли руководителя монастырской братии, он очень быстро пришел во враждебные с ней отношения и бежал из монастыря св. Гильдазия, бросив его на произвол судьбы. В каком месте бретани скрывался в последующие годы Абеляр и как он провел их, нам неизвестно. Достоверно лишь то, что, бежав из монастыря, он написал свою удивительную автобиографию - “История моих бедствий”.


Философия


В споре реализма с номинализмом, господствовавшим в то время в философии и богословии, Абеляр занимал особое положение. Он не считал, подобно Росцелину, главе номиналистов, идеи или универсалии (universalia) только простыми поименованиями или отвлечённости, равно не соглашался с представителем реалистов, Гильомом из Шампо, что идеи составляют всеобщую действительность, равно как не допускал того, что действительность общего выражается в каждом отдельном существе. Напротив, Абеляр доказывал и заставил Гильома из Шампо согласиться с тем, что одна и та же сущность подходит к каждому отдельному лицу не во всём её существенном (бесконечном) объёме, но только индивидуально, конечно («inesse singulis individuis candem rem non essentialiter, sed individualiter tantum»). Таким образом, в учении Абеляра заключалось уже примирение двух великих противоположностей между собой, конечного и бесконечного, и поэтому его справедливо называли предтечей Спинозы. Но всё-таки место, занятое Абеляром по отношению к учению об идеях, остаётся спорным вопросом, так как Абеляр в своём опыте выступить посредником между платонизмом и аристотелизмом высказывается весьма неопределённо и шатко.

Большинство учёных считают Абеляра представителем концептуализма. Религиозное учение Абеляра состояло в том, что Бог дал человеку все силы для достижения благих целей, следовательно, и ум, чтобы удержать в пределах игру воображения и направлять религиозное верование. Вера, говорил он, зиждется непоколебимо только на убеждении, достигнутом путём свободного мышления; а потому вера, приобретённая без содействия умственной силы и принятая без самодеятельной проверки, недостойна свободной личности.

Абеляр утверждал, что единственными источниками истины являются диалектика и Священное писание. По его мнению, даже апостолы и отцы церкви могли заблуждаться. Это означало, что любая официальная догма церкви, не основанная на Библии, в принципе могла быть ложной.





Библиография


Основные труды: 
«Введение в теологию» (1113); 
«Логика для "начинающих"» (1114); 
«О божественном единстве и троичности» (1118 - 1119) [другое название - «Теология "Высшего блага"»]; 
«Problemata»; 
«Проповеди»; 
«Диалектика» (1122 - 1125); 
«Да и Нет» (1125); 
«История моих бедствий» (1135 -1136); 
«Этика, или Познай самого себя» (1136); 
«Комментарий к "Посланию к Римлянам"» (1136); 
«Теология для школяров»; 
«Переписка с Элоизой» [Сочинение датируется 1132 - 1135 гг. Считается последним, однако некоторые исследователи приписывают авторство «писем Элоизы» самому Абеляру]; 
«Диалог между Философом, Иудеем и Христианином» (1141 - 1142). 

Высказывания

О многом писать можно гораздо смелее, чем говорить. 

Логика оттолкнула от меня мир. 

Человеческие чувства часто сильнее возбуждаются или смягчаются примерами, чем словами. 

Не мнения людей, а доводы разума — вот универсальная формула поиска истины. 

Надобно хранить истину в тайне, дабы избежать ее опошления. 

Уместнее опереться не на кропотливый труд, а на разум. 

Если после учений философов мы станем обсуждать их жизнь, то обнаружим у них правила истинной религии. Как и апостолы, они умели отрешаться от всего. Кто сравнится с Диогеном в презрении к миру? 


Нынешние школы никчемны по результату. Преподается только умение складывать слова без понимания, как будто для овец важнее блеять, чем кормиться. 

Безрассудно судить о мыслях и понимании одного по мыслям и пониманию другого. 

Благополучие всегда делает глупцов надменными, а беззаботное мирное житье ослабляет силу духа и легко направляет его к плотским соблазнам... 

Если в какой-либо книге что-то поражает нас как абсурдное, то не будем спешить говорить: «Автор этой книги не придерживался истины». Куда справедливее и уместнее признать, что или в рукопись вкралась неточность, или истолкователь ошибся, или мы сами не до конца понимаем читаемое. 

Логика оттолкнула от меня мир. 

Я чуть ли не с самой колыбели был причастен к изучении философии. 

Абеляр и Элоиза


Для истории литературы особый интерес представляют трагическая история любви Абеляра и Элоизы и их переписка.

Став уже в средние века достоянием литературы на народных языках (переписка Абеляра и Элоизы переложена на французский язык в конце XIII века), образы Абеляра и Элоизы, любовь которых оказалась сильнее разлуки и пострига, не раз привлекали писателей и поэтов (Вийон, «Баллада о дамах былых времён» («Ballade des dames du temps jadis»), Фаррер, «La fumée d’opium»), Поуп, «Элоиза Абеляру» («Eloisa to Abelard»); намёк на историю Абеляра и Элоизы содержит и заглавие романа Ж.-Ж. Руссо «Новая Элоиза» («Nouvelle Heloïse»).

Есть мнение, что знаменитая переписка между Абеляром и Элоизой была целиком сочинена самим Абеляром и является тем самым литературным вымыслом. Однако доказательств этой точки зрения нет.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ТОЧНОЙ МЕХАНИКИ И ОПТИКИ

(ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ)

Гуманитарный факультет Кафедра всемирной истории

РЕФЕРАТ по основам логической культуры и риторике на тему: «Пьер Абеляр»

студента ф-та ИТиП группы 1512 Лазаревой А.С.

Научный руководитель доц. Солоусов А.С.

Санкт-Петербург



2009

Список литературы.




Имя человека — самый сладостный и самый важный для него звук на любом языке. Дейл Карнеги
ещё >>