Пассивности в английском языке в синхронии и диахронии - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Русская лирика XIX-XX веков в диахронии и синхронии 1 38.01kb.
Аннотация 1 25.73kb.
Отзыв научного руководителя на магистерскую диссертацию Анастасии... 1 13.21kb.
Урок изучение новой темы. «Степени сравнения имен прилагательных» 1 70.93kb.
Описание спектаклей 1 182.77kb.
Г., Воркачева Е. А. Концепт счастья в английском языке: значимостная... 1 122.96kb.
Дипломная работа Неврбальные средства выражения эмоций в английском... 1 46.19kb.
Цель урока: формирование коммуникативной компетенции учащихся на... 1 85.54kb.
Сказка «Mitten» на английском языке. Общение на языке 2 ноябрь 1 1 127.03kb.
Тезисы докладов предоставляются в электронном виде на русском и английском... 1 38.74kb.
Творческое задание Оставил Мляка любимую снуфочку фифирчатому Уксику... 1 11.25kb.
Закон «Об образовании» 1 322.83kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пассивности в английском языке в синхронии и диахронии - страница №1/1

На правах рукописи

Клюшина Алёна Михайловна



СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ПАССИВНОСТИ

В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

В СИНХРОНИИ И ДИАХРОНИИ
Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Самара – 2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»

Научный руководитель: кандидат филологических наук, профессор

Галина Владимировна СТОЙКОВИЧ
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор,

зав.кафедрой германских языков

Международного Института Рынка

Татьяна Евгеньевна ВОДОВАТОВА
кандидат филологических наук, профессор

кафедры английской филологии

Самарского государственного университета

Антонина Александровна ХАРЬКОВСКАЯ
Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Башкирский

государственный университет»
Защита состоится 28 февраля в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 при ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» по адресу: 443099, г.Самара, ул.М.Горького, 65/67, корпус № 1, ауд.9.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Поволжской государственной социально-гуманитарной академии по адресу: г.Самара, ул.М.Горького, 65/67.

Автореферат разослан 23 января 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного советакопия 2012-12-25 14-27-54_0015.jpg

доктор филологических наук Е. Б. Борисова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫкопия 2012-12-25 14-27-54_0015.jpgкопия 2012-12-25 14-27-54_0015.jpg

Реферируемая диссертационная работа посвящена комплексному исследованию системы категориальных и некатегориальных средств выражения пассивности в английском языке в текстах трех исторических периодов, а также их дискурсивно-прагматического потенциала и роли в создании текстов в различных типах дискурсов. Исследованию подвергается функционально-семантическая категория пассивности, которая репрезентируется не только морфологическими, но и лексико-семантическими средствами. Пассивность же рассматривается как залоговое значение, при котором процессуальный признак привносится извне. Данное понятие имеет функционально-семантический характер инактивности, и в поле залоговости противопоставляется активности.

Проблема пассивного залога в английском языке привлекает внимание лингвистов на протяжении долгого периода времени. Сложность раскрытия значения пассива состоит в неоднородности его семантики, для понимания которого необходим учет различных языковых уровней. Языковые средства различных уровней, призванные выражать одно инвариантное значение, связаны между собой закономерными отношениями, благодаря которым они образуют системы, называемые функционально-семантическими полями, или функционально-семантическими категориями. В реферируемой работе структурируется функционально-семантическое поле пассивности в современном английском языке, которое, так же как и любое другое семантическое поле, имеет свою конфигурацию, свой центр, промежуточные и периферийные зоны.



В целом категория пассивности в английском языке имеет весьма своеобразный характер как в структурном, так и в содержательном плане, а также в плане её становления и развития в языке. Эта категория представлена разнообразными средствами выражения разных языковых уровней, широко распространена и, несмотря на изученность многих её аспектов, продолжает вызывать интерес исследователей. Отсутствие исследования, объединяющего все разновидности средств выражения пассивности в языке всего новоанглийского периода (XVII-XXI вв.), в том числе некатегориальные языковые средства, обуславливает актуальность реферируемой диссертационной работы.

Актуальным также, на наш взгляд, является изучение роли средств выражения пассивности в построении текстов некоторых типов дискурса, не изученных до сих пор с этой стороны. Установление тексто- и стилеобразующего потенциала разноуровневых пассивных конструкций, выявление функций пассивных структур в текстах различных дискурсов, представляются нам важными и необходимыми для расширения представления о механизмах текстообразования.

Объектом исследования в реферируемой работе являются единицы разных уровней языка, используемые для передачи значения пассивности в английском языке, т.е. категориальные и некатегориальные средства выражения пассивности, а предметом – структура функционально-семантического поля пассивности, исторические изменения в употреблении пассивных конструкций и их дискурсообразующий и прагматический потенциал и его реализация в построении текстов различных типов дискурса в современном английском языке.

Цель работы заключается в структурировании функционально-семантического поля пассивности в английском языке, в изучении пассивных конструкций в исторической ретроспективе в течение всего новоанглийского периода, а также в выявлении функций пассива в текстах различных типов дискурса. Поставленная цель обусловила необходимость постановки ряда задач:

  • смоделировать функционально-семантическое поле пассивности в современном английском языке;

  • выявить частотность употребления исследуемых явлений с целью выявления места морфологического и неморфологического пассива в поле пассивности;

  • обобщить существующие научные подходы в освещении категории залога и поля пассивности и систематизировать категориальные и некатегориальные средства выражения пассивности в английском языке;

  • исследовать факторы, определяющие употребление пассивных конструкций в англоязычных текстах и выявить дискурсивно-прагматический потенциал пассивных конструкций и их роль в построении текстов различных типов дискурса.

В качестве основного метода исследования в диссертации использовался метод «полевого структурирования», способствующий определению компонентного состава функционально-семантического поля пассивности. Применялись также индуктивный, дескриптивный, гипотетико-дедуктивный метод и метод трансформации.

Методологическую и теоретическую базу исследования составили труды ученых в области истории развития страдательного залога в английском языке (Л.И.Андриевская, Б.М.Гусейнов, М.М.Гухман, Н.А.Дмитриева, О.Есперсен, Т.А.Расторгуева, Н.Н.Сигарева, М.В.Хвесина, И.Г.Шавкун, M.Y.Blokh, M.M.Bryant, G.O.Curme, J.Layons, F.R.Palmer, H.A,Sweet и другие), теории функционально-семантических полей (А.В.Бондарко, Л.М.Медведева, Ю.Н.Власова, Т.В.Куликовская, Х.Э.Алимбаева, Й.А.Буц, О.И.Москальская, И.А.Черкасс, Н.А.Аверьянова), а также в построении связного хуожественного текста (В.С.Храковский, Э.Ш.Генюшене, В.Е.Шевякова, L.S.Granger).

Научная новизна исследования определяется тем, что в нем впервые моделируется функционально-семантическое поле пассивности, а также представлена новая классификация средств выражения значения пассивности в английском языке, включающая как категориальные, так и некатегориальные, кроме того, новым является также описание дискурсивно-прагматического потенциала исследуемых языковых единиц.

Материалом исследования послужили 56 740 примеров предложений, содержащих разноуровневые языковые единицы с пассивными значениями, которые были отобраны методом целенаправленной выборки из художественных произведений, англоязычных периодических изданий и материалов сети Интернет.

Исследование проводилось на материале английских и американских художественных произведений трех временных срезов: ранненовоанглийский период XVI – XVII вв., современный английский язык конца XIX – начала XX вв. и современный английский язык конца XX – начала XXI вв. Общий объем проанализированных художественных произведений составляет 9 392 страницы.

Кроме того, анализу подверглись тексты научного и политического дискурсов. При анализе текстов научного дискурса, материалом исследования послужили научные статьи, учебная литература и монографии, объем которых составил 3121страницу. Исследование текстов политического дискурса проводилось на примере речей современных американских и английских политиков, общий объем которых составил 3 087 страниц.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в ней вносится определенный вклад в разработку проблематики залоговых отношений на историко-лингвистическом материале, в частности, изучается их употребление в синхронии и диахронии, определяется внутрисистемная иерархия средств выражения залоговых признаков в функционально-семантическом поле залоговости в современном английском языке; выявляется прагматический потенциал категориальных и некатегориальных пассивных структур и их текстообразующие функции. Проведенный анализ и полученные результаты позволяют дополнить имеющиеся знания в области когнитивной семантики, грамматики и прагматики. Кроме того, собранный материал и сделанные выводы могут послужить основой для дальнейшего развития методов описания функционально-семантических категорий. Попытка интеграции нескольких направлений современных лингвистических исследований (исторического, функционального и дискурсивного) при изучении залоговых отношений также представляется теоретически значимой.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы при чтении курса лекций по теоретической грамматике, семантике синтаксиса, при написании дипломных и курсовых работ, а также в практике преподавания английского языка.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:



  1. В английском языке имеется целый комплекс средств выражения пассивности, к которым относятся, помимо категориальных, некатегориальные пассивные конструкции; многие из некатегориальных структур сопряжены с разнообразными семантическими признаками модальных значений.

  2. Категория пассивности в английском языке имеет полевую структуру моноцентрического характера и является частью функционально-семантического поля залоговости. Доминантой функционально-семантического микрополя пассивности являются категориальные пассивные конструкции, ближняя периферия включает некатегориальные глагольные средства выражения пассивности, а дальняя – некатегориальные семантические, синтаксические и словообразовательные средства выражения пассивности.

  3. Некатегориальные средства выражения пассивности составляют значительную часть функционально-семантического поля пассивности, при этом границы между категориальными и некатегориальными средствами подвижны и нестрого определены.

  4. Специфика некатегориальных пассивных конструкций, являющихся компонентами исследуемого микрополя, определяется отсутствием изоморфизма между формой и значением: пассивное значение выражается в таких конструкциях активной глагольной формой, то есть без морфологической маркировки.

  5. Динамика пассивных конструкций в ходе исторического развития английского грамматического строя проявляется в изменении частотности употребления как категориальных средств выражения пассивности, так и некатегориальных.

  6. Категориальные и некатегориальные пассивные конструкции обнаруживают разную частотность употребления в текстах художественного, политического и научного дискурсов современного английского языка, а также выполняют характерные функции в текстах различных типов дискурса.

Апробация работы. Основные положения диссертации и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры английской филологии, в выступлениях на конференциях профессорско-преподавательского состава в ПГСГА в 2007-2012 гг. По теме диссертации опубликовано 11 работ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка источников. Текст диссертации содержит 30 схем, таблиц и диаграмм. Общий объем диссертации составляет 198 страниц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна; определяются задачи, цель и методы исследования; описывается теоретическая и практическая значимость работы; формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы изучения пассивного залога в английском языке» рассматривается эволюция лингвистических взглядов на определение и сущность категории пассивности; применяется функциональный подход к рассмотрению пассивности; систематизируются классификации категориальных и некатегориальных средств выражения пассивности в английском языке.

Было установлено, что трудности, связанные с выделением и рассмотрением категории залога в английском языке, определяются, прежде всего, тем, что не существует четкого соответствия между значением и способом его выражения. Основной характерной чертой исследуемых в работе немаркированных пассивных конструкций является отсутствие изоморфизма между активной формой глагола и выражаемым ею пассивным значением, то есть последнее не имеет эксплицитного морфологического выражения.

В работах российских и зарубежных лингвистов дается различная интерпретация и самые разнообразные наименования этого явления: понятийный пассив у О.Есперсена, средний, или возвратный залог у Х.Поутсма, пассивные глаголы у Г.Суита, глаголы, активные по форме, но пассивные по значению у Дж. Несфилда, нелогические предикации у К.Ф.Сундена, «среднее» или «медиальное» значение формы действительного залога у Л.С.Бархударова, немаркированное пассивное значение у М.Джуза, средний залог у Б.А.Ильиша и И.Б.Долининой, инактивные конструкции у Э.Г.Шубной. Уже само множество различных терминов говорит о спорных и противоречивых мнениях по этому вопросу. Каждый исследователь по-своему понимает и объясняет это явление, исходя из различных позиций грамматической теории в разные периоды изучения языка.

Обзор лингвистической литературы показал, что изменение взглядов на проблему залоговых отношений охватывает период от рассмотрения залога как морфологической категории до залога как специфической глагольной категории, отражающей отношение между различными языковыми уровнями, имеющей когнитивное основание, а также прагматически и дискурсно обусловленной.

В результате эволюции лингвистических взглядов на проблему английского залога залоговые отношения выходят за рамки грамматической категории и приобретают статус разнопланового явления, которое необходимо изучать с учетом его когнитивной, коммуникативной и прагматической значимости. Основные подходы отечественных и зарубежных исследователей к залоговым отношениям позволяют прийти к выводу, что адекватное описание рассматриваемой категории может быть достигнуто в результате сочетания направлений исследования; с учетом этого, приоритетным является функционально-семантический подход, при котором определяются критерии объединения разноуровневых языковых единиц в единое поле.

В английском языке типы пассивных конструкций разнообразны. Под категориальными средствами выражения пассивности понимаются пассивные конструкции, образованные морфологизованным способом, т.е. to be + Причастие II. В лингвистике не раз отмечалось, что такие пассивные конструкции могут быть классифицированы по составу компонентов. В реферируемой работе за основу берется классификация пассивных конструкций по подлежащему (в зависимости от его соотнесенности с разными дополнениями активной конструкции), приведенная в работе И.Г.Шавкун.

Известно, что дополнение глагола в форме действительного залога соответствует подлежащему предложения с глаголом-сказуемым в форме страдательного залога. Так, в зависимости от характера дополнения (прямое, косвенное, предложное), лингвисты подразделяют пассивные конструкции на несколько типов: прямой, косвенный, предложный типы пассива. Мы придерживаемся терминологии следующих лингвистов: термины «прямой» и «косвенный» заимствованы из работы Е.Крейзинга, что касается термина «предложный» пассив, он встречается в работе О.Есперсена. Термин «безличный» пассив употребляется в работе А.Айненкеля, а также у Е.М.Гордон, И.П.Крыловой.

В соответствии с данной классификацией, в работе различаются пять типов категориальных пассивных конструкций.

1. Прямая пассивная конструкция представлена структурой, образованной от глагола, который в активе управляет прямым дополнением. Подлежащее прямой пассивной конструкции соответствует дополнению активной конструкции:

One pain is lessoned by another's anguish. (Shakespeare)

All around the inner wall were tiers of galleries, and every one of them was packed with Feegles. (Pratchett)

2. Косвенная пассивная конструкция представлена сочетанием, образованным от глагола, который в активе управляет прямым и косвенным дополнениями. Подлежащее косвенного пассива соответствует косвенному дополнению активной конструкции:



I am advised to give her music a mornings; they say it will penetrate. (Shakespeare)

Witches were not allowed to be paid for using their talents, but everyone who came to have a dispute settled by Miss Treason brought her a present. (Pratchett)

3. Предложная пассивная конструкция образована от глагола, который управляет предложным дополнением, кроме того подлежащее пассивной конструкции соответствует предложному дополнению в активе, а предлог следует за глаголом-сказуемым:



Something he left imperfect in the state, which since his coming forth is thought of, which imports to the kingdom so much fear and danger that his personal return was most required and necessary. (Shakespeare)

The bed had a cold, unfriendly look, as though it had not been slept in for weeks. (Rowling)

4. Субъектно-предикативная пассивная конструкция представлена структурой, образованной от глагола, который в активе управляет так называемой объектно-предикативной конструкцией. Подлежащее субъектно-предикативного пассива соответствует именному компоненту объектно-предикативной конструкции:



Unfortunately, after its initial burst of popularity, the Shooting Star was found to lose speed and height as it aged, and Universal Brooms went out of business in 1978.(Rowling)

Are you telling us, Mister Stibbons, that we should be seen to enter a game for bullies, louts and roughs?’ said the Chair of Indefinite Studies.(Pratchett)

5. Безличная пассивная конструкция образована от глагола, который управляет прямым дополнением, выраженным придаточным предложением. Подлежащее данной конструкции выражено местоимением it. Правостороннее окружение глагола-сказуемого иногда может быть представлено придаточным предложением дополнительным:

It was reported that another body was also lying, that of a young man of marvellous and foreign beauty, whose hands were tied behind him with a knotted cord, and whose breast was stabbed with many red wounds. (О.Wilde)

It was said that Men (whom the Elves called Atani 'the Second', and Hildor 'the Followers') arose far off in the east of Middle-earth towards the end of the Elder Days. (Tolkien)

В реферируемой диссертации классифицируются также некатегориальные средства выражения пассивности в английском языке, которые подразделяются на глагольные и неглагольные.



В современной лингвистике существует разные классификации некатегориальных средств выражения пассива. Вслед за Н.А.Аверьяновой, С.В.Мощенниковой и О.В.Алексеевой к неморфологическому пассиву мы относим следующие конструкции:

I. Глагольные средства выражения пассивности:

1. Глагольные финитные конструкции являются структурами с финитным глаголом-сказуемым, которые представляют собой предикативные глагольно-объектные конструкции с формой действительного залога глагола, при этом последний связан объектными отношениями с подлежащим предложения:

The door opened and shut. (Pratchett)

When the door had closed behind the rather forthright maid, Ridcully nodded meaningfully at Ponder. (Pratchett)

2. Инфинитивные конструкции представляют собой предикативные глагольно-объектные конструкции с формой действительного залога нефинитного глагола, в которых сама синтаксическая структура способствует появлению и сохранению пассивного значения:

Harry looked at the table and saw that there was a book to read (Rowling)

After a few weeks she decided he was an interesting man to talk to and easy to deal with (Pratchett)

3. Герундиальными конструкциями являются структуры, включающие герундий, в которых пассивное значение не выражено морфологически, а именно употребляется активная форма герундия с пассивным значением:

Ron found something that was worth eating. (Rowling)

His language won't bear repeating (Tolkien).

II. Семантические, синтаксические и словообразовательные средства выражения пассивности:

4. Глагольно-именные конструкции характеризуются тем, что пассивность действия в сказуемом выражена через семантику глагола:

Harry received a heavy blow on the back of the legs: another wizard had just flown out of the fireplace behind him. (Rowling)

Then you would be required to undergo a stringent series of character and aptitude tests at the Auror office. (Rowling)

5. Причастные конструкции имеют пассивное значение, реализуемое причастием II, которое, хотя и не имеет формального выражения и принадлежит его смысловому содержанию, тем не менее, изоморфно категориальному, грамматическому пассиву:

It was not necessary to get your passport endorsed. (Pratchett)

Harry may have his hair cut. (Rowling)

She does not wish her whereabouts disclosed. (Pratchett)

6. Глагольными производными конструкциями считаются глагольные производные – существительные, прилагательные, наречия – словообразовательные средства которых обладают пассивной семантикой в структуре значения:

Basilisks are uncontrollable except by Parselmouths. (Rowling)

Thus we might consider, for example, that taking a bottle from a man killing himself with drink is a charitable, nay, praiseworthy act, and yet freedom is curtailed once more. (Pratchett)

7. Предложно-именные конструкции реализуют значение пассива, которое не маркировано, но его экспликация возможна методом трансформации:

It is under control. (Rowling) - It is being controlled.

The style of the letter was above expectations. (Pratchett) - The style of the letter was not expected.

8. Номинативно-квалификативные пассивные конструкции представляют собой синтаксические образования, в которых определяется пассивная перспектива:

He was not ready to see their expressions when he told them that he must be a victim, there was no other way ... (Rowling)

The immortal children became unmentionable, a taboo. (Meyer)

9. Деперсонализованные конструкции подразделяют на два типа: партитивные и обезличивающие.

Партитивную деперсонализацию можно расценивать как особый вид пассивизации, основанный на метонимии, при котором агенс активной конструкции отводится в фон повествования, и референтом подлежащего становится не сам агенс, а его часть:

My stomach twisted with the hunger that was an echo of the thirst. My muscles coiled to spring. (Meyer)

'My Lord,' said a dark woman halfway down the table, her voice constricted with emotion. (Rowling)

К приемам обезличивающей деперсонализации относятся неопределенно-личные предложения, номинализация, экзистенциональные структуры с пространственным местоименным наречием there:



There was great love between the brothers, and they were seldom apart in their youth. (Tolkien)

There was a polite cough from beside Jeannie. (Pratchett)

Многообразие средств выражения пассивности мы считаем функциональной синонимией, позволяющей избежать структурного однообразия в создании дискурса, т.е. вариативностью использования разнообразных языковых средств для выражения одного и того же значения.

Ориентация на функциональную семантику предполагает изучение языкового явления как поля, сферы взаимоотношения и взаимодействия разноуровневых средств выражения того или иного языкового значения. Такой подход в исследовании системы средств выражения морфологического и неморфологического пассива в современном английском языке считается особенно плодотворным и перспективным, поскольку до сих пор соответствующие исследования ограничивались, как правило, анализом отдельных разновидностей немаркированных пассивных конструкций, систематизация же всех категориальных и некатегориальных средств передачи пассивного значения в функциональном плане не производилась.

С точки зрения функционального подхода проблемы залога и залоговости рассматривались в теории функционально-семантических полей А.В.Бондарко, Л.М.Медведевой, Ю.Н.Власовой, Т.В.Куликовской, Х.Э.Алимбаевой, Й.А.Буц, О.И.Москальской, И.А.Черкасс, Н.А.Аверьяновой. В указанных работах говорится о функционально-семантических полях, которые представляют из себя двустороннее (содержательно-формальное) единство, формируемое грамматическими (морфологическими и синтаксическими) средствами данного языка вместе с взаимодействующими с ними лексическими, лексико-грамматическими и словообразовательными элементами, относящимися к той же семантической зоне. Таким образом, функциональная грамматика, которая основывается на принципе выделения полевой структуры, может интегрировать в единой системе те языковые средства, которые в традиционной грамматике оказываются разделенными в зависимости от их принадлежности к той или иной формальной подсистеме.

Функционально-семантическое поле имеет следующую структуру:
Рис.1.Структура Функционально-семантического поля.
Необходимо отметить, что границы между ближней и дальней периферией поля подвижны и неопределенны, как и вообще между отдельными звеньями в цепи постепенных переходов в системно-функциональном статусе компонентов поля.

В реферируемой работе, мы придерживаемся мнения А.В.Бондарко, согласно которому семантические участки функционально-семантического поля, обладающие собственным набором семантических вариантов и разноуровневыми средствами их выражения, образуют его микрополя.

Функционально-семантическое поле залоговости имеет два микрополя: активности и пассивности, отражающих сущность семантико-синтаксической оппозиции «актив\пассив», что в грамматической системе языка выделяется на основе факта семантической и формальной противопоставленности активной и пассивной конструкций. Будучи минимальным образованием в системе функционально-семантического поля залоговости, микрополе пассивности тоже обладает всеми чертами поля.

Во второй главе «Категориальные и некатегориальные пассивные конструкции в английском языке в синхронии и диахронии» рассматривается частотность употребления пассивных конструкций в английском языке в определенные исторические периоды: ранний новоанглийский XVI – XVII вв. и современный английский конца XIX – начала XX вв. и конца XX – начала XXI вв.. Материалом для исследования послужили предложения с категориальными и некатегориальными пассивными конструкциями, отобранные путем сплошной выборки из художественных произведений англоязычных авторов трех периодов: конца XVI – начала XVII вв., конца XIX – начала XX вв. и конца XX – начала XXI вв.. Общий объем проанализированного материала составляет: ранний новоанглийский язык - 1172 страницы, современный английский язык конца XIX – начала XX вв – 517 страниц и современный английский язык конца XX – начала XXI вв. – 7703 страницы.

В начале главы делается краткий обзор развития категории залога в английском языке, на основании данных, представленных в трудах лингвистов-историков (М.М.Гухман, Б.А.Ильиш, Г.Пауль, Т.А.Расторгуева, Р.В.Резник, А.И.Смирницкий, В.Н.Ярцева, Н.А.Дмитриева, Н.А.Штейнберг, М.Т.Лазарева, И.П.Иванова, Л.П.Чахоян, Т.М.Беляева, В.А.Хомяков, J.Brook, O.Emerson, T.Mikami, R.Quirk и др.).

Отмечено, что уже в древнеанглийский период для выражения действия, совершаемого над подлежащим, употреблялись сочетания глагола-связки и причастия II. В среднеанглийский период данной структуре присуща неразрывная слитность ее частей, в совокупности передающих пассивное значение. Кроме того, выявлено, что характерной чертой среднеанглийского синтаксиса является употребление беспредложного косвенного дополнения активных конструкций в качестве подлежащего при пассивной форме глагола. В новоанглийский период предложения подобного типа окончательно укоренились и получили широкое распространение.

При изучении частотности употребления категориальных и некатегориальных пассивных конструкций в ранний новоанглийский и современный английский периоды расмотрен отдельно каждый тип категориальной и некатегориальной пассивной конструкции в трех временных срезах, а также выявлена частотность употребления всех категориальных средств выражения пассивности, некатегориальных глагольных и некатегориальных неглагольных структур в трех рассматриваемых периодах. Все полученные данные сведены в следующей гистограмме:



Рис.2. Частотность употребления категориальных и некатегориальных средств выражения пассивности в текстах художественного дискурса в исследуемых исторических периодах


Отметим, что для всех типов конструкций категориальных средств выражения пассивности свойственна тенденция к увеличению частотности употребления в XIX – XX вв. и ее уменьшению в XX – XXI вв. Для всех же некатегориальных (как глагольных, так и неглагольных) конструкций типично постепенное увеличение числа на протяжении всех исследуемых периодов.

На основании полученных данных по частотности употребления пассивных конструкций структурируется функционально-семантическое микрополе пассивности в современном английском языке. Доминантой микрополя пассивности являются категориальные пассивные конструкции, и, следовательно, данное поле относится к числу функционально-семантических полей моноцентрического типа с целостным грамматическим ядром. Периферия микрополя пассивности обширна и разнообразна. Она включает две зоны: ближнюю и дальнюю. Ближняя периферия включает некатегориальные глагольные средства выражения пассивности, а дальняя – некатегориальные семантические, синтаксические и словообразовательные средства выражения пассивности.

Таким образом, в современном английском языке микрополе пассивности характеризуется специфическими чертами его структуры, связанными с особенностями различных разноуровневых языковых средств, выражающих пассивность.

Третья глава «Функционально-прагматический аспект пассивных конструкций и его реализация в художественном, политическом и научном текстах» посвящена анализу прагматических, семантических, структурных и когнитивных факторов выбора пассива в текстах художественного, политического и научного дискурсов, в ходе которого выявлен прагматико-стилистический потенциал пассивных конструкций и их роль в создании образа и передаче смысла текста.

Факторы, обусловливающие выбор пассивных конструкций в дискурсе, обнаруживают взаимосвязь на всех стадиях порождения высказывания: от мотива (замысла) до его актуализации в поверхностной синтаксической структуре. Отмечено, что разделение факторов по стадиям формирования высказывания весьма условно, в дискурсе все факторы действуют в совокупности, дифференциация необходима лишь в целях исследования для интерпретации намерения автора и определения цели использования потенциала пассива в создании образа персонажа в текстах художественного дискурса, в оказании воздействия на аудиторию в политическом дискурсе, презентации объекта в научном дискурсе. Все факторы образуют основу выбора залоговых конструкций и, руководствуясь ими, пишущий/говорящий строит свое высказывание так, чтобы добиться желаемого эффекта высказывания и определенным образом воздействовать на собеседника.

На первой, мотивационной, стадии порождения высказывания формируется прагматическая цель совершения речевого хода в дискурсе, которая заключается в оказании воздействия на читателя или слушателя и определяет на последующих стадиях выбор языковых средств. На данном этапе сознание обрабатывает языковую информацию, сканирует ситуацию и осуществляет когнитивную подготовку замысла к дальнейшей трансформации. На этой стадии речь идет о коммуникативно-прагматической мотивации пассива для достижения заданной цели.

На второй стадии порождения высказывания элементам доречевых когнитивных структур приписываются семантические роли в соответствии с прагматическими факторами, и определяется их обязательность/факультативность. Данный механизм свидетельствует о тесной взаимосвязи прагматических и семантических факторов выбора пассива, так как семантика залоговых преобразований отражает коммуникативно-прагматическую организацию сообщения. Выделяются следущие семантико-прагматические факторы:



  • семантико-прагматический фактор неизвестности / очевидности деятеля:

I have called for personal sacrifice, and I am assured of the willingness of almost all Americans to respond to that call.

  • семантико-прагматический фактор неважности деятеля:

I refer not only to the material which can be retained or omitted (and as much to sections of chapters as to whole chapters) but also to the order in which the retained material is presented.

  • семантико-прагматический фактор генерализации:

He blinked away the beads of sweat that clung to his eyelashes as he struggled to solve the problem of how he was supposed to transport Sloan and himself five thousand–some feet to the ground. (Paolini)

На третьей стадии порождения высказывания происходит формирование глубинно-синтаксической структуры, то есть становление предикатно-аргументных отношений. Семантические роли получают субъектно-объектный статус в глубинно-синтаксической структуре в соответствии с их тематической значимостью. На данной стадии формирования высказывания в диссертации рассматриваются семантико-синтаксические факторы выбора пассива, так как тема-рематическое (актуальное) членение предложения объединяет семантико-синтаксические аспекты предложения.



  • тематизации объекта путем его продвижения в позицию подлежащего:

In this article we describe image metaphor. An image metaphor is based on perceived physical resemblance. (A Glossary of Cognitive Linguistics)

  • рема предыдущего высказывания становится темой последующего высказывания:

There are other ways of proving the propositions of this chapter. The proofs here have been chosen as they can be extended directly to cover the case of the n-th order homogeneous linear equation. (Differential and Integral Equations)

  • одна и та же тема появляется в серии высказываний и скрепляется с разными ремами:

The bladder-guardian was tied to the pole by a rope around his or her waist, so that he or she could not fly further than ten feet away from it. This player was allowed to use his or her wand to repel attacks. Besides, this bladder was protected by one player on a broomstick. (Rowling)

Четвертая стадия порождения высказывания определяется синтаксическими факторами выбора конструкций. На третьей стадии порождения высказывания происходит становление предикатно-аргументных отношений с учетом «взвешенной коммуникативной значимости» аргументов, а на четвертой – их реализация с учетом синтаксической организации поверхностной структуры по правилам и стандартам конкретного языка. Структурные особенности английского синтаксиса, диктуемые аналитическим характером английского языка, предполагают наличие фиксированного порядка слов. Подлежащее, которое задает ориентацию внутри предложения или точку зрения для этого предложения, ограничивая рамку, в пределах которой интерпретируется остальная часть предложения, должно быть обязательно выражено в поверхностной синтаксической структуре. При восприятии высказывания слушатель вслед за подлежащим ожидает глагол-предикат, который представляет собой смысловое ядро предложения.



  • английский глагол в активной конструкции имеет два дополнения – прямое и косвенное, каждое из которых может занять позицию подлежащего в пассивной конструкции:

He was given a seat by the fire by the servants, and a few vagabonds as grim and wayworn as he; and he asked news of the land. (Tolkien)

  • продвижение в позицию подлежащего слова, имеющего в активной конструкции функцию косвенного дополнения с предлогом:

Dear Mr Lipwig,

I feel that you are a dear, sweet man who will look after my little Mr Fusspot. Please be kind to him. He has been my only friend in difficult times. Money is such a crude thing in these circumstances, but you will be paid to the sum of $20,000 for performing this duty, which I beg you to accept. (Pratchett)

  • позиция подлежащего может быть занята локативом:

Something was wrong. The pale blue carpet was also thick with dust. There were no clothes in the wardrobe, whose doors stood ajar. The bed had a cold, unfriendly look. It had not been slept in for weeks. A single cobweb stretched over the nearest window, across a blood-red sky. (Rowling)

Выявлено, что категориальные и некатегориальные пассивные конструкции обнаруживают самую разнообразную частотность употребления в художественном, политическом и научном дискурсах современного английского языка. Полученные данные представлены в следующей гистограмме:



Рис.3. Частотность употребления категориальных и некатегориальных средств выражения пассивности в текстах различных дискурсов в современном английском языке


В политическом дискурсе обнаружилось самое большое количество как категориальных, так и некатегориальных средств выражения пассивности. Также установлено, что категориальные средства выражения пассива, т.е. морфологический пассив, занимают лидирующую позицию по частотности употребления в текстах трех исследуемых дискурсов.

В третьей главе реферируемой работы также описывается, что пассивные конструкции выполняют определенные функции в текстах разных дискурсов. Выявлено, что в текстах художественного дискурса пассивные конструкции придают повествованию черты объективности и достоверности; используются для создания эффекта ретардации; употребляются для создания образа персонажа. В текстах научного дискурса пассивные конструкции используются для убеждения адресата в объективности информации; для формирования атмосферы доверия к сообщаемым научным фактам; для акцентирования внимания на новых знаниях и на новой информации. В текстах политического дискурса функциями пассивных конструкций являются: сообщение мнения или отношения; обещание; прогноз; упрек; требование; предупреждение.

Все перечисленные функции пассивных конструкций в реферируемой работе подкреплены подтверждающими примерами и поясняющими комментариями. Знание прагматической направленности пассивных конструкций может быть широко использовано при построении текстов художественного, научного и политического дискурсов.

В заключении работы обобщаются полученные результаты и формулируются выводы, полученные в ходе исследования, а также намечаются перспективы дальнейшего изучения данной проблематики.

Залоговые отношения выходят за рамки грамматической категории и приобретают статус разнопланового явления, которое необходимо изучать с учетом его когнитивной, коммуникативной и прагматической значимости. Адекватное описание рассматриваемой категории может быть достигнуто в результате сочетания направлений исследования, с учетом этого, приоритетным в исследовании является функционально-семантический подход, при котором определяются критерии объединения разноуровневых языковых единиц в единое поле.

В зависимости от семантики подлежащего предложения и от соотнесенности с дополнениями соответствующей активной конструкции, выделяются пять типов морфологических пассивных структур. Неморфологические пассивные структуры разделяются на глагольные и неглагольные и среди них также выделяются различные пассивные конструкции. Многообразие средств выражения пассивности можно объяснить вариативностью использования разнообразных языковых средств для выражения одного и того же значения.

В реферируемой работе сделан краткий обзор развития категории залога. Подводя итоги, отметим, что уже в древнеанглийский период для выражения действия, совершаемого над подлежащим, употреблялись сочетания глагола-связки и причастия II. В среднеанглийский период данной структуре присуща неразрывная слитность ее частей, в совокупности передающих пассивное значение. В новоанглийский период предложения подобного типа окончательно укоренились в английском языке и получили широкое распространение в современном английском языке.

Установлена частотность употребления категориальных и некатегориальных средств выражения пассивности в текстах трех исторических периодов. Выявлено, что всем типам конструкций категориальных средств выражения пассивности свойственна тенденция к увеличению частотности употребления в XIX – XX вв. и ее уменьшению в XXI в. Для всех же некатегориальных конструкций типично постепенное увеличение числа на протяжении всех исследуемых периодов.

Структурировано функционально-семантическое микрополе пассивности в современном английском языке, которое характеризуется специфическими чертами его структуры, связанными с особенностями различных разноуровневых языковых средств, выражающих пассивность.

Проведен анализ прагматических, семантических, структурных и когнитивных факторов выбора пассива в текстах различных типов дискурса современного английского языка. Факторы, обусловливающие выбор пассивных конструкций в дискурсе обнаруживают взаимосвязь на всех стадиях порождения высказывания и образуют основу выбора залоговых конструкций; руководствуясь ими, пишущий/говорящий строит свое высказывание так, чтобы добиться желаемого эффекта высказывания и определенным образом воздействовать на собеседника.

Выявлено, что категориальные и некатегориальные пассивные конструкции обнаруживают самую разнообразную частотность употребления в различных типах дискурса современного английского языка. Так в политическом дискурсе обнаружилось самое большое количество как категориальных, так и некатегориальных средств выражения пассивности. Также установлено, что категориальные средства выражения пассива, т.е. морфологический пассив, занимают лидирующую позицию по частотности употребления в текстах трех исследуемых дискурсов.

Обнаружено, что пассивные конструкции выполняют определенные функции в текстах разных дискурсов. Следовательно, знание прагматической направленности пассивных конструкций может быть широко использовано при написании текстов художественного, научного и политического дискурсов.

Дальнейшие перспективы исследования видятся нам в следующем:

-анализ употребления пассивных конструкций в текстах других типов дискурсов;

-исследование средств выражения пассивности и структуры функционально-семантического поля пассивности в сопоставлении с другими языками;

-изучение субъектно-объектных отношений английского глагола;

-выявление и описание когнитивного аспекта категориальных и некатегориальных средств выражения пассивности.



Основное содержание работы нашло отражение в следующих публикациях автора:

Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Клюшина А.М. О семантических отношениях форм залога в английском языке [Текст] / А.М.Клюшина // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. Выпуск № 1 (75). – Самара: Самарский университет, 2010. – С.140-144 (0,5 п.л.);

  2. Клюшина А.М. Категориальные и некатегориальные пассивные конструкции как средство создания коммуникативной связности текста в английском языке [Текст] / А.М.Клюшина // Известия Самарского научного центра РАН. Том 13. № 2 (3) – Cамара, 2011. - С.672-674 (0,2 п.л.).

Учебное пособие:

  1. Клюшина А.М. Основы германистики и теории английского языка [Текст] / Г.В.Стойкович, А.М.Клюшина. Самара: ОФОРТ, 2011. – 187с. (в соавторстве с Г.В.Стойкович) (5,5 из 11 п.л.).

Научные статьи, материалы конференций и тезисы, опубликованные в других изданиях:

  1. Клюшина А.М. О некоторых проблемах категории залога английского глагола в диахронии и синхронии [Текст] / Г.В.Стойкович, А.М.Клюшина // Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы. Материалы третьей международной научно-практической конференции. – Самара: СГПУ, 2008. – С.331-335 (в соавторстве с Г.В.Стойкович) (0,3 из 0,6 п.л.);

  2. Клюшина А.М. К вопросу о предлогах by и with в предложениях с пассивной конструкцией [Текст] / А.М.Клюшина // О вы, которых ожидает Отечество … . Сборник трудов молодых ученых, студентов, аспирантов. - Самара: СГПУ, 2008. – С.75-79 (0,6 п.л.);

  3. Клюшина А.М. Коммуникативные и прагматические особенности пассивных конструкций с агентивным дополнением в английском языке [Текст] / А.М.Клюшина // Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы. Материалы четвертой международной научно-практической конференции. – Самара: ПГСГА, 2009. – С.154-158 (0,6 п.л.);

  4. Клюшина А.М. Переводное соотношение английских и русских залоговых конструкций [Текст] / А.М.Клюшина // Реальность, язык и сознание. Международный межвузовский сборник научных трудов. Выпуск № 4. – Тамбов: изд-во ТГУ, 2010. – С.257-262 (0,4 п.л.);

  5. Клюшина А.М. Логические стадии развития лингвистических взглядов на определение и сущность категории залога в английском языке [Текст] / А.М.Клюшина // Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы. Материалы пятой международной научно-практической конференции. – Самара: ПГСГА, 2010. – С.248-250 (0,4 п.л.);

  6. Клюшина А.М. О противоречивости причастия II в английском языке [Текст] / А.М.Клюшина // Известия высших учебных заведений и научных организаций. Общественные науки. Выпуск 1. – Москва: МИИ Издат, 2010. – С.31-38 (0,8 п.л.);

  7. Клюшина А.М. Пассивная конструкция как средство создания коммуникативной связности английского текста [Текст] / А.М.Клюшина // Язык. Словесность. Культура. Выпуск № 1. – Москва: Аналитика Родис, 2011. – С.88-91 (0,7 п.л.);

  8. Клюшина А.М. Субъектно-объектные отношения в английском предложении [Текст] / Г.В.Стойкович, А.М.Клюшина // Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы. Материалы шестой международной научно-практической конференции. – Самара: ПГСГА, 2011. – С.334-337 (в соавторстве с Г.В.Стойкович) (0,25 из 0,5п.л.).





Не спорь с эхом: последнее слово все равно будет за ним. Рамон Гомес де ла Серна
ещё >>