Парфений (Мурелатос), архим. Беседа настоятеля афонского монастыря Святого Павла с соловецкой братией - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Урок беседа. Беседа катехизатора с воцерковленными взрослыми по истории... 4 595.55kb.
Интернет-портал «Православие и Мир» 1 27.13kb.
Библиография по русской библеистике 7 1042.84kb.
Библиография по русской библеистике 7 1088.8kb.
Библиография по русской библеистике 4 727.17kb.
Творения святого преподобного ефрема сирина том 4 36 6126.38kb.
Икона Божией Матери Невская "Скоропослушница" 1 347.5kb.
Преподобный Никодим Святогорец Невидимая брань Предисловие к изданию... 17 2873.17kb.
Исаакиевский собор 1 21.84kb.
Архимандрит Трифон (Плотников), настоятель Антониево-Сийского монастыря 1 192.67kb.
Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, Чудотворца 1 37.67kb.
Восточный вопрос и российская дипломатия в 1864-1871 гг. 3 520.29kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Парфений (Мурелатос), архим. Беседа настоятеля афонского монастыря Святого Павла - страница №1/1

Парфений (Мурелатос), архим. Беседа настоятеля афонского монастыря Святого Павла с соловецкой братией (19 ноября 2011 г.)

12-14 ноября 2011 г. Соловецкие острова с паломническим визитом посетил игумен афонского монастыря Святого Павла архимандрит Парфений (Мурелатос). Гостя сопровождали насельники обители, члены духовного собора. Паломники молились за Всенощным бдением накануне воскресного дня в храме святителя Филиппа. За воскресной Божественной Литургией архимандрит Парфений и прибывшие с ним священники сослужили наместнику монастыря архимандриту Порфирию. Вечером в воскресение состоялась встреча архимандрита Парфения и членов делегации с братией Соловецкой обители. Отвечая на вопросы отца наместника и братии, архимандрит Парфений рассказал о своем монашеском пути на Святой Горе, где он провел уже более 57 лет, из которых 37 лет исполняет послушание игумена монастыря Святого Павла.



Архимандрит Порфирий, наместник Соловецкого монастыря:

- Ещё раз приветствуем отца Парфения - нашего дорогого гостя вместе с его братьями по монастырю святого Павла. Сегодня у нас есть, наверное, единственная возможность пообщаться со старцем, задавая вопросы о своей, о монашеской жизни, и о духовной жизни. Ну и, наверное, стоит начать этот разговор, поставив сразу одну из таких проблем, которые очень волнуют всех нас - это тема преемства монашеской жизни. Наш монастырь, батюшка, возродился лишь 20 лет назад: среди нас есть братия, которые 20 лет назад, в 1990-1991 гг., пришли сюда, в центр разорённой обители (монастырь был упразднён в 1920 г.), и, соответственно, семьдесят лет спустя после разгона монастыря здесь возобновилась монашеская жизнь.

Конечно, ни о каком преемстве не может быть речи - оно было утрачено: из тех монахов, которые жили здесь до закрытия монастыря никого в живых не осталось, поэтому монашеская жизнь 20 лет назад началась здесь «с нуля».

В Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, например, получилось так, что она была закрыта в 1920 г., а возобновлена в 1946 г., т.е. её закрыли на 26 лет, и в возрождённый монастырь вернулись монахи, бывшие там ещё до закрытия обители.

Другой пример являют нам афонские монастыри: для России это, конечно, удивительный пример, прежде всего, монашеского преемства. В частности, возглавляемый Вами монастырь святого Павла: нам известно, что вот уже сорок лет Вы являетесь игуменом, то есть старцем, духовником монастыря, причем сами провели в нём 60 лет, кроме того, нужно помнить, что монастыри Афона не переживали ничего подобного тому, что здесь пережило российское монашество.

Монашеское преемство сильно живыми примерами Евангельского монашеского совершенства и, очевидно, Вы, батюшка, тоже застали тех, о ком можете засвидетельствовать, что они действительно являются духоносцами, что они имели чистую молитву, были обладателями даров Божиих, и Вы перенимали от них опыт монашества.

Поэтому, нам были бы интересны несколько Ваших суждений, несколько слов о тех людях, которых Вы можете назвать своими учителями, наставниками и примером монашеского совершенства, а также о некоей школе монашества в Вашем монастыре, о преемстве, священном преемстве монашества.

Архимандрит Парфений:

- Прежде всего, благодарю Бога и Божью Матерь, которая удостоила меня на закате жизни - потому что мне уже больше 80 лет, быть рядом с Вами, святый старче, о. Порфирий! Благодарим Вас за то, что Вы приняли нас с большой любовью в этом монастыре, который является очень древней обителью с очень большими и хорошими традициями. Мы с юных лет находимся на Святой Горе и живём там, куда нас призвал Господь. В этом святом месте мы видели монашеский пример жизни очень хороших отцов и не просто видели его, а жили рядом с ними, жили этим примером. И когда мы пришли на Святую Гору, мы нашли очень хорошие и добрые традиции и нам оказывали очень большую любовь и внимание все отцы, которые тогда были в монастыре и, прежде всего, игумен монастыря. Я пришёл в монастырь во время игуменства о. Серафима, он управлял нашим монастырём на протяжении 40 лет. Он старался брать пример с тех отцов, которые были до него ранее, и это был хороший монах. Когда он скончался, то игуменом стал другой монах, которого звали о. Андрей. И после него, на протяжении 7 лет игуменом был о. Евсевий. О. Евсевия сменил снова о. Андрей. Все эти отцы-игумены были очень хорошими монахами, они были большими подвижниками. Затем, в 1974 г. настал черёд моего игуменства. Отцы нашего монастыря с помощью Бога и Божьей Матери, придерживаются традиций, которым научились от монахов прежде нас живших - мы застали их в обители в момент своего прихода. Отцы, приехавшие вместе со мной, конечно, давно пребывают в монастыре, но они более молоды в духовном смысле по сравнению с теми, которые были там. Святая Гора в том виде, в каком она существует теперь, какой мы её сейчас видим, смогла сохранить себя только благодаря заступничеству Господа и Божьей Матери. Пресвятая Богородица является хранительницей Святой Горы; мы также познали, что Она является нашей предстательницей перед Богом и получили очень большую помощь от Неё и от Господа.

Многие люди замышляли или пытались сделать на Афоне что-то плохое, то есть, каким-то образом разрушить духовную атмосферу - но Божья Матерь всегда была нашей заступницей и не допустила того, чтобы что-то изменилось на Святой Горе.

Мы верим в то, что наше нынешнее паломничество не случайно, но совершается по благословению Божию и Божьей Матери. На Святую Гору для поклонения приезжает большое число монахов из России, они узнают для себя там очень много нового, также и мы узнаём от них многие вещи о состоянии государства, Церкви и монашества здесь, в России.

Вместе с отцами, находящимися здесь, мы также ездили в паломничество по Румынии. Из нашего монастыря, который находится около города Яссы, мы повезли с собой мощи святого Максима Исповедника. Во время поездки у нас была возможность поклониться святыням многих монастырей.

Я хотел бы сообщить вам свои ощущения от посещения вашей обители - как я это чувствую. Радуюсь, когда вижу вашего старца - игумена и вас - отцов обители. Сегодня Господь удостоил нас сослужить с вами и причащаться. От всего сердца желаю, чтобы Господь и Божья Матерь покрыли это святое место своей благодатью и чтобы ваша обитель всегда была под их предстательством и заступничеством.

Я чувствую печаль, когда думаю о том, какие великие испытания и мучения здесь испытал православный народ в эпоху гонений. То, что люди смогли поднять руку на святое, то есть попытались, насколько это возможно, под корень уничтожить храмы и монастыри, было делом рук дьявола, который ненавидит и Церковь, монастыри, и вообще духовную жизнь. Мы должны днём и ночью молить Бога о том, чтобы эти годы никогда не вернулись, чтобы их больше никогда не было в нашей жизни. Вижу что в вашей обители все монахи достаточно молодые. Нужно, чтобы монах проводил годы своей жизни богоугодно: прежде всего, он должен иметь страх Божий и пребывать в послушании, кроме того, монах должен любить церковные службы и тот личный долг, те обязанности, которые на него возлагаются, днём и ночью умолять Господа о своём спасении и о спасении всех православных христиан и всего мира вообще. Потому что если между братией не будет любви, послушания, терпения, - они не смогут по-монашески жить в этом святом месте.

Переводчик:

- Старец предлагает задать следующий вопрос.



Архимандрит Порфирий:

- Спаси Господи! Братия, пожалуйста, ваши мысли, вопросы, недоумения, как угодно?



Игумен Ианнуарий, благочинный Соловецкого монастыря:

- Геронда, расскажите, пожалуйста, как трудовая жизнь насельников монастыря сочетается с богослужебной? Сколько часов в день трудится братия, бывают ли такие послушания, которые вынуждают человека отсутствовать на службе, есть ли у вас монахи, которые заняты послушаниями настолько, что редко бывают в храме, есть ли послушания миссионерского характера, которые могут занимать человека весь день?



Архимандрит Парфений:

- Все отцы, которые живут в нашей обители, обязательно имеют свои послушания, однако, мы стараемся так определять, то есть устаивать нашу жизнь, чтобы послушания и работы не мешали человеку приходить в храм и молиться во время совершения богослужения. И всё-таки, существуют два послушания, которые в какой-то мере препятствуют тем людям, которые их совершают, приходить вовремя в церковь, - это послушание в поварне и в трапезе. Другие послушания не препятствуют их исполнителям приходить в храм вовремя.

Раньше, когда в нашем монастыре было больше монахов, у нас было очень много совместных послушаний, на которых присутствовала вся братия, но сейчас мы избегаем этого, потому что монахов стало меньше, и мы стараемся с их помощью исполнять лишь те послушания, которые совершаются внутри монастыря. А для послушаний за пределами монастыря у нас есть рабочие. В нашем монастыре не ведётся общественная деятельность как таковая. Вот, скажем, в других монастырях принято беседовать с мирянами, устраивать катехизические беседы или что-то иное - мы этого, в общем-то, избегаем, и только если паломники сами просят об этом - тогда мы, идя им навстречу, что-то им говорим, что-то им рассказываем, беседуем с ними.

Переводчик:

- Здесь нужно учесть некоторое различие в менталитете русского и греческого монашества: в греческой традиции работа, которую исполняет монах - никогда не называется послушанием, - она называется «дьяконима». То есть послушание, которое исполняет монах в полном смысле - это послушание духовному отцу, игумену, оно считается вещью чисто духовного порядка, тогда как в России в понятие «послушание», сейчас часто вкладывают тот смысл, который правильнее выразить словом «дьяконима», то есть работа, или, правильнее сказать, служение. Необходимо, чтобы вы учитывали эту смысловую разницу…



Архимандрит Порфирий:

- Спаси Господи, Вы сказали нам сейчас очень важную вещь…

Действительно, часто случается так, что для верного понимания многих вещей нужно соотнести какое-либо понятие с греческим этнонимом для установления смысловой первоосновы. Принципиально важно правильно понимать послушание как одну из важнейших составляющих монашества - мы действительно часто думаем, что выполнять какую-либо работу равно добродетели послушания.

Архимандрит Парфений:

- Мы стараемся, чтобы в нашей обители все послушания, непосредственно касающиеся монастырской жизни, такие как послушания в гостинице, в трапезе, в поварне, в храме несли только монахи или послушники нашей обители. Мирян или рабочих мы стараемся не привлекать к послушаниям такого рода.



Архимандрит Порфирий:

- Да, пожалуйста, отцы…



Насельник Соловецкой обители:

- Хотелось бы задать вопрос, касающийся обычных мирян, которые посещают Святую Гору, приходят ли в Ваш монастырь люди, не готовые ещё к монашеской жизни, но желающие приобщиться к жизни обители?



Архимандрит Парфений:

- Такие люди приходят на Святую Гору и в наш монастырь в том числе, и мы их принимаем. Мы оставляем их в монастыре на какое-то время, чтобы они испытали себя и увидели монашескую жизнь. Они никогда не остаются без духовного окормления, мы стараемся следить за тем, чтобы они исповедовались, ходили на службы, даём им посильное правило, то есть следим за их духовной жизнью, чтобы они не жили в обители просто как им хочется и как они читают нужным. Приходит много людей, желающих исповедоваться, они нуждаются в совете и помощи, часто у них очень много всяких проблем. И мы, конечно, стараемся им всячески помочь: я, в первую очередь, и мой помощник, духовник монастыря - о. Анфим. Обычно в греческих монастырях игумен является духовником, и вся братия ходит на исповедь к игумену. Но поскольку в силу своих обязанностей игумен часто не может исповедовать, когда необходимо принять исповедь, например, у многих приходящих к нам мирян, то назначается ещё один духовник, к которому могли бы за отсутствием игумена обратиться и миряне, и монахи, имеющие какие- либо духовные или другие нужды.

У меня очень много духовных чад и, конечно, я выезжаю в мир чтобы их исповедовать, но большей частью они поддерживают со мной связь по телефону, я исповедую их либо даю совет по телефону.

Переводчик:

- Два раза в год старец выезжает из монастыря, чтобы исповедовать своих духовных чад в Салониках и Афинах. Это делается осенью, он выезжает после праздника святого Герасима Кефалинийского, и находится в отъезде до Рождественского поста, т.е. отсутствует в монастыре практически весь ноябрь. О. Парфений едет в Афины и там исповедует, затем, в Салониках также исповедует женщин и детей, то есть людей, которым закрыт доступ на Святую Гору. Кроме того, он посещает своих чад в Греции во время Великого поста или, наоборот, бывает, что старец выезжает после Пасхи, тогда он тоже исповедует людей и в Афинах, и в Салониках. Для неотложных случаев старец поддерживает с ними связь по телефону в течение года.



Архимандрит Парфений:

- Слава Богу, что монашество на Святой Горе именно православное - оно до сегодняшнего дня сохранилось в чистоте от лжеучений или ересей. Поэтому каким-то образом, все монастыри и все монахи Святой Горы объединены строго определённой догматической линией и придерживаются одной традиции. Существует определённое духовное течение или духовная традиция, которой все придерживаются. В разных монастырях можно увидеть, конечно, небольшие различия, но в основном, если Вы приедете на Святую Гору - Вы найдёте везде одно и то же направление, которое всюду будет одинаковым. Я говорю сейчас о том, что есть одно святогорское направление, то есть святогорская духовная традиция.



Отец Тарасий:

- Есть ли у Вас какие-либо ещё помощники, кроме помощника духовника? Как составлено монашеское правило: сколько монахи уделяют молитве, сколько работают, какова по времени продолжительность службы?



Архимандрит Парфений:

- Вместе с послушниками нас где-то 35 человек. Для каждого монаха его личное правило определяется игуменом, оно не может быть одинаковым для всех, потому что мы должны обращать внимание на то, что некоторые люди сильны, а другие немощны. Если, например, кто-то не может делать земные поклоны, потому что у него болит поясница или ноги, то конечно, мы не заставляем их делать. Традиционно в нашем монастыре принято совершать 150 поклонов - их делают те монахи, которые в состоянии это делать, им я даю такое благословение. Послушники делают 50 или 70 поклонов, а если, например кто-то может делать больше, то я могу благословить ему делать и 400, и 500 поклонов.

Я очень внимательно отношусь к этому, потому что некоторые люди имеют очень большую ревность и хотят совершать и 1000, 2000 и 3000 поклонов, однако я ни в коем случае не разрешаю им этого никогда, потому что, может пройти месяц, два, три, а потом они вообще бросят делать поклоны.

В молодости я был лесником: у нас на Афоне есть лес и лесничество, там стоит келья с церковью и постоянно живёт лесник с каким-нибудь помощником. В это время я слышал о том, что один монах делает 1000 поклонов, другой монах делает 2000 поклонов, но я обычно делал 150 поклонов, хотя, конечно, бывали случаи, когда я делал и 400, но не больше.

Однажды, когда я был в том лесу, я сказал себе, что сегодня я должен сделать 1000 поклонов. Я их сделал, это было в полдень: было очень жарко, солнце было в зените и … первые 500 поклонов я сделал быстро, но потом с меня пот начал течь ручьём, я стал мокрым, как будто я находился в море. И когда я встал от этих поклонов - у меня начала кружится голова, земля и небо вертелись как колесо. Но через 15 минут я пришёл в себя и сказал: «ну вот, я попробовал, что такое 1000 поклонов, но в следующий раз никогда больше не буду этого делать».

В житии святого Христодула мы читаем, что он жил на острове Патмос и делал от 3000 до 4000 поклонов в день, но это, как бы сказать, вышеестественный подвиг. В наши время, когда все более менее немощны или больны, это не доступно. Мы удивляемся и восхищаемся древними отцами, которые совершали такие великие подвиги, но им помогала, конечно, их великая любовь к Богу и Божья благодать, но и времена, были несколько другие, потому что сейчас этот подвиг стал уже нам недоступным.

Что касается духовного собора в нашем монастыре, т.е. тех отцов, которые непосредственно помогают игумену управлять монастырём - все они, начиная с игумена, избираются.

В нашем монастыре действует внутренний устав, кроме того, он управляется последним уставным статутом Святой Горы, утверждённым в 1926 г. и общим уставом Святой Горы, который входит в Конституцию Греции, потому что Афон - это самоуправляемая часть страны. На основании двух последних уставов все монастыри Святой Горы являются автономными и самоуправляемыми - каждый монастырь управляется непосредственно игуменом и духовным собором. И конечно, если братия монастыря, игумен и духовный собор являются хорошими монахами, монахами духовными, тогда и в монастыре бывает всё хорошо и, в общем-то, нет никаких проблем.

Вся братия, все отцы очень внимательны к тому, что говорит и делает игумен, а он, в свою очередь, внимательно наблюдает за отцами, и за монастырём, за тем, как монастырь управляется и заботится о монахах и монастыре.

Самое тяжёлое служение, которое существует в монастыре - это служение игумена. Я говорю так, потому что это попробовал, я это испытал на себе, когда 20 лет я был послушником.



Переводчик:

- Нужно помнить, что в греческой духовной практике слово «послушник» обозначается двумя разными словами, которые имеют разное значение: первое, - «докимос монахос» - это человек, который живёт в монастыре и пробует монашескую жизнь, при этом он не является ещё монахом и может никогда им не стать, и второе, - «ипотактикос» - тот, который испытывает монашескую жизнь. В этом случае человек «потасите», т.е. слушается, он уже по сути дела стал монахом и его священной обязанностью является слушаться игумена, потому что он дал обеты. Этот человек называется ипотактикосом.



Насельник Соловецкой обители:

- Получается, что если, например, какой-нибудь архиерей вдруг придёт в монастырь и скажет: «Я хочу быть здесь монахом в этом монастыре», то у него будет свой старец, и по отношению к своему старцу, этот человек, имеющий сан архиерея, всё равно будет называться послушником, потому что он находится в послушании своему старцу…



Переводчик:

- Старец имеет в виду, что он 20 лет, он был вот этим «ипотактикосом» - т.е. в течение 20 лет находился в полном послушании у игумена, при этом, когда он был простым монахом, а затем, когда стал схимником, он делал то, что ему говорит игумен, то есть в течение 20 лет он испытывал, что значит слово «послушание» в духовном смысле этого слова.



Архимандрит Парфений:

- Как я уже сказал, 20 лет я был послушником в монастыре. У меня никогда не было проблем в моём служении, потому я всегда старался иметь послушание к игуменам и мне нравилось трудиться - я был рад послужить чем-то святой обители. Однако, когда я стал игуменом, то оказался в очень большом затруднении и много раз лично для меня ситуация была очень тяжёлой. Тогда я многократно умолял Госпожу нашу Богородицу о помощи, от Неё я имел и имею до сих пор великую помощь. У меня никогда не было никаких жалоб на своих монахов, на своих отцов, потому что они всегда слушались меня, всегда меня уважали и уважают, и я благодарю Бога за это. Это очень важно, потому что, каким бы достойным человеком не являлся игумен монастыря, он ничего не сможет сделать без поддержки братии. Все равно, что в какой-нибудь семье будет отец, имеющий 5-6 детей, которые не слушают ни отца, ни матери, и что он сможет тогда сделать, этот отец?

Поэтому святые отцы говорят так: «когда один помогает другому и имеют друг к другу любовь, они, таким образом, соединяются в одно тело и живут в любви Христовой».

Будничные службы в нашем монастыре… Конечно, каждый день у нас совершается Литургия. Часто у нас совершаются и две, и три Литургии, их служат в других пределах монастыря. Все основные службы совершаются в нашей святой обители ночью: в зимнее время служба начинается в час ночи, а летом - в полчетвёртого ночи. Как правило, в это время совершаются: полуночница, затем утреня, первый, третий, шестой часы и Литургия. Обычно, если нет праздников, полностью вся служба занимает 4 или 4,5 часа, начиная с полуночницы и заканчивая Литургией. Однако, в какой-либо большой праздник, допустим, в день памяти Трёх Святителей, в нашем монастыре служится полиелейная соборная служба, совершающаяся в главном алтаре соборного храма (обычно будничные Литургии совершаются в двух его приделах), такая служба может продолжаться и 5 часов.

Вечерняя служба летом начинается обычно в 6 часов вечера, а зимой - в полтретьего дня, и если это непостный день, то она длится час. На этой службе вычитывается канон Божьей Матери, один из канонов, которые собрал святой Никодим Святогорец в один сборник. На вечерней службе, совершающейся в постный день: понедельник, среду или пятницу, а также в воскресенье, служатся молебны местночтимым святым нашего монастыря, либо молебен Божьей Матери, и такая служба с молебном занимает обычно 1,5 часа: за это время совершают девятый час, вечерню и молебен.

После вечерни полагается трапеза, после которой, если это постный день - перерыв примерно час, а если непостный, - то полтора часа, и потом совершается повечерие с акафистом Божьей Матери, которое обычно длится полчаса. Кроме того, в нашем монастыре совершаются уставные всенощные бдения, их бывает примерно 40 в год.

Как вам известно, на Афоне принято другое время, и в нашем понимании полночь начинается с заходом солнца. То есть, сейчас, например, солнце заходит в шесть часов вечера, это значит по-афонски 12 часов ночи, всенощное бдение начинается в 12 часов ночи и длится от шести с половиной до семи часов, - если это простое всенощное бдение. Потом есть перерыв - он составляет около пяти часов, а после этого совершаются часы и Божественная Литургия в соборном храме. Затем следует общая братская трапеза.

Насельник Соловецкой обители:

- Скажите, как у вас на Афоне относятся к тем, кто приезжают в монастырь потрудиться, постараться навести порядок в сердце и голове. Как их задействуют, как к ним относятся?



Переводчик:

- Ну, на этот вопрос уже ответ был дан… К ним относятся очень внимательно, их всегда приглашают на исповедь, беседуют с ними, спрашивают, какие у них проблемы, пытаются им всячески помочь, молятся за этих людей, стараются, чтобы они получили духовную пользу от пребывания в монастыре. И обязательно назначают их на какие-то послушания, то есть следят за ними всячески и всячески им помогают, и всегда, когда эти люди остаются чем-то недовольны или просто хотят уехать, - игумен даёт благословение этим людям. Бывает так, что люди долго трудятся в нашем монастыре, например, полгода, год. Один такой трудник из России два года жил у нас был в монастыре, потом ушёл и игумен благословил выделить ему деньги на обратную дорогу домой. Мы относимся с очень большой любовью и по-человечески к этим людям, и наш игумен всячески старается им помочь.



Насельник Соловецкой обители:

- Многие, кто знаком с творениями древних старцев, говорят, что умное делание сейчас практически умерло. Как обстоит дело с Иисусовой молитвой на Святой Горе в наши дни? Слышали ли Вы об исихастах, которые достигли умного видения, существует ли вообще преемственность в этом?



Архимандрит Парфений:

- Я с юных лет нахожусь в афонском монастыре, но лично не видел, точнее, со мной рядом не было таких отцов, которые передали бы мне навык умной молитвы. Прежде всего, нас выучили оказывать послушание старцам, потому что те, кто стремятся к приобретению умной молитвы, должны пройти путь монашеского делания от азов, как бы с начальной школы до университета - это долгий путь, но его необходимо пройти. Поэтому я помню, что старые духовники, бывшие у нас в монастыре, учили нас постоянно молиться, однако в молитве ставили всегда некие пределы: например, сделать 200 поклонов, совершить 10 чёток или больше.

В малой святой Анне был один старец, которого звали Ефрем, то есть Ефрем Катунакский, сейчас все о нём знают, потому что о нём сейчас издано очень много книг. Он был человеком послушания и молитвы, я знал его лично и он научил меня многим духовным вещам. О. Ефрем Катунакский… меня удостоил Господь, и я служил вместе с ним. Он был одним из лучших отцов Святой Горы. И когда он был игуменом в своём монастыре, он не следил за тем, имеют ли отцы умную молитву, но всегда следил за тем, имеют ли монахи послушание, т.е. слушаются ли они своих духовных отцов и старцев, и этому он учил их в первую очередь.

Когда-то у нас в монастыре был один отец, он был немножко странный, потому что страдал подозрительностью и думал, что у него что-то крадут, или плохо говорят о нём, в общем, был он человеком подозревающем ближних. Один раз он пришёл ко мне и говорит: «Старче, благослови меня пойти к о. Ефрему и исповедоваться у него». У старца Ефрема же был порядок или установление, по которому, если к нему приходил какой-то человек на исповедь, и не имел при этом благословения от своего старца или духовного отца, он его не исповедовал и прогонял. И я сказал этому отцу, который намеревался пойти к старцу Ефрему: «У тебя есть благословение пойти к нему, но будь внимателен, не говори ему никакой лжи, т.е. не рассказывай свои подозрения, но скажи ему всю правду, потому что он поймёт, если ты где-то скажешь какую-нибудь неправду». Несмотря на то, что старец Ефрем был болен и лежал в кровати, он его принял. Старец спросил этого монаха: «Ну что у тебя там?». И этот отец, на протяжении часа-полутора рассказывал разные истории, о том, что игумен не оказывает ему внимания, а отцы притесняют его и желают выгнать, о том, что его никто не хочет видеть в этом монастыре.

Блаженный старец Ефрем ничего не говорил ему на это, и тогда монах окончил, сказав: «Старче, я, говорит, закончил, всё, что я хотел сказать тебе - я сказал». Тогда говорит ему старец Ефрем: «Я хочу, говорит, спросить тебя одну вещь, и ответь мне о том, о чём я тебя спрошу: исполняешь ли ты как монах свою духовную обязанность, ходишь ли в храм, совершаешь ли своё правило, ты исполняешь это?»

Этот отец отвечает о. Ефрему: «Я, говорит, ничего не делаю». На это старец ему сказал, что «в этом вся загвоздка, никто на самом деле перед тобой не виноват, винить ты должен только себя, ведь ты не исполняешь свои духовные обязанности, ты не исполняешь ничего, поэтому все перед тобой виноваты».



Насельник Соловецкой обители:

- Батюшка, скажите, сколько паломников принимает монастырь и не мешают ли они  монастырской жизни?



Архимандрит Парфений:

- Сейчас к нам приходит действительно очень много паломников и мы стараемся принять их потому, что гостеприимство - это Божественное установление, в нашей духовной традиции существует очень много примеров гостеприимства. Когда монахи, отцы монастыря духовно подготовлены, хорошо воспитаны и имеют духовность, - никто из паломников не может причинить нам вреда или сделать что-то плохое и каким-то образом повлиять на нас, изменить нашу жизнь. Конечно, некоторые отцы искушаются тем, что приходит много паломников, но я слежу за этим и стараюсь помогать своей братии.



Насельник Соловецкой обители:

- Определяете ли Вы для монастыря некую квоту на посещение его паломниками, что, скажем, Вы не можете принять у себя в монастыре больше определённого числа людей?



Переводчик:

- Раньше такая квота действительно существовала, но сейчас её нет. Священный Кинод накладывал на нас ограничение принимать не больше 200 человек в день, но сейчас это, в общем-то, не совсем соблюдается, и поэтому в наш монастырь приезжает много людей. Наш игумен считает так: «Мы должны принять всех, кто к нам приходит, даже когда у нас нет комнаты, пусть разместят паломника где-нибудь в коридоре, дадим человеку одеяло, пусть он будет жить в таких условиях, если захочет, но выгонять никого нельзя - это нехорошо». Братия старается слушать игумена и всё равно всех, кто приходит - принимают, несмотря на то, что записан он или нет…

Последний момент нуждается в пояснении, возможно, вы не знаете, что в некоторых афонских монастырях установлен лимит на посещение паломниками, например, один монастырь записывает только 20 человек. Затем монастырь высылает в Дафний машину за паломниками, которых на пристани встречают представители данного монастыря. И если человека не оказывается в списке, который есть у встречающих, то его не берут. У нас, к счастью, такого нет, и поэтому те указания, которые даёт нам старец, все исполняются на деле.

Насельник Соловецкой обители:

- Скажите, приходилось ли Вам за время Вашего игуменства выгонять кого-то из братии из монастыря и если да, то за что? Были ли монахи, которые сами уходили от вас? И ещё вопрос: переходят ли у вас монахи из одного монастыря в другой и принимают ли таких?



Архимандрит Парфений:

- За время моего игуменства у нас было много таких примеров. Святой Василий в своих аскетических творениях говорит, что если один монах в монастыре заболеет духовно, то есть станет больным и будет причиняет другим духовный вред, то полезно, чтобы такой человек ушёл из монастыря. Таких людей я всегда стараюсь возвратить на путь Божий, на путь духовной жизни, но если этот человек подвергся такой страсти анархии, безначалия, что с ним нельзя справиться, часто приходится просто изгонять таких людей. Конечно, для подобных случаев существуют определённые духовные наказания, которые применятся перед тем, как игумен принимает решение об изгнании человека и ему говорят: «Знаешь что, ты, наверное, уходи отсюда, потому что ты не сможешь здесь больше жить». Некоторые люди, которые сами уходят, потому что не могут привыкнуть к порядкам монастыря и не хотят подчиняться этим порядкам. Но такие монахи, уходящие из-за отказа подчиняться, куда бы они ни пошли, - они нигде не преуспеют. Конечно, сейчас вообще найдётся очень немного людей, которые находят духовных наставников и слушаются их и преуспевают. Некоторые отцы ушли из монастыря, ушли от послушания, оправдывая своё действие желанием жить более духовно, они думали, что пойдут и попросят келью в каком-нибудь другом монастыре.

Но, к сожалению, эти люди через некоторое время теряли и келью и пещеру, которую они избирали и оказывались в миру. В итоге они сняли с себя рясы и стали мирскими людьми.

Больше всего монахам помогает нестяжание, послушание и исповедь помыслов духовному отцу. Таких людей покрывает Господь, и они преуспевают духовно. И насколько человек смиряется и склоняет свою голову, настолько Господь ему и помогает. С гордыми людьми и эгоистами Господь не имеет никакого общения, Он не может с ними работать, не может ничем им помочь.



Иеромонах Петр:

- Скажите, сколько сейчас в вашем монастыре иеромонахов - служителей алтаря, и не мешает ли отцам пастырское служение быть настоящими монахами, то есть исполнять своё правило, но при этом находить время для общения с людьми и уделять им внимание? Существует ли вообще такая проблема? Насколько часто служат иеромонахи в вашем монастыре?



Архимандрит Парфений:

- Такой проблемы в нашем монастыре нет, потому что священники всегда должны быть добрым примером для остальной братии, т.е. для простых монахов. И священники всегда находятся рядом со старцем, с которым они во всём советуются. Сейчас, кроме меня, в нашем монастыре 5 священников, они являются непосредственно седмичными монастыря, т.е., совершают все службы. В воскресные, праздничные дни, и в дни престольных праздников мы всегда сослужим вместе. А игумен внимательно смотрит за тем, чтобы седмичный не имел в чем-либо препятствий для служения. В монастыре священники по старшинству имеют свою череду: каждый берет седмицу и служит всю неделю, совершая полностью весь седмичный круг богослужений. Затем, в другую неделю служит другой священник.



Иеромонах Петр:

- То есть у вас в монастыре священники служат по неделям?



Переводчик:

- По неделям, да.



Архимандрит Парфений:

- Если есть обстоятельства, по которым седмичный не может служить, то за него служит другой священник. Мы следим за этим и стараемся сделать так, чтобы  всё было хорошо налажено и чтобы в этом существовало некое удобство, потому, что эта вещь требует большого внимания.



Насельник Соловецкой обители:

- Скажите, как часто насельникам монастыря рекомендуется ходить на откровение помыслов?



Архимандрит Парфений:

- Раньше, когда я был моложе, <здесь старец имеет в виду первые годы своего игуменства, ему самому было в то время 44 года. - Примеч. пер.>, в пятницу или в другой день звонили в колокол, все отцы приходили на исповедь и исповедовались в этот день. А сейчас, когда я уже постарел и не имею достаточно сил и терпения, я принимаю двух-трёх человек или немногим больше каждый вечер, обычно после повечерия. Но если у отцов есть какой-то помысел или вопрос - они могут прийти ко мне и в другие часы. Обычно, я совершаю общую исповедь во время Великого поста или накануне праздников. Конечно, я стараюсь услужить всем отцам: принять их, выслушать, и всем по возможности помочь.



Отец Иоанн:

- Мне хотелось бы узнать, что в последнее время Вас беспокоит больше всего, за что Вы переживаете, если говорить о духовной стороне жизни монашествующих?



Архимандрит Парфений:

- Духовные проблемы всегда занимают наше внимание, и мы думаем о них. И когда мы сталкиваемся с трудностями, очень большими проблемами, в таких ситуациях я молюсь, потому что очень часто никаким другим образом разрешить их не удаётся. В разрешении трудных ситуаций нам помогает Господь и Божья Матерь, нашим главным орудием в борьбе против разного рода проблем является молитва и когда у нас возникают трудности, мы просим милости Бога и Божьей Матери. Без их помощи мы просто не сможем совладать с тем количеством трудностей и проблем, которые сейчас существуют. Во время своего игуменства я постоянно сталкивался с проблемами, и только когда я молился, мне удавалось их разрешить и выйти из них, иначе бы я не смог просто ничего сделать, иначе эти проблемы никогда не разрешились бы сами собой. Господь посылал очень много испытаний: меня одолевали болезни, они одолевают и до сих пор. С детских лет я был физически сильным и мог много работать, поэтому я до конца исполнял те послушания, которые на меня возлагались. Когда я стал игуменом, мне было 45 лет. Но когда мне стало 58 лет, тогда начались испытания, т.е. начался подвиг испытаний, болезней от разных скорбей, немощей телесных, я оказался у врат смерти, на краю, т.е. на исходе из этой жизни. Но всё же, Бог и Божья Матерь не допустили мне умереть, и я нахожусь сейчас здесь, и славлю, и благословляю Бога и Божью Матерь, и говорю: «Слава Богу за всё! Слава Тебе, Боже!».



Сейчас я нахожусь в преклонных летах и ожидаю окончания своей жизни, и, конечно же, надеюсь на милость Господа и Божьей Матери. Все посланные нам испытания, болезни и труды были очень полезны для нашего духовного состояния и дали мне очень большие духовные силы. Я с великой любовью и благодарностью Богу могу вам сказать, что, пройдя эти испытания, я ощутил, как усилилась моя душа, она действительно получила очень большие силы. Святые отцы говорят, что благодаря перенесению больших скорбей мы войдём в Царствие Божие, если нас удостоит Господь.

Архимандрит Порфирий:

- Что же, мы, наверное, не будем переутомлять старца. Сердечно благодарим Вас, о. Парфений и просим Ваших молитв и благословения - это самое главное, в чём все мы нуждаемся. Старец имеет опыт личного обращения и ответа по своему обращению к Богу и Божьей Матери. Для нас великой радостью является то, что о. Парфений посетил нашу обитель и нашу довольно ещё молодую по сравнению с братией монастыря святого Павла, братию Соловецкого монастыря, можно сказать, двадцатилетнюю с момента непрерывного монашеского жительства в этом месте. Будем также надеяться, что Господь сподобит нас побывать на Святой Горе Афон.




И в технике есть свои графоманы. Михаил Светлов
ещё >>