Отправитель письма запросил подтверждение о прочтении письма - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Творческая работа по составлению частного письма. Наглядность: раздаточный... 1 104.37kb.
Part 4 writing раздел 4 письмо 1 11.3kb.
Письма по-английски на все случаи жизни. Пономарёва С. Л 4 605.45kb.
Наставления, поучения, письма 1 256.59kb.
Б. Д. Дандарон письма о буддийской этике 23 5105.94kb.
Б. Д. Дандарон письма о буддийской этике 23 5132.89kb.
«Фронтовые письма свидетели истории». (8 класс) 1 153.16kb.
Творческая работа по составлению частного письма. Наглядность: раздаточный... 1 145.78kb.
Недостатки произношения, сопровождающиеся нарушениями письма 1 46.11kb.
Письма из франции 7 1705.96kb.
Вопросы к зачету по дисциплине «вспомогательные исторические дисциплины» 1 16.81kb.
«О подготовке к проведению летней оздоровительной кампании» 1 28.51kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Отправитель письма запросил подтверждение о прочтении письма - страница №1/1

Top of Form

Перевести

Bottom of Form



Перейти к тексту письмаwin    koi    mac    utf

Top of Form



Отправитель письма запросил подтверждение о прочтении письма. Что это?

Bottom of Form

Идет загрузка

Открыть


Это письмо можно открыть в приложении "". Приложение получит доступ к информации из этого письма.

Энергия, влозникающая из ничего, все равно потом уходит в никуда, даже если и участвует в каких-то процессах - созидательных или разрушительных, не важно - и это косвенно может подтвердить верность моих слов. Я не настаиваю на их истинности, но такова моя правда. Что касается приемлемого качества жизни, то наши позиции, полагаю, близки. Я считаю, что человек должен прекращать свое земное существование, когда он начинает чувстввать немощь, слабоумие и ходит под себя. Тем более, я против предсмертных мук. Как бы я в этом мире не сограшил, а я, как и ты, грешу в пределах допустимой погрешности, адскую боль при разрушении человеческой плоти считаю не карой небесной, а излишеством, которое лучше избежать. Вот у нас с тобой, Витек, и спор эстетеический возник. С почтением к уважаемому оппоненту.

Нет, Витек, я опасаюсь сейчас всего, потому что такое могу спиздануть, что самого потом оторопь берет, но рад что к тебе это не относится. Нештатные ситуации, которые возникают в твоей работе, конечно, заслуживают отдельного рассказа, в меру ироничного и самоироничного, а доживать до состояния, когда человек ходит исключительно под себя, и плавает, когда слишком много ходит, конечно, не стоит. Главное - качество жизни, которое состоит не в шике и роскоши, а в принципе разумной достаточности материальной и возможности развиваться духовно и интеллектуально, как душа того требует, без либерально-экономических препятствий. С другой стороны, правда и то, что многие паралитики или люди безнадежно больные цепляются за жизнь всеми когтями, но это, наверное, в них срабатывает инстинкт самосохранения. Даже те, кто верит в загробную жизнь, на мой взгляд, осознают, что окончательная перспектива человека - это вечный беспросветный мрак. Из мрака пришли, во мрак и уйдем. Рад встрече на бескрайних просторах Инета.

Top of Form



Перевести

Bottom of Form



Перейти к тексту письмаwin    koi    mac    utf

Top of Form



Отправитель письма запросил подтверждение о прочтении письма. Что это?

Bottom of Form

Идет загрузка

Открыть


Это письмо можно открыть в приложении "". Приложение получит доступ к информации из этого письма.

Витек, я тебя случайно не обидел своим последним письмом? Ты как-то неожиданно пропал в киберпространстве. Я иногда выражаюсь двусмысленно, это особенность моего мировоззрения, но, ей богу, ничего плохого при этом не хотел тебе сказать. С почтением, АТ

Видишь ли, Витек, ты обучен многим премудростям жизни, можешь баранку крутить, шлифовать гранит, да и для того, чтобы бумагу правильно резать, тоже необходимы определенные навыки, а я в этом смысле растение мимоза в ботаническом саду, помнишь был такой детский стишок у С.Михалкова. Как тридцать лет тому назад (17 явнваря 1980 года) опубликовал свою первую статейку про музей воинской славы в кишиневском погранотряде, так с тех пор только в себе и развивал этот тип человеческой деятельности. Даже машину отказался себе покупать, когда появилась такая возможность в 25 лет, поскольку боялся, что доеду на ней только до первого столба. Нет, вполне серьезно, если бы я тогда решился на такой шаг, то уже давно покоился бы на кладбище "Дойна". Словом, если отнять у меня публицистику и прочие "платные" увлечения литературой, то я и моя жена элементарно сдохнем с голоду, поскольку оба только и умеем две вещи в этой жизни - писать или не писать с ударением на втором слоге.
Что касается литературной деятельности, то со времени, как мы с тобой виделись в последний раз вымучил из себя несколько стишат "псевдопафосного звучания". Да вот тезке твоему в Питер собираюсь отправить статью "Печально я смотрю на "Наше поколенья", в которой устраиваю разъебай этому зазнайке Каюрову-Козию. По движению собственной души, исполненной возмущения по поводу грубого надругательства над русской словесностью, а не из желания участвовать в каких-то политических интригах. А то Витя Питерский, до упоения увлеченный делом разоблачения Каюра, ссылается на какие-то связи в российских верхах, которые не только помогут ему свергнуть последнего с пьедестала, ни и прошерстят московскую писательскую организацию, в коей тот подвизался.
Со смертью Юры Грекова, царствие ему небесное, моя надежда впервые начпечаться в Молдове в литературном альманахе типа "Кодры" в обозримой перспективе утрачена.
Рад общению с тобой.
Беру на себя смелость выслать тебе один из последних своих стишков.

Рассуждая о тирании,

в лабиринтах времён скользя,

вспоминаем года иные,

что никак нам вернуть нельзя.

Этот мир – безнадёжный астеник,

сбросив иго, презрев произвол,

тут же новый себе застенок

из нелепых иллюзий возвёл,

да и рад был, не зная позора,

впасть в постыдный безудержный транс,

предпочтя широте кругозора

ограниченность зыбких пространств,

как всегда с головой в них погрязнув

средь пустой и слепой кутерьмы…

Сколько было нас всяких и разных?

Как менялись со временем мы?

Прежде, помнится, семенили,

всё за той, что вела на правёж,

а сегодня её же сменили

тиранией пресыщенных рож,

чей заоблачный взлёт был неистов,

и, чтоб нас на химеры обречь,

те, как принято у гуманистов,

заводили вкрадчиво речь –

славься, патока, мёд и варенье! –

не о дыбах и не о кострах…

Но в глазах, как и раньше, – сомненье,

а в сердцах – неизбывный тот страх,

неуверенность в душах, терзанья

в тяжких снах без причуд и прикрас

от пришедшего осознанья

рокового, что дело всё в нас.

Мы доверчивы к слогу, что выспрен,

и подвержены все неспроста

магнетизму врачующих истин,

тех, что льют золотые уста:

боль уступит, мол, место блаженству,

ложным пафосом свергнем завет

и призывами к совершенству,

к идеалам, которых нет.

Чем порывы нам те обернулись,

не затронув глубинных основ? –

тиранией безлюдных улиц?!

тиранией бездушных слов?!

Этот мир, сдан в утиль за бесценок,

за понюх табаку, за алтын,

не заслуживал лестных оценок,

славы предков, регалий, святынь,

хоть при этом уверен был свято,

мыслил так: всё сойдёт ему с рук,

что добьётся, болезный, когда-то

почитанья потомков он вдруг.

Славься патока, мёд и варенье! –

клич его сладкопевцев-кликуш:

пусть взрастает зерно самомненья

на руинах растерзанных душ!

Не заметил, убог и скукожен,

отгорожен глухою стеной,

как ремень из продубленной кожи

вновь запястья нам свёл за спиной.

Не привыкнувшие к укоризне

всё мы стерпим, так было в веках,

что б не делали мы в этой жизни,

враз сокроют всё пепел и прах –

тополь летом так сыплется пухом,

в октябре облетает листва…

Тиранией плоти над духом

в век бесстыдного шутовства

мы пресыщены – может быть хватит

нам тащиться за нею след в след,

и пусть каждый свой пыл не растратит

на пустое!.. ответа всё нет.

Этот мир, он – блажной неврастеник,

совершающий свой променад

по верхам, в жанре плохоньких сценок,

нескончаемых клоунад,

где все мы – никакие актёры,

он – кумир наш, так было всегда, –

вот прицелился, плюнул, растёр и

не осталось от нас и следа.

Затерявшись меж Фрейдом и Бродским,

разучились идти мы на свет,

опьяненные сумасбродством

и свободой, которой нет.

Рад встрече в в киберпространстве, Витек. Хорошо, что у тебя есть работа, ибо без нее, конечно, в нашей социапьно-экономической формации не выжить. В советской действительности все было легче - право на труд в Конституции, которое на самом деле являлось трудовой повинностью. Пробудь полгода в простое, и участковый по месту жительства живо тебе оформит бесплатную путевку в учреждение "санаторного типа" года этак на два-три. Благодать. А теперь живи, как знаешь. Я пребывал месяц в суровом кризисе жанра, все окружающее, включая возможность зарабатывать относительно нормальные для молдавской действительности деньги, обрыдло. А как иначе, если фактически приходится заниматься "негритянским" писательским трудом, ибо все, что создано от твоего имении никого интересует, и никто за это не заплатит ни копейки, а иные местные "богатенькие буротяны" хотят выглядеть в сообществе таких же, как и они, задоголовых братков этакими маститыми литераторами. Это, с одной стороны, меня спасает, а с другой угнетает, высасывая последние душевные силы.


Переписываюсь иногда с твоим питерским тезкой. Он - мужик хороший, но излишне политизированый. Все пытается поставить раком московскую писательскую организацию, где вовсю "членит" Каюров-Козий, усердно эксплуатирует тезис о "теории заговора" в высших литератруных сферах, призывает с ней бороться всеми силами, а у меня для этого нет ни писательского веса, ни авторитета, ни, признаться, желания. Я чувствую себя, так же, наверное, как и ты, усталым путником на склоне жизненного пути. С почтением и робкой надеждой, что лучшие времена когда-то наступят. Тхоров.
                 

Здравствуй, Витек! Рад получить от тебя письмо, хотя, признаться, оно меня расстроило. В твоем возрасте да с твоим диабетом таскать плиты и шлифовать их. У нас, признаюсь, люди нашего круга на это не идут. Наверное, мы не знаем жизни. А может у нас просто кишка тонка. Неужели такая жестокая либерально-экономическая ситуация в Израиле, что приходится соглашаться на любой даже самый тяжелый труд? Что касается моего пристуствия в этой клоаке, то для меня этого убийство времени, которое я не хочу тратить на писанину журналистскую. В особенности летом на этой жаре. Я с тобой полностью согласен, что поэзия - удел немногих, но ее пространсттво сейчас оккупируется всякой саранчой. Во многом это происходит из-за того, что существует это прибежище графоманов - Стихира. Есть и другие, но из всех социальных сайтов лично я повыходил, едва войдя. Но я пытаюсь убедить тебя, дружище, что и в "качественных" журналах - традиционных и электронных - сегодня наблюдается засилье бездарей. Социальный сайт предоставляет тебе одно преимущество - ты не ждешь чужой милости, а сам размещаешь свои опусы, и это твоя помеченная территория. А журнал "Новый мир", бывший флагман советской литературы (возможно, я слишком высоко беру), - чужая помеченная территория, куда ни меня, ни тебя, ни Олесю, ни Сундеева не пустят на пушечный выстрел. Я тебе рассказывал о подборке, которой облагодетельствовала Ассоциацию русских писателей Молдовы "Литературка" в своем приложении "Евразийская муза". Это был позор. Держись, братан. Устраивайся на работу, которая бы тебе нравилась, не заставляла особо напрягаться и не унижала твоего достоинства. Поклон домочадцам.

Витек, привет, как твои дела? Как трудоустройство? Я обстоятельно изучил по твоей рекомендации наши журналы, благодарен тебе за наводку, но это ознакомление произвело на меня удручающее впечатление. Не потому, что я такой капризный и привередливый. Просто обитатели этих изданий ничуть не лучше аборигенов Стихиры, пишут всякую хуйню, но это претнциозно именуется поэзией, и в ответ пишутся восторженные критические статьи и литературные обзоры. Короче, рука ногу моет. И еще удивляет: запрет во многих изданиях на творческие контакиы, исключая традиционной почты, когда надо наклеивать почтовую марку, а потом еще мусолить конверт. Откуда такое ретроградство? Неужели русская поэзия имеет какое-то отношение к английскому футболу, где любая судебная ошибка возносится в абсолют высшей справедливости, котоаря обжалованию не подлежит. Я вести такую сложную перепсику не могу, так как сдохну с голоду. Все равно, это мелочи. Пиши, как у тебя дела. Привет Галине и сынуле.

Спасибо, Вить, всенепременно воспользуюсь и адресом, и советом. С почтением, Тхоров

Вот мне, Витек, кажется, что если ты от кого-то зависишь, то можешь провисеть в пустоте до второго пришествия. У меня лично нет доверия к сетевикам, как и к издателям бумажной периодики, так как их отношение к отдельно взятому творцу может оказаться предвзятым в силу разных причин, преимущественно, субъективных. Я, например, пытался открыть страничку на "Поэзия.ру", выслал три стихотворения. Мне модераторы прислали на "мыло" уведомление, что вопрос моего возможного появления на сервере будет решен в течение десяти дней, и если не придет позитивный ответ, значит, мне отказано и дальше можно не беспокоиться. Естественно , никакого ответа ни через десять дней, ни через год я не получил. Потом я естественно вошел на сайт "Поэзия.ру", как простой читатель, и такого "потока сознания" там начитался, что Стихира показалась мне после этого прибежищем лессингов и шопенгауэров. Я, конечно, последую твоему совету, но меня терзают смутные сомнения - у Шпака магнитофон, у посла медальон. Хорошего дня, дружище.

Вить, я присутствую на стихи.ру именно по этой причине. Я изучаю типажи всяких зазнаек и экзальтированных слащавых дамочек, считающих, что они создают подлинную современную поэзию. Наблюдение за дураками - чисто журналисткое дело, рождающее потом литературные образы. Их "величие" зависит от рейтинга, а я своими нравоучениями немножко возвращаю этих людишек из эмпирей на грешную землю. И не полемизирую, а издеваюсь. К тому же, замечу, там есть вполне нормальные, адекватные, талантливые товарищи, в том числе, и переводчики. Все они очень далеки от "навоной кучи", на которой властвуют действительно бездари и графоманы. Поверь мне, из 300 тысяч аборигенов сервера, сыщется не менее тысячи хороших поэтов, которые вполне могли бы публиковаться в периодике и издавать книги, да негде. "Литературка", московские толстые журналы, региональные издания - все это сегодня "помеченные" территории, на которых нет места "чужакам" типа нас с тобой. И в них тоже сегодня правит бал серость и тривиальность. Ты думаешь, что журнал "Наше поколение" один такой на постсоветском пространстве. Имя им - легион. Кстати, публиковаться на страницах этого "клозетного вестника" и есть настоящий позор. На мой пристрастный взгляд. На стихире, к слову, вывесили свою опусы Евтушенко, Вознесенский, царствие ему небесное, Дементьев и даже Кирилл Ковальджи. Между прочим, за Андреем Деменьтевым в "ЛГ" закреплено несколько полос в год, где он публикуепт свои вирши. Так главный редактор Юрий Поляков благодарит старика за то, что тот когда-то опубликовал в "Юности" его повсесть "Сто дней до приказа". А стихи АД - просто позорище.


Да, я списался с твоим питерским тезкой. Мы нашли общий язык. Думаю, будем и впредь обмениваться мнениями и соображениями. Пока втроем, потом может еще кто-то присоединится. Бывай, дружище. До встречи в киберпространстве.

Привет, Витек!


Замотала меня журналистская лихоманка, как в той студенческой прибаутке, бытовавшей на нашем курсе: с этими пьянками некогда стакан вина выпить. Но пишу, как и обещал, хоть и с опозданием. Объективно. Ознакомился с твоей подборкой переводов. Сравнил твою "Симфонию в желтом" Оскара Уайльда с признанным вариантом И.Копостинской, опубликованным, в частности, в "Библиотеке всемирной литературы", и нахожу ее вполне конкурентноспособной. Но тут, видимо, стоит говорить о качестве первоисточника. Такого блеска в поэзии, как, скажем, у Рембо (в отдельных его произведениях, например, в "Пьяном корабле", "Бале повешенных" или "Руках Жан-Мари"http://img.mail.ru/ru/btn/blink.gif , у Уайльда нет. И ничего тут не поделаешь. Я одно время пытался перевести на свой манер его "Легенду Редингской тюрьмы", взялся за дело с энтузиазмом, за три дня осилил три главы, причем рифмовал не только 2, 4 и 6 строки его секстин, но и 1, 3 и 5, что заметно усложняло задачу, однако технический аспект я вполне осилил. Вот только на середине опуса мне это занятие наскучило, и я его забросил, переведя его в разряд собственной "незавершенки" (в "совопукности" это еще три тома сочинений).
Предыстория моего обращения к Уайльду такова. Я перевел несколько "программных" стихотворений Артюра Рембо, включая "Пьяный корабль", и вступил в контакт (не самый предосудительный) с главой наших кишиневских педиков Алексеем Марчковым, с которым учился вместе на факультете журналистики. Тебе, вероятно, эта личность знакома. Мотивировка была таковой: мол, Рембо из ваших - из "голубков", так публикуй ее Петровна (кликуха АМ). Он поместил подборку в свой ежеквартальный журнал "Зеркало" и даже заплатил за нее достойный гонорар. Полторы тысячи леев за четыре стихотворения у нас в суверенной Молдове никто еще не платил. Тогда я предложил ему несколько расширить проект, обязался перевести в течение двух-трех месяцев ряд известных европейский поэтов нетрадиционной ориентации и издать отдельную книгу. Уайльд, естественно, входил в их число. Идея Марчкова зажгла, но в Амстердаме - штаб-квартире Международного педерастического движения ее завернули, сказал тому, что он должен сосредоточиться на главной задаче молдавского филиала организации - проведении в Кишиневе парада геев и лесбиянок, причем на главной улице города. Власти это бесстыдство запретили, причем сделали это в нынешнем году во второй раз, ссылаясь на традиции православия, не допускающего однополых связей. Несмотря на то, что АМ клятвенно обещал им, что никаких вызывающих одежд, как это было в ходе аналогичных мероприятий, проведенных в Нью-Йорке, Берлине и Загребе, на наших людях не будет. Т.н.Мужчины пройдут "по главной улице с оркестром" в строгих костюмах, а девки - чуть ли не в паранджах (шучу). Словом, Марчков расстроился, а в результате расстроилось и наше сотрудничество. Жалеть об этом я не стал, но шанс создать сборник был вполне реальным.
Теперь, что касается переводов Минкина. Ты, Витя, смелый человек, коль взялся за белорусского поэта. Я так понимаю, что было намерение опубликовать данную подборку. Я бы ни за что не решился на такое, потому что языки близки, и практически нет места для маневра. Любые аберрации от текста оригинала сразу бы бросались в глаза. Но в России именно такая практика - переводить современников - украинцев, белорусов и вообще поэтов с постсоветского пространства, считается прибыльным делом. Один почтенный абхазский поэт (прочитано в "Литературке"http://img.mail.ru/ru/btn/blink.gifжаловался на то, что переводчики наглеют, берут за строчку минимум 1 евро, и это считается демпингом, а к таким, кто работает на понижение, выстраиваются целые очереди из поэтов-националов. Во всех современных стихах, в том чсиле и подлежащих переводу, есть один общий недостаток. Они, в массе своей, безлики, не содержат будоражащих сознание мыслей, и работать над ними скучно. Я это отношу и ко многим своим опусам (ты сам это заметил в одном из предыдущих писем), которые уступают именно в силу этого обстоятельства тому, что я перевожу, ибо для собственных поэтических суждений мне не хватает поэтического вдохновения, кое никак не возбудить, пытаясь черпать его в окне с видами на помойку.
О Леониде Лари скажу следующее. Она была хорошей поэтессой, которую можно было переводить в восьмидесятые годы, однако то, что эта сука учудила со своим "продуктивным" лозунгом "Чемодан - вокзал - Россия!", лично у меня вызывает полное отвращение, в том числе и к ее творчеству. Как бы она в прошлом и теперь ни писала. Полагаю, у тебя, Витюша, это старый перевод.
В принципе, у меня создалось впечатление, что ты редко обращаешься в своей поэтической жизни к этой составляющей нашего "ремесла". Поэтому, брателло, я и прошу тебя выслать мне свои оригинальные стихи, которые ты сам считаешь лучшими, которые тебе особенно дороги. Я полагаю, таковые обязательно должны иметь место быть. И еще, не пропадай в эфире. Предлагаю объединение и общение нескольких персон. Может быть, со временем удасться создать в "паутине" свой форум. Без оглядки на то, будут его посещать посторонние или нет. Это будет место для общения единомышленников и спорщиков. Сразу вслед зя собой выйду на связь с твоим тезкой Сундеевым. Планетарии всех стран, соединяйтесь! До связи.

Спасибо, я обязательно напишу ему. И вообще надо налаживать общение между людьми, скажем так "ремесла". То, о чем я веду душеспасительные беседы с тобой, напрочь отстуствует в моем повседневном общении, ибо все мои друзья и знакомцы относятся к 99 процентам населения Земли, кои поэзию не принимают и не воспринимают. Пока! До связи.

Вить, спасибо за позитивную оценку. Что касается части переводов, то их неяркость, возможно, запрограммирована в самих текстах оригиналов. Из творчества Эдгара По меня задели две вещи - "Ворон" и "Улялюм", все остальное я переводил, как наполнитель, чтобы сказать потом, что я покусился на все творчество великого американского поэта. Техника перевода проста, можно даже сказать примитивна. Подстрочник плюс 1-2 уже переведенных варианта, чтобы, значится, не повторяться. Но это уже, наверное, от тщеславия. Языков, кроме русского, я, естественно, не знаю. Считаю себя восьмушником-англичанином, уровень знаний средней школы, да и то многое подзабыто из-за полного отсутствия лингвистической практики, и полурумыном. Румынскую поэзию читаю в оригинале, хочу перевести том только из поэтов соседней страны, ибо они воленс-ноленс стали фактором и моей внутренней культуры. Мои переводы, понятное дело, не претендуют на то, чтобы их помещать в собрания сочинений оригинальных авторов, но если когда-нибудь сподоблюсь издать пару-тройку своих книжонок, то одна из них будет называться, как я тебе уже писал - "Вольные, произвольные и фривольные переводы".
Витек, я прочел твои переводы и, выскажусь, по их поводу, возможно, даже сегодня вечером. Просто у меня сейчас на мониторе одна псевдопублицистическая херня, которую завтра надо отправить редакции-заказчику. Этим приходится, увы, кормиться. Чтобы отрешиться немного от этой херни, я вошел в почту и пишу тебе письмо, отдыхая душой хорошим общением.
Да, по поводу Бялика. Я воспользовался литературным переводом Зеэва Жаботинского с иврита и авторской идиш-версией поэмы в переводе Льва Беринского, который можно считать практически подстрочником. И поступил при этом, как это сделал бы Леонид Мартынов, который призывал как можно более творчески относиться к подлиннику, и добавлять в него свое негодование, если того требует ситуация. Вот и наплел отсебятины. Это, скорее, попытка переложения на свой лад по мотивам оригинала. Поставил перед собой творческую задачу завершить эту работу полностью с заголовком "Предтеча холокоста". Еще раз гран мерси за доброе ко мне расположение. И еще просьба, вышли, по возможности, свои стихи - опубликованные или нет, которые тебе ближе и дороже.

Вот это хорошо и долгожданно. Завтра с утра на тверезую голову, Виктуар, буду внимательно читать.

Витек, ты когда пишешь мне, периодически намекаешь на какое-то оццуцвие гонораров. Как тебе не стыдно, безобразник. Поэзия - это не проститутка. Это - блядь, которая отдается читателю бесплатно. Поэтому оставим меркантильные разговоры.

Витек, наконец-то разобрался в гребаном компьютере. Высылаю для ознакомления стишки западных, преимущественно, поэтов.

Мерси за комплиман, Виктуар. У меня собрана целая толстая книга, которая так и называется "Вольные, произвольные и фривольные переводы". В совокупности же три полновесных тома стихотворений, но в том то и дело, серьезных мест нет. То есть, они есть, в частности, в Москве, но туда я не пробился, даже имея некоторую (незначительную) протекцию. Пытался также покорить город ксмополитической славы Баку, но и там мои благие намерения разбились о стену Девичьей башни, которая в свое время папала в кадр в фильме "Бриллиантовая рука". Словом, помнишь, как в песне Высоцкого: там все места блатные расхватали. В смысле блатные расхватали места. В "Новом мире", этом ковчеге оттепельного вольнодумства, я тебе об этом говорил на нашей пивной ассамблее, даже завхоз подался в версификаторы, так как Государство Российское оказывает бренду "НМ" финансовую поддержку, памятуя, надо полагать, о вкладе, который внесли в развитие советской и россйской духовности редакции под руководством Твардовского и Залыгина. Но в нынешней версии журнала не пиздЯт уже о высоком, а пИздят конкретное бабло, и чужих, естественно, к этому плодотворному процессу не подпускают. "Литературка" - те же яйца, только в профиль. Г-н главный редактор сей газеты, основанной, помнится, еще Пушкиным и возобновленной М.Горьким, - типичный аферист. В периферийном европейском городе Кишла-Ноуэ объебал большую группу товарищей из театра имени товарища Апчехова. Те поставили спектакль по его довольно посредственной пьеске "Халам-Бунду", тот обещал им взамен любую помощь. Но когда режиссер-постановщик позвонил в Москву с конкретной просьбой, оказалось, что оставленные Поляковым номера соединяют его с каким-то борделем. Как говаривал перефразированный мной Шекспир, повторяя кого-то из своих античных предшественников: весь мир бордель, и люди - бляди в нем. В прошлом году в приложении к "Литературке" "Евразийская муза" была опубликована подборка современных русских поэтов Молдовы, преимущественно известных нам с тобой бабцов типа Петровны Юнко и Олеськи. Выбрали, как мне кажется, специально самое говно. Особенно мне "понравилось" поэтическое откровение Тезки Петровны, которая посвятила его многозначительно "России", и пишет, в частности, в нем что-то типа:"Вот шла к тебе, Россия, но не дошла, упала, и вот теперь лежу". Ее слова, конечно, фигурально воспроизвожу произвольно, в прозе, но смысл полностью сохранен. Я бы возмутился, если бы из предложенной мной редакции подборке стихов московские "мэтры" предпочли бы самую что ни на есть хуйню.
Да ладно, хрен с ними. Пришли в качестве алаверды что нибудь свое, новенькое. У меня, конечно, пока нет своего "порносайта", но скоро, думаю, будет. Чем черт не шутит. Не пропадай, братан, в киберпространстве. Пламенный привет Галке, если даже она уже и не реагирует ни на какие внешние раздражители.

Полностью с тобой согласен, Витек. Мерси за участие в судьбе. Не пропадай. Я работаю исключительно дома, поэтому в любой момент отвечу на любое твое письмо и выполню любую твою просьбу, естественно, в пределах моей компетенции.

Виктуар!
Рад, что между нами установлен виртуальный мост, и мы могём общаться. Я признаться в тот вечер, который явно удался, по пьяной лавочке потерял твою бумаженцию с "мылом", но потом, когда были готовы фотки, изловчился, пзвонил Эдику и "утончил" контакт. Моди не было дома, и я очень долго разговаривал с ее старой еврейской мамой, которая обладает даром дознавателя и вполне спокойно могла бы работать в Моссаде, ЦРУ или ФСБ. Пока она меня пытала, кто я, что я, откуда знаю Эдика, вернулся наш братан и прервал "следственные действия". После я практически сразу вышел с тобой на связь.
Высылаю тебе свои стишата в большем объеме, чем заявлял прежде, но это вовсе не значит, что они должны появиться на твоем сайте со ссылкой на безразмерность киберпространства. Если что-то не придется по душе, не включай. Как написала мне одна критикесса с паскудной Стихиры, публикующаяся на этом поэтическом порносайте под ником "Садистска Пародистка", я пишу всякую пафосную хрень. Не исключено, что она права. Пишите письма, поговорим, если будет такое желание, о судьбх поэзии и литературы, в широком смысле, похохмим о кишиневских нравах, которые вовсе не являются застывшей субстанцией, а постонно находятся в развитии по деградирующему вектору. Обнимаю, Александр.

Витек, абана мат, привет!


Высылаем тебе твою и все остальные рожи. Вечер явно удался. Пламенный привет Кикише, сиречь твоей жене Галине. Ответь, если, возможно, тебе не будет западло расширить твою страницу "Прощай, Молдавия" с 12-ти до чертовой дюжины поэтов, то я вышлю свою подборку из 4-5 стишат. Жду ответажэ. Тхоров.

Галка, на одной из фотографий у твоего супружника это не рога, а заячьи уши "плейбоя". Желаю любви и счастья.



Витек, абана мат, привет!
Высылаем тебе твою и все остальные рожи. Вечер явно удался. Пламенный привет Кикише, сиречь твоей жене Галине. Ответь, если, возможно, тебе не будет западло расширить твою страницу "Прощай, Молдавия" с 12-ти до чертовой дюжины поэтов, то я вышлю свою подборку из 4-5 стишат. Жду ответажэ. Тхоров.

Галка, на одной из фотографий у твоего супружника это не рога, а заячьи уши "плейбоя". Желаю любви и счастья.




Мир желает быть обманутым, пусть же его обманывают. Карло Караффа
ещё >>