Открытая перемена декораций - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Перемена №5 2 Май 2012 гбоу сош №484 №17 Перемена 1 80.71kb.
«Разным слоям населения нужны разные формы образования. И очень нужны... 1 35.39kb.
Открытая структура 28 6204.22kb.
Учительская перемена 1 157.23kb.
Название выставки 1 138.04kb.
Г в Институте гуманитарных наук состоялась открытая лекция 1 13.76kb.
Дорошевич Влас Михайлович 1 79.72kb.
Сказка «Mitten» на английском языке. Общение на языке 2 ноябрь 1 1 127.03kb.
Основная образовательная программа начального общего образования... 19 3321.84kb.
Посвящается памяти моих предков 17 4013.65kb.
Праздник- юбилей школы Музыка из к\ф «Большая перемена» 1 99.25kb.
Программа пленарного заседания IХ объединенного Форума тпп россии... 1 30.61kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Открытая перемена декораций - страница №1/4

Лоле БЕЛЛОН

Открытая перемена декораций



Серж Даниэль Дельпра
Соня Анн Пети-Лагранж
Маривонна Фредерик Менанже
Жанна Сюзанн Флон
Пьер Жерар Даррье
Роже Жак Риспаль
Жильбер Макс Виалле
Луиза Лоле Беллон

Постановка Ив Бюро


Декорации и костюмы Андре Аккар
Премьера спектакля состоялась 23 ноября 1978 года в Театр де Матюрен
Спектакль/пьеса удостоен/а премии «U» в 1979 году

Мужская гримерная для четырех актеров. Четыре гримировальных столика, умывальник, платяные шкафы, зеркало в полный рост. Над дверью – репродуктор. В глубине по центру – дверь, выходящая в коридор. Рядом – другая освещенная гримерная. Стена между гримерными не доходит до потолка. Идет трансляция. В громкоговорителе слышны голоса техников, заканчивающих монтаж декораций на сцене. Эти голоса накладываются на голоса актеров, которые готовятся к спектаклю.


Голос в громкоговорителе. Ну, давай, поехали. Готовы? Раз, два, три.
Шум передвигаемых декораций. Стучат.
Соня (открывая дверь). Пьер? Серж? Никого? (Серж лежит на полу, всхрапывает.)

Ой, прости! (Она прикрывает дверь и стучит в соседнюю гримерную.)



Голос Жанны. Секундочку.

Голос Сони. Жанна, это я, Соня. Я могу войти?

Голос Жанны. Конечно. (Открывается дверь.) Ну? Как ты себя чувствуешь?

Голос Сони. Так себе, не фонтан. (Небольшая пауза.) Ты была ужасно добра ко мне во время репетиций. Я хочу тебя поцеловать, можно? (Целуются.) Все, побежала, до скорого. (Снова проходит мимо двери.) Мадам, извините, не могу найти свою нижнюю юбку.

Маривонна (из коридора). Минутку, я иду.

Голос Сони (удаляющийся). Спасибо. Извините.
Стучат.
Голос Маривонны. Это я, мадмуазель.

Голос Жанны. Спасибо, Маривонна. (Шорох раскрываемых пакетов.) Скажите, пожалуйста, который час?

Голос Маривонны. Скоро половина.

Голос Жанны. Уже? Консьерж звонил мне домой?

Голос Маривонны. Да, по-прежнему никто не отвечает. Ваша дочь придет посмотреть на вас сегодня?

Голос Жанны. Жюдит? Не думаю, нет.

Голос Маривонны. Как только соберетесь одеваться, позовите меня.

Голос Жанны. Ой, нет, не сейчас.

Голос Маривонны (она выходит). Все пройдет прекрасно, вот увидите.

Голос Жанны. Постучите по дереву!

Голос в репродукторе. Нет, так не пройдет. Он один не сможет. Нет, нет, нет, сейчас поставим. Эй, Патрик, заряжаю тебе кулисы. Внизу есть кто-нибудь? Да, давай. Давай еще.
Входит женщина в халате. Зажигает свет. У нее в руках пакеты и сапоги или костюм. Серж лежит на полу перед большим зеркалом. Он не двигается.
Маривонна. Ой, напугали! Вы не заболели?

Серж. Нет. Расслабляюсь.

Маривонна. А-а-а … (Протягивает ему пакет.) Держите.

Серж. Что это?
Она раскладывает пакеты и телеграммы на столики и протягивает ему телеграмму.
Маривонна. Понятия не имею, это от дирекции.

Серж (зевая). Балуют нас.

Раскрывает телеграмму.


Голос в репродукторе. Ивон, ты там? Встань передо мной.

Серж (читая). Надо же, мой патер !

Маривонна. Как мило, что он послал вам телеграмму.

Серж. Очень мило. А главное, в таком случае он может не приходить на спектакль.

Голос в репродукторе. Надо поменять отметку.

Голос Жанны. Ой, Маривонна, мой корсет лопнул под мышкой, вчера, в четвертом акте…

Маривонна. Не переживайте, я зашила. Заметила, когда стала гладить.

Голос Жанны. Спасибо. Вы просто ангел. А что там цепляет в мантии Пьера? В ней не остались булавки?

Маривонна. Нет-нет. Я всегда проверяю, когда получаю костюмы. Думаю, это нейлоновая нитка, я посмотрю… (Сержу) Ладно, я пойду. Посмотрю, не нужна ли я вашим товарищам наверху.
Выходит. Пауза.
Голос Жанны. Добрый вечер, Серж.

Серж. Привет!

Голос в репродукторе. Эй, там что-то отклеилось, ты видел? Надо, чтобы высохло. Пройдешься пылесосом?
Слышен шум пылесоса. Входит Жанна. Она в пеньюаре, с чулком на голове. На лице ее – толстый слой пудры, как у Пьеро. В руке – четыре красных розы и шарф. Целует Сержа.
Жанна. Как ты?

Серж. Так себе.
Он раскрывает пакет и достает книгу.
Жанна (помахивая шарфом). Смотри!

Серж (показывает книгу). А у меня? Видела?

Жанна (берет книгу). «Моя жизнь в искусстве». (Открывает книгу и читает) «Держись. Робер». Ты думаешь, он сам выбирал?

Серж. Да ты что! Он уже три дня вообще из театра не выходит. Не знаю, как он вообще еще на ногах держится.

Жанна. А ты сам когда лег?

Серж. Как все, в два часа. Но всю ночь глаз не сомкнул. Или снились какие-то кошмары, занавес открывается, а я ни слова не помню, в голове пусто, застыл как вкопанный. Ужас, в общем…

Жанна (закрывая книгу и возвращая ему). Намерения прекрасны, но у меня все это обычно вызывает обратный эффект… Все эти букеты, телеграммы лишний раз напоминают тебе, что это уже сегодня вечером… Сегодня вечером, все зависит от этого вечера, сегодня надо быть на высоте… Черт! Сделаю, что смогу. Не буду хороша сегодня, буду хороша завтра!

Серж. Да нет, знаешь, пока раскрываешь телеграммы, расставляешь цветы, забываешь свои муки волнения. Как на похоронах. Все эти формальности невыносимы, но отвлекают. (Смотрит, как она выводит свою подпись на стекле, начинающуюся с заглавной «М».) Вот доказательство. (Пауза.) Ты, кажется, тоже провела не очень хорошую ночь.

Жанна. Чудовищную. Жюдит вернулась домой на рассвете с приятелями. Он начали обсуждать свои великие проблемы в соседней комнате, тогда я не выдержала, и они убрались.

Голос в репродукторе. Внимание, пожарный занавес! Внимание, занавес!

Жанна. Хотелось бы все-таки знать, куда она делась…

Серж. Дай мне пиджак. Нежарко. (Она передает ему пиджак.) Она все-таки симпатичная, твоя дочь…

Жанна. С чужими она – просто прелесть. (Пауза. Он зевает и отворачивается, как будто бы желая заснуть. Звук пожарного занавеса, который подымается и опускается, проверка для пожарных. Жанна закрепляет розы над каждым зеркалом.) Сегодня генеральная, а у меня вечные семейные истории! Каждый раз одно и то же. Как будто она это нарочно делает. (Пауза.) Ты смотрел вчера прогон?

Серж. У меня не было времени, много переодеваний. А что?

Жанна. Да так … (Пауза.) Не могу добиться эмоций. Я какая-то высушенная. Все осознаю. Все мне мешает. Слышу, как произношу текст, вижу со стороны, как двигаюсь, никак не могу полностью отдаться игре.

Серж. На публике ты обретешь себя.

Жанна. Ну, да! Вот так я и проваливаю все генеральные. (Вздыхает и улыбается.) Но небольшая надежда все-таки остается… А через восемь с половиной часов театр пусть хоть сгорит!

Голос помощника режиссера в репродукторе. Добрый вечер всем.. Начало спектакля через полчаса.

Жанна. Вот и все. Начался обратный отсчет. (Небольшая пауза.) Забавно, что когда я только начинала, такой тревоги у меня не было. Или ее было меньше. А сейчас покрываюсь красными пятнами. (Слышно, как в коридоре хлопает дверь.) Видел бы ты меня без грима…

Голос Пьера. Привет, птенчики! (Входит с сумкой. Сержу) Привет, старина!

Серж. Привет!

Жанна. Добрый вечер.

Пьер (увидев ее). О, добрый вечер, красавица… (Целует ее.) Ну что, сердце в пятках,как положено?
Жанна с улыбкой кивает. Пьер идет к своему столику, на переднем плане слева. Жанна идет за ним. Он включает лампу.
Жанна. Слушай, будь поаккуратней в начале чеетвертого акта…

Пьер. В начале четвертого акта?

Жанна. Когда ты заставляешь меня вернуться. Вчера у меня даже корсет лопнул.

Пьер. Я буду с тобой таким, как ты хочешь, красавица, где ты хочешь и когда ты хочешь…

Жанна (уходя). Я чувствую, что меня тошнит, забыла купить Перно Рикар …

Серж. Спасибо за розу !

Пьер. Ах, да, действительно! (Разворачивает свой пакет). Что это? Ух, ты, черт, виски Чивас, никогда не пробовал.
Открывает бутылку и фыркает.
Серж. Подожди до конца спектакля.

Пьер. На, консьержка тебе передала. (Протягивает Сержу две телеграммы. Читает записку, которая прилагалась к бутылке.) «От твоего старого сообщника и режиссера. Робер..»

Н-да, давненько… уже двадцать лет… Тогда мы были те еще безумцы. Ни гроша в кармане, а по ночам пропадали в кабаках… А теперь мы вполне буржуазны. Детишки, денежки, субсидии, это – возраст! Маривонна! (Она прибегает из своей комнатушки. Он достает из кармана своего пиджака кошелек и бросает ей.) Осторожно, там деньги.


Она выходит. Он достает из сумки плюшевого медвежонка и ставит его на столик.
Серж. Ты со своими игрушками пришел?

Пьер (доставая рукопись, одеколон и т.п.). Это мой малыш. Захотел, чтобы я взял его с собой. На удачу. Я не мог отказаться!

Голос Маривонны. Еще цветы, мадмуазель.

Голос Жанны. Спасибо. Ой, сирень ! Какая чудесная …

Голос Маривонны. Букеты большие, положим в раковину, мне некогда искать вазы. Скажете, если будут мешать…

Голос Жанны. А как же руки помыть …

Пьер. Куда я лак подевал? Черт. Кто мой лак свистнул?

Серж. Не я.

Пьер. Вчера вечером я его сюда поставил, после репетиции! (Открывает ящик и достает визитные карточки.) Надо же, там что-то валяется. (Читает.) «Браво», «Спасибо», «Наилучшие впечатления».

Голос Жанны. Корону мою не видели?

Голос Маривонны. Видела, она в шкафу, на полке. Я положила ее в коробку вместе с украшениями.

Пьер. Эй, юная премьерша, у тебя лака не найдется?

Голос Жанны. Ты же знаешь, парик упразднили.

Голос Маривонны. У меня есть. Сейчас принесу.

Пьер. Только, пожалуйста, не спешите.
Пауза. Пьер снимает обувь.
Серж. Из твоих сегодня кто-нибудь приходит на спектакль?

Пьер. Полетта не сможет, у девчонки с утра 39. Ангина. Какая там работа! Девчушка кашляет, мальчишка орет, телевизор надрывается, как тут сосредоточишься … Ну, Я и попросил маму. Придет бедняжка, в своих туфельках. А тут весь этот бомонд, она не привыкла… (Хлопает дверь в коридоре.) А когда она меня увидит в короне!

Роже (входя). Здравствуйте, господа.

Пьер. Привет, дедуля.

Серж. Привет.

Роже. Добрый вечер, Мадам.

Голос Жанны. Добрый вечер.

Роже. Как поживаете, дорогая ?

Жанна. Так себе.

Роже (идет к своему месту, которое находится за большим зеркалом). А у меня все совсем неплохо, спасибо. Я слегка заправился… сегодня такой день!

Пьер. А я должен слопать свой бифштекс из конины, без этого я – не человек .

Роже (открывает телеграмму). О, приятельница из Комеди Франсэз, как мило. Чудная женщина. Всегда меня поддерживала. Кроме того, великолепная актриса.

Серж. Да-а?
Пьер снимает часы, вынимает из карманов деньги.
Маривонна (входя). Вот ваш парик, месье, и лак. Но аккуратней, пожалуйста, больше у меня нет.
Пьер снимает подтяжки. Роже идет в глубину сцены, вправо, к шкафу, который находится между дверью и столиком Сержа, передает Маривонне свой плащ, кепку, зонтик – она дает ему халат.
Пьер. Спасибо, Маривонна. И, пожалуйста, не называйте меня «месье», мне это неприятно. Мы ведь с вами старые знакомцы.

Маривонна. Да, но с вами работала Мирей на других спектаклях.

Пьер. На этот раз мы работаем вместе. Мне кажется, все мои товарищи согласны, чтобы вы обращались к нам по именам.

Роже. О да, конечно.

Серж. Я подумаю.

Роже (передавая Маривонне кошелек). Там двести франков. (Садится на свое место, открывает зеркало, включает лампу и достает из портфеля свои вещи: бумажные носовые платки, вату и т.п.)
Пауза.

Скорей бы вторник.



Пьер (снимая брюки). Почему вторник?

Роже. Премьера будет позади…

Все. О-о…

Голос Жанны. Не надо об этом!

Роже. … и рыбалка начнется.

Серж. А ты рыбачишь?

Роже. У меня небольшая яхта на Терене, недалеко от Бовэ.

Пьер. На что ловишь?

Роже. На удачу… Уклейки попадаются, окуньки, усачи… всего понемногу.

Пьер (держа в руке свои брюки). Маривонна, не нахожу вешалку!

Маривонна (держит в руках костюм). В шкафу. (Сержу) Вас переоденем на сцене, они сделали там гримерку. (Собираясь выйти) Вам звонила дама. Люсьенна. Она вас обязательно дождется.

Серж. Спасибо, Маривонна.

Пьер. Надо же, тебе везет…

Серж. Где мои сапоги? Я их не видел.
Роже снимает пиджак и рубашку.
Маривонна (указывая на шкаф). Сзади, внизу. Я их почистила. Пока не забыла, дайте, пожалуйста, точилку для бородача из верхней гримерки. Он сломал грифель.

Роже. Жорж? Подождите, у меня, кажется, есть.

Маривонна (выходит). Спасибо. Я сразу же верну.
Пауза – первая пауза, отмеряющая первый акт – с этого момента паузы вообще должны быть длинными. На грани. Каждый думает о своей роли, о своем страхе, о себе. Пьер достает из шкафа свое трико, между своим столиком и столиком Жильбера начинает его натягивать. Роже надевает халат и идет к Пьеру, сидящему на своем табурете.
Роже. А патрона сегодня кто-нибудь видел?

Пьер. Да, я. Он был в полном замоте, но все-таки мы поболтали.

Серж. Я зашел в пять часов, он отпустил мне грехи.

Роже. А вчера вечером он не очень-то был тобой доволен!

Серж. Эта шутка… Он был в ярости, потому что вышел прокол с музыкой, а я оказался во всем виноват. Я пошутил… А

Пьер. Знаешь, ты все-таки мог бы погромче в третьем акте, в десятом ряду тебя уже не слышно. Предупреждаю тебя…

Серж. Я сейчас не в голосе и сколько бы ни напрягался… Никакого эффекта!

Голос Жанны. Знаешь, это правда. Жан тоже мне говорил.

Роже (снимая ботинки). А этот пусть займется собой. Иногда во время спектакля я вынужден прислушиваться, чтобы расслышать его, хоть и стою совсем рядом с ним.
Слышен голос Жильбера на лестнице, он говорит с теми, кто находится наверху.
Голос Жильбера. Эй! Ой! Отвяжитесь от меня, молодежь.
Хлопает дверь в коридоре.
Пьер (продолжая свою мысль). Он начинает, может быть, вяло, но надо видеть, как он потом расходится!

Жильбер (входит). Я чувствую, что сегодня буду очень хорош, осторожно, всех

смету!..


Пьер. Не поздновато ли явился ? Ну, ты даешь, совсем не напрягаешься!
Берет со стола полотенце и идет мыть руки. Раковина находится между столиками Сержа и Роже.
Жильбер. Я зашел к друзьям, наверх.

Роже (снимает брюки). Твоя гримерка здесь.

Жильбер. Эй, хватит, а то пойду переодеваться к техникам.

Серж (продолжает лежать). Слушай-ка, Жильбер, я ждал тебя после обеда.

Жильбер. Меня ?

Серж. В холле, в пять часов, мы договорились выпить вместе и поболтать.

Жильбер. I am sorry blanche, совсем из головы вылетело.
Небольшая пауза.
Роже (Жильберу. Идет вешать брюки и взять трико.) Я встретил девчушку, которой ты обещал два места.

Жильбер. Странно. Я на сегодня никого приглашал..

Роже. Ее зовут Кристиан. Очаровательная. Я бы за ней приударил.

Пьер (возвращаясь на место). Ты уже вышел из этого возраста, старичок.

Жильбер. Кристиан? Понятия не имею.

Роже. Тем хуже для тебя!

Пьер. Ты уверен, что не приглашал?

Жильбер. Ну, и память у нее… В последний раз это было в 1954 году! Прекрасно помню, сразу же по окончании алжирской войны…
Он зажигает лампу над своим зеркалом. Его столик слева, в глубине, рядом с дверью.
Серж. Кстати, о приглашениях, вы их видели ? Там режиссер, музыкант, художник, переводчик, художник по свету…

Жильбер. Автор… опять же …

Серж. Завлит, но только не актеры!

Пьер (надевает брюки от костюма) . Они – в списках приглашенных, а мы – на сцене, мне лично так больше нравится!
Серж (Роже, который натягивает трико)..Эй, ты взял мое трико.

Роже.: Вот и мне показалось, что велико… А мое-то куда делось?
Он в тапочках и в халате, возвращается к шкафу, ищет другое трико.

Серж встает, идет к своему месту, зажигает свет – начинает раздеваться. Пауза.


Жильбер. Скажу без хвастовства, на контроле полно народу. Много старичков. Не надо слишком громко орать, а то всех перебудим.

Роже. А известные лица есть?

Жильбер. Известные кому? That is the question, my lord.

Роже. Весь Париж, завсегдатаи генеральных …

Голос Жанны. Никаких имен, умоляю. И так тяжело в первый вечер… А если еще буду знать, кто там сидит в темноте, прямо напротив, и смотрит на меня!

Пьер. Да что тебе до них? Ни о ком не думай, играй и все.

Жильбер. Это же Жанна! … (Жанне) Они от тебя отстали? Ты сегодня вечером должна очень постараться… Я буду идти точно по тексту.

Голос Жанны. Меня никто не интересует. Но как подумаешь, что они здесь в зале… это меня убивает, ничего не могу с собой поделать.

Пьер (начинает гримироваться). Не думай об этом.
Пауза.
Роже (сидит, надевает свое трико). Лишь бы все прошло хорошо! (Стучит по дереву.) Я так давно не работал… я хочу сказать, в театре !

Серж (Пьеру, надевает свое трико). Все об этом думают, даже Робер… Он может сколько угодно говорить, что для него этот вечер ничем не отличается от других.

Роже. Ведь уже столько лет… Радио, озвучание, что-то на телевидении … ерунда всякая…

Жанна (проходя по коридору). Через это надо пройти, я согласна, но давайте поговорим о чем-нибудь другом.

Роже. Может быть, я зря ушел из Комеди Франсэз, но быть «пансионером» в течение 10 лет… и что я там играл? Я был только на вводах.

Жильбер (в трусах, надевает носки). Поскольку здесь система абонементов, мы в полном порядке!

Серж (делает упражнения на растяжку). Субсидируемые театры тоже иногда бывают в дерьме, не надо обольщаться.

Роже. В любом случае, они бы меня уволили; поэтому я решил их опередить! Тем хуже для них!

Жильбер. Я одно скажу: подождем критику.

Роже. …Моя жена была против. «По крайней мере, там хоть какие-то гарантии… На гастролях в провинции Комеди Франсэз котируется… И вообще, вряд ли они решатся выставить тебя за дверь!» Как же!

Жильбер (надевая брюки от сценического костюма). Как будто готовлюсь к устному экзамену … Что за профессия ! Всю жизнь сдавать экзамены… Каждый раз идешь ва-банк…

Пьер. Тебе здесь не покер, дружок, не надо путать.

Жильбер. Покер… Я в покер никогда не играл. В рулетку….

Пьер. Какая разница.

Жильбер. Ничего общего. Сравнил веломотор с 750-й Хондой …

Серж принимает позу йоги. Пауза.


Роже (раскрывает большое зеркало, включает над ним свет и смотрит на себя). Нет, если уж начинать сначала, то сейчас. Чувствую, что процесс идет…

Жильбер (подбирает с пола телеграмму). Какой Анатоль?

Серж. Мой прародитель.

Жильбер. Ой, извини, я думал, это мне.

Серж. Он никогда не хотел, чтобы я называл его папой. Анатоль, звучит более шикарно. Мы – приятели, ну, как тебе это?

Роже. Чем занимается твой отец?

Серж. Пишет что-то… разные истории…

Роже. Это интересно.

Серж. Абсолютно неинтересно.
Пауза. Пьер видит отражение Сержа в своем зеркале.

Роже идет к шкафу за брюками от театрального костюма.


Пьер. Ты что здесь делаешь?

Серж. Снимаю состояние тревоги…

Жильбер. Странно как-то…
Мимо проходит Жанна.
Пьер (идет к раковине). Почему? Одни забавляются, другие принимают позы.

Роже (Жильберу, надевая брюки). Ты сегодня после обеда Робера видел?

Жильбер. Да. Побеседовали… В любом случае, ответственность на нем, мог бы меня не приглашать!

Роже. Он обожает тебя как артиста!

Жильбер. Сейчас он находит, что я немного пережимаю. Но я ему уже говорил : «Малоэкспрессивный актер – либо нездоров, либо ленив, либо ему мало платят!»

Роже. Мне не на что жаловаться, он был очень мил. Он даже мне сказал, как здорово, что тебе пришло в голову пригласить меня на роль.

Жильбер. Голубчик.

Роже (Жанне). А вы, милая дама, что-то все молчите…

Серж. Отстань от нее.

Жильбер. Она учит текст.

Жанна (входит, на ней - лиф и нижняя юбка). Кто мне пристегнет ?

Пьер. Конечно, я.

Жанна. Маривонна, должно быть, с Жаном.
Застегивает ей платье. Он в сценических брюках и в нательном белье.
Пьер. Могли бы взять еще одну костюмершу. На восемнадцать актеров. Вдвоем им не успеть. У них же не сто рук…

Жанна. Начни с талии.

Серж (встает). Они бегают как угорелые по этажам.

Пьер. Я не жалуюсь, заметь, обожаю одевать женщин.

Жанна. Осторожно, не уколи меня!

Пьер. Знаешь, ты, очевидно, была ничего себе, в молодости…

Жильбер. Прекрасные времена …

Жанна (Пьеру). Застегивай и помалкивай!

Пьер (Жильберу). Я из деликатности всех достаю! Серж (вставляет свою шпагу в ножны и идет к зеркалу). Вчера никак не удавалось выхватить шпагу. У меня был бледный вид. Получилось бы ее выхватить!

следующая страница >>



Указую господам сенаторам, чтобы речь держать не по писаному, а своими словами, чтобы дурь была видна каждого. Приписывается Петру I (на са
ещё >>