От ненависти до любви один шаг - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Марта Кетро Магички 7 1929.94kb.
О. генри Смешное и грустное в новеллах о генри 1 47.31kb.
Программа Associate 3 «перо шаг» (Feather Step) 3 «тройной шаг» 14 591.97kb.
Шаг Подготовка научной работы Шаг Подача заявки на участие 1 36.69kb.
Шри Раманы Махариши 1 29.66kb.
Молитвы для молодых: о умножении любви и искоренении ненависти и... 1 154.5kb.
Право на счастье 1 254.93kb.
II. из святоотеческого писания II. I. О любви преподобный Амвросий... 1 60.3kb.
Как сохранить сердце здоровым. Когда сердцу душно 1 37.09kb.
Семинара Натальи Котельниковой «Следующий шаг» 3 383.72kb.
Алгоритм венгерского метода Шаг 1 1 13.11kb.
Эдмон Ростан. Романтики Комедия в трех действиях 5 1361.64kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

От ненависти до любви один шаг - страница №1/8



От ненависти до любви один шаг

Смотришь нежно, ждешь его вниманья,
Чувства те же, но не понимаю,
Сколько можно жить, любя украдкой?
Очень сложно скрыть твои повадки,
Очень трудно скрыть мои страданья,
Очень, очень, очень, очень неприличное желание...

Отрывок из песни группы ТаТу: «Мальчик-гей».




Глава №1: «Все меняется».

Гарри понятия не имел, что дернуло его уйти от Дурслей утром, за день до своего дня рождения. Доехав на метро до Лондона, он полдня шатался по городу, а затем заглянул на Диагон-Аллею. Любопытно было бы скользнуть и на Мрак-Аллею, но, подумав, он всё-таки решил отказаться от этой идеи и вышел в магловскую часть города. Пройдя пару кварталов, парень вдруг заметил Малфоев, - всю семейку - входящих в скромный, но миленький такой особнячок. Гарри заинтересовался и, сделав вид, что ждет автобуса на остановке, внимательно следил за прибывающими гостями. В общем и целом, это были слизеринцы и Пожиратели. Но самое удивительное зрелище было впереди: к дому тихо подъехал шикарный тёмно-зелёный лимузин, и из него вышли сам Вольдеморт и Снейп, как обычно, недовольный всем миром. Впрочем, на этот раз его недовольство было вполне объяснимо - вряд ли поездка с Лордом могла быть приятной.


Гарри встал и обошел дом кругом в поисках черного входа. К его изумлению, дверь этого самого входа была открыта. Он проскользнул внутрь и отправился путешествовать. Поднявшись по маленькой лестнице на третий этаж, где, по-видимому, находились спальни, Поттер начал планомерное обшаривание. Открыв дверь пятой по счёту комнаты, он узрел сидящего спиной ко входу Люциуса, прихорашивающегося у зеркала. К счастью, Малфой не мог видеть его отражения, и Гарри, не теряя времени, спрятался за ближайшим шкафом. Внезапно в голову брюнета пришла безумная идея, и он, стараясь двигаться как можно тише, зашарил по карманам. В одном нашлась палочка, а вот в другом… пузырек со Всеэссенцией. Впрочем, ничего особенно удивительного в этом не было: юноша давно понял, что без знания зельеделия аврором ему не стать, вот и начал самостоятельное обучение. Многие компоненты у него были, а те, которых не было, он выпрашивал у запасливой Гермионы.
Поттер вышел из своего укрытия и направил палочку на Люциуса, который по-прежнему его не замечал. Однако юноша решил подождать, пока Малфой увидит его, ведь нападать со спины - не в духе истинных гриффиндорцев.
Тот не заставил себя долго ждать: несколько минут спустя он закончил «наводить красоту» и повернулся. Его глаза расширились, а рука потянулась за палочкой, но...
- Stupefy! - Гарри с огромным удивлением смотрел за дальнейшим развитием событий - утонченного аристократа с замедленной реакцией отбросило к стене, при этом он задел комод, и тот, пошатнувшись, перевернулся. К счастью для блондина, не на него. Осколки зеркала брызнули во все стороны.
Как только голова Малфоя коснулась стены, он сразу же отключился.
«Неженка! - ворчливо подумал парень. - Подумаешь, об стену приложили. Она ведь, скорее всего, даже не каменная!»
Поттер подумал и снова направил палочку на свою жертву:
- Obliviate!
Вот так-то лучше.
Выдернув волос Люциуса, Гарри присвистнул и пожалел об отсутствии линейки. Длина просто ужасала.
Юноша достал пузырек и добавил в него недостающий компонент.
- Да, зелья немного, на сутки и еще часов семь-восемь, в принципе, должно хватить, если разделить на два приёма, - зеленоглазый пинком открыл первую попавшуюся дверь, которая, как оказалось, вела в санузел, и с помощью Mobilicorpus отбуксировал туда Малфоя. Потом наложил на него одно недавно вычитанное проклятие, погружающее человека на сутки в летаргический сон, и закрыл дверь с каждой стороны Запирающими заклятиями.
- Черт, во что же он был одет? - попытался вспомнить парень. Что-то наподобие темно-зеленой мантии, черных брюк и белой рубашки. - Нет, раздевать я его не буду. Не верю, чтобы здесь больше ничего не было.
Гарри открыл шкаф и присвистнул. Тот был забит под завязку. Немного порывшись внутри, Поттер состряпал себе костюмчик. Правда, его удивила одна деталь: Люциус все-таки был взрослым мужчиной, а нижнее белье у них было примерно одного размера.
- Да... Я, оказывается, вырос. Странно, сам не заметил.
Впрочем, все остальное ему было не слишком велико, может, только немного длинновато – он был ещё не настолько высок.
Он выбрал темно-зеленые брюки, светло-зеленую рубашку и очень темную, почти черную мантию. Восстановив зеркало и оглядев себя, Гарри решил, что ему зеленый идет намного больше, чем всем остальным слизеринцам, вместе взятым, ведь этот оттенок великолепно подходит к его глазам. А Вольдеморту вообще лучше одевать либо черное, либо красное. Зеленые и красные цвета вместе как-то не сочетаются.
- Ладно, хватит любоваться, пора пить, - он выпил ровно половину всего зелья и поспешно убрал пузырек в карман. Неприятные ощущения волной прокатились по всему телу, но Гарри даже не поморщился. - Да, приятного мало, а что делать?
Когда превращение завершилось, он еще раз придирчиво осмотрел себя, а вернее, уже Люциуса, ведь именно тот теперь отражался в зеркале. Затем поднял с пола палочку блондина и убрал в карман брюк. Собственную одежду пришлось сжечь. А как иначе? Вдруг кому-нибудь из домовых захочется здесь немного прибрать?
- Все круто, теперь можно погулять, - и гриффиндорец вышел из комнаты.
Не успел он пройти и пяти шагов, как появилась Нарцисса и заявила, что им надо поговорить. Гарри дал увести себя на второй этаж, в библиотеку, где они расположились у камина. Женщина налила ему виски и просто запихнула бокал в руку. Парню ничего не оставалось, как пить и слушать.
- Вы переоделись, дорогой? Зачем? - и сама же ответила: - И правильно, Вам очень не идёт классическое сочетание черного и белого. Люциус, Вы на меня обиделись, да? - Гарри не мог понять, как у Люциуса хватало терпения - вот он, например, провёл в обществе Нарциссы всего пять минут и уже готов был придушить её. - Знаю, сама виновата, но я просто не могла смотреть, как Вы милуетесь с... - она всхлипнула. Гарри изобразил презрение и недовольство, хотя на самом деле ему было ужасно любопытно, с кем изменяет жене Малфой, - …с Лордом, - закончила она и вновь всхлипнула. К счастью, на мужа она не смотрела, иначе бы заметила, как у того отвисла челюсть.
«Так... значит, Вольдеморт ко всем прочим прелестям еще и голубой. Супер!»
От необходимости успокаивать её Гарри спасли внезапно появившиеся старшие Крэбб и Гойл. Они увели его, оставив Нарциссу в одиночестве.
В зале яблоку негде было упасть из-за огромного количества гостей.
«И они все - Пожиратели!?»
Юноша пораженно оглядывался, впрочем, ни Крэбб, ни Гойл не обратили на это внимания. Они забрали у официанта три бокала с чем-то, что Поттеру очень не понравилось, и заставили мальчика, то есть Люциуса, это выпить. Да... градусов в напитке было не меньше семидесяти, перед глазами всё поплыло. Но, по-видимому, для организма Люциуса это было не так уж и страшно, так как зрение вскоре пришло в норму. И на координации движений алкоголь не сказался. Гарри снова огляделся. Так, а вот и Лорд Судеб. Болтает о чем-то со Снейпом. Неужели и этот тоже... Мальчик почувствовал, что его сейчас стошнит. Нет, конечно, Вольдеморт немного похорошел с момента их последней встречи, но обычным человеком его можно было назвать с большой натяжкой.
Гарри понял одну очень важную вещь - уроки окклюменции летом, то есть в июне, не прошли даром. Шрам совсем не болел, как будто его вообще не существовало.
Отвязаться от настырных дружков Малфоя удалось не сразу. Зато тут же к нему подошел милый сынок, правда, один.
- Отец, ты не видел маму? - Драко с любопытством рассматривал переодевшегося главу семьи. - Кстати, так ты выглядишь лучше.
- Спасибо. Последний раз я видел Нарциссу в библиотеке, - Поттер понял, что к концу вечеринки он точно оставит Люциуса без жены и сына.
- Не сердись на нее, просто это, и правда, было немного чересчур, - Драко поспешил удалиться.
«Что - «это»!? Что Люциус сотворил с Вольдемортом!?» - Гарри хотелось крикнуть это на весь зал, но он сдержал порыв и продолжил свое путешествие. Выходя из зала, он почувствовал на себе взгляд Вольдеморта, но решительно проигнорировал его. Лорду это, видимо, не понравилось, но устраивать сцену он не стал, а повернулся к подошедшему Долохову.
Следующая зала была наполнена танцующими парами. К нему тут же подпорхнула какая-то дамочка. Гарри напряг память - вроде это младшая сестра миссис Ленстрэйдж. Точно, она на нее похожа. И зовут ее...
- София, - окликнул какой-то юноша, но та лишь отмахнулась.
- Люциус, почему ты не танцуешь?
- Ты хочешь, чтобы я тебя пригласил, София? - девушка рассмеялась, а Гарри не мог понять, как у него получается разговаривать с теми, кого он никогда в жизни не видел, и разговаривать так, что никто из них не видел разницу между настоящим Люциусом и им.
«Впрочем, Вольдеморт сразу поймет, что я - не Люциус, тем более, я не смогу разыгрывать страсть к этому красноглазику».
Они протанцевали один танец, а затем София увлекла его в затемненную ложу. Там они устроились на милом диванчике. Гарри все-таки успел захватить виски - по-видимому, самый слабый алкогольный напиток здесь; София же взяла тарелочку с фруктами и в данный момент уничтожала виноград. Впрочем, это не мешало ей болтать без умолку. Гарри хоть и пытался подвести разговор к недавнему скандалу и узнать, в чем, собственно, дело, но девушка вполне успешно избегала этого вопроса. Зато парень мог похвастаться тем, что слизеринское общество он знал теперь, как облупленное.
Очнулся он только тогда, когда часы пробили двенадцать ночи. Поттер сообразил, что ему уже шестнадцать, и он допил уже, наверное, двадцатый бокал. Народ из этого зала потянулся в другую комнату. Юноша порывался, было, встать, но София вцепилась в него мертвой хваткой.
- Люциус, останься. Все равно мы там сейчас не поместимся. Да и Темный Лорд без тебя не пропадет и не соскучится. Позже подойдешь.
И Гарри остался. Только к пяти утра ему удалось отделаться от Софии, и он опять отправился в своё путешествие. К счастью, на Лорда он нигде не наткнулся, но зато заметил, как домовые закрывали тяжелые шторы. Видимо, чтобы не мешали лучи солнца. Так, вечеринка продолжалась и днем. А мальчику больше всего на свете в данный момент хотелось отоспаться. Но добраться до комнаты Люциуса не удалось - его поймали - опять! - Крэбб, Гойл, Долохов и кто-то еще.
- Люциус, как на счет покера? - с хмельной улыбкой спросил Гойл.
- Ты в состоянии играть? - спросил чей-то ехидный голос. Гарри повернулся и понял, что этот «кто-то» - никто иной, как Снейп.
- Конечно, да, - возмутился Гойл.
- Тогда пошли, - и зельедел первым направился прочь из этого зала.
Пройдя немного, они очутились в небольшой комнате. Гарри сразу же отказался от игры, Долохов поддержал его, а Крэбб, Гойл и Снейп присоединились к играющим. Впрочем, тех было немного, человека три.
- Слушай, Люциус, а где ты был в полночь? - поинтересовался Долохов.
- Все подумали, что ты уже спишь, - это оторвался от собственных карт Крэбб.
- Удивительно, что Темный Лорд не спросил о причине твоего отсутствия...
- Ты ведь был с Софией? - спросил один из неизвестных. Гарри кивнул. Все сочувственно на него посмотрели.
- София, может, и не плохая девушка, но недаром же твой сын, Люциус, называет ее «бульдожкой».
Впервые в своей жизни Гарри согласился с Драко Малфоем. Да, Софию не так-то просто отцепить от себя.
Игра продолжалась. Впрочем, это не мешало Крэббу и Гойлу напиваться и подливать напитки Люциусу. Как Гарри заметил (удивительно, что он вообще заметил что-то в таком состоянии), Снейп практически не пил и выиграл к двенадцати дня неплохую сумму. Долохов это тоже видел и наклонился к Гарри:
- Любопытно, как же это у Северуса получается? Он всегда выигрывает, даже если в стельку пьян. А уж когда трезв... Впрочем, тебя, как я помню, он редко обставляет. Я даже удивлен, что ты не играешь.
- Не хочется, - Поттер пожал плечами. Наверное, за всю свою жизнь он не смог бы узнать столько, сколько узнал за одну ночь. Часы пробили час дня, и парень вспомнил, что через полчаса действие зелья закончится.
Гарри извинился и, сославшись на усталость, ушел. Вслед ему бросили, чтобы в три часа он был на месте. Если же нет, Лорд его просто убьет, и вряд ли смерть будет быстрой.
«Интересно, что же будет в три часа?» - задавался вопросом юноша, идя в комнату Люциуса.
Ответа он не знал.
Открыв дверь и заглянув внутрь, Гарри понял, что не зря избавился от своей одежды. Комод стоял на прежнем месте, как новенький, но Люциус был все так же заперт в туалете. Поттер проверил степень сна и наложил заклятие еще раз, на всякий случай. Выйдя из туалета, он с удивлением увидел развалившегося в кресле Снейпа, с любопытством взирающего на него. Парень взглянул на часы. Так, за пять минут надо отделаться от собственного профессора Зелий.
- Что ты здесь делаешь? - спросил он. Обратиться по имени к Мастеру Зельеделия он, как ни пытался, не мог.
- Люциус, мне кажется, или с тобой и в самом деле происходит что-то странное?..
- Со мной все в порядке, - огрызнулся Гарри.
- Нарцисса всю ночь прорыдала, неужели ты не мог найти другого времени для поцелуев с Лордом?
«Так вот, в чем дело! Только что они так... как будто это было известно всем, но всем было неизвестно, что знают все...» - гриффиндорец почувствовал, что немного запутался.
- Люциус... - начал Снейп, но пораженно смолк. Глаза блондина постепенно меняли свой цвет на... зеленый. Люциус, или Гарри, развернулся к зеркалу и скривился.
- Вам лучше уйти, - бросил он Снейпу.
- Ты - не Люциус. Кто ты?
- Надо же, какое точное замечание, профессор! - голос вернулся, а вместе с ним и тонкая полоска шрама. Опять те же неприятные ощущения. Снейп вскочил и с ужасом смотрел, как лицо Люциуса словно бы смазывается и превращается в лицо... Гарри Поттера. Когда превращение закончилось, мальчик обернулся к Снейпу. Выражение глаз его не изменилось, а осталось таким же холодным и презрительным, как у Люциуса. Такой взгляд очень не понравилось Снейпу, но не это было сейчас главным.
- Поттер, что Вы здесь делаете? - прошипел он сквозь зубы.
- Профессор, если бы я знал...
- Поттер, Вы...
- Гарри, меня зовут Гарри, профессор. И я, правда, не знаю, что я здесь делаю.
- Где Люциус Малфой?
- Там, - он указал на санузел.
- Что Вы с ним сделали?
- Stupefy, Obliviate и проклятие летаргического сна.
- С какого момента Вы здесь?
- Не волнуйтесь, профессор, с Вольдемортом я не целовался, вроде... - как-то неуверенно добавил Гарри. Снейп прищурился, а мальчик продолжил: - С Нарциссой в библиотеке разговаривал уже я.
- Как Вы сюда попали?
- Через черный вход, - Гарри уже порядком надоело отвечать на эти дурацкие вопросы. Он уселся на тот же стульчик, на котором сидел Люциус. Снейп остался стоять.
- А домой Вы не собираетесь?
- Профессор, имею я право отпраздновать собственный день рождение? – возмутился Гарри, продолжая рассматривать свое отражение.
- День рождение? - в растерянности переспросил Снейп. Поттер повернулся к нему.
- Да, у меня сегодня шестнадцатый день рождение. Кстати, какому событию посвящена эта вечеринка?
- Дню рождения Темного Лорда, - автоматически ответил Снейп и спохватился. Растерянность исчезла из его взгляда.
- Супер! Мы еще и родились в один день! - Гарри криво улыбнулся.
- Перестаньте, Поттер. Вы сейчас же покинете этот дом.
- Что будет в три часа? - словно не слыша профессора, спросил мальчик.
- Пытки, - выплюнул Снейп.
- Как Вы собираетесь привести в себя и объяснить Люциусу происходящее за оставшийся час? Насколько я знаю, вывод из летаргического требует, по меньшей мере, пару часов.
- Поттер...
«Интересно, он меня убьет, или нет? Видно, что очень хочет», - Гарри с любопытством посмотрел на профессора и пришел к выводу, что не убьет. Пока.
- Садисты и извращенцы, - прошипел Поттер.
- Кто? - Снейп прищурился.
- Да все! - воскликнул зеленоглазый. Он отвернулся к зеркалу.
- Вы ведь хотите остаться? Более того - Вам придется остаться, но я не знаю, как Вы будете накладывать пыточное проклятие.
- Зачем?
- Сегодня очередь Люциуса Малфоя быть первым. Я не думаю, что у Вас получится.
- Я уже применял Непростительные проклятия. Но я тоже не думаю, что у меня получится.
Снейп опустился в кресло и задумался. Гарри разглядел его отражение в мельчайших подробностях. Как обычно, во всем черном, но мантия была сшита не из простой ткани, а из черного бархата.
«Дорогая вещь, но, впрочем, если учесть, какие деньги он выигрывает в покер...» - Поттер встряхнулся, встал и направился к шкафу. Снейп проводил его взглядом. После недолгих поисков Гарри нашел то, что искал. Черная мантия, тоже из бархата, правда, украшенная серебром.
- Что Вы делаете?
- София говорила, что на то, что будет в три часа, одевается черная мантия. Так что я переодеваюсь, - было немного странно что-то делать под пристальным взглядом Снейпа. А тем более - раздеваться. Мальчик расстегнул мантию и кинул ее на кровать. Затем надел только что вытащенную и повернулся к зеркалу.
- Впрочем, черный мне идет не меньше, чем зеленый, - Гарри сам не понял, что сказал это вслух, пока Снейп не бросил ядовито:
- Нормальная прическа Вам тоже идет больше, - Поттер не обратил на это внимания, хотя мог много чего сказать в отместку по поводу волос преподавателя. - Что Вы ищете?
- Очки. У Люциуса, в отличие от меня, прекрасное зрение. И где они могут быть? - Гарри вспомнил, что оставил свою палочку у Люциуса. Так может, там и очки? Парень вздохнул и начал открытие двери санузла, которое заняло довольно-таки много времени. Пока юноша произносил Открывающие заклятия и проклятия, челюсть Снейпа потихоньку отъезжала. Но он все-таки справился, и дверь открылась.
Палочка была на месте, а вот очки пропали. Неужели он так и будет ходить, будто слепой котенок? Нет, без очков он, конечно, видел, но плохо. Целый час он так не выдержит. Раздражённый Гарри вышел из туалета и плюхнулся на кровать.
- Не нашли? - поинтересовался Снейп.
- Неужели не видно? - прошипел мальчик, и учитель немного удивленно на него покосился.
- Сколько Вы выпили, Поттер?
- Профессор, я же просил называть меня по имени. Много, то, что за игрой – наверное, только пятая часть. Кстати, я даже представить не мог, что Вы так хорошо играете.
- Спасибо, но даже не думайте, что я буду называть Вас по имени. Сколько сейчас времени?
- Двадцать пять минут третьего. Как быстро время летит. И пить хочется, - Гарри задумался. - Профессор, Вы... хотя о чем это я? Вы наколдуете мне стакан воды, только если я буду тонуть.
Снейп подумал и послушно наколдовал стакан с водой на комоде.
- Профессор? Я поражен. Accio! - Поттер выпил воду и поставил опустевший стакан на тумбочку. Затем повертел немного палочку Малфоя из какого-то черного дерева.
– Слушается, и ладно. Лучше было бы, если бы у меня была палочка Вольдеморта.
- А почему не Ваша?
- Вольдеморт слишком хорошо ее знает. И я думаю, палочку Люциуса он тоже знает. А Вольдеморта потому...
- Я знаю, Поттер. Палочки-близнецы.
Гарри кивнул и махнул волшебной палочкой в сторону стакана. Тот разлетелся на множество осколков.
- Reparo! Неплохо, все-таки могло быть и хуже, - он взглянул на часы. Тридцать пять минут. - Такие вечеринки часто устраиваются?
- Такие - нет. Обычно бывает только основной состав Пожирателей.
- Пытают Crucio?
- Да.
- Маглов?
- Именно.
- Понятно, - Гарри посмотрел в окно и встал. Взял пузырёк и залпом допил оставшееся зелье.
Снейп с удивлением отметил, что Гарри Поттер не проявил никаких признаков недовольства. А эта прелесть по вкусу было одной из самых неприятных. Северус знал, что только тот, кто очень часто употребляет зелья, может вот так вот выпить его и при этом даже не поморщиться. Он мог, и Поттер тоже. Хотя мастером Зелий он точно не был.
Гарри снова взглянул в зеркало, чтобы удостовериться, что все в порядке. На него смотрели пронзительные серо-стальные глаза, белые волосы спускались на плечи.
- Нет, Малфою черный не идет, он похож на мертвеца. Особенно если учесть, что с его кожей загорать бесполезно, - проворчал Поттер. Снейп приподнял брови, изумляясь. Парень не обратил на это никакого внимания. - Любопытно, где меня буду держать до завершения действия зелья?
- Вы о чем?
- Я не смогу никого пытать, - Гарри кинул последний взгляд на зеркало и направился к двери. - Идемте, профессор Снейп.
Внизу наблюдалась небольшая перестановка. Два зала объединили, видно, стена была иллюзией. В центре место освободили.
Юноша нашел глазами официанта и взял у него бокал. Оказалось, что это была та самая семидесятиградусная бурда. Поттер скривился про себя, но выпил. Так, немного полегчало. Во всяком случае, беспокойство исчезло.
- Храбрость гриффиндорцев нуждается в стимуляторах? - хмыкнул Снейп Гарри на ухо. Обоим было непривычно то, что теперь они были одного роста.
- Нуждается, потому что обычно гриффиндорцы не применяют Непростительные проклятья.
- Питтегрю - гриффиндорец, - Снейп пожал плечами.
- Кстати, я ещё гадал, почему не встретил его здесь. Он жив?
- Жив, но из фаворов вышел, в принципе, уже давно. Зачем он Темному Лорду?
- Правильно, зачем? - Гарри оглядел зал. Заметив Лорда Судеб и поймав его взгляд, он улыбнулся. Тот кивком ответил на это приветствие и продолжил разговор.
- У Вас неплохо получается.
- Спасибо, - Поттер понял, что сейчас все и начнется. Все взгляды обратились к двери. В зал ввели темноволосого мальчишку. На вид ему было лет шестнадцать, в очках отражались направленные на него враждебные взгляды. Вольдеморт усмехнулся и что-то сказал стоящему рядом Долохову.
- Поттер… Хорошо, Гарри… Если Вы справитесь, я прибавлю Вашему факультету пятьдесят баллов, если же нет, то помимо Вашей персоны Гриффиндор лишиться сотни баллов. Вы меня поняли? - очень тихо прошипел Снейп.
- Да, Северус, - Гарри уже шел вперед, и поэтому ему пришлось обратиться к профессору по имени. Он остановился неподалёку от пацана, которого держали двое.
Когда Люциус подошел, они с поклонами отошли. Гарри взглянул на Лорда, тот благосклонно кивнул, и он сосредоточил все свое внимание на очень похожем на него мальчике.
- Crucio! - темноволосый сломался через минуту, его крики заполнили весь зал. Впрочем, ни на одном лице не отразились ни жалость, ни сочувствие. Даже на лицах девушек. Минуты через три, когда парень находился на грани обморока, Гарри с изумлением заметил, как рука пацана дернулась к заднему карману. Блондин отвел палочку. Пыточное проклятие прекратило свое действие, кое-где послышался шёпот. - Доставай, что там у тебя?
Мальчик послушался, извлек на белый свет палочку и тут же направил ее на Люциуса. Зал наполнился шорохом - все доставали свои палочки, лишь Вольдеморт с любопытством наблюдал за дальнейшим развитием событий. Видимо, все это напоминало ему обычные разборки с Поттером. Очевидно, ему хотелось посмотреть на все со стороны.
Гарри с бесконечной скукой смотрел, как мальчик мучается над тем, какое заклятие выбрать.
- Все равно у тебя ничего не получится. Ты - всего лишь мальчишка, - вынес он вердикт. Поттер понимал, что проще всего убить пацана, пока тот чего-нибудь не натворил. Но вот так взять, поднять палочку и произнести Смертное проклятие он просто не мог.
- Я - вампир, - мальчишка обнажил клыки в улыбке. Люциус спокойно осмотрел их. Конечно, Гарри знал, что нечисть, пусть даже и обычный мальчишка, намного сильнее взрослого мужчины. А Поттер был мужчиной только наполовину.
- Так чего же ты ждешь?
- А чего ждете Вы, мистер Малфой? - Гарри пожал плечами, и в этот момент парень ударил Пыточным проклятием. Поттер даже не дернулся. И это было для всех более всего удивительным. Откровенно сказать, все знали, что Люциус - слабак. А заклинание мальчишки не могло быть слабым. И оно не было таковым. Боль была ужасной; конечно, немного меньшей, чем от проклятия Вольдеморта, но все-таки любого другого она бы согнула. Гарри и сам не понял, что заставило его, не обращая внимания на боль, поднять палочку:
- Авада Кедавра! - глаза мальчишки расширились, когда, сбивая его заклинание, на него понеслась зелёная вспышка. Проклятие вонзилось в грудь мальчика, но убить вампира было не так-то просто. Гарри это понял. Он подошел к нему и забрал палочку из ослабших рук. Осмотрел ее и вынес вердикт:
- Перо феникса. Мальчишка, тебе не кажется, что ты слишком похож на Поттера?
- Не все ли Вам равно? Гарри Поттера Вам так просто не убить. Он убьет и Вас, и Вашего любовника, - выплюнул вампир.
- Тупица, - Люциус склонился над пытающимся встать мальчишкой и нежно убрал палочкой со лба прядь волос. Проблема была в том, что кончик палочки был отлит из серебра. Вампир дернулся от боли, его лицо исказила гримаса. А Гарри прошептал так тихо, как только смог, чтобы его не услышали. - Я не собираюсь убивать Гарри Поттера, потому что я и есть Гарри Поттер.
- Но... - вампир вылупил глаза на Люциуса. Он поверил, не понимая ни как, ни зачем, но поверил.
Люциус провел палочкой по щеке, затем по шее вампира. Тот чуть ли не стонал от боли. А Гарри не обращал на это внимания.
- Я не люблю муляжи, особенно, если они срисованы с меня, - палочка Поттера остановилась у сердца. Он чувствовал, что даже сквозь футболку серебро причиняет боль вампиру.
- Тогда убей меня, - если Гарри говорил тихо, то слова мальчика разносились даже по самым отдалённым частям зала.
- Почему ты думаешь, что я убью тебя? - Люциус приподнял белые брови.
- Потому, что ты должен, и ты этого хочешь. Так убей же меня… пожалуйста…
Вольдеморту все это откровенно не нравилось, ведь если проводить параллель, то темноволосый вампир, косивший под Гарри Поттера, просто почитает за честь, чтобы Люциус его убил. Что же блондин прошептал ему?
- Убить? - Люциус, казалось, размышлял. На самом же деле Гарри просто не хотел убивать мальчика, кем бы он ни был. Он вообще не хотел убивать. - Хорошо. Avada Kedavra.
Вампир в последний раз дернулся, когда серебряный наконечник впился в кожу, а зеленая молния достигла сердца.
Гарри отвел взгляд от тела и взглянул на Вольдеморта. Тот был спокоен, раздражение ему удалось удачно скрыть. Кивком головы он приказал Поттеру подойти.
- Люциус, ты что-то бледен, может, тебе лучше пойти отдохнуть?
- Хорошо, мой Лорд, - Гарри наклонил голову.
- Я провожу его, мой Лорд, - Северус выступил вперед. Вольдеморт кивнул, и Гарри со Снейпом вышли.
Отойдя немного, Гарри со стоном привалился к стене; учитель остановился и, наверное, впервые в жизни посмотрел на гриффиндорца с жалостью. Но главное - он справился. Хотя Снейп и надеялся, что ему не придется никого убивать.
- Почему я не смог убить его с первого раза?
- Даже у Темного Лорда не получилось бы сделать это. Он - вампир. Неужели тебя это больше всего волнует?
- Да, - мимо пронесся официант, но Гарри тормознул его и взял бокал с виски. Снейп, к собственному удивлению, тоже. Официант убежал, а Поттер, оторвавшись от стены, побрел по коридору.
- Поттер, - окликнул его учитель, - Вас проводить?
- Проводите, профессор, - Гарри обернулся и пожал плечами.
В комнате он просто завалился на кровать, правда, перед этим успел поставить бокал на тумбочку. Снейп уселся в то самое кресло, где сидел раньше.
- Я сказал ему, кто я.
- Зачем?
- Понятия не имею. Он очень похож на меня, по крайней мере, внешне. Наверное, я бы не смог так поступить, а он смог.
- А по мне, Поттер, Вы выдерживали большее.
- Профессор, Вы прекратите, или нет? Я же просил называть меня по имени!
- Поттер, - с нажимом обратился Снейп. Гарри оставалось только вздохнуть. - Мне кажется, самое лучшее для Вас сейчас - уснуть.
- Возможно, но не все так просто. Во-первых, я не знаю, когда проснусь. Вполне возможно, что настоящий Люциус Малфой очнется раньше, тогда мне будет плохо. Хотя мне так и так будет плохо, мое состояние можно будет даже назвать хреновым, - Гарри даже не подумал извиниться за ругательство, а Снейп только головой покачал. - Зачем я столько пил? Это риторический вопрос, профессор.
- У меня в комнате есть зелье от похмелья. Может быть, я схожу за ним...
- Так я Вам и поверил, профессор. Ведь Вы не вернетесь, не так ли?
- Вернусь, - Снейп поразился догадливости мальчика, но вслух попытался доказать обратное. - Кстати, кто варил Всеэссенцию?
- Я, - Гарри оторвал голову от подушки и потянулся за бокалом, не обращая внимания на недовольный взгляд Снейпа.
- Вы? - удивился профессор. - Как же Вы не отравились?
- Вопреки общепринятому мнению, зелья у меня получаются не плохо. Дамблдор считает, что это - еще один подарок Вольдеморта, как, например, умение общаться со змеями. Просто я сам не хотел учить Ваш предмет, профессор.
- Почему? - Снейп понимал, конечно, всю абсурдность их разговора, но это был не тот Гарри Поттер, каким он привык его видеть. В том, что он говорил правду, учитель не сомневался - пословица «Что у трезвого на уме - то у пьяного на языке» оправдывала себя.
- Неужели непонятно? Вы всегда терпеть меня не могли, впрочем, как и моего отца, а я всегда терпеть не мог Вас. Не знаю, как на счет Вас, но, думаю, все-таки мои чувства ненавистью назвать нельзя, хотя моменты бывали. Но я могу Вас понять. Например, того же Драко Малфоя я ненавижу, не думаю, что лучше буду относиться к его ребенку.
Снейп вообще мало, что понимал, но одно он понял точно: Гарри - не Джеймс. Тот всегда был напыщенным придурком, который всегда хотел слишком многого; мальчик же просто делал то, что от него требовали, и не стремился к большему.
- И, профессор...
Снейп поднял руку, призывая к тишине. Поттер заткнулся. В дверь постучали.
- Черт, где он там? - Драко постучал еще, вполне ощутимо.
- Драко, твой отец, наверное, спит, - протянул тонкий девичий голосок.
- А если нет?
- А чем он, по-твоему, занимается? - поддела девушка.
- Без понятия. Лорд еще просил найти Снейпа, вот его отсутствие меня и напрягает.
- Почему же, Драко? - блондин не ответил. Гарри все это время растерянно смотрел на учителя, а после последней реплики младшего Малфоя ехидно улыбнулся. Снейп прожег его яростным взглядом. - Драко, я так жалею, что учусь не в «Хогвартсе». Как я знаю, у вас, по меньшей мере, две достопримечательности - профессор по Зельям и Гарри Поттер.
- Не думаю, что тебе в последнем что-нибудь понравится.
- Почему? - девушка жеманно рассмеялась.
- Он точно не в твоем вкусе. Как я знаю, ты любишь «плохих» мальчиков.
- Да, таких, как ты.
- Я твой брат, забыла? Если да, то вспомни и перестань распространять на меня свое обаяние. Все равно попусту. Ладно, идем. Он все-таки спит, - шаги стихли.
- Я что, статуя какая, или картина, что меня приписывают к достопримечательностям? – обиженно пробормотал Гарри и отвернулся к окну. - А, кстати, профессор, почему Вольдеморт интересуется Вашим месторасположением? Неужели ревнует Люциуса к Вам? - он ехидно посмотрел на Снейпа.
- Заткнитесь, Поттер. Между мной и Люциусом никогда ничего не было.
- В принципе, мне как-то параллельно. Пусть Вольдеморт, если хочет, устраивает из вашего милого кружка Пожирателей гей-клуб. Мне до этого какое дело? Я, вообще-то, всегда спокойно относился к меньшинствам. Любовь ведь злая штука. Впрочем, иногда это не любовь, а страсть... - Гарри задумался, а Снейп понял, что он скоро сойдет с ума. Ему просто хотелось убежать, но бросить Поттера он не мог. Мальчишка мог заскучать и отправиться путешествовать дальше, а действие зелья может закончиться в любую минуту.
- Ладно, если Вы мне не доверяете, пойдемте вместе. У меня и отоспитесь.
Гарри легко согласился, вскочил и направился к двери.
- Мистер Поттер, Вы ничего не забыли?
- Точно, - мальчик отпер санузел и забрал свою палочку. С помощью все того же Mobilicorpus оттащил Люциуса на кровать, а его палочку положил на тумбочку. - Вроде все. Профессор?
- Все, идемте.
Всю дорогу Гарри болтал. Во избежание неприятностей он называл учителя по имени, а Снейп его - Люциусом.
Поднимаясь по очередной лестнице, Поттер поинтересовался:
- Так это правда, что между нами ничего не было? - Гарри хихикнул - конечно же, он имел в виду Снейпа и старшего Малфоя. Профессор только закатил глаза, он уже пришел к выводу, что обычный Гарри нравится ему больше. Этот был просто непредсказуем.
- Пара поцелуев, Люциус, не больше, - Снейп говорил это только потому, что уже придумал, как заставить его забыть все подробности этой безумной вечеринки.
- Да? - удивился Гарри, его глаза загорелись. Это очень не понравилось Снейпу, но он промолчал. Гарри продолжил: - И как?
- Что - как?
- Северус, это я должен у Вас спрашивать. Ладно, я просто хочу узнать, как это - целоваться с кем-нибудь своего пола.
- Так же, как и в гетеросексуальных отношениях - все зависит от того, как целуется партнер.
- И как же я целуюсь?
- Поттер, - прошипел Снейп, поворачиваясь к Гарри. Мальчик остановился. Его ехидная улыбка не сходила с губ, а игривое выражение глаз просто бесило. - Я понятия не имею, как Вы целуетесь!..
- А хотите узнать? - Поттер с любопытством смотрел на отвисающую челюсть профессора. Впрочем, недолго. В следующую секунду он уже шагнул к учителю и впился в его губы страстным поцелуем. Снейп растерялся. Нет, это была даже не растерянность, это было полное смятение; очнулся он только, когда понял, что отвечает на поцелуй Гарри. Впрочем, не ответить было сложно. Если поцелуи Люциуса были жесткими и холодными, то мальчик умудрился, даже будучи в чужом теле, передать все свои чувства и эмоции. Здесь была и страсть, и то упорство, с которым он всегда лез в самые опасные приключения, и та нежность, которую он, в принципе, никогда никому особо и не дарил.
«Какая разница, что это - всего лишь Поттер в обличии Люциуса, который завтра ничего не вспомнит! Этим моментом я буду наслаждаться, раз уж он решил предоставить мне такую возможность», - с яростью думал Снейп, полностью отдаваясь поцелую.
А Гарри и сам не понимал, что заставило его поцеловать учителя, которого он всегда терпеть не мог. Может, просто хотел увидеть то смятение, хотел увидеть, как Снейп взорвется, накричит на него. Но... вместо этого профессор ответил на его поцелуй с не меньшей страстью.
Они и сами не знали, к чему мог привести этот поцелуй, но Снейп услышал, как по лестнице кто-то поднимается. Он оторвался от Гарри и взглянул вниз. Потом приложил палец к губам и начал быстро, но бесшумно подниматься. Мальчик понимающе улыбнулся и поспешил за ним.
Только в комнате, ничем не отличающейся от комнаты Люциуса, Поттер перевел дыхание после поцелуя, а затем стал осматриваться. Нет, все-таки помещение было немного другим. У окна стоял стол со стулом. Поттер сел в кресло. Снейп прошел к столу.
Конечно, ему хотелось увидеть реакцию парня, когда он завтра с утра вспомнит, что вытворял накануне. Но нет. Если дать сейчас зелье от похмелья, то утром он ничего не будет помнить.
В принципе, оно было уже практически готово, осталось лишь разогреть. Он включил небольшую плитку, поставил на нее чашу и повернулся к Гарри, который уже не сидел в кресле, а с интересом рассматривал улицу за окном. Снейп вспомнил, что окна в комнате Люциуса выходили в сад, а там вряд ли что-то могло заинтересовать юношу.
- Знаете, профессор... – начал он и замолк. Эта пауза не пришлась по душе Снейпу намного больше всего остального, - а мне понравилось.
- Что Вам понравилось, Поттер?
- Наш поцелуй...
Мастер Зелий смотрел на блондина и удивлялся тому, что, даже видя перед собой Люциуса, он продолжает думать о нём, как о Гарри. Может, потому что это он и был? Люциус никогда бы не сказал того, что говорил Поттер. Люциус никогда бы не встал так, как сейчас стоит мальчик.
- Поттер, Вы никогда не думали о том, чтобы стать анимагом?
- Нет, а почему Вы так решили?
- Ваш отец был им.
- Я знаю, - Гарри не поворачивался, но Снейп знал, что печаль не тронула его лица при упоминании об отце. Этого никогда не было. - И какой же образ Вы бы мне посоветовали?
- Птица.
- Да? Почему? - Поттер в удивлении обернулся.
- Не знаю, просто мне так кажется.
- И какая же?
- Любая, что летает.
- Я создан для полетов? Мне говорили. Впрочем, карьера Ловца меня не прельщает. Чтобы Вы не думали, я не люблю быть в центре внимания.
- А какой образ Вы бы выбрали?
- Не знаю, но это был бы не олень, точно. Мне не нравятся рога.
- И только из-за этого?
- Практически, - Гарри снова отвернулся.
- Ложитесь спать, Поттер. Зелье будет готово минут через пять.
- А Вы?
- Я вернусь в зал. Наверное, Лорду и так не нравится мое длительное отсутствие.
- О, ладно, - Гарри, больше не обращая внимания на Снейпа, начал раздеваться. А тот понял, какую ошибку допустил. Страсть, разбуженная поцелуем мальчика, не ушла. И смотря, как Гарри скидывает мантию на кресло и начинает расстегивать рубашку, Снейп понял, что так просто уйти не сможет.
Поттер же взглянул на часы и улыбнулся.
- Мы вовремя пришли. Действие зелья заканчивается.
- Кстати, если Вам интересно, Поттер, заклинание по восстановлению зрения – Recosight.
- Спасибо, - Гарри чувствовал, как окончание действия зелья превращает его тело в привычную форму. Когда все закончилось, он, прищурившись, посмотрел на Снейпа. - Только любопытно, как я сам его буду применять к себе?
- О, Поттер, - учитель прошипел заклинание и махнул палочкой в сторону Гарри. Последний немного поморгал, но с удивлением понял, что видит.
- Классно! Большое спасибо, профессор.
- Просто Вы, и правда, напоминали слепого котенка.
- Смешно, - Гарри скинул рубашку и занялся брюками. Снейп поспешно отвернулся, впрочем, мальчик этого не заметил. Да, действие зелья закончилось, Гарри больше не Люциус, но ведь та страсть, которую испытывал Снейп, и не предназначалась Люциусу. Именно Поттер своим поцелуем смог разжечь ее. Ещё одной проблемой было то, что раньше Снейп считал его мальчишкой. Теперь же он понял, что Поттер - уже практически полностью сформировавшийся юноша.
«Вот этого я меньше всего боялся, когда предлагал ему пойти в мою комнату. Видимо, зря...»
По шелесту одеяла Снейп понял, что Гарри уже лег. Только тогда он зачерпнул зелье в небольшую кружку и поднес мальчику.
Гарри взял сосуд в руки, но пить не стал.
- В чем дело?
- Я читал об этом зелье, профессор. Если его принять перед сном, то на следующий день ничего не вспомнишь. Думаю, Вы это тоже знаете, - Снейп кивнул. Значит, мальчик не лгал – все-таки что-то он о зельях знает. - И я думаю, что не смерть вампира я должен забыть.
- Верно, Поттер.
- Тогда, раз я все равно все забуду, выполните, пожалуйста, две мои просьбы.
- Какие?
- Вы выполните?
- Может быть, - уж очень интересно было Снейпу, что придумал гриффиндорец.
- Первая: хотя бы сегодня называйте меня по имени.
- Хорошо, Гарри, - он не понимал, почему мальчику это так важно, но если он так этого хочет - ладно.
- И вторая: поцелуйте меня.
Он ждал. Он надеялся. А Снейп размышлял. Почему бы и нет? Вот только у него было такое ощущение, что на поцелуях дело не закончится. Хотя это - проблемы Гарри.
- Хорошо, но сначала ты выпьешь зелье.
Поттер кивнул и залпом осушил кружку. Снейп покачал головой. Зелье закипеть не успело, но было горячим.
- Ты горло не обжег?
- Понятия не имею, - Гарри пожал плечами и выжидающе посмотрел на учителя. Тот вздохнул и присел на кровать. В следующую секунду их губы встретились, и Снейп понял, что сегодня он точно никуда не пойдет. Гарри же это понимал чисто интуитивно. Хотя, когда Снейп зажал его между своим телом и кроватью, до мальчика это дошло уже вполне объективно. Гарри поднял руки к застежке мантии, и Снейп, не прекращая поцелуя, помог ему и скинул ее на пол. Мальчик почувствовал руки профессора на своей груди и плечах, в то время как сам расправлялся с рубашкой учителя. Удалив эту преграду, он, изучая, провел руками по плечам, груди, спине. Руки брюнета опустились к животу и ниже, к пряжке ремня. Легкий стон сорвался с губ учителя, и он с еще большей страстью приник к губам мальчика. А Гарри тем временем разбирался с ремнем и ширинкой. Губы профессора скользнули по его шее, и секундой позже юноша почувствовал их обжигающие прикосновения на своей груди. Это немного сбило его с толку, но он все-таки расправился с идиотским замком. Его рука скользнула внутрь, и на задворках сознания Снейпа возник вопрос: откуда Гарри все это знает? Впрочем, эту мысль заглушило наслаждение, подаренное нежными пальчиками, обхватившими его член. Стон больше походил на хрип. Снейп понял, что долго не выдержит. Он впился губами в губы Гарри и целовал его, пока мальчик удовлетворял своё любопытство и делал пробные движения. Но так не могло продолжаться долго. Снейп оторвался от губ студента, приподнялся и развернул его. Поттер, которому совсем недавно стали интересны половые отношения, почему-то увлекся одним романом про геев, так что поза его не удивила. Подготовка не заняла много времени. Когда учитель вошел в него, Гарри застонал. Легкая боль и сплошное удовольствие - оно накатывало волнами по мере движения и вскоре достигло апогея сразу у обоих. Их последние стоны слились в один. Обессиленный профессор скатился с Гарри в сторону и, взмахнув палочкой, произнес заклинание очищения. Брюнет перевернулся. Наслаждение усыпляло, и последнее, что он смог сказать, было слишком непохоже на все то, что думал Снейп о Поттере:
- Это было классно, даже если я об этом завтра и не вспомню…
Северус взглянул на него и встал, чтобы раздеться. Затем снова лёг. Все произошедшее слишком поразило его, чтобы даже думать об этом. И Мастер Зелий сделал самое правильное, что только можно было сделать - он уснул, прижав хрупкое тело Гарри к себе.


следующая страница >>



Детородный орган — средоточие всех удовольствий. «Упанишады»
ещё >>