Основной источник: сайт - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
В США вновь погиб ребенок из России. Источник: Известия 1 175.01kb.
Законы как источник конституционного права РФ конституция РФ основной... 1 100.66kb.
«Вода основной источник жизни на Земле» Карпенко Надежда 1 98.68kb.
Наименование вакансии (основной преподаваемый предмет) 1 123.04kb.
Гости на собственной родине. Источник: нтв американская жестокость. 1 135.16kb.
Сайт Музеев Московского Кремля как инструмент работы с партнерами 1 36.96kb.
Приложение к уроку 1 Ответы для проверки знаний по номенклатуре 1 24.34kb.
Структура вакуума решает проблемы Астрофизики и Физики 1 51.15kb.
Дипломных работ по курсу «Конституционное право Республики Беларусь» 1 109.38kb.
Конкурс для приемных семей. Источник: риа самара Всероссийская Школа... 1 196.54kb.
Шаг 1 – зайдите на web-сайт 1 27.96kb.
Медицинская генетика представляет собой область знаний о наследственности... 8 1640.94kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Основной источник: сайт - страница №1/3

Основной источник: сайт http://humbio.ru

Руководитель коллектива создателей Базы Знаний по биологии человека - профессор А.А. Александров (aaa@img.ras.ru).

Александров Артур Александрович - заведующий кафедрой, доктор медицинских наук, профессор - основатель кафедры медицинской психологии, врач-психиатр.

Является членом диссертационного совета по защите докторских диссертаций Санкт-Петербургского научно-исследовательского института им. В.М. Бехтерева, представителем России в Международном Совете по психотерапии, председателем комитета по медицинской психологии при экспертной группе Федерального научно-методического центра по психотерапии и медицинской психологии Минздрава России.

Член координационного совета по медицинской психологии Минздрава РФ, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации, член нескольких редакционных коллегий журналов по медицинской психологии и психотерапии. Автор 95 публикаций, в том числе семи книг.

Большое спасибо, Артур Александрович за подробное описание синдрома Ретта!

Синдром Ретта: корреляции генотип-фенотип, общие сведения

С момента открытия мутаций гена МЕСР2 стало возможным проводить направленное исследование генотип-фенотип корреляций в зависимости как от типа и положения мутаций, так и от особенностей инактивации Х-хромосомы (Х-инактивации) при синдроме Ретта (RTT).

Теоретически, зависимость тяжести болезни от типа ( миссенс , нонсенс , делеция и.т.д.) и положения ( MBD , TRD или в промежуточных областях) мутаций можно представить как функциональное последствие мутаций гена МЕСР2. В связи с чем миссенс-мутации , за исключением тех, которые ведут к потери специфичности взаимодействия белка МеСР2 с CpG сайтами ( Т158М и R133C ) являются, по-видимому, менее тяжелыми по сравнению с нонсенс-мутациями и делециями , приводящими к сдвигу рамки считывания. Нонсенс-мутации и делеции в начале кодирующей области МЕСР2 также, возможно, являются наиболее тяжелыми, а в конце кодирующей области наиболее легкими. Помимо этого, не оценено функциональное значение миссенс-мутаций в TRD ( R306C ) ( Yusufzai, Wolffe, 2000 ).

При изучении мутаций гена МЕСР2 у девочек с классической формой RTT было показано, что мутации являются одной из характеристик данной формы RTT. В связи с этим, можно сказать, что повышенная частота мутаций у детей с классической по сравнению с атипичными формами RTT косвенно свидетельствует о наличии зависимости фенотипа от типа и положения перестроек в гене МЕСР2 ( Bienvenu et al., 2000 ; Auranen et al., 2001 ; Weaving et al., 2003 ). При изучении корреляции генотип-фенотип у детей с классической формой RTT была обнаружена зависимость только между нонсенс-мутациями и двумя клиническими характеристиками ( аномалии дыхания и пониженное содержание гомованилиновой кислоты в спинно-мозговой жидкости) ( Amir и др., 2000b) . Обнаружено также, что сколиоз чаще всего встречается у больных с миссенс-мутациями . Тем не менее, общий показатель тяжести проявления болезни не был связан с типом и положением мутаций гена МЕСР2. Изучение мутаций у детей с такой атипичной формой RTT, как вариант с сохранной речью, показал, что у данных индивидуумов преобладают миссенс- и нонсенс-мутации в конце кодирующей области МЕСР2, что подтверждает предположение о том, что данные мутации приводят к более легкому течению болезни ( Zappella et al., 2001 ). Имеются также данные о том, что мутация R133C в большинстве случаев приводит к варианту с сохранной речью, хотя у всех исследованных наблюдалась неравная Х-инактивация ( Nielsen et al., 2001б ).

Отмечается еще одна характеристика, способная влиять на фенотип, - соматический мозаицизм мутаций гена МЕСР2 у детей с RTT. Были описаны два случая соматического мозаицизма мутаций у детей с RTT, и проведено сравнение с клинической картиной у детей без соматического мозаицизма с такой же мутацией. В результате было обнаружено, что у детей с мозаицизмом по мутациям гена МЕСР2 течение болезни представляется более легким ( Bourdon et al., 2001b ). Тем не менее, данный феномен вряд ли необходимо учитывать, поскольку соматический мозаицизм мутаций в данной работе был обнаружен менее, чем у 2% детей с RTT. Таким образом, соматический мозаицизм мутаций гена МЕСР2 не может значительно влиять на результаты исследования корреляций между фенотипом, положением и типом МЕСР2 мутаций при RTT.

Анализ зависимости фенотипа от особенностей мутаций гена МЕСР2 не позволил определить каких-либо четких корреляций, что связано с модифицирующим влиянием на фенотип такого феномена, как инактивации хромосомы X ( Amir et al., 2000b ; Weaving et al., 2003 ).

В связи с тем, что изучение корреляций генотип-фенотип у девочек с RTT представляется крайне сложным из-за влияния на манифестацию и течение болезни процесса Х-инактивация , ряд исследователей попытались изучить зависимость клинических проявлений и особенностей мутаций гена МЕСР2 у мальчиков. В ходе изучения корреляций генотип-фенотип у мальчиков разными группами ученых были получены противоречивые результаты. Так, в работе Zeev и др. (2002) авторы сумели установить определенные корреляции генотип-фенотип в рамках одной семьи. Но анализ других исследований показал, что у мальчиков с нонсенс-мутациями и делециями определить корреляции генотип-фенотип не удается ( Ravn et al., 2003 ). Таким образом, несмотря на то, что изучение корреляций генотип-фенотип у мальчиков позволяет исключить влияние такого фактора, как Х-инактивация, подобные исследования имеют свои сложности. Основной сложностью изучения влияния мутаций в гене МЕСР2 на фенотип у мальчиков является исключительная гетерогенность клинических проявлений. Ярким примером может служить мутация A140V , которая встречается у мальчиков с нервно-психическими заболеваниями разной тяжести ( Moog et al., 2003 ). В значительной степени на течение болезни влияет также наличие соматического мозаицизма по мутациям гена МЕСР2 ( Clayton-Smith et al., 2000 ) или наличие мозаичной формы синдрома Клайнфельтера ( Vorsanova et al., 1996 ; Vorsanova et al., 2001b ). Таким образом, наибольший интерес в свете проблемы зависимости генотипа от МЕСР2 мутаций представляет сравнительный анализ рекуррентных мутаций (кроме A140V ) и тяжести проявления болезни у мальчиков. В литературе описаны четыре случая Т158М мутаций у мальчиков. При наличии полной и мозаичной формы синдрома Клайнфельтера данная мутация приводила к фенотипу RTT , полностью удовлетворявшему всем обязательным диагностическим критериям ( Hoffbuhr et al., 2001 ; Leonard et al., 2001 ), в то время как, при отсутствии клона 47,XXY мутация Т158М приводила к тяжелой форме врожденной энцефалопатии , несовместимой с жизнью ( Villard et al., 2000 ; Lynch et al., 2003 ). Ha примере мутации Т158М можно видеть, что несмотря на все сложности изучения влияния мутаций в гене МЕСР2 на фенотип у мальчиков, определение корреляций генотип-фенотип в данной группе больных вполне возможно.

Другой немаловажной проблемой для корректного изучения корреляций генотип-фенотип является создание систем оценки фенотипа. В настоящее время наиболее распространенной системой оценки тяжести течения RTT является система, разработанная международным консорциумом по клиническому описанию случаев RTT ( Kerr et al., 2001 ), а также комплексная система оценки фенотипа при RTT, созданная в ходе изучения генотип-фенотип корреляций группой исследователей из Англии ( Cheadle et al., 2000 ). Тем не менее, изучение корреляций генотип- фенотип с применением этих систем оценок показало достаточно противоречивые результаты. Было показано, что миссенс-мутации приводят к более легкому течению болезни по сравнению с нонсенс-мутациями , локализированными в TRD , а нонсенс-мутации в начале кодирующей области гена, в свою очередь, приводят к еще более тяжелому течению болезни, чем нонсенс-мутации в TRD ( Cheadle et al., 2000 ). Тем не менее, в большинстве работ, использовавших подобные или собственные системы оценок, созданные на базе этих систем, не получено определенных данных при изучении зависимости фенотипа от положения и типа мутаций гена МЕСР2 ( Amir et al., 2000b ; Bienvenu et al., 2000 ; Huppke et al., 2000 ; Auranen et al., 2001 ; Nielsen et al., 2001a ; Weaving et al., 2003 ). Изменения кодирующей области гена МЕСР2 не всегда приводят к RTT, что, в свою очередь, делает сложным проведение корреляций генотип-фенотип в зависимости от перестроек в гене МЕСР2 ( Miltenberger-Miltenyi, Laccone, 2003 ). Поэтому предлагается проводить генотип-фенотип корреляции преимущественно у детей с классической формой RTT, и увеличивать количество учитываемых данных при описании фенотипа ( Percy, 2001 ).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что основной проблемой изучения корреляций генотип-фенотип в зависимости от положения и типа мутаций гена МЕСР2 является необходимость модификации старых или создание новых систем оценок тяжести фенотипа, а также не менее важной особенностью проведения корреляций генотип-фенотип при RTT является влияние инактивации хромосомы X.

МЕСР2 - ген, кодирующий метил-CpG-связывающий белок 2 (MBD2P) у человека.

Ген МеСР2 необходим для нормального эмбрионального развития, входит в структуру хроматина и включает два домена - один, связывающий метил-CpG, и второй, обеспечивающий функцию репрессора транскрипции. Пространственная разобщенность доменов объясняет способность МеСР2 оказывать репрессорное воздействие на расстоянии от места связывания, чему, по-видимому, способствует гибкость нити хроматина (имеется в виду формирование промежуточной петли). Вероятно, кроме того, кооперативное взаимодействие между молекулами МеСР2, обеспечивающее распространение участка связывания МеСР2 за пределы сайта метилированных CpG как результат присоединения все новых молекул. В итоге возникают стерические препятствия к взаимодействию конденсированного хроматина с аппаратом транскрипции.

Миссенс-мутация

Миссенс-мутации представляет собой изменение кодирующей последовательности, приводящее к замене одного функционального кодона на другой.

В ходе эволюции разные аллели произошли в результате мутаций от единого аллеля-предшественника, чаще всего они отличаются друг от друга заменой одного нуклеотида - миссенс-мутации. Обычно белки, кодируемые разными аллелями одного гена, обладают одинаковыми функциональными свойствами, то есть замена аминокислоты нейтральна или почти нейтральна с точки зрения естественного отбора.

Показательно разнообразие мутаций гена бета-цепей глобина. В этом гене выявлено более 200 миссенс-мутаций, вызывающих замены аминокислот, и обнаружены разнообразные варианты химерных цепей (дельтабета и бетадельта).

Нонсенс-мутации приводят к преждевременной терминации транскрипции за счет замены функционального кодона на стоп-кодон.

Делеция - удаление последовательности ДНК ; области, фланкирующие удаленные участки, соединяются.

Делеции представляют собой потерю определенного количества нуклеотидов в последовательности.

Синдром Ретта: корреляция фенотипа с X-инактивацией

Изучение зависимости тяжести RTT от типа и положения мутаций в гене МЕСР2 привели к достаточно противоречивым результатам. В связи с этим, многие ученые предположили, что одним из основных факторов, влияющих на фенотип при синдроме Ретта (RTT), является инактивация хромосомы X (X-инактивация) ( Wan et al., 1999 ; Amir et al., 2000b ; Shahbazian, Zoghbi, 2002 ). Наличие полной инактивации хромосомы X с мутацией гена МЕСР2 может привести к асимптоматическому носительству мутации, в результате чего у такой женщины вероятность рождения ребенка с RTT крайне высока. В связи с этим, несмотря на достаточно низкую частоту семейных случаев RTT, изучение особенностей X-инактивации у матерей детей с RTT необходимо ( Bienvenu et al., 2000 ; Villard et al., 2000 ; Plenge et al., 2002 ; Moog et al., 2003 ). Сдвиг Х-инактивации у девочек с различными клиническими проявлениями RTT может быть направлен как против мутированной, так и против нормальной хромосомы X ( Shahbazian et al., 2002 ). Известен случай, когда в лимфоцитах периферической крови у девочки с тяжелой формой RTT был обнаружен практически полный сдвиг Х-инактивации против хромосомы X без мутации. Авторы предположили наличие тканевого мозаицизма инактивации хромосомы X ( Amir et al., 2000b ). Тем не менее, в большинстве случаев отмечается, что инактивация преимущественно хромосомы с мутированным геном МЕСР2 приводит к более легкой форме болезни ( De Bona et al., 2000 ; Hoffbuhr et al., 2001 ; Zappella et al., 2001 ). Четко наблюдается тот факт, что чем выше степень сдвига Х-инактивации, тем более легкое течение болезни.

Таким образом, наличие значительного сдвига против хромосомы X без мутации встречается редко ( Shahbazian et al., 2002 ).

Интересно отметить, что наиболее значительный сдвиг инактивации хромосомы X наблюдается у девочек с нонсенс-мутациями в TRD и начале кодирующей области, а также с миссенс-мутациями , расположенными в MBD ( Weaving et al., 2003 ). Несмотря на это, в некоторых работах при суммировании баллов оценки фенотипа четких корреляций между тяжестью болезни и инактивацией хромосомы X выявить не удалось ( Nielsen et al., 2001а ; Weaving et al., 2003 ). Тем не менее, несмотря на полученные результаты, некоторые авторы подтверждают возможность зависимости клинических проявлений от особенностей инактивации хромосомы X ( Weaving et al., 2003 ).

Изучение монозиготных близнецов с RTT представляется крайне информативным при определении корреляции генотип-фенотип , поскольку больные имеют одинаковую мутацию гена МЕСР2 и не отличаются друг от друга по возрасту, а инактивация хромосомы X у них может быть разной. При изучении монозиготных близнецов в возрасте 32 лет с нонсенс-мутацией R294X было обнаружено, что у одной женщины сдвиг Х-инактивации 88.12, в то время как у ее сестры-близнеца - равная Х-инактивация. При сравнении клинических особенностей этой пары близнецов было выявлено, что женщина с неравной Х-инактивацией демонстрирует более легкие фенотипические проявления RTT, чем женщина с равной Х-инактивацией ( Ishii et al., 2001 ). Другим примером положительного влияния на манифестацию RTT может служить сообщение о 77-ми летней женщине с атипичной формой RTT , наиболее тяжелой миссенс-мутацией Т158М и со сдвигом Х-инактивации 90:10. Возраст этой женщины наиболее ярко свидетельствует о том, что даже при тяжелой МЕСР2-мутации фенотипические проявления могут быть легкими при условии значительного сдвига Х-инактивации ( Nielsen et al., 2001 ). Эти данные демонстрируют исключительное влияние инактивации хромосомы X на фенотипические проявления RTT.

Обобщая данные о влиянии Х-инактиации на фенотип при RTT, следует отметить, что значение данного феномена при определении корреляции генотип-фенотип еще не достаточно изучено. В настоящее время изучение корреляций генотип-фенотип без определения особенностей инактивации хромосомы X не является корректным.

Следует отметить, что существует вероятность сдвига Х-инактивации против хромосомы без мутации ( Siriani et al., 1998 ; Amir et al., 2000b ). Таким образом, сдвиг X-инактивации не всегда приводит к более легким формам болезни. Но практически все исследователи склоняются к тому что, несмотря на случайный характер сдвига X-инактивации при RTT, с большей вероятностью инактивируется хромосома X с мутацией в гене МЕСР2 ( Shahbazian, Zoghbi, 2002 ). Поэтому среди больных RTT со значительным сдвигом Х-инактивации наблюдается более легкие варианты болезни или менее тяжелое течение классической формы RTT .

Таким образом, суммируя данные о влиянии Х-инактивации на фенотип при RTT, можно отметить, что в настоящее время не определены четкое влияние феномена инактивации хромосомы X на течение болезни и частота случаев с неравной X-инактивацией в группах детей с легкими и тяжелыми формами болезни.

Синдром Ретта: этиология

В течение длительного времени после открытия синдрома Ретта (RTT) и последующего детального клинического описания болезни этиология заболевания была неясна. Несмотря на то, что 99% случаев заболевания были спорадические, было описано несколько семейных случаев, в которых болезнь наследовалась по материнской линии ( Xiang et al., 1998 ; Schanen, 1999 ), и даже случай, где клиника RTT наблюдалась у матери и ребенка ( Engerstrom, Forslund,1992 ). В связи с тем, что заболевание поражало преимущественно девочек, а случаи заболевания у мальчиков, в основном, протекали с очень тяжелыми формами энцефалопатии , высказывалось предположение об Х-сцепленном доминантном типе наследования заболевания ( Thomas, 1996 ). Эту гипотезу также подтверждали наблюдениями трех семей, в которых матери являлись бессимптомными носителями заболевания со сдвигом Х-инактивации, а дети мужского пола страдали тяжелой формой неонатальной энцефалопатии и умерли в раннем детстве ( Schanen et al., 1998 ).

К настоящему времени показаны наследственные причины RTT ( Anvret et al., 1990 ). Убедительным доказательством генетической природы заболевания является конкордантность по RTT почти всех пар монозиготных близнецов. С другой стороны, не описано ни одного случая, когда оба дизиготных близнеца страдали RTT: в подобных парах всегда поражена одна девочка ( Migeon et al., 1995 ). Помимо этого, описано не менее 15 семей, в которых RTT наблюдался у 2-х и более женщин ( Thomas et al., 1995 ). Особого внимания заслуживает сообщение о семье, в которой классическая форма заболевания была определена у трех родных сестер ( Pereira, Piloto, 1997 ).

Наследственная природа заболевания подтверждена как в эпидемиологических, так и в генеалогических исследованиях. В некоторых работах отмечено увеличение числа кровнородственных браков в родословных при RTT (до 2,4% при общей частоте в популяции 0,5%) ( Akesson et al., 1995 ). Следует выделить уникальное генеалогическое исследование ( Akesson et al., 1996 ), проведенное в Швеции, в ходе которого было изучено 128 семей с классическими и атипичными формами течения болезни. Родословные включали от 7 до 10 поколений. Благодаря существованию общего предка девятнадцать независимых родословных были объединены в восемь, в которых имелись как классические , так и атипичные формы RTT , что свидетельствует об их общей генетической природе. Хотя необходимо отметить, что молекулярно-генетические исследования не обнаружили у этих детей одинаковой мутации. Это может свидетельствовать о том, что RTT в этих родословных вызван спорадическими мутациями или семейные случаи RTT вызваны другой генетической аномалией, а не мутациями в гене МЕСР2 ( Xiang et al., 2002 ).

Интересные наблюдения представлены в работе, описывающей девочку с клиническими проявлениями RTT при мутации в гене FMR1 , вызывающей синдром умственной отсталости, сцепленной с ломкой хромосомой X ( Alembik et al., 1995 ). Этот случай был выявлен при генетическом консультировании в связи с наличием умственной отсталости неясной этиологии у дяди по отцовской линии. Обследование семьи показало наличие у отца двух умственно отсталых сестер и брата, а также нормальной сестры; эта сестра имела трех здоровых детей (двух сыновей и дочь) и одну умственно отсталую дочь. У здоровой дочери дочь страдала RTT. Был обследован и дядя по отцу, у которого наблюдались типичные проявления синдрома умственной отсталости, сцепленный с ломкой хромосомой X . В ходе молекулярно-цитогенетического исследования у девочки с RTT была обнаружена умственная отсталость, сцепленная с ломкой хромосомой X при классической мутации гена FMR1 .

Следует отметить, что вероятность наличия у одной и той же девочки RTT и синдрома умственной отсталости, сцепленной с ломкой хромосомой X , одновременно составляет 1/15000 * 1/2000 = 1/30000000. Это ставит вопрос о том, что некоторые девочки с синдромом fra(X) и признаками RTT могут соответствовать определенному субфенотипу синдрома умственной отсталости, сцепленной с ломкой хромосомой X ?

Синдром Ретта: классическая форма синдрома

Классическая форма RTT характеризуется наличием всех девяти обязательных критериев в клинической картине болезни (см. критерии болезни).

Синдром Ретта: атипичные формы синдрома

Помимо классической формы RTT выделяют еще пять категорий атипичных случаев, установленных на базе диагностических критериев ( табл. 3 ). ( Hagberg, Skjeldal, 1994 ). Атипичные случаи характеризуются неполным соответствием всем обязательным критериям ( табл. 3 ). Среди них встречаются как более легкие формы течения болезни, так и более тяжелые.

Варианты с наиболее легкой манифестацией включают в себя стертую форму (форму "fruste"), форму болезни с поздним началом регресса ( Hagberg, Engerstrom, 1986 ) и вариант с сохранной речью ( Zappella, 1992 ). Наиболее тяжелыми вариантами RTT считаются врожденная форма и вариант с ранним началом регресса ( Goutiers, Aicardi, 1986 ).

Сравнительный анализ клинических признаков классической и атипичных форм приведен в таблице 4 ( Shahbazian, Zoghbi, 2002 ).

По данным Hagberg и др. (2001) классическая форма RTT в Швеции встречается в два раза реже, чем атипичные случаи. Тем не менее, вклад атипичных форм в общую эпидемиологическую картину RTT составляет 11% и ниже ( Colvin et al., 2003 ). Среди наиболее частых вариантов RTT превалирует вариант с сохранной речью ( Zappella et al., 2001 ).

Необходимо отметить, что дифференцировать атипичные формы RTT от других нервно-психических болезней с аутичными проявлениями крайне сложно из-за широкого спектра клинических различий атипичных случаев RTT.

Синдром Ретта: диагностические критерии

В 1988г всемирная ассоциация по изучению синдрома Ретта (RTT) сформулировала девять обязательных диагностических критериев для выявления заболевания, а также восемь дополнительных и семь исключающих критериев ( табл. 3 , Trevathan et al., 1988 ).

К обязательным диагностическим критериям RTT относятся:

- Нормальное развитие в пренатальном и перинатальном периоде до начала заболевания.

- Нормальное психомоторное развитие в первые 6 месяцев жизни.

- Нормальная окружность головы при рождении.

- Уменьшение темпов роста головы между 5-ю месяцами и 4-мя годами .

- Потеря приобретенных навыков целенаправленных движений рук между 6-18 месяцами жизни, связанная с коммуникативными дисфункциями и социальной изоляцией.

- Развитие тяжело поврежденной экспрессивной и рецептивной речи и наличие очевидного психомоторного регресса .

- Стереотипные движения рук ( потирание , похлопывание , постукивание , сосание пальцев и другие), возникшие после утраты целенаправленных движений.

- Появление признаков апраксии и атаксии между 1-м и 4-мя годами жизни.

- Установление предположительного диагноза между 2-мя и 5-ю годами жизни.

К дополнительным диагностическим критериям относятся:

- Дыхательные расстройства : периодические приступы апноэ во время бодрствования , гипервентиляция , форсированное изгнание воздуха и слюны .

- Судорожные приступы .

- Спастичность , часто сочетающаяся с дистонией и атрофией мышц .

- Периферические вазомоторные расстройства .

- Сколиоз .

- Задержка роста .

- Гипертрофичные маленькие ступни .

- Электроэнцефалографические изменения .

Есть и исключающие RTT диагностические критерии.

- Внутриутробная задержка роста .

- Органомегалия или другие признаки болезней накопления .

- Ретинопатия или атрофия дисков зрительных нервов .

- Микроцефалия при рождении .

- Перинатально приобретенное повреждение мозга .

- Наличие идентифицированного метаболического или другого прогрессирующего неврологического заболевания .

- Приобретенные неврологические нарушения в результате тяжелой инфекции или черепно-мозговой травмы.

Случаи болезни, удовлетворяющие всем обязательным критериям, были названы классическими . Классическая форма RTT наблюдается практически всегда у девочек ( Vorsanova et el., 1996 ; Vorsanova et al., 2001b ; Armstrong et al., 2001 ; Shahbazian, Zoghbi, 2002 ). Однако женский пол не является обязательным критерием, поскольку это может в значительной степени дезориентировать врачей в ходе дифференциальной диагностики RTT у мальчиков ( Topcu et al., 1991 ; Vorsanova et al., 2001b ).

Восемь дополнительных критериев обычно наблюдаются у больных RTT, но ни один из них не представляется обязательным для постановки диагноза. Из исключающих критериев достаточно одного, чтобы диагноз RTT не был подтвержден ( Ворсанова и др. 1999а ).


следующая страница >>



Режиссер: человек, нанимаемый театральной дирекцией, чтобы установить, что актеры не умеют играть. Джеймс Эйгат
ещё >>