Организационная культура - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Д. М. Сафина кандидат экономических наук, доцент 1 120.16kb.
Навстречу международной научной 1 22.03kb.
Адаптация организаций в межкультурной среде 1 138.32kb.
Организационная культура и трудовая мотивация как факторы лояльного... 1 81.31kb.
Организационная культура туристкой фирмы «Кондор- тур» 7 1265.9kb.
Н. В. Левкин Организационная культура: взгляд с позиций системного... 18 4961.22kb.
Культура и проблема идентичности. Культура и личность 1 6.72kb.
Популярная культура; Индустрия развлечений; Потребительская культура; 1 130.47kb.
«Коммуникативные технологии в деятельности государственных и муниципальных... 1 215.48kb.
Программа курса пояснительная записка курс «Организационная психология» 1 312.17kb.
Программа дисциплины «Организационная психология» 7 509kb.
1. Дугин: Организаторы «Русского марша» Березовский, Белковский,... 1 43.88kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Организационная культура - страница №1/3


Дроздов Б.В.


К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЯ

"ОРГАНИЗАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА"

И ОЦЕНКАМ УРОВНЯ ЕЕ РАЗВИТИЯ


  1. АКТУАЛЬНОСТЬ ОБСУЖДЕНИЯ ПОНЯТИЯ

"ОРГАНИЗАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА"
Значимость такого явления как культура для жизни людей, народов, всего человеческого сообщества, наверное, впервые в современной литературе, была показана в работах Виктора Викторовича Бугровского [1]. Вслед за Львом Николаевичем Гумилевым [2] явление культуры рассматривалось как органическая характеристика жизни народов. Но жизнь народов на нашей планете – это, прежде всего, коллективная, совместная деятельность. Всякая совместная деятельность предполагает ее определенную организацию. Без организации, как известно, нет и в принципе быть не может никакой деятельности. Другой вопрос, какие получаются результаты от этой деятельности. Эти результаты напрямую зависят от уровня организации совместной деятельности. Сам же уровень организации зависит от множества факторов и условий.

Организация как способ объединения людей для совместной деятельности характеризуется своими структурами (организационной, функциональной, технологической, информационной). Организация использует свои механизмы, методы, средства, технологии, специфический инструментарий. Можно выдвигать привлекательные идеи и проекты идеального жизнеустройства будущего, предлагать различные модели построения будущей жизни, но если нет необходимых организационных механизмов, методов и средств, то все эти проекты и модели оказываются пустыми фантазиями и ни к чему, кроме разочарования и уныния, принести не могут. Будут дискредитироваться идеалы, произойдут инфернальные срывы, чудовищные по масштабу потрясения, трагедии, откаты назад, возникнет растерянность и апатия народа и властей.

Организационный, а точнее сказать, - организационно-технологический взгляд на историю социальных и экономических процессов, является в ряде случаев и ситуаций определяющим. Организационная наука (наука управления большими социальными системами) – это сравнительно молодая наука, несмотря на то, что реальная практика организации и управления насчитывает столько веков, тысячелетий, сколько существует человеческое общество как таковое. Научное же осмысление организационных явлений и процессов началось, по сути, только в начале прошлого века трудами А.А. Богданова [3], Берталанфи [4], Макса Вебера [5], Анри Файоля [6].
Если полностью оказаться во власти представлений этой науки, то можно будет считать, что ничего в истории человечества нет, кроме организаций и организационных процессов. Все проблемы, кризисы, катаклизмы имеют организационную природу. Все происходит по большому счету от неумения людей организовывать свои совместные действия. В свою очередь, все эти неумения – от отсутствия необходимых организационных знаний, опыта, навыков и способностей. Но кроме знаний, зафиксированных в научной, публицистической и учебной литературе, существуют, так же, как и в обыденной жизни, еще и организационные традиции, обычаи, устоявшиеся нормы, привычки, все то, что можно определить как организационная культура.

Представляет интерес взглянуть на явления социального характера с социально-культурной позиции, рассмотреть особенности жизни социума с точки зрения его ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ.

Понятие КУЛЬТУРА очень емкое, оно имеет много разных сторон. Центральными звеньями любой культуры является язык, мораль, нравственность, традиции и обычаи общества, цели и идеалы жизни и деятельности людей [1]. Есть особый срез в культуре, который условно можно определить как цивилизационный. Этот срез устанавливает технологические способы жизнеустройства людей. К нему можно отнести все стороны бытовой культуры, различные культуры производственной деятельности, как-то, - культура строительства, транспортная культура, информационная культура и т.п.

В настоящей работе делается попытка рассмотреть (разобрать, определить) понятие организационной культуры (ОК), выявить, как эволюционирует этот срез культуры (как он развивается) и как он связан со всеми другими традиционными элементами культуры, с такими понятиями, как национальная культура (народы), социально-экономические формации (по Марксу) и способы производства.

Организационная культура как понятие рассматривается здесь достаточно широко, в масштабах всего социума, народа, нации. Такое рассмотрение отличается от того, что под этой культурой понимается в рамках современных представлений менеджмента [7], когда речь идет о культуре отдельных организаций. В таких работах под организационной культурой понимается совокупность разделяемых работниками организации образов, представлений и ожиданий, утвердившихся ценностей и норм, особенностей дизайна служебных помещений, интерьера зданий и окружающей территории [7]. Наше представление об организационной культуре относится к социуму в целом и является частью явления социо-культурного характера.

Дефекты, неразвитость элементов организационной культуры в конкретном социуме могут приводить к тяжелым социальным и экономическим последствиям. Многие достижения современной цивилизации при отсутствии необходимого уровня ОК могут приводить к результатам, прямо противоположным тем, на которые они первоначально были рассчитаны. Самым наглядным примером этого является всем известные негативные последствия массовой автомобилизации (заторы на дорогах, дорожный травматизм, "беспредел" на дорогах, загрязнение окружающей среды) в обществах с неразвитой организационной культурой.

Неразвитость ОК может проявляться в распространении атмосферы организационной распущенности, разгильдяйства, халатности, нигилизма, что нередко приводит к серьезным катастрофам с человеческими жертвами. Характерным примером такой распущенности, социальной безответственности, является явление нашей отечественной безалаберности, приобретающей иногда воинствующий характер («воинствующая российская безалаберность» – ВРБ). Справедливости ради следует отметить, что вышеназванное явление безалаберности отмечается не только в отечественной жизни. Оно проявляется и в других странах, в атмосфере других национальных культур, в других социально-экономических и исторических условиях. Таким образом, это явление организационного бескультурья (безалаберность, разгильдяйство, халатность), присущее в определенной степени всей человеческой цивилизации, только повышает актуальность преодоления данного негативного явления уже с общечеловеческих позиции.
2. СОСТАВЛЯЮЩИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ
В мире идет непрекращающийся процесс организационного формообразования. Организационное формообразование есть часть (и весьма существенная) социального формообразования. Человечество в полном объеме пока не владеет этим процессом. Он разворачивается в своей большой части стихийно, не в полной мере контролируется еще общественным сознанием. Здесь многое определяется стихийными процессами "складывания", что позволяет при анализе их последствий говорить о том, что мы «не ведаем, что творим» в социальном устройстве. По словам С.П. Никанорова, «социальное формообразование - это стихия, гораздо более опасная, чем стихия океана, воздуха, космоса или неурожая. Все жертвы, которые они поглощают, ничтожны по сравнению с теми, которые поглощает социальная стихия. Никто ничего с этим сделать не может» [8]. Организационная наука, как часть науки о социальных процессах, только пытается понять и как-то овладеть этими процессами.

В любом социальном явлении есть видимые, осознаваемые на уровне обыденного сознания, стороны и невидимые, не воспринимаемые этим сознанием, существующие на подсознательном уровне стороны. Попытаемся понятие ОРГАНИЗАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА (ОК) определить с позиции "видимых" и объективно фиксируемых действий людей и их последствий.

Под культурой в широком смысле понимается уровень развития чего-либо (культура речи, культура производства, технологическая культура, культура обслуживания и т.п.). Организационная культура отражает уровень развития всех организационных процессов в обществе. Сам этот уровень развития сейчас вряд ли можно оценить какими-то количественными показателями. Здесь главное – качественные величины, качественные измерители уровня развития организации процессов, здесь протекающих. В попытке выявить, обозначить эти качественные измерители, качественные показатели, целесообразно выявить более-менее ясные, видимые, объективно фиксируемые процессы и действия людей. Выявленные, выделенные и определимые (сформулированные) характеристики явления организационной культуры должны позволить сравнивать, сопоставлять разные ОК, оценивать, хотя бы на качественном уровне, разные существенно различающиеся типы ОК.

Введем следующий перечень составляющих понятия ОРГАНИЗАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА (ОК), которые в своей совокупности и станут определением этого понятия:

законопослушность,

дисциплинированность,

технологизированность,

оснащенность,

рефлексируемость.

Что будем далее понимать под этими составляющими?


ЗАКОНОПОСЛУШНОСТЬ
Законопослушность - это степень соблюдения и уважения обществом законов, норм, правил и порядков, которые в этом обществе официально приняты. Закон, норма, правило считаются официально принятыми, если они прошли все узаконенные в этом обществе процедуры рассмотрения, согласования и утверждения, опубликованы на официальном уровне и доведены всеми доступными средствами до сознания людей.

Для оценки уровня законопослушности как составной части ОК конкретного социума целесообразно брать такие нормы (законы, правила, регламенты), которые в рассматриваемой ситуации не являются предметом политической борьбы, а имеют универсальный, общепризнанный характер. Если общество находится в состоянии социальной борьбы, конфликта, то ряд принятых законов (норм) могут выражать временные итоги протекания этой борьбы, и несоблюдение этих норм может свидетельствовать о степени накала этой политической борьбы, а не об установившемся уровне организационной культуры в обществе.

Для оценки уровня законопослушности общества целесообразно выбирать общепризнанные нормы, то есть, нормы, которые регламентируют способы безопасной жизнедеятельности в современной технотронной среде. Это нормы безопасности в системах жизнеобеспечения. Характерные примеры таких норм – Правила дорожного движения (ПДД), Правила противопожарной безопасности, Правила поведения на водах, Правила устройства электроустановок, Правила производства высотных строительных работ, строительные нормы и правила (СНиПы) и т.д. и т.п.. Дальше начинается реальная жизнь этих норм в обществе. Как к ним относятся (как их уважают), как соблюдают, как оцениваются факты несоблюдения норм и т.д.

Рассмотрим Законопослушность на примере соблюдения правил дорожного движения (ПДД).

Уровень соблюдения в обществе ПДД можно считать одним из проявлений организационной культуры, установившейся в обществе. Это именно уровень организационной культуры, поскольку ПДД распространяются на всех членов этой специфической массовой организации, которую можно определить как Процесс дорожного движения. Если человек становится участником дорожного движения, то он тем самым входит в состав этой организации, а, значит, должен разделять порядки (регламенты, правила), установленные обществом для такого рода организации. Подобными нормами для данной "организации" являются Правила Дорожного Движения (ПДД). ПДД имеют всеобщий, универсальный характер и, в значительной своей части, признаны на международном уровне. Таким образом, процесс дорожного движения можно рассматривать в качестве показательного и наглядного полигона, где выявляется законопослушность общества, а значит, - и важнейший элемент организационной культуры.

По каким объективным показателям можно сравнивать степень соблюдения норм ПДД в обществе? Такие показатели есть, они имеют количественный характер и их значения отражаются в официальной статистике.

К ним относятся


  • количество зарегистрированных дорожно-транспортных происшествий (ДТП) на тысячу транспортных средств (или на тысячу проживающего населения),

  • уровень аварийности на дорогах (количество ДТП по типам, участникам, времени суток, количество погибших и пострадавших в ДТП),

  • степень риска попадания в ДТП,

  • коэффициент тяжести ДТП и др.

Уровень соблюдения норм ПДД конкретным водителем можно оценить экспериментально путем учета всех зафиксированных фактов нарушения ПДД за одну или несколько поездок. Возьмем в качестве примера три страны – США, Россию в ее современном состоянии и Китай. Можно представить себе такой эксперимент. Пассажир в течение часа едет в автомобиле с местным водителем по оживленным улицам городов названных трех стран и просто фиксирует (считает) для себя случаи нарушения водителем ПДД. В США (так же, как и в странах Западной Европы) можно так и не дождаться таких случаев. В Китае можно сбиться со счета уже на первой половине пути. В России последних лет, особенно в Москве, эта цифра исчисляется не одним десятком. Конечно, многое будет зависеть от личности конкретного водителя, от его установок и от опыта. Но можно представить себе достаточно представительную выборку таких экспериментов, которая позволяет составить совокупное представление об уровне соблюдения ПДД в этих конкретных странах. Выбранная норма (соблюдение правил ПДД) характерна и весьма показательна тем, что она прямо относится к безопасности, она определяет степень соблюдения правил, которые направлены на сохранение жизни и здоровья граждан. Кроме того, эта норма имеет международный характер и не несет на себе какой-либо политической направленности. Таким образом, это универсальная, общечеловеческая жизненно необходимая норма.

Ситуацию с соблюдением ПДД в России сотрудники ГИБДД (ГАИ) оценивают как «массовое пренебрежение ПДД». Все эти массовые пренебрежения привели к тому, что Россия сейчас находится на позорном первом месте по таким показателям, как аварийность на дорогах, степень риска попадания в ДТП, коэффициент тяжести ДТП и т.п. ДТП в настоящее время уносят значительно больше жизней, чем эпидемии, они же являются причиной огромных материальных потерь и морально-психологических травм. Ежегодно на дорогах России в результате ДТП погибает 32-35 тысяч человек и 130-150 тысяч человек получают серьезные телесные повреждения. В одном только городе Москве за последние годы ежегодно погибают сотни людей, тысячи получают ранения и тяжелые увечья. В России имеется явная тенденция роста численности ДТП и коэффициента тяжести их последствий (отношение количества погибших к общему числу пострадавших в ДТП). По сравнению с так называемыми развитыми странами в России количество ДТП на тысячу транспортных средств в 7-10 раз выше, чем в США, Японии, Германии, Франции, Финляндии и др. На порядок выше, чем в перечисленных странах число погибших на 100 пострадавших. У нас этот показатель равен 16,1, тогда как в США он составляет 1,2, в Германии – 1,8, в Швеции – 3,4, Франции – 4,1, Финляндии – 5,2. Положение здесь не просто неблагополучное, но и весьма тревожное и даже катастрофическое.

То, что сейчас происходит в России, особенно в крупных городах, таких, как Москва, в сфере соблюдения ПДД, можно, без всякого сомнения, назвать транспортной распущенностью, или транспортным "беспределом". Это уже характерная черта организационной "антикультуры", показатель резкого падения уровня организационной культуры, утраты законопослушности населения, полного и демонстративного пренебрежения общепринятыми нормами безопасности.

В рассматриваемый показатель законопослушности входит также оценка отношения общества к самим фактам нарушения норм (законов, правил, регламентов). Этот показатель существенно отличен, например, в России, Западной Европе и Америке. В странах Запада в обществе существует устойчивая и явная атмосфера нетерпимости, осуждения фактов несоблюдения правил, например, дорожного движения, и случаи нарушения этих норм сразу фиксируются участниками дорожного движения и доводятся до органов дорожной полиции. Это не считается позорным "доносительством", это обязанность, гражданский долг населения. В Канаде, как рассказывают очевидцы, любая пенсионерка может сфотографировать на свой мобильный телефон автомобиль, припарковавшийся на тротуаре, и этот снимок может служить основанием для возбуждения против хозяина автомобиля уголовного дела с обвинением в посягательстве на безопасность пешехода. В России же, – наоборот, царит обстановка всеобщего попустительства фактам таких нарушений. Это даже и не просто попустительство, а всеобщая солидарность в нарушении этих правил и в сокрытии данных фактов от контролирующих и инспектирующих органов (ГИБДД, милиции, транспортной инспекции и т.д.). Чего стоит, в частности, известная всем водительская "солидарность" в стремлении предупредить друг друга о наличии постов-пикетов дорожно-патрульной службы ГИБДД.

Рассматриваемые нормы (ПДД), как и все официальные нормы, являются в любом современном социуме универсальными, уравнительными, т.е. они по своему смыслу распространяются на всех граждан государства. В любой действующей конституции устанавливается принцип равенства всех граждан перед законом. Применительно к ПДД официально установлено равноправие всех участников дорожного движения в смысле соблюдения этих норм. Все без исключения участники дорожного движения равны друг другу в соблюдении ПДД. Никакие исключения здесь недопустимы. Фактическое невыполнение этих норм отдельными категориями граждан приводит к дискредитации данных норм (законов), к массовому пренебрежению ПДД, а далее – к социальной распущенности со всеми вытекающими отсюда негативными и даже трагическими последствиями. Именно это происходит сейчас в России. Здесь сложилась атмосфера негласного признания особых привилегий различных категорий населения при соблюдении этих норм. Каждый на дороге не равен другому участнику движения.

Считается, что представители особо привилегированных слоев населения (по происхождению, общественному положению, по должности, званию, а сейчас, и по материальному богатству, по марке автомобиля, по типу государственного номера) имеют особые преимущества при соблюдении этих норм, т.е. могут эти нормы нарушать, тогда, как другим это совершенно не дозволяется. Налицо пережитки какого-то дремучего феодального барства, сословности и средневековой кастовости. Так, в России негласным образом считается, что владелец дорогой иномарки, особенно с уникальным номером, имеет особые привилегии среди других участников дорожного движения, что ему позволено нарушать ПДД. Вместо общепринятой нормы, что на дороге равны все, в России утвердился прямо противоположный принцип – здесь ВСЕ неравны!? Таким образом, вместо всеобщего торжества закона, норм, правил, правят балл "понятия", как в воровской и бандитской среде.

В России на уровне утвердившегося обыденного сознания действует негласный «табель о рангах» среди участников дорожного движения. Именно наличие этого «табеля о рангах» (или негласных "понятий" криминального мира) свидетельствует о низком уровне законопослушности населения и общества в целом. Неявное признание такого "табеля о рангах" в обыденном сознании воспринимается как совершенно естественное явление, как негласная и общепризнанная норма. Более того, наличие этой нормы иногда рассматривается как особое достоинство выделяемого в таком плане участника дорожного движения. Люди умиляются рассказам, например, некоторых "всенародных любимцев" (людей публичной профессии – актеров, известных общественных деятелей) про то, как после очередного грубого нарушения ими ПДД, зафиксированного сотрудником УГИБДД, данный страж порядка, узнав нарушителя, мило улыбается ему, прощая допущенное нарушение. Значит, если лицо публично узнаваемо, значит, - ему можно нарушать ПДД, на него эти правило не распространяются.

Можно дальше анализировать причины, истоки транспортной распущенности в России. Например, многие видят причину этого явления в отставании на сотню лет процесса массовой автомобилизации в России от развитых стран Западной Европы и Америки. В тех странах этой "болезнью" (массовым пренебрежением ПДД) общество уже переболело и приобрело "иммунитет", освоив на уровне всеобщего массового сознания требуемый уровень законопослушности в сфере соблюдения ПДД.

Этим вышеописанным фактом не исчерпывается полный перечень причин сегодняшней отечественной транспортной распущенности. Правовая распущенность, нигилизм в какой-то одной области имеет, видимо, и более глубокие истоки. Можно предположить, что транспортная распущенность есть в определенной мере следствие социальной распущенности, моральной и нравственной деградации общества, распространением социальной безответственности. Общеизвестный принцип гражданского общества "разрешено все, что не запрещено законом" в обществе с низкой организационной культурой может привести к непредсказуемым разрушительным последствиям. Ведь если первая часть принципа все разрешает, то всегда можно найти способы обойти запреты. Например, "если нельзя, но очень хочется или очень надо", или если, "глядишь, и так сойдет", или если "откупимся", или если "и так пронесет", то тогда можно все, что душе угодно.…

Таким же образом можно рассмотреть соблюдение Правил противопожарной безопасности, Правил поведения на водах, Правил судоходства, Правил электробезопасности и т.д..

Можно отметить еще одну особенность отношения к нормам, весьма характерную для России. Здесь почему-то считается, что строгость соблюдения этих норм должна подкрепляться и обеспечиваться необходимой силой наказания со стороны специально созданных органов контроля и инспекции, а не самим обществом. Характерный пример такого российского отношения к нормам описан в русской литературе. В дореволюционном Петербурге ранней весной городские власти, опасаясь несчастных случаев, приняли указ, запрещающий жителям переходить Неву по подтаивающему льду. По набережной ходил городовой и громко предупреждал об этом запрете. Какой-то невзрачный крестьянин с котомкой за плечами, которому обязательно нужно было перейти на противоположную Петроградскую сторону, все-таки решил идти по льду, провалился вблизи берега и начал тонуть. Городовой бросился его спасать и вытащил живого и мокрого на берег. Крестьянин вместо благодарности набросился на городового с бранью. В ответ на недоумение городового и возгласы его о том, что он же предупреждал, говорил, крестьянин закричал: «Говорил…, говорил, - в ухо нужно было дать!».

Излишне говорить, что несоблюдение некоторых норм может приводить к тяжелейшим последствиям, связанными с гибелью людей и большими материальными потерями. Окружающая людей современная технотронная среда повышенной опасности не прощает правового нигилизма и распущенности, не прощает варварского отношения к существующей техносфере.


ДИСЦИПЛИНИРОВАННОСТЬ
Этот показатель связан с предыдущим, но имеет более общий характер. «Дисциплина – это общественные отношения, регулирующие формы поведения в обществе, обеспечивающие согласованность действий внутри коллектива и обязательное усвоение, и выполнение людьми установленных норм (правовых, моральных, политических, эстетических), правил и т.д.» [9].

В аспекте рассматриваемой темы организационной культуры в дисциплинированности важны особые отношения, которые обеспечивают согласованность действий людей. Собственно, вся организованность как таковая направлена на обеспечение согласованности действий многих людей. Несогласованные действия ведут к потерям (времени, материальных ресурсов, психических сил и т.д.). Отношения, обеспечивающие согласованность действий в рамках дисциплинированности, называются четкостью и обязательностью. Это проявляется в степени выполнения обещаний и договоренностей – выполнять обещанное, не опаздывать, не заставлять ждать, делать все вовремя. Для оценки этого показателя ОК можно провести эксперимент, аналогичный описанному в предыдущем параграфе. В трех вышеперечисленных странах можно фиксировать факты опозданий на заранее назначенные мероприятия. В США такие факты обнаружить будет весьма затруднительно. В Китае (согласно личным впечатлениям от пребывания в этой стране) ни одно мероприятие вовремя не начинается. В России все зависит от конкретных людей и организаций, но высоким этот уровень дисциплинированности назвать трудно.

Другая важнейшая составляющая дисциплинированности – это выполнение людьми установленных норм и правил. Эта составляющая по своему смыслу перекликается с определенной выше законопослушностью, однако имеет более широкий смысл, поскольку относится к нормам и правилам, определенном в большом диапазоне. Здесь не только правовые нормы, но и моральные, политические, эстетические, этические и другие. Дисциплинированность в рассматриваемом здесь смысле можно применить к соблюдению все тех же правил дорожного движения (ПДД). Эта сфера весьма показательна, ибо она вполне наблюдаема и регистрируема в объективной форме. По результатам этих наблюдений, выполненных на достаточно представительном множестве, можно составлять вполне объективные мнения об уровне дисциплинированности народов в разных странах. Представляется целесообразным выделить здесь следующие качественно отличные уровни этой дисциплинированности. Эти уровни отличаются между собой по ведущим мотивам, которыми руководствуются люди при соблюдении или несоблюдении уже упомянутых выше ПДД.

Можно оттолкнуться здесь от "нулевого" уровня этой дисциплинированности, когда таковая в обществе полностью (с позиции европейской культуры) отсутствует. Здесь люди абсолютно не признают никаких письменных норм и правил, например, ПДД. На дорогах здесь руководствуются собственным "здравым смыслом", понимаемым на бытовом уровне. Такая атмосфера распространена, например, в странах Юго-Восточной Азии, только вступающих в эпоху массовой автомобилизации. С позиции европейской организационной культуры здесь на дорогах царит всеобщий хаос и неразбериха, однако, тем не менее, движение на дорогах все-таки каким-то образом поддерживается, что составляет для европейцев некоторую загадку. При массовых грубейших нарушениях ПДД (проезд на запрещающий знак светофора, повороты и развороты в не установленных местах, непредсказуемое поведение пешеходов) уровень аварийности на дорогах, особенно с тяжелыми последствиями, здесь нельзя считать сверхкритическим. Бытовой здравый смысл, которым руководствуются все участники дорожного движения, регулируется здесь нормами традиционной (веками сложившейся) культуры взаимоотношений людей. Для островных народов (например, японцев), или народов, живущих в обстановке высокой плотности расселения (Китай) особенностью сложившейся организационной культуры является массовое осознание взаимной зависимости проживания. Это осознание, проявляемое между участниками дорожного движения, позволяет на интуитивном уровне избегать возникновения тяжелых дорожно-транспортных происшествий (ДТП). Отмеченный механизм интуитивного регулирования отношений между участниками ДД более или менее эффективно работает при невысоких параметрах дорожного движения (скорости и интенсивности движения). В тех случаях, когда эти параметры начинают приближаться к общеевропейским, указанные механизмы начинают давать сбои, вынуждая общества осваивать общецивизационные нормы дисциплинированности как составной части организационной культуры.

Первый, самый низкий уровень дисциплинированности соответствуют ситуациям, когда люди вынуждены соблюдать ПДД из-за боязни санкций со стороны присутствующих на расстоянии физической или технической видимости представителей контрольных органов (сотрудников ДПС, инспекторов ГИБДД, дружинников). В этой ситуации людям известны официально принятые ПДД, они осознают, что за их нарушения могут последовать определенные санкции со стороны контрольных органов, однако, ведущим является убеждение, что если нарушение не будет зафиксировано этими контрольными органами, то такое нарушение пройдет безнаказанно, а значит, его можно допустить без последствий.

Второй уровень дисциплинированности соответствуют ситуации, когда люди соблюдают ПДД, принимая во внимание возможное общественное осуждение фактов нарушения ПДД. Это может происходить, например, на регулируемом пешеходном переходе, когда пешеходы ожидают появления разрешающего знака светофора, даже, если движения транспорта по улице нет. Ведущим цензором здесь является общественное мнение посторонних свидетелей. Именно это мнение является сдерживающей силой при попытках нарушить правила ДД, например, перейти улицу на запрещающий знак светофора при отсутствии движущегося транспорта.

Третий, самый высокий уровень дисциплинированности, соответствует ситуации, когда человек не может нарушить ПДД в силу своих внутренних моральных запретов. Эти запреты действуют на уровне стойких интуитивных преград, сложившихся устойчивых привычек и правил поведения. В таких людях в качестве ведущего и определяющего выступает "внутренний цензор". Эти люди не пойдут на красный свет при свободной от транспорта дороге, даже при отсутствии любых свидетелей, при совершенно пустынной улице.

При оценке установившегося в обществе уровня дисциплинированности важным является господствующее в обществе отношение к фактам самой недисциплинированности. В США, например, всякие опоздания, несоблюдение предварительно достигнутых договоренностей резко осуждаются, факты опозданий самими их виновниками серьезно переживаются. В России, наоборот, - распространено весьма терпимое отношение к этим явлениям. Опоздавшие люди часто даже не считают нужным принести свои извинения или найти способ предупредить о возможном опоздании. Для организационной культуры соблюдение правил, регламентов, точность, четкость, обязательность – важнейший показатель ее высокого уровня.


ТЕХНОЛОГИЗИРОВАННОСТЬ (упорядоченность)
Этот показатель ОК определяет, какой объем деятельности организации (общества) регламентирован, т.е. сколько видов деятельности осуществляется по строго разработанным правилам, которые зафиксированы в объективной форме (опубликованы, изложены в документе, обнародованы). Если деятельность регламентирована, упорядочена, значит, она заранее продумана и есть большая доля уверенности в том, что никаких несогласованностей, сбоев в ее осуществлении не будет. Регламентированная часть деятельности составляет определенную технологию. Наличие технологии уже означает, что эту деятельность можно воспроизвести, описать, обсудить, разобрать. Технологизированная (упорядоченная) деятельность предполагает, что технологии этой деятельности можно обучить других по определенным правилам, т.е. передать технологию от поколения к поколению, от одного коллектива к другому. Если деятельность не регламентирована, т.е. заранее не проработана, не продумана, то всегда будет присутствовать высокая вероятность того, что она пойдет стихийно, неорганизованно, бестолково.
ОСНАЩЕННОСТЬ

Обеспечение организованности совместных действий многих людей включает использование разнообразных информационных, технических и технологических средств. Совокупность всех этих средств может рассматриваться в качестве оснащения организационных процессов. Это могут быть графики, планы, схемы, таблицы, указатели, ярлыки, блокноты, средства связи, средства коллективного отображения информации, всевозможная оргтехника и т.п.. В качестве показательного примера можно рассмотреть такое распространенное организационное мероприятие, как совещание (семинар, конференция, встреча, симпозиум). Можно рассмотреть любой семинар, который проводит в России известная фирма из Западной Европы. Как правило присутствует отпечатанный и размноженный для каждого участника регламент (расписание) с указанием содержания элементов семинара, времени начала и окончания, состава участников и т.д. Излишне говорить о наличии множества информационных материалов и необходимой оргтехники (плакатов, видео экранов, блокнотов, авторучек и т.д.). Можно рассмотреть некоторую строительную фирму (организацию) и то, какова оснащенность оперативных совещаний, проводимых в ней. Рабочее помещение, где проводится это совещание, может быть оснащено по-разному – от кипы мятых документов до красочного и яркого сетевого графика работ на объекте, нарисованного на плакате или большого, управляемого компьютером, видео экрана (видео стены). Состав, качество, количество и активность практического использование этих средств является косвенным показателем одного из аспектов организационной культуры, которую далее будем называть оснащенностью.


РЕФЛЕКСИРУЕМОСТЬ.
Рефлексируемость - очень важный показатель уровня организационной культуры. Он выявляет наличие в обществе (организации) применяемых на регулярной основе рефлексивных процессов (рефлексии, рефлексивных возгонок). Рефлексия в организации – это аналитический разбор произведенных действий и выработка рекомендаций по улучшению этих действий. Если все проводимые организацией мероприятия никто и никогда не разбирает в явном виде (не эксплицирует) и организация просто втянута в безостановочный поток действий, то рефлексируемость в такой организации нулевая. Если же, наоборот, каждое выполненное мероприятие в организации подвергается гласному, публичному коллективному разбору с формулировкой выводов о необходимых улучшениях, совершенствовании, то это свидетельствует о достаточно высоком уровне рефлексии. Важность этого показателя состоит в том, что он определяет потенциальную способность этой организации (общества в целом) к саморазвитию. Кроме того, процесс рефлексии (аналитического разбора) сам по себе уже свидетельствует об определенном уровне организационной культуры. Разбирать произведенные действия объективно очень трудно. Для этого нужны соответствующие навыки, опыт, системные знания.


  1. ЭВОЛЮЦИЯ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ КУЛЬТУР

Организация человеческого общества с течением времени меняется. В реальности этот процесс происходил и происходит до сих пор в значительной степени стихийно. Но складывающаяся сейчас наука управления (наука организации) в стремлении описать организации, строит теории этих организаций и пытается выявить устойчивую последовательность сменяемых друг друга теорий этих организаций. В основе каждой теории организаций лежит определенная модель организации, т.е. некоторая формализованная идеальная конструкция, которая описывает особенности построения организаций различных типов, построенных на основе разных теорий.

Каждому историческому этапу развития общества соответствует своя руководящая теория (своя модель) организации. Модели организаций меняются в зависимости от сложности и масштаба стоящих перед обществом задач (проблем). Модели (теории) не возникают автоматически, как внутренняя детерминанта развития, а создаются людьми в процессе напряженной творческой деятельности. Эта деятельность есть субъективная деятельность в сфере общественного сознания. Сфера сознания живет и развивается относительно самостоятельно по своим собственным законам. Относительная самостоятельность сознания означает, что само это сознание может, как отставать от реальной действительности (от материи), так и опережать эту действительность. Но, в конечном счете, так или иначе, рано или поздно человеческое сознание должно находить теории (модели), которые адекватны реальным жизненным проблемам (ситуациям).

Организационная теория выявила следующую эволюцию моделей организаций – патриархальная модель, бюрократия, функциональная модель и адхократия. Представляется, что каждому виду моделей организаций соответствует свой ведущий тип ОК. Каждая модель организации определяет как преобладающий тип организационной структуры, так и свою технологию деятельности (организационную технологию). Нам представляется, что центральным элементом в этой цепочке эволюции моделей является модель бюрократии, так называемая бюрократическая организация.



следующая страница >>



Человеку надо верить, даже когда он говорит правду. Борис Крутиер
ещё >>