Очерки по истории Адыгеи. Том Майкоп, 1957. Под. Ред. Бушуева С. К - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа по истории 7 класс 1 135.29kb.
Е. В. Курбакова Страницы истории павловских кустарных промыслов 1 126.53kb.
Басин Е. Я. Искусство и коммуникация: Очерки из истории философско-эстетической... 13 1994.15kb.
Тема№ Концепция бытия – фундамент философской картины мира 1 42.16kb.
Н. М. Карамзин; [под общ ред. А. Ф. Смирнова; ред.: Н. С. Щукина, А. 1 55.98kb.
Литература: I. Гистология под ред. Ю. И. Афанасьева, 1989, 2001,... 1 17.53kb.
Достопримечательности Адыгеи. На южных рубежах России, окруженная... 1 62.46kb.
По сталинскому призыву в аппарат 1 59.01kb.
Руководство для врачей в 4-х томах / под общ ред. Н. В. Корнилова/ Т. 1 18.18kb.
Первые бортовые ЭВМ ракетно-космических комплексов Глава из книги Б. 3 437.7kb.
Программа по русскому языку под ред. М. М. Разумовской. «Русский... 1 28.3kb.
Сказание о возникновении государства Хунну 1 28.72kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Очерки по истории Адыгеи. Том Майкоп, 1957. Под. Ред. Бушуева С. К - страница №1/25

 Очерки по истории Адыгеи. Том 1.

Майкоп, 1957.

Под. Ред. Бушуева С. К.

ПРЕДИСЛОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

Глава одиннадцатая

Глава двеннадцатая

Заключение
ПРЕДИСЛОВИЕ

"Очерки истории Адыгеи" -- результат коллективной работы группы историков. Составление "Очерков истории Адыгеи" было начато еще в 1937 г. При их написании авторы столкнулись с рядом трудностей общего и частного характера:

1) отсутствие адыгейских национальных хроник и летописей. Фольклор, как известно, не в состоянии их заменить;

2) недостаток документальных источников до второй половины XVIII века, особенно в части освещения внутренней истории Адыгеи;

3) недостаток археологического материала, особенно за период IV-XIII вв. и, отчасти, позднее, что делает пока невозможным освещение ряда вопросов социально-экономического развития Адыгеи;

4) неразработанность истории развития адыгейского языка;

5) недостаточная изученность ряда важнейших вопросов на общекавказском материале (например, этапы турецкой агресcсии на Кавказе в XVI-XVIII вв.). История англо-турецкой агрессии в XVIII-XIX веках не получила еще монографического исследования.
Обширная литература по истории Адыгеи в основном - наследие буржуазно-помещичьей историографии, на характеристике которой мы остановимся дальше (см. "Введение"), и представляет собой сырой фактический материал преимущественно описательного характера. Этой литературе свойственны все пороки буржуазно-помещичьей историографии. Попытки создания итоговых работ (типа истории) абсолютно неудовлетворительны как с методологической стороны, так и в смысле подбора фактического материала.

Подготовленную нами работу мы назвали "Очерками истории Адыгеи", считая, что сейчас пока еще невозможно преодолеть многие пробелы и недоработки. Превращение "Очерков" в "Историю" в полном смысле слова - дело будущего. Только при всестороннем исследовании экономической, политической и культурной истории Адыгеи и, прежде всего, истории русско-адыгейских взаимоотношений возможно написание марксистско-ленинской истории адыгейского народа.

В плане работ Адыгейского научно-исследовательского института намечена разработка отдельных, еще недостаточно изученных вопросов истории адыгейского народа, русско-адыгейских отношений и др. в форме монографических исследований.
Мы старались осветить узловые вопросы истории Адыгеи псь возможности в их динамике, рассматривая адыгейский народ как субъект истории, а не только как объект завоевания, что имеет место в буржуазно-помещичьей историографии.
История адыгейского народа освещена в тесной взаимосвязи с историей русского народа. Показано благотворное влияние передовой русской культуры на адыгов и прогрессивность присоединения Адыгеи к России. Показана реакционная роль ислама как орудия в руках англо-турецких агрессоров.

Освещена классовая борьба адыгейского народа и его борьба против чужеземных поработителей. Показано развитие адыгейской народной культуры.


В написании "Очерков истории Адыгеи" принимали участие: С. К. Бушуев, профессор, доктор исторических наук, Е. С. Зевакин, кандидат исторических наук. Н. В. Анфимов, кандидат исторических наук, Н. Г. Кулиш, кандидат экономических наук, В. П. Левашова, кандидат исторических наук, А. О. Хоретлев, кандидат педагогических наук. М. 3. Азама-това. В главах седьмой, восьмой и девятой; учтены замечания и включены добавления кандидата исторических наук М. Аутлева.

ВВЕДЕНИЕ

(Краткая характеристика источников и литературы)


"Очерки истории Адыгеи" написаны с марксистско-ленинских позиций. Они подчинены общегосударственной задаче культивирования советского патриотизма, борьбе с антимарксистскими тенденциями "школы" Покровского, с различного рода фальсификаторами истории, националистами всех мастей и космополитами. Марксизм-ленинизм - ключ к пониманию и разрешению сложных вопросов истории народов СССР, в том числе к вопросу о прогрессивном значении присоединения Адыгеи к России, к анализу истоков дружбы русского народа с адыгейским.
При написании "Очерков" использованы важнейшие указания классиков марксизма-ленинизма, которые прямо или косвенно относятся к истории Адыгеи, а также решения пленумов, конференций и съездов Коммунистической партии Советского Союза по идеологическим вопросам.
Важное значение для "Очерков" имеют постановления ЦК КПСС по идеологическим вопросам, "Пятьдесят лет Коммунистической партии Советского Союза (1903-1953)", "Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией", "Пятьдесят лет первой русской революции" (тезисы). Использованы работы И. В. Сталина и других деятелей КПСС.

Источники и литература


До конца XVIII века единственным источником для изучения истории адыгов являются археологические памятники, повествовательные и летописные источники (свидетельства авторов-античных, византийских, арабо- и ираноязычных, русских. итальянских, французских, английских, голландских, немецких и др.). Первые летописные свидетельства об адыгах сохранились в русских летописях.

Из античных источников особенно важны свидетельства Страбона (I век до н. э.), из византийских - Прокопия Кеса-рийского (VI век) и Константина Багрянородного (X век), из арабоязычных - Масуди (X век), из итальянских - Интериа-но (XV век)1, из авторов XVII века - д'Асколи2 и да Лукка3, из авторов XVIII века - Главани4 и Пейсонель5.


Эти источники представляют собой фрагментарный материал о народах Кавказа, в том числе и об адыгах.


С конца XVIII века ведущее место в изучении Адыгеи заняла русская наука. Было положено начало организованному и систематическому изучению народов Кавказа. Большое значение имели экспедиции Академии наук и поездки отдельных ученых на Кавказ, в частности русских академиков Гюльден-штедта6 и Палласа7.
Самые ранние сведения об адыгах в документах относятся к XIII веку (итальянские архивы). С XVI века и позднее исключительно важное место в изучении адыгов занимают русские архивные документы (посольский приказ, коллегия иностранных дел и др.);
Источников и исследований по Адыгее первой половины XIX века значительно больше, чем за все предыдущие периоды. Источники не только многочисленнее, но разнообразнее и полноценнее. Это понятно. В период англо-турецкой агрессии адыги особенно интересовали Россию и многие западноевропейские государства.
Немногим авторам удалось посетить внутренние районы Адыгеи. Большинство из них были обычно в пограничных, причерноморских и прикубанских районах.
Если огромное большинство свидетельств об адыгах до конца XVIII века может быть отнесено к типу повествовательных, то в первой половине XIX века возрастает категория работ, которая должна-быть отнесена к типу исследовательской литературы. Это - сводные исторические, историко-энтографические и военно-исторические работы по Кавказу, специальные исследования по исторической географии и исторической этнографии, а также некоторые описательные этнографические работы.

1 См. библиография, 1.
2 См. библиография, 2.
3 См. библиография, 3.
4 Главани К. Описание Черкессии... 20 января 1724 года. "Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа",.. вып. 17, Тифлис, 1893.
5 См. библиография, 4.
6 См. библиография, 5.
7 См. библиография, 6.

В первой половине XIX века делаются первые попытки воссоздать историю адыгейского народа (Ногмов1 и Дюбуа де Монпере2). Появляются первые местные историки и этнографы, доторые, будучи сами адыгами, правильнее могли описать социальные отношения, культуру и быт своего народа.
Среди адыгейских авторов на первое место следует поставить выдающегося кабардинского ученого-просветителя, первого адыгейского историка Шора Бекмурзин Ногмова (около 1801-1844 гг.)3. Отметим также работы . бжедугского князя Хаджимукова4. Представляет интерес работа адыга, известного под псевдонимом Каламбияп. Большое значение имеют работы адыгейского ученого Хан-Гирек, умершего в 1842 году6, а также работы Султан Адиль Гирея (1821 -1876 гг.)7. Но все эти работы требуют к себе критического подхода.
Из русских повествовательных источников первой половины XIX века отметим сочинения Л. Люлье, Г. Новицкого, Ф. Тор-нау, Н. Карлгофа и К. Сталя.
Из европейских работ повествовательного типа укажем на . работы нидерландского консула в Одессе Тетбу де Мариньи, совершившего в 1818, 1823 и 1824 годах несколько поездок в причерноморские районы Адыгеи*.
Пространную работу о народах Кавказа, в том числе и об адыгах, оставил швейцарский путешественник Дюбуа де Мон-пере9, проехавший в 1883 году вдоль Черноморского побережья Кавказа.


1 Ногмов Ш. Б. История адыгейского народа. Тифлис. 1861 (изд. 5-е. Нальчик. 1947).
2 Дюбуаде Монвере Ф. Путешествие вокруг Кавказа т. I. Сухуми, 1937 (Труды Института абхазской культуры, в. 6); см. библиография, 7.
3 Б у ш у е в С. К. Из истории русско-кабардинских отношений. Нальчик, 1955 г. (Глава о Бекмурзин-Ногмове).
4 Ха джиму ко в. Народы Западного Кавказа (по неизданным запискам природного бжедуга князя Хаджимукова). "Кавказскийсборник", в. 30.
5 К а л а м б и и. На холме. Из записки черкеса. "Русский вестник", т. 36, 1861, ноябрь.
6 Хан-Гирей. Вера, нравы, обычаи, образ жизни черкесоБ."Русский вестник". 1842, январь, № 1. Его же Бесльний Абаг.
Из соч. под заглавием "Биографии знаменитых черкесов и очерки черкесских нравов и преданий покойного флигель-адъютанта Хав-
Гирея. "Сборник газеты "Кавказ". Второе полугодие 1847. Его же.
Князь Пшьской Аходягоко. "Сборник материалов для описания мест
ностей и племен Кавказа", вып. 17. Его же. Черкесские преда
ния (отрывки из рукописи). "Русский вестник", 1841, т. 2.
7 Султан Адиль Гирей. Об отношениях крестьян к вла
дельцам V черкесов (выписка из заметок), 28 августа 1843 г. "Кав
каз", 1846, № 9.
8 См. библиография, 8.
9 Дюбуа д е М о н п е р е Ф. Путешествие вокруг Кавказа, т. I, Сухуми, 1937. (Труды Института .абхазской культуры, в. 6).

Английские политические агенты Белль1 и Лонгворт2, посланные в Адыгею в 1837-1839 годах, опубликовали ценные описания страны (особенно Белль) в виде дневников, проникнутых, правда, агрессивной, колонизаторской тенденцией.


Важное значение для изучения Адыгеи середины XIX века имеют две работы Лапинского3.
В первой половине XIX века, в связи с накоплением повествовательного и документального материала и повышением интереса к изучению Кавказа, постепенно увеличивается число сводных трудов, носящих уже частично исследовательский характер. В этом деле приоритет имеют русские ученые. Появляются такие ценные работы, как, например. С. Броневский - "Новейшие географические и исторические известия о Кавказе" (чч. I-II, М., 1828). Эта работа получила в свое время широкую известность и долго являлась основным источником сведений о народах Кавказа. Сочинение С. Броневского основано на литературных и архивных материалах, а также на личных наблюдениях. С. Броневский дал первую развернутую характеристику общественного строя народов Кавказа.
Меньшее вначение имеет работа П. Зубова - "Картина
Кавказского края" (чч. 1 -III, СПБ, 1834-1835). Отметим
также неопубликованное комплексное сочинение о Кавказе русского автора И. Ф. Бларамберга4 и историко-этнографиче-ское сочинение известного русского кавказоведа А. Берже5.
Представители дворянской и буржуазной историографии не преследовали задачи специального изучения социально-экономических и политических отношений в Адыгее. Их интересовали, прежде всего, практические задачи, стоявшие перед царизмом. Авторы этих работ рассматривают адыгов не как субъект истории. Они часто опускают все то. что относилось к положительным чертам адыгов, и, наоборот, выпячивают все отрицательные стороны. Исторические концепции часто пропитаны духом великодержавности, духом самодержавной царской политики.
В первой половине XIX века началась публикация архивных документов по Кавказу. И в этом вопросе бесспорный приоритет принадлежит России. Наиболее крупным, фундаментальным изданием документов являются "Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией", тт. I-XII (архив

1 См. библиография, 9.
2 См. библиография, 10.
3 См. библиография, 11.
4 См. библиография, 12.
5 Берже, А. Краткий обзор горских племен на Кавказе. "Кавказский календарь" на 1858 год.

главного управления наместника кавказского), под ред. А. Берже1.
Много ценного материала было издано в "Кавказском сборнике". "Военном сборнике", "Русском инвалиде", "Русской старине", "Русском архиве" и других изданиях.
Большой интерес представляют личные архивы Ермолова. Паскевича, Розена, Головина, Раевского, Воронцова, Муравьева, Филиппсона, Серебрякова, Барятинского, Евдокимова и др.
В первой половине XIX века началось собирание адатов кавказских горцев, но опубликование их в основном было произведено во второй половине столетия.
После присоединения Адыгеи основной тип прежних работ - повествовательные источники - почти полностью исчезает! Решающее значение получает общая и специальная историческая, этнографическая и экономическая литература. Публикуются ценные официальные документы о сословно-позе-мельных отношениях, особенно - многочисленные материалы о событиях на Кавказе в XVIII-XIX вв.
Изучение Адыгеи начинает приобретать более планомерный характер. На этом этапе роль западноевропейской науки в деле изучения Адыгеи сводится почти на нет. Решающую роль играет русская наука. Появляются научные организации, возникают периодические органы. Несмотря на бесспорно прогрессивный характер этого нового этапа в изучении Адыгеи, на нем продолжает лежать отпечаток буржуазно-помещичьей идеологии.
Вполне понятно, что большинство, старых работ может быть использовано в настоящее время главным образом как источники фактического материала с критическим подходом к нему с позиций марксизма-ленинизма.
Основное отличие советского этапа в развитии историографии Адыгеи заключается не только в количественном увели-

Т. I, ч. 1. Тифлис, 1866. Гуджары и другие акты на грузинском, арабском, персидском и турецком языках {1398-1799);
т. I, ч. 2. Тифлис. 1866. Кавказ и Закавказье во второй половине XVIII столетия за время управления ген-лейт. К. Ф. Кноррига 2-го (1726-1802).
т. II. Тифлис. 1868. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. кн. П. Д. Цицианова (1802-1806);
т. III. Тифлис. 1869. Кавказ и Закавказье за время управления ген.-фельд. гр. И. Гудовича (1806-1809);
т. IV. Тифлис. 1870. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от кав. А. П. Тормасова (1809 - 1811);
т. V, ч. 1. Тифлис. 1873. Закавказье за время управления ген. лейт. маркиза Паулуччи (1811 -1812):
т. V, ч. 2. Тифлис. 1873. Кавказ .и Закавказье за время управления ген. от инф. Н. Ф. Ртищева (1811 -1816);

чении материалов и исследований об адыгах, но, прежде всего-, в том, что она рассматривает народ как творца истории, как. главную движущую силу исторического процесса.


Величайшее значение в понимании сложных событий истории адыгов имеют, как и во всех отраслях научного знания,. труды основоположников марксизма-ленинизма, решения КПСС по идеологическим вопросам, по борьбе с буржуазным/ национализмом и великодержавным шовинизмом.
В деле изучения истории Адыгеи исключительно вредную роль сыграли следующие обстоятельства.
Длительное существование вульгаризаторской "школы" Покровского фактически ликвидировало изучение истории. В свое время этим воспользовались злейшие враги советского-народа - буржуазные националисты.
Вульгаризаторская школа академика Марра также немало содействовала грубым извращениям, допущенным в изучении древней истории адыгов. Антимарксистская концепция "стадиального развития народов", с фантастическими превращениями одних народов в другие, якобы качественно совершенно иные, чрезвычайно ограничила рамки хронологического изучения прошлого адыгов.
Неправильно освещался вопрос о присоединении нерусских народов к России (игнорирование роли передовой, революционной России). Программное значение для изучения прогрессивности присоединения нерусских народов к России и вообще для изучения истории народов нашей страны имеют "Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией", одобренные ЦК
кпсс.
Ввиду отмеченных неблагоприятных обстоятельств неудивительно, что мы до сих пор не имеем полноценной истории-адыгейского народа. Очень многие вопросы до сих пор остают-

т. VI, ч. 1. Тифлис. 1874. Р^авказ и Закавказье за время управления ген. от инф. А. П. Ермолова (1816-1827):
т. VI, ч. 2. Тифлис. 1875. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. А. П. Ермолова (1816 -1827):
т. VII. Тифлис. 1878. Кавказ и Закавказье за время управления ген.-фельд. гр. И. Ф. Паскевича-Эриванского (1827 -1831):
т. VIII. Тифлис. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. барона Г. В. Розена 1-го (1831 - 1837):"
т. IX, ч. 1. Тифлис. 1884. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. Е. А. Головина (1837 -1842);
т. IX, ч. 2. Тифлис. 1884. Кавказ и Закавказье за время управления ген.-адьют. А. И. Нейдгардта (1842 -1844):
т. X. Тифлис. 1885. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. кн. М. С. Воронцова (1844-1854):
т. XI. Тифлис. Кавказ и Закавказье за время управления ген. от инф. Н. Н. Муравьева (1854-1856);
т. XII. Тифлис. 1904. Кавказ и Закавказье за время управления, ген.-фельд. кн. А. И. Барятинского (1856-1862).

ся совершенно не изученными с марксистско-ленинских позиций. Особенно нетерпим почти полный пробел в изучении развития советской Адыгеи.


Коллективу научных сотрудников Адыгейского научно-исследовательского института предстоит еще большая работа по созданию монографических исследований по отдельным вопросам истории адыгейского народа, ибо сами по себе "Очерки истории Адыгеи" не могут претендовать на исчерпывающее освещение всех вопросов, всех проблем истории адыгейского народа. Эти специальные монографические исследования должны учитывать имеющиеся достижения советской исторической науки.
Работы советских ученых Лаврова Л. И., Шиллинга Е. М., Ладыженского А. М., Студенецкой Е. Н. об этногенезе, хозяйстве, обычном праве, культуре и быте, искусстве адыгов, их верованиях, работы советских археологов Иессена А. А., Крупнова Е. Н., Анфимова Н. В. и др. по древней истории Северо-Западного Кавказа являются вкладом в изучение Адыгеи.
Огромный размах получило в советский период краеведение. Возникли новые научные учреждения, которые принялись за историко-этнографическое изучение Адыгеи.
Полезную работу по сбору фактического материала проделало Общество изучения Адыгейской автономной области, реорганизованное впоследствии в Адыгейский научно-исследовательский институт, а также Кубанский педагогический институт.
Много внимания уделялось изучению Адыгеи в различных северо-кавказских краевых научных организациях, а также в Москве, особенно в Государственной Академии истории материальной культуры, позже реорганизованной в Институт истории материальной культуры Академии Наук СССР, а также в Институте этнографии Академии Наук СССР.
При составлении настоящей работы были широко использованы документальные первоисточники наших архивов.
Богатый материал по социально-экономическим и политическим отношениям, культуре и быту адыгов извлечен из Центрального государственного исторического архива в Москве, Центрального военно-исторического архива в Москве, Ленинградского отделения Центрального исторического архива, Центрального архива внешней политики в Москве, Центрального архива древних актов в Москве, Центрального военно-морского архива и Архива Академии наук СССР в Ленинграде, Исторического архива Грузинской ССР, Краснодарского, краевого архива, Государственного архива Адыгейской автономной области, архива Адыгейского научно-исследовательского института и архива Государственного Исторического музея в Москве.

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
АКАК - Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией.
ВДИ - Вестник древней истории.
ВУА - быв. Военно-ученый архив Главного штаба.
ГАИМК - Государственная Академия Истории материальной культуры.
Г ИМ - Государственный Исторический музе;! в Москве.
ЖМНП - Журнал Министерства народного просвещения. ' ЗКОРГО - Записки Кавказского отдела Русского Географического общества.
ЗООИД - Записки Одесского общества истории и древности.
ИАК - Известия Археологической Комиссии.
ИАН-ООН - Известия Академии Наук. Отделение общественных наук.
ИИМК - Институт истории материальной культуры АН СССР.
ИОЛИКО - Известия о-ва любителей изучения Кубанской области.
ИКОРГО - Известия Кавказского отдела Русского Географического общества.
ЛОЦИА - Ленинградское отделение Центрального Исторического архива.
МИА - Материалы и исследования по археологии СССР.
МИД - Министерство иностранных дел.
ОАК - Отчеты Археологической комиссии.
ПСРЛ - Полное собрание русских летописей.
СА - Советская археология.
СМОМПК - Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа.
ЦАВП - Центральный архив внешней политики в Москве.
ЦАДА - Центральный архив древних актов в Москве.
ЦВИА - Центральный военно-исторический архив в Москве.
ЦГИА - Центральный государственный исторический архив в Москве.
ЦИА Грузинской ССР - Центральный исторический архив Грузинской ССР.

Глава первая

Древнейшее прошлое адыгейского народа




§ 1. Каменный век на территории Северо-Западного Кавказа
(палеолит, неолит, энеолит).

История человеческого общества насчитывает сотни тысяч лет существования. За это время человечество прошло длительный путь развития.


Возникновение человеческого общества относится к началу древнечетвертичного периода (плейстоцена). "Какими люди первоначально выделились из жи-
вотного (в более узком смысле) царства, такими они и вступили в историю: еще как полуживотные, еще дикие, беспомощные перед силами природы, не осознавшие еще своих собственных сил; поэтому они были бедны, как животные, и не намного выше их по своей производительности"1.
Основным отличием человека от животного является трудовая деятельность его. Труд - "первое основное условие всей человеческой жизни, - говорит Энгельс, - и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека"2.
Первыми орудиями труда были палка и грубо оббитый камень. Начальная пора человеческого общества, для которой характерными являются грубо сделанные каменные орудия, получила название древнекаменного века - палеолита.
В этот период человек занимал довольно значительные территории в Европе, Азии и Африке. На Кавказе наиболее ранние стоянки первобытного человека открыты советскими учеными в Армении3 и Абхазии1, а в последние годы и на территории Краснодарского края-на р. Псекупсе (между станицами Сара_ товской и Бакинской), где были найдены типичные ручные

1 Энгельс Ф. Анти-Дюринг, 1948, стр. 167.
2 Энгельс Ф. Диалектика пророды. 1950, стр. 132.
3 Паничкина М. Палеолит Армении. 1950.
4 3амятиин С. Н. Палеолит Абхазии. Сухуми, 1937.

рубила и пластины. Стоянки эти относятся к эпохе раннего (нижнего) палеолита.


Лучшие известные нам на Северо-Западном Кавказе стоянки первобытного человека относятся к периоду среднего палеолита (так называемой мустьерской культуре). Наиболее изученной является стоянка, находящаяся на левом берегу р. Иль, на южной окраине станицы Ильской. Стоянка была обнаружена еще в конце прошлого столетия, но затем почти забыта и, по существу, заново открыта советским ученым С. П. Замятниным1, который исследовал ее в 1926 и 1928 гг. В 1936-37 гг. раскопки были продолжены проф. В. А. Городцовым2. Большинство исследователей относят Ильскую стоянку к поздне-мустьерскому времени (50-40 тыс. лет назад). что соответствует первой половине максимальной стадии оледенения Европы (Рисское оледенение)3.
Илвская стоянка представляет собою открытый лагерь охотничьей орды. Охота на крупных животных и собирательство были основным занятием населения. При раскопках были найдены характерные для этого времени каменные орудия - остроконечники, скребла, проколки, ножевидные пластины. Остатков жилищ не обнаружено, но можно предполагать, что, защищаясь от холода и непогоды, человек пользовался подобием шалашей, возможно, обтягивая их шкурами. Люди жили тогда еще дородовыми общинами, представлявшими замкнутые группы, связанные кровнородственными узами заключением "браков" внутри общины (эндогамные общины).
Кроме Ильской стоянки, на северном склоне Кавказского хребта известно еще несколько находок палеолитических орудий, в основном мустьерского облика, указывающих на наличие в этих местах стоянок первобытного человека. В первую очередь необходимо отметить находки по левому берегу р. Иль, несколько южнее вышеописанной стоянки. Одновременно с ильскими каменные орудия (небольшие скребла, миниатюрное орудьице миндалевидной формы, остроконечник) были найде-

1 Замятии н С. Н. Итоги последних исследований Ильского палеолитического местонахождения. "Труды II Международной конференции АИЧПЕ", вып. V. 1934, стр. 207.
2 Городцов В. А. Результаты исследования Ильской палеолитической стоянки. "Материалы и исследования по археологии СССР". № 2, 1940, стр. 7 - 25.
3 Громов В. И. Палеонтологическое и археологическое обоснование стратиграфии континентальных отложений четвертичного периода на территории СССР. "Труды ин-та геологических наук".
Вып. 64. 1948, стр. 257.
4 3амятнин С. Н. Некоторые данные о нижнем палеолите Кубани. "Сборник Музея антропологии и этнографии". Т. XII ,1949. -стр.435 - 498; Формозов А. А. Нижне-палеолитические местонахождения Прикубанья. "Краткие сообщения ИИМК", вып. 46, 1952, стр. 31-41.

ны з станице Смоленской на левой террасе.р. Афипс, в промоинах небольшой возвышенности на западной окраине станицы. Подобные находки были сделаны на р. Псекупсе между станицей Бакинской и хутором Прицепиловка и в устье р. Хаорзе (левый приток р. Псекупса), южнее Горячего Ключа. К несколько более раннему - домустьерскому - времени относятся местонахождения палеолитических орудий на р. Фортепьян-ке I левый приток р. Белой, западнее г. Майкопа) и у селения Ходжох.
На Черноморском побережье Кавказа известен ряд пещерных стоянок. С постепенным ухудшением климата человек палеолитического времени начал интенсивно заселять пещеры, которые являлись убежищами от непогоды и защитой от диких зверей. В Адлерском районе исследовано несколько пещер1 - Ахштырская на р. Мзымте, Навалишенские 1-я и 2-я -на р. Кудепсте, Хостинская и Воронцовская на р. Хосте, которые дали находки мустьерской культуры. Будучи, таким образом, одновременны, с Ильской стоянкой, пещеры являлись местом длительного обитания человека. Как показали исследования вышеперечисленных стоянок, на большинстве из них, а также в Ацинской пещере на р. Ац (приток р. Сочи)2 были обнаружены верхнепалеолитические слои, т. е. остатки жизни человека позднего палеолита. Занятием его продолжала оставаться охота на крупных животных л собирательство. Орудия труда, как и техника их изготовления, совершенствуются. Появляются многочисленные кремневые наконечники копий, ножевидные пластины с притуплённой спинкой, служившие примитивными ножами, скребки, являвшиеся не только скребущими, но и режущими орудиями, затем резцы - специальные орудия для изготовления костяных изделий. Изменения наблюдаются и в общественной жизни происходит становление родового строя. С установлением запрета полового общения между всеми братьями и сестрами, даже между самыми отдаленными родственниками боковых линий с материнской стороны, вступление в брак стало возможным только вне орды (экзогамный брак). Это приводит в дальнейшем к тому, что группа кровных родственников по женской линии (решающую роль играет только происхождение с материнской стороны, ибо одно оно только несомненно), состоящая из "сестер-родных и более дальних степеней родства-вместе с их детьми и их братьями-

1 Замятин С. Н. Навалишенская и Ахштырская пещеры на Черноморском побережье Кавказа. "Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода". № 6-7, 1940 г., стр. 100 -101; Громов В. И. Ук. соч. стр. 257 - 262; Край нов Д. А. Новые мустьерские стоянки Крыма и Кавказа. "Бюллет. комиссии по изучению четвертичного периода". № 9, 1947, стр. 30 - 34. 2 К р а й нов Д. А. Ук. соч, стр. 30.

родными и более дальних степеней родства с материнской стороны, которые не являются их мужьями"', при экзогамном браке превращается в род, который с этих пор все более и более укрепляется другими общими общественными в религиозными учреждениями и отличается от других родов того же племени2. Первоначально возникший род представлял собою матриархальный род.
Палеолит сменяется так называемым среднекаменным веком - мезолитом, являющимся переходным периодом от древнекаменного века (палеолита) к новокаменному веку (неолиту). Важнейшим достижением человечества этого периода явилось изобретение лука и стрел, благодаря чему охота стала, одной из нормальных отраслей труда. Мезолит относится уже к началу современной эпохи, когда ледниковые явления сходят на нет и физико-географические условия становятся близкими к современным.
Памятников этого времени на Северо-Западном Кавказе мы не знаем. На Черноморском побережье Кавказа, близ Сочи, при раскопках Ацинской пещеры слой, лежащий выше палеолитического, дал орудия среднекаменного века азильско-тарденуазского облика, т. е. мелкие кремневые орудия (микролиты) , употреблявшиеся в качестве наконечников для стрел и вкладышей, вставлявшихся в деревянную или костяную оправу и служивших лезвиями различных орудий. Эти орудия являлись характерными для эпохи мезолита3.
Так же, как памятники мезолита, в Прикубанье совершенно не изучены и памятники неолитической эпохи, характеризующие следующий этап в развитии человеческого общества в эпоху первобытно-общинного строя. В этот период человек переходит от преимущественного присвоения готовых продуктов природы к усвоению методов повышения производства продуктов природы с помощью своей деятельности1. В эпоху позднего неолита зарождаются начала земледелия и скотоводства. Изготовление каменных орудий совершенствуется - появляются полированные орудия, среди которых основное значение приобретает каменный топор. Характерным признаком эпохи неолита' является также появление глиняной посуды, что является значительным достижением в развитии материальной культуры человеческого общества.

1 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. 1948, стр. 50.
2 См. там же.
3 К р а й н о в Д. А. Новые мустьерские стоянки Крыма и Кавка
за. "Бюллетень комиссии по изучению четвергячч,го пеоио^а" "хй 9
1947, стр. 30.
4 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и
государства. 1948, стр. 34.

В Прикубанье и на Черноморском побережье в пределах Краснодарского края памятниками поздненеолитцческого времени являются стоянки, частично относящиеся уже к переходному периоду от камня к металлу, к энеолиту. Такие стоянки были обнаружены на Кубани в следующих местах: на Таманском полуострове, на южном берегу Таманского залива, на хуторе Осечки на берегу реки, являющейся левым притоком р. Понуры (севернее города Краснодара), на дюнах у г. Кропоткина, близ Ейска (птицесовхоз № 99). Здесь найдены кремневые наконечники стрел, ножевидные пластины, мелкие орудьица, а также многочисленные кремневые обломки. На Черноморском побережье, на берегу Геленджикской бухты, в последние годы была исследована И, И. Ахановым стоянка, относящаяся к энеолитическому времени. Судя по найденным материалам, человек здесь жил уже оседло на основе развитой охоты, рыбной ловли, морского промысла и собирательства. Южнее, в Закавказье, человеческое общество в поздненеолити-ческое время развивается несколько быстрее, чем на Северном Кавказе1. В неолитических стоянках, обнаруженных в районе Сочи-Адлера, найден целый ряд орудий, дающих право предполагать в долинах рек начало земледелия. Так, при раскопках Ахштырской пещеры в верхнем слое, относящемся к поздне-неолитическому времени, С. П. Замятниным были найдены в большом количестве характерные шлифованные клиновидные орудия, обточенные наподобие мотыжек. Недалеко от Ахштырской пещеры, в долине р. Мзымты, была обнаружена неолитическая "мастерская", давшая большое количество каменных мотыжек.


Недостаточная изученность неолита в Прикубанье не дает возможности в настоящее время полностью представить картину развития общества в данную эпоху. Население здесь жило, располагаясь по берегам рек и морских заливов небольшими родовыми группами, ведя оседлый образ жизни. Основными занятиями продолжали оставаться охота, рыбная ловля и собирательство. Появившиеся еще на предшествующей ступени развития общества лук и стрелы "составляют уже очень сложное оружие, изобретение которого предполагает долго накапливаемый опыт и изощренные умственные силы, следовательно, и одновременное знакомство со множеством других изобретений"2.
В это время зарождаются начатки скотоводства, которое в дальнейшем, на следующем этапе, приводит к переходу от матриархата к патриархату. На Черноморском побережье* как мы уже видели, появляется мотыжное земледелие. Общество в это время, несомненно, представляет еще матриархальный родовой строй. "Домашнее хозяйство ведется на коммунистических началах несколькими, часто многими семьями"5.



следующая страница >>



Истина, которая делает нас свободными, — это чаще всего истина, которую мы не желаем слушать. Герберт Эйгар
ещё >>