Общественное мнение - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Философские аспекты проблемы общественного мнения. Тема Общественное... 1 42.17kb.
Крымские хроники. Чего хочет общественное мнение? 1 24.21kb.
Декабрь 2008 Выборы и общественное мнение 3 376.71kb.
Пояснительная записка курс «общественное мнение россии в отношении... 1 251.79kb.
Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания/ Пер с нем 1 14.87kb.
Экзаменационные вопросы Ситновой Л. И. к курсу «Общественное мнение... 1 15.41kb.
Приложение 1 Приоритеты социально-экономического развития городского... 1 271kb.
Тайные общества в России в первой трети XIX в.: правительственная... 5 946.68kb.
Александр Ослон, президент Фонда "Общественное мнение" Институциональные... 1 46.06kb.
Петренко Е. С. к ф. н., директор по исследованиям Фонда «Общественное... 1 269.16kb.
М. Ц. Арзаканян. Де голль, В. П. Смирнов 344 33 6023.3kb.
Строительные нормы и правила тепловые сети 5 408.14kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Общественное мнение - страница №1/13



ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССР

ПО НАРОДНОМУ ОБРАЗОВАНИЮ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

ПРОБЛЕМ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

ГОЛОВНОЙ СОВЕТ

ПРОГРАММЫ "ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ"

СТУДЕНЧЕСТВО:

СОЦИАЛЬНЫЕ ОРИЕНТИРЫ


И СОЦИАЛЬНАЯ ПРАКТИКА
АКТУАЛЬНЫЕ ОЧЕРКИ
(по материалам социологических

исследований 1988-1989 гг.)

МОСКВА 1990
Студенчество: социальные ориентиры и социальная практика. Актуальные очерки (по материалам социологических исследований) /Научно-исследовательский институт проблем выспей школы. Государственный комитет СССР по народному образованию. – М., 1990.
В работе проанализированы результаты ряда социологических исследований, проведенных в вузах страны с целью изучения проблем становления нового социально-политического сознания. Опросы проходили в рамках целевой комплексной программы ”Общественное мнение” Государственного комитета СССР по народному образованию.
Работа рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся процессами перестройки сознания.

Под общей редакцией А.А. Иудина и А.А. Овсянникова

© НИИВШ, 1990

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА I. ГЛАСНОСТЬ И ПЛЮРАЛИЗМ: ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ
НОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ 8

§ 1.1. Стереотипы старые и новые 9

§ 1.2. Плюрализм или аморфность политического сознания? 12

§ 1.3. Проблема политического идеала: можно ли двигаться вперед,


глядя назад? 17

ГЛАВА II. МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СОЗНАНИИ


СТУДЕНЧЕСТВА СТРАНЫ 21

§ 2.1. Некоторые особенности национального самосознания


студенчества 23

§ 2.2. Экономические и политические проблемы сквозь призму национального видения 29

§ 2.3. Национально-историческое сознание 42

§ 2.4. Проблемы языка и образования 47

§ 2.5. Проблемы повседневного межнационального общения 52

ГЛАВА III. ФОРМИРОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ: НОВАЯ СИСТЕМА


ЦЕННОСТЕЙ 61

§ 3.1. Политические ориентиры, социализация и проблема


нравственности 61

§ 3.2. Кризис веры или новая студенческая религиозность? 68

§ 3.3. Ситуация в обществоведении: мнения заинтересованных сторон 71

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ 77

Авторский коллектив

Иудин АЛ.

- Горьковский университет

Лисаускене М.В.

- Иркутский университет

Овсянников А.А.

- Государственный комитет СССР по народному образованию

Ротман Д.Г.

- Белорусский университет

Рязанцев В.В.

- Московский университет-

Свиридов Н.А.

- Дальневосточный университет

Шмерлина И.А.

- Горьковский университет

В подготовке аналитических записок по материалам социологических исследований, использованным при написании данной монографии, принимали участие следующие научно-педагогические работники:



Андреева И.Н.

- Белорусский университет

Антия И.Ю.

- Дальневосточный университет

Антонова Л.Л.

- Иркутский университет

Арбенина В.Л.

- Харьковский университет

Бабочкин П.И.

- Рязанский радиотехнический институт

Балобанов С.С.

- Горьковский отдел Института социологии АН СССР

Бурова С.Н.

- Белорусский университет

Верецкая А.И.

- Воронежский университет

Голубкова Н.Я.

- Белорусский университет

Лобрынена В.И.

- Московский университет

Дударенок С.М.

- Дальневосточный университет

Забанова С.Д.

- Дальневосточный университет

Конопак Л.Л.

- Иркутский университет

Кухтевич Т.Н.

- Московский университет

Кюрегян Э.А.

- Ереванский политехнический институт

Максудов P.P.

- Казанский университет

Мальцев В.А.

- ВПШ (г. Горький)

Нечаев В.Я.

- Московский университет

Новикова Л.Г.

- Белорусский университет

Петрушова Е.И.

- Белорусский университет

Секевич З.В.

- НИКСИ при ЛГУ

Симонцев С.Н.

- Томский институт ACУ и радио-электроники

Степенко А.И.

- Воронежский университет

Труфанова В.П.

- Иркутский университет

Туманов С.В.

- Московский университет

Чебунин В.П.

- Иркутский университет

Шаталин Е.Н.

- Горьковский университет

Шахова Р.Ф.

- НИИВШ (г. Москва)

Якуба ЕА.

- Харьковский университет

Авторский коллектив выражает благодарность научным коллективам, принимавшим участие во всесоюзных исследованиях по программе «Общественное мнение».


Четыре года перестройки имеют один бесспорно важный политический результат: общество пришло в движение, формирующее невиданную в прошлом политическую ситуацию. Сложность и противоречивость политических процессов определяют и сложность процессов становления и развития нового политического сознания. В общественном сознании идут мучительные поиски "дороги к храму", дороги к новому обществу. Обострилась проблема формирования новых общественных ценностей и идеалов, нового облика социализма. Поиск в этом направлении осложняется принципиально новой для нашей страны социально-политической обстановкой, в условиях которой центробежные политические тенденции не гасятся прямым административным запретом и интенсивно оформляются концептуально и идеологически. Важнейшим элементом этой новой обстановки является гласность. Большой поток новой, подчас шокирующей информация выплескивается со страниц газет и журналов. Это, несомненно, способствует пробуждению людей от политической апатии, социальному взрослению, однако процесс этот проходит далеко не безболезненно. Новая информация, размывая привычный, упрощенный образ действительности, чаще всего не содержит в себе нового концептуального знания и вызывает тем самым чувство социально-психологической тревожности, эмоционального дискомфорта.

Отсутствие или слабая разработанность идеалов, целей, моделей будущего общества приводит к тому, что в качестве них некритически принимаются образцы буржуазной демократии.

В этих условиях идет поиск идеалов нового общественного уклада, гражданских и политических ценностей. Студенчество играет в этом деле далеко не второстепенную роль. Студенческая молодежь, воспринимая перестройку как свое личное дело, ищет в ней свое место. В то же время студенчество не приемлет абстрактных конструкций традиционного обществоведения, догм идеологического священнодействия. Это усиливает поиски личной позиции, личного выбора и личной ответственности перед обществом и своим народом.

В сознании молодежи ощутима уязвленность трагическим прошлым народа, потерей национальной идеи. Абстрактность идеологического обеспечения перестройки приводит к усилению различных молодежных движений, занятых поиском своего миропонимания и своих оценок. К сожалению, многочисленные исследования говорят о том, что незнание стратегических и тактических задач является главный фактором торможения перестройки. Воздействие этого фактора за последние два года не снижается.

В обществе, представленном сотнями наций и народностей, развитие политических идей зачастую принимает национальную форму. Это естественная реакция на метафизическую, по сути идеологическую, установку сталинского понимания интернационализма, при котором национальное предавалось забвению как выражение национализма, в то время как ленинский интернационализм всегда выражался в чуткости и уважении к народным обычаям и культурам всех наций и народов, в строительстве общества, где каждая национальность меру своей свободы определяла бы через меру свободы других наций.

Политика есть следствие экономических отношений неэкономического уклада. Национальная политика не является исключением. И если причины общественной напряженности лежат в экономическом устройстве, малополезными будут действия по изменения положения только средствами идеологического, воспитательного характера. Однако было бы ошибкой совершенно игнорировать эти средства. Вместе с тем вопрос о действенности современного обществоведения, его идеологического воздействия остается открытым. Констатация факта кризиса обществоведения уже стала общим местом, однако выход из него требует не только конкретного анализа видимых причин, лежачих на поверхности, но и выявления глубинных тенденций на уровне взаимосвязей системы образования и экономических, политических и национальных отношений, а также системы образования и личности.

Все эти вопросы оказались в центре внимания ряда всесоюзных и региональных исследований, осуществленных в 1988-1989 гг. в рамках целевой комплексной программы Гособразования СССР «Общественное мнение».

ГЛАВА 1. ГЛАСНОСТЬ И ПЛЮРАЛИЗМ:


ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ НОВОГО
ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

Одной из характерных черт перестройки является процесс идеологической разгерметизации, который вывел общество из-под тотального ига политики, политического контроля, абсолютизма классового принципа. Значительно расширилась область действий, где люди независимы от политических, классовых установок, несоблюдение которых в прошлом приводило их к трагическому аутодафе, совершаемому над "врагами народа". Однако уверенности в необратимости позитивных процессов нет, а это, естественно, порождает состояние общественной тревоги и дискомфорта. Пока можно с уверенностью считать, что общественное сознание ориентировано больше на прошлое, чем на будущее, которое представляется очень неопределенным и в силу этого тревожным.

Алармизм общественного сознания усугубляется тем, что политическое руководство страны периодически смещает центр тяжести своих идеологических усилий, направленных на вывод страны из социально-политического кризиса. Ключевыми задачами перестройки провозглашались то укрепление дисциплины и порядка в стране, то ускорение научно-технического прогресса и интенсификация экономики, то демократизация, то, наконец, изменение политической система.

Идея, не вызывающая действия, мертва, но и действие без идеи слепо, оно способно породить деструкцию, разрушение и разобщенность. Стало понятным, что самое сложное сосредоточено не в экономике, а в душах людей, в их мировоззрении. Однако нынешнее состояние общества необычно, и эта новизна связана с тем, что сегодня, в отличие от недалекого прошлого, когда народные массы были отстранены от политической жизни и даже от ее оценки, народ должен не просто выбрать из многообразия подходов и идей наиболее близкие себе, но и выработать принципиально новый взгляд на мир политических отношений. От этого в значительной степени зависит судьба того комплекса кардинальных реформ, который выражается лозунгом перестройки.

Признание такой очевидной вещи, что нашему обществу еще предстоит учиться жить в мире политического плюрализма, учиться демократии, порождает диаметрально противоположные политические выводы: от требований еще решительнее вводить демократические начала в политическую жизнь до шокировавшей общественность программы отхода от демократии в целях ее спасения, выдвинутой И. Клямкиным и А. Миграняном.1 В этой ситуация исследование сущности и возможностей массового политического сознания, анализ его конкретно-исторического состояния и актуальных тенденций развития переходят из области научной, академической в область практическую - область выдвижения и реализации определенных политических установок и программ.

§ 1.1. Стереотипы старые и новые
Вопрос о степени самостоятельности массового сознания, о его способности верно отражать порядок вещей и вырабатывать установки, отвечающие духу исторической необходимости, относится к числу сложнейших вопросов социологии. Развитость массового сознания зависит от той ступени исторического прогресса, на которой находится общество в целом, и от конкретной исторической ситуации. Было бы наивно полагать, что в условиях кардинальной перестройки всех общественных структур, когда теоретики мучительно бьются над поиском истины, массовое сознание, руководствуясь здравым смыслом, сумеет самостоятельно определить верные социально-политические ориентиры. Напротив, в этой ситуации несамостоятельность, зависимость массового сознания от пропагандистских установок усиливается: сегодня оно наполнено как старыми стереотипами, так и новыми идеологическими штампами, рожденными уже перестройкой. Высокая степень общественного согласия с такими тезисами, как "Самая насущная задача перестройки - демократизация общества" (по данным социологического исследования, проведенного в одной из областей России, этот тезис не приняли всего 4,2%) или "Бюрократ - главный тормоз перестройки" (несогласных 11,3%) еще не означает, что все люди и в самом деле испытывают острую потребность в демократических правах и свободах или что они глубоко убеждены в том, что перестройку сознательно тормозит позиция бюрократа, заслонившегося инструкцией от интересов и чаяний народа. В ряде случаев согласие - ото всего лишь реакция на стереотип.

С этих позиций интересно проанализировать оценки, которые дали преподаватели и студенты (всесоюзный опрос, апрель 1989 г.) различным историческим событиям и политическим деятелям (табл. 1.1 и 1.2).

Заметно значительное совпадение оценок приведенных событий и исторических персоналий студентами и преподавателями. Вообще говоря, это нормальная ситуация, так оно и должно быть, однако было бы очевидно, наивным объяснять это совпадение всего лишь тем, что студенты усвоили взгляды и оценки своих наставников, хотя эта причина лежит на поверхности, является наиболее естественной. Но в сегодняшней, достаточно специфичной и сложной для обществоведения ситуации это объяснение, по всей видимости, далеко от действительного положения вещей. Опрос показал, что подавляющее большинство обучаемых (90%) и обучающих (86%) считают очевидным глубокий кризис в такой науке, как история КПСС, которая в контексте нашего анализа имеет определяющее значение. Таким образом, вряд ли контакт в системе преподаватель - студент определил значительное совпадение взглядов каждой из опрошенных групп.
Таблица 1.1

Оценка выбора пути в различных исторических ситуациях, %



Событие

Отношение к пути развития страны

Путь выбран правильно

Был иной путь

Студенты

Препода-ватели

Студенты

Препода-ватели

Революция 1905 г.

41

67

13

8

Февральская революция

51

81

13

7

Великая Октябрьская социалистическая революция

59

67

25

22

Политика военного коммунизма

40

50

24

35

НЭП

61

85

12

6

Образование СССР

41

56

19

16

Коллективизация сельского хозяйства

11

13

36

46

Индустриализация народного хозяйства

31

31

18

21

Великая Отечественная война

43

44

35

36

Освоение целины

14

15

37

54

Реформы Хрущева (1957-1961 гг.)

10

16

20

37

Экономические реформы (1964-1965 гг.)

12

26

11

15

Перестройка

66

84

5

4

Это совпадение, безусловно, базируется на той информации, которую и студенты, и преподаватели черпают из средств массовой информации. Публицисты последовательно и настойчиво пытаются ликвидировать "белые пятна" отечественной истории. В условиях практически полного отсутствия научной литературы газеты и журналы, радио и телевидение обрели монополию на историческую истину. Именно публицистика задает сегодня тон в осуществлении исторического анализа. Влияние средств массовой информации на ответы респондентов очевидно. Так, например, во многих публикациях достаточно подробно анализировались проблемы, связанные с периодом коллективизация сельского хозяйства. Объективная и убедительная информация сформировала общественное мнение: лишь 11% студентов и 13% преподавателей, считают, что путь коллективизации - это единственно правильный путь, в то время как 36% студентов и 46% педагогов не сомневаются - бил иной путь организации социалистического сельского хозяйства.

Значительно реже наша пресса, радио и телевидение поднимают проблемы, связанные с периодом индустриализации страны, хотя именно сталинская программа индустриализации повлекла за собой варварскую политику в области сельского хозяйства. Влияние средств массовой информации прослеживается и в оценках, которые респонденты дали событиям послевоенной истории, связанным с деятельностью Н.С. Хрущева: освоение целинных земель положительно оценили 14% студентов и 15% преподавателей, реформы 1957-1961 гг. – 10% и 16% - соответственно. Характер полученных оценок определяется, скорее всего, не продуманным и вполне сознательным несогласием с осуществлявшимися новациями, а неинформированностью об их целях. Имя Н.С. Хрущева сначала было тесно привязано противниками его политики к понятию волюнтаризма, а содержание деятельности выброшено из учебников и книг по истории. В последнее время средства массовой информации приподняли завесу, скрывающую этот период жизни страны. Однако это сделано в большей мере по отношению к личности Хрущева, чем к его конкретным делам. Это породило противоречие: сам Хрущев назван в нашем исследовании в числе наиболее прогрессивных деятелей в истории страны, деятельность же его оценена нашими современниками негативно (табл. 1.2 и 1.3).

Конечно, нам могут возразить, что положительная оценка личности Хрущева вызвана прежде всего его решительным неприятием страшного сталинского наследия. Да, это так, но именно эта сторона его деятельности наиболее полно раскрыта средствами массовой информации. Отдельные же попытки увидеть рациональное в его реформах не оказали существенного влияния на общественное мнение.

Так, можно предположить, что лишь немногие из указанных деятелей попали в тот или иной список в силу личной убежденности респондента. Отчасти это произошло вследствие того, что респондент доверился чужому мнению, аргументам, не поддающимся проверке, большинство же деятелей оценивались под влиянием определенной конъюнктуры, моды. Делая свой выбор, студенты и преподаватели вряд ли опирались на знание конкретных дел и заслуг тех, кого называли. В данной ситуации нет разброса мнений, зато на лицо разброс источников информации, различная степень их надежности и объективности. В любой момент можно ожидать изменения конъюнктуры и последующей переоценки роли личности и событий, а следовательно, и разочарования в сделанном ранее выборе. Правомерен вывод о том, что сознание студентов и преподавателей не основано на прочных знаниях и убежденности, а значит, может стать предметом политических манипуляций.
Таблица 1.2

Оценка политических деятелей студентами



(в порядке убывания рангов)


Положительная роль

Отрицательная роль

1.

В.И. Ленин

1.

И.В. Сталин

2.

М.С. Горбачев

2.

Л.И. Брежнев

3.

Н.С. Хрущев

3.

Л.П. Берия

4.

Ю.В. Андропов

4.

М.А. Суслов

5.

Г.К. Жуков

5.

А.А. Жданов

6.

Ф.Э. Дзержинский

6.

Н.И. Ежов

7.

С.М. Киров

7.

К.Е: Ворошилов

8.

Петр I

8.

К.У. Черненко

9.

Н.И. Бухарин

9.

В.М. Молотов

10.

Б.Н. Ельцин

10.

Т.А. Лысенко

11.

Г.В. Плеханов

11.

Л.Д. Троцкий

12.

А.Д.Сахаров

12.

А.Я. Вышинский

13.

Екатерина II

13.

Г.Г. Ягода

14.

Н.И. Вавилов

14.

Иван Грозный

15.

Н.И. Рыжков

15.

Г.К. Зиновьев

Таблица 1.3

Оценка политических деятелей преподавателями

(в порядке убывания рангов)




Положительная роль

Отрицательная роль

1.

В.И. Ленин

1.

И.В. Сталин

2.

М.С. Горбачев

2.

Л.И. Брежнев

3.

Н.С. Хрущев

3.

Л.П. Берия

4.

Ф.Э. Дзержинский

4.

В.М. Молотов

5.

Н.И. Бухарин

5.

М.А. Суслов

6.

Г.К. Жуков

6.

А.Я. Вышинский

7.

С.М. Киров

7.

А.А. Жданов

8.

Ю.В. Андропов

8.

К.Е. Ворошилов

9.

Петр I

9.

Л.М. Каганович

10.

Г.В. Плеханов

10.

К.У. Черненко

11.

Б.Н. Ельцин

11.

Н.И. Ежов

12.

А.Д. Сахаров

12.

Т.А. Лысенко

13.

С.К. Орджоникидзе

13.

Г.Г. Ягода

14.

Екатерина II






§ 1.2. Плюрализм или аморфность политического сознания?


Интересная информация, которая, на наш взгляд, содержит некоторые существенные сведения, характеризующие массовое сознание общества в целом, была получена в результате ряда социологических исследований, проведенных в Горьковской области. Опросы проходили в учреждениях и на предприятиях города и области, в том числе в Высшей партийной школе (ВПШ) в Горьковском театральном училище (ГТУ). Основные выводы, разумеется, с некоторыми вариациями, сводятся к следующему.

Находит подтверждение гипотеза о переходном состоянии массового политического сознания, которое проявляется в его слабой дифференцированности и разорванности. Говоря о недифференцированности массового патетического сознания, мы имеем в виду его относительную нерасчлененность, одинаковость реакции на различные социально-политические реалии и принципы. В конечном счете это проявляет себя в виде отсутствия в политическом сознании достаточно представительных, выраженных, непересекающихся типов восприятия социально-политической действительности, специфических социально-политических позиций.

Недифференцированность, аморфность сознания можно интерпретировать двояко. Если бы подобные исследования проводились в годы засилья мифологизированного обществоведения, они бы послужили мощным эмпирическим обоснованием тезиса об идейно-политическом единстве советского народа. Однако идейно-политическое единство (если оно реально существует) - это такое состояние кассового сознания, которое базируется на реальной общности коренных социальных интересов различных категорий населения. Наше общество в действительности состоит из социальных групп с достаточно специфическими, несовпадающими, а в известных случаях и взаимоисключающими социальными интересами. Недифференцированность в этих условиях означает низкую степень социально-политического самосознания, одинаковое, вне связи с реальными социальными потребностями, восприятие действительности, отсутствие адекватной социальной самоидентификации.

Не следует сбрасывать со счетов и то, что единообразие взглядов и мнений сознательно насаждалось в нашем обществе длительное время, причем далеко не всегда только идеологическими методами. Подобные социальные условия приучили людей как минимум к осторожности, выработали наследуемую, как часть культуры, привычку в большей или меньшей степени, осознанно или подсознательно сверять свои взгляды и особенно публично выражаемые мнения с официальной точкой зрения.

Вторым важный выводом данных исследований является установление того факта, что на общем, довольно напряженной фоне преобладания противоречивых, эклектичных, несистемных социально-политических взглядов при потере привычных социальных ориентиров происходит становление новых социально-политических представлений и позиций. Существенный отпечаток на тот процесс наложило то обстоятельство, что исторически общественное сознание советского общества формировалось в упрощенной системе мировоззренческих координат.

Эта система координат определила собой два полюса, относительно которых выстраиваются реальные социально-политические позиции. Эти крайние позиции можно охарактеризовать как буржуазно-демократическую и консервативно- (или традиционно-) социалистическую. Первая заключается в отрицании не только существующей системы социализма, но и социализма вообще, ориентируясь при этом на идеалы, принципы и ценности буржуазного общества. Консервативно- (традиционно-) социалистическая долгая подразумевает защиту той социально-экономической и политической системы, которая подвергается сегодня перестройке,- того социализма, который называют командно-административным, казарменным, феодальным.

Важным обстоятельством является то, что поляризация политического сознания происходит сегодня на основе отрицания отживших, неприемлемых принципов, а не на утверждении каких-либо позитивных ценностей, буржуазно-демократическая позиция отрицает прошлое (административный социализм), консервативно-социалистическая - будущее (перестройку традиционного социализм). Существование двух полюсов общественного сознания в значительной мере обусловлено расплывчатостью позитивной модели социализма, отсутствием ясного представления о системе социальных отношений, в которой были бы устранены наиболее глубокие пороки и капиталистического, и административно-социалистического строя, и о путях движения к ней.

В ходе исследования было выделено и проанализировано несколько специфических социально-политических позиций. Наиболее дифференцированную картину дало общегородское исследование, позволяющее говорить о пяти достаточно выраженных позициях.



Кратко охарактеризуем их.

Либерально-демократическая позиция, наиболее радикальная из всех выделенных, явно тяготеет к буржуазно-демократическому полюсу. Представители этого типа респондентов открыто выражают свою неудовлетворенность существующей системой политического управления и ориентируются на либерально-демократические принципы социальной организации, которые выражаются в децентрализации экономической и социально-политической жизни, состязательности политических партий и лидеров, неприкосновенности личной жизни, существовании детально проработанных демократических процедур, являющихся основой общественной жизни. Одним словом, речь идет о тех принципах, на которых, как видится сторонникам данной позиции, основано буржуазное общество. То, что в сознании данного типа подлинная демократия связывается преимущественно с капиталистической общественной системой, определяет во многом и соответствующее отношение к социалистической системе - отношение недоверия и скептицизма.

Позиция социально-политической неустойчивости. Представляющая ее группа больше демонстрирует растерянность, чем какую-либо осознанную социальную позицию. В нее вошли люди, которые в непростой политической обстановке сегодняшнего дня утрачивают привычные социально-политические ориентиры, еще вчера казавшиеся незыблемыми и воспринимавшиеся как безусловная данность. Это порождает, с одной стороны, противоречивость, эклектичность их взглядов, смесь "политической ереси" со стереотипно-утопическими представлениями о социализме, а с другой - заметную эмоциональную взвинченность, чувство неуверенности, незащищенности, подчас даже озлобленности. В поисках какой-либо политической стабильности эти люди тяготеют к либерально-демократической позиции и, возможно, являются средой, в которой данная позиция выкристаллизовывается.

Либерально-анархическая позиция. Сторонники ее поддерживают идею либерализации вообще, относясь с определенной долей индифферентности к проблеме ее правового обеспечения. По всей видимости, в эту группу вошли люди, которые весьма уютно чувствовали себя во времена застоя и сегодня, в непростых условиях экономической перестройки, надеются на усиление именно этой, берущей свое начало в застойные годы, линии на развитие делячества и сомнительной с правовой точки зрения предприимчивости.

Позиция авторитарно-пуританского социализма. Сторонники той позиции представляют наиболее консервативное крыло выборки и достаточно последовательно отстаивают принципы той модели социализма, которая носит назвать казарменной или военно-коммунистической. Это убежденные приверженцы прямых, непосредственных, жестких методов социального управления, всеобъемлющего централизма и контроля сверху, принципа безусловного примата общественного над личным, регламентации частной жизни, бытового и морально-идеологического аскетизма. Эти люди не скрывают своего неприятия происходящих сегодня процессов либерализации и децентрализации общественной жизни и неприязни к политическому руководству, направляющему эти интересы.

Позиция имитации борьбы за перестройку характеризуется сочетанием внешней лояльности, безусловной поддержки и одобрения официального курса на перестройку с антидемократическими по духу взглядами и убеждениями. По своей сути эта группа могла бы оспаривать у пуритан звание наиболее консервативного крыла в спектре выделенных социально-политических позиций, поскольку придерживается еще более жестких принципов авторитаризма с его централизмом и единообразием, неукоснительной социально-политической иерархией, регламентацией потребностей, быта, поведения и взглядов человека. Отличие данной позиции от предыдущей в двух существенных деталях:

1) если пуритане откровенно демонстрируют свою позицию, то имитаторы маскируют ее, поддерживая все перестроечные лозунги и штампы;

2) пуритане защищают свои убеждения, в то время как имитаторы - социальный статус и связанные с ним преимущества. Говоря языком современной публицистики, пуритане – это авторитаристы сталинского толка, а имитаторы – скорее брежневского.

Основной вывод данного цикла исследований состоит в следующем: сегодняшнее массовое политическое сознание определяется аморфностью как доминирующей характеристикой состояния и социально-политическим размежеванием как основной тенденцией развития.

Исследования, проведенные в учебных заведениях г. Горького, дали несколько упрощенную, по сравнению с городской, картину дифференциации. Это вполне объяснимо: в учебных заведениях мы имеем более однородный контингент респондентов. Так, данные опроса в ВПШ позволяют с большей или меньшей долей уверенности говорить о двух основных типах политического сознания: это аппаратное и альтернативное сознание.

Аппаратное сознание (соответствует имитаторскому сознанию в городском исследовании) отличается достаточно высоким уровнем системности, устойчивости, взаимосогласованности взглядов. Оно относительно чисто, то есть содержит в себе сравнительно мало чужеродных взглядов и представлений.

Альтернативное сознание, в отличие от аппаратного, менее отрефлексировако, разорванно, противоречиво. Оно выделено по формальному признаку отрицания аппаратного, однако этот формальный признак как нельзя лучше характеризует истинное содержание этого сознания. Это сознание формируется прежде всего на основе неприятия официально признанных социально-политических взглядов, принципов и ценностей. Постепенно в этом общем котле антиофициоза выкристаллизовываются некоторые положительные (в смысле - несущие какие-то утверждающие принципы) взгляды, представления, убеждения» в дальнейшем - позиции. Однако, судя по данным опроса, в ВПШ этот процесс идет медленно, по крайней мере, медленнее, чем в городе. Выделенные здесь течения альтернативного сознания, во-первых, малопредставительны, во-вторых, с трудом идентифицируются. Они тесно переплетены и развиваются пока в едином русле альтернативного сознания.

Политическое сознание учащихся театрального училища также характеризуется в основном двумя тенденциями: это ориентация на либерально-демократические принципы и механизмы (связанная в известной степени с неприятием существующей системы политической власти в стране) и тенденция, определяющей стороной которой является доверие к властям и системе социализма в целом.

§ 1.3. Проблема политического идеала: можно ли двигаться
вперед, глядя назад?
Идея социализма постепенно становится основным фактором развития и поляризации массового политического сознания.

Общественная мысль вначале отказалась от мифа о развитом социализме, затем быстро восприняла спасительную для теории социализма идею о том, что все причины нагих трудностей - в его деформации. Сейчас и то, и другое мнение стало общим местом, сегодня основная линия поляризации перемещается в критическую для системы плоскость: возможен ли социализм вообще, не является ли он очередным мифом, утопией, долгое время насильственно подгонявшей под себя человеческий материал, но так и не сумевшей это сделать, ибо такова судьба всех утопий.

Разумеется, мы не претендуем на то, чтобы дать ответ на этот сложнейший теоретический вопрос. Наша задача - всего лишь выяснить, что думает по этому поводу студенчество и преподаватели-обществоведы. Согласно данным всесоюзного опроса, лишь 4% преподавателей и 2% студентов считают, что у нас создано социалистическое общество с прочным фундаментом. Большинство же (65% и 41% соответственно) сходится во мнении, что у нас построено жестко централизованное общество, что является следствием деформации социализма. Категорично заявляют о неудаче целей Октября 7% преподавателей и 24% студентов. А для 15% и 34% соответственно социализм выступает пока лишь как идея.

Анализ этих данных позволяет предположить, что на момент опроса (апрель 1989 г.) около 70% преподавателей обществоведов и 40% студентов воспринимали советскую историю и действительность в категориях социализма. Это немного, и, нет сомнения, эти цифры уже начали уменьшаться.

Идет процесс размывания к дискредитации, особенно в студенческом сознании, идеи социализма. Это плохо не само по себе - переосмысление ценностей есть необходимое условие и атрибут взросления но только личности, но и общества в целом. Тревожит не столько то, что общество теряет прежние идеалы, сколько то, что оно теряет идеалы вообще.

Сегодня, безусловно, нельзя рассчитывать на то, что спущенные сверху теоретические подходы к модели нового общества будут быстро осознаны обществом и станут доминантой общественного сознания, материализуются в социальном действии. Общество должно выносить саму эту идею обновления, выстрадать ее. Без эффективной идейно-теоретической работы партии и ее работы в массах этого сделать невозможно, без этого общество обречено на муки идейного токсикоза. Если этого не сделает партия, это сделают другие политические образования.

Особое место в нашем обществе заняла пресса, которая, по выражению В. Афанасьева, стала выполнять роль социалистической оппозиции. Однако пресса, сыграв заметную рать в оценке исторического прошлого страны, не смогла добиться каких-либо результатов в создании конструктивной модели будущего. Впрочем, прессе и не понадобилось достаточно больших усилий для того, чтобы разрушить идейные конструкции мифотворцев общества, в которых люди предназначались для идей, а не идеи должны были выражать волю и интересы народа.

Проблема политического идеала - это и проблема политического реализма, адекватной самоидентификации. Долгое время в единственном сознании представления о социализме были сопряжены с реальным обществом, далеким от этого идеала. Лишь в 1984 г., в преддверии перестройки, академик Л. Абалкин высказал еретическую по тем недавним временам мысль: "... и в теории, и в реальной политике неправомерно ставить знак равенства между современный состоянием советского общества во всем его конкретно-историческом своеобразии и критериями развитого социализма. Поступать так - значит вольно или невольно ослаблять, принижать притягательную силу социалистического идеала, подходить к оценке социализма с упрощенными мерками, подгонять объективные критерии зрелости социализма под его фактическое состояние."2

Дискредитация идеи - это не только разочарование ума. Осознание всей горькой правды об обществе, еще недавно в умах миллионов олицетворявшем высокую идею, деморализует людей, вызывает чувство социальной дезориентации, бессильного гнева, а не редко и озлобленности.

Особенно болезненно переживает идейно-нравственный вакуум молодежь, студенчество. Политическая распутица, бездорожье драматизирует органически присущий молодежи поиск смысла жизни и своего места в мире, невозможный вне рамок общественного идеала. "Правда о нашей истории, которая выплескивается сегодня со страниц газет и журналов, убивает", - написала в своей анкете студентка-выпускница одного из российских вузов.

Общество нуждается в идеале, но не в очередном "возвышающем обмане", не в очередной массовой утопии. Одним из интереснейших феноменов советской истории является способность утопического сознания длительное время функционировать как массовое.3 Общий подход к разгадке этого феномена был дан еще Гегелем. "С точки зрения Гегеля, утопии имеют систематическое значение в истории: они обнаруживают противоречия, свойственные данной эпохе". Такую же оценку дает утопиям диалектический материализм.4

Очарованность утопическими идеалами опасна тем, что при неизбежном столкновении идеалов с жизнью оборачивается разочарованием не только в идеале, но и, главное, в жизни. Согласно данным социологического исследования, проведенного в одном из вузов РСФСР, от 18% до трети опрошенных студентов-пятикурсников, обществоведческая подготовка которых к моменту опроса была практически закончена, относят к сущностным чертам социализма полное социальное равенство, удовлетворите всех материальных и духовных потребности человека, высокий, коммунистический уровень сознательности людей и гармонию интересов личности и общества. Это интересно не столько само по себе, сколько в связи со следующим фактом: иллюзий относительно социальных достижения первой фазы коммунистической формации в наибольшей степени свойственны тем студентам, которых характеризует позиция социальной отстраненности, выжидания и скепсиса - глубина иллюзий определяет глубину разочарований.

Разумеется, проблема политического идеала - это проблема столько же общественного сознания, сколько и общественного бытия.

Трудно дать идеологические доказательства, что перестройка имеет целью строительство гуманного социализма и нравственное очищение общества, если жизнь дает обратные доказательства. Не преодолены явления социальной несправедливости. Личность по-прежнему социально и правого не защищена. Государственная монополия собственника по-прежнему отчуждает человека от человека, по-прежнему действуют принудительные механизмы трудовой деятельности, порождающие безнравственность человека - винтика. Разгул спекуляции, дороговизны, дефицит, малообеспеченность и нищета определенных слоев населения дают ежедневно доказательства негуманности общественного уклада, которые трудно оспаривать (а тем более изменять) надстроечными элементами пропаганды, идеологии и воспитания. Формируется убежденность в необходимости жить только для себя, набирает силу безнравственное правило вседозволенности. Нельзя не заметить за этим процесс социального одичания, свободного от норм добродетельности. Появляется уверенность, что выжить в "лихолетье" перестройки можно или в одиночку, или только со своей нацией.



следующая страница >>



Мужчины раздражаются, когда их понимают неправильно, а когда их понимают правильно — приходят в ярость. Эдгар Солтус
ещё >>