Образование как инструмент «мягкой силы» китая в отношении россии - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Культурно-образовательные структуры иностранных государств как инструменты... 1 155.28kb.
Фактор «мягкой силы» в интеграционных процессах между россией и китаем 1 82.36kb.
Профессиональное образование в России 1 132.21kb.
«русские инкрустации» как инструмент белой пропаганды россии 1 146.13kb.
«сми как фактор мягкой силы мировой политики 5 439.59kb.
А. В. Котов к э. н., с н. с., Совет по изучению производительных... 1 261.49kb.
Опыт китая: уроки для россии в XXI веке 1 199.81kb.
Лев Николаевич Толстой. Война и мир 86 5987.04kb.
I. Революция в Китае 2 481.9kb.
Сирийский кризис: причины и перспективы 1 310.69kb.
Реферат баянное искусство россии. I часть. Солисты 1 84.97kb.
‘Number One Actor’ Fails to Convince Chinese People «Актер Номерномер... 1 128.15kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Образование как инструмент «мягкой силы» китая в отношении россии - страница №1/1

Кухаренко Сергей Владимирович

кандидат философских наук, доцент


Кухаренко Николай Владимирович

кандидат философских наук, доцент



ОБРАЗОВАНИЕ КАК ИНСТРУМЕНТ «МЯГКОЙ СИЛЫ» КИТАЯ

В ОТНОШЕНИИ РОССИИ

ЧАСТЬ 1

«Мягкая сила» Китая

Возрастающая роль Китайской Народной Республики как глобального игрока на мировой арене очевидна. Китай становится все в большей степени капиталистическим, современным и интегрированным в международные институты государством. Экономические реформы, начатые Дэн Сяопином в 1978 году, превратили Китай к началу XXI века в один из крупнейших объектов для иностранных инвестиций и важную составляющую мировой экономики.

Благодаря бурному экономическому росту у современного Китая появляется все больше ресурсов для решения своих геополитических и экономических интересов, которые распространяются далеко за пределы АТР. Китай заявляет о себе как о лидере во многих сферах, в частности уже как и о космической державе [1].

Многим ведущим игрокам на мировой арене (прежде всего, США и Японии) необходимо выстраивать новый характер отношений с «азиатским драконом», который гордо расправил крылья, и больше не намерен идти на поводу ни у Запада, ни вообще у кого-либо. Такое всестороннее усиление Китая вызывает с одной стороны восторг и служит наглядным примером успешного проведения экономических реформ, а с другой стороны - настороженность, в частности в западном экспертном сообществе [2]. Американские эксперты рассматривают риски национальным интересам США, связанные не только с растущей военной и экономической мощью Китая, но и с проявлением Китаем «мягкой силы».

Под использованием «мягкой силой» (soft power) во внешней политике государства мы понимаем совокупность невоенных, дипломатических мер в отношении других государств с целью формирования привлекательного образа своей страны и расширения сферы своего влияния. Это могут быть культурные, образовательные, туристические и иные гуманитарные инициативы. Использование государством «жесткой силы» (hard power), в отличие от «мягкой», предусматривает военные действия или экономические санкции с целью принуждения других игроков на мировой арене к принятию выгодных для себя решений.

Одна из основных задач использования «мягкой силы» на международном уровне — это создание привлекательного образа страны. Вторая задача — проведение своей идеологии, стремление заставить другие страны принять культурные ценности данного государства.

Термин «мягкая сила» ввел в оборот в 1990 году американский политолог Роберт Най [3]. В настоящее время термин широко используется в международной политике. Например, в 2007 году, выступая на 17 съезде, председатель КПК Ху Цзиньтао заявил, что Китаю необходимо расширять культурное влияние, как составляющую «мягкой силы» [4].

Подтверждением ставки Китая на «мягкую силу» служит, к примеру, тот факт, что в сентябре 2009 года Центральное телевидение Китая CCTV запустило отдельный телевизионный канал на русском языке CCTV-Русский» [5], а Международное радио Китая начало вещать с сентября на 59-м языке – белорусском. Таким образом, китайское телерадиовещание для заграницы стало абсолютным лидером в мире по количеству иностранных языков вещания и количеству отдельных телеканалов на иностранных языках, обогнав прежних мировых лидеров – США и Великобританию.

Запуск Китаем русскоязычного телеканала следом за запуском телеканала на арабском – это часть большого медийного плана китайского правительства. В 2009 году китайское правительство сообщило о намерениях значительно расширить деятельность своих средств массовой информации, направленную на зарубежную аудиторию [6].

Еще одним красноречивым примером использования Китаем «мягкой силы» может служить, как мы ее обозначили, «фасадная политика», когда для иностранцев создаются наиболее благоприятные условия для «правильного» восприятия экономического, культурного и социального развития Китая. Так, китайским приграничным территориям предоставляется государственная поддержка для осуществления политики создания облика благополучно развивающегося Китая. Например, китайскому городу Хэйхэ, который находится напротив российского города Благовещенска, предоставляются государственные субсидии на благоустройство городской среды, в том числе, на неоновую иллюминацию архитектурных объектов, выходящих фасадом к российскому берегу, благоустройство парков и набережной и площадей. Китайские же города, не расположенные на границе с другими государствами, не получают столько же средств на данные цели.

Вне всякого сомнение проявлением «мягкой силы» является и то, что отношение в Китае к иностранцам зачастую может быть лучше, чем отношение к самим гражданам Китая. И этот закреплено как на законодательном уровне, так и на уровне бытового поведения простых людей. Так, в Китае иностранец с европейской внешностью, даже обладая более низкой квалификацией, может получить более оплачиваемую работу, чем китаец. Иметь работника с европейской внешностью для китайской фирме престижно. Студенческие общежития для иностранных студентов в китайских университетах практически повсеместно на порядок лучше благоустроены, чем общежития для китайских студентов. Китаянкам, имеющим супруга иностранца, разрешается иметь сколько угодно детей. Вообще же, стоит отметить и то, что как среди как женского, так и мужского населения Китая иметь супруга или партнера иностранца европейской внешности считается «престижным».

При тщательном анализе ситуации становится очевидным, что использование Китаем именно «мягкой силы» имеет конкретные основания.

При анализе внешней политики Китая большинство, как российских, так и зарубежных экспертов сходятся во мнении, что она носит, и в ближайшие десятилетия будет носить, мирный и ответственный характер. Так в своей книге «Китай-Россия 2050: стратегия соразвития» Б.Н. Кузык и М.Л. Титаренко отмечают, что «внешнеполитическая стратегия Китая на ближайшие 50 лет определена. Она нацелена на обеспечение национальных интересов страны, ее целостности и стабильности» [7]. Главная цель Китая – обеспечение поступательное развитие и улучшение качества жизни населения на основе инновационного развития, продолжения политики открытости и реформ [8]. Одна из основных характеристик внешнеполитической стратегии - «обеспечение мирных условий для решения проблем внутри Китая» [9]. И.А. Рогачев подчеркивает, что внешнеполитический курс Китая прагматический и ответственный, и направлен на обеспечение статуса страны, являющейся постоянным членом Совета безопасности ООН [10].

Второй важной характеристикой внешней политики Китая является ее независимый и самостоятельный характер. Б.Н. Кузык и М.Л. Титаренко в своих работах отмечают, что Китай по всему ряду вопросов как занимает, так и будет занимать самостоятельную позицию, и не станет примыкать или вступать в тесные отношения с одним из центров силы. Вместо этого Китай будет стремиться к тому, чтобы вместе с тем или иным государством строить свои двусторонние отношения на основе партнерства. Они также отмечают, что Китай будет стремиться придать своей внешней политике суверенный характер [11]. Подтверждает этот тезис и И.А. Рогачев – «Китай все в большей степени заявляет о себе как о глобальной державе с широким спектром политических и экономических интересов» [12].

Эти две характеристики – с одной стороны мирный, взвешенный и ответственный характер внешней политики Китая, а с другой стороны ее активность и самостоятельность определяют набор инструментов, используемых для проведения Китаем для проведения своего влияния.

Как отмечает И.А. Рогачев, комбинация этих характеристик определяет крайне высокую активность китайской дипломатии, главным образом направленную на укрепление экономического базиса страны как главного источника и инструмента ее экономического влияния [13]. Согласно И.А. Рогачеву, «акцент на торгово-экономические связи, всемерное расширение внешних рынков и источников инвестиций и технологий, сочетающихся с рекламой привлекательности для иностранных партнеров внутреннего рынка страны в условиях социальной стабильности» [14].

Принимая это во внимание, Б. Н. Кузык и М.Л. Титаренко выделяют приоритет во внешней политике Китая – «связи с соседними государствами, а также связи с развивающимися странами для усиления собственных позиций в отношениях с США и другими центрами силы». Они делают вывод, что Китай против применения военной силы, и за разрешение споров путем мирных консультаций, в своей внешней политике он стремится к развитию экономического сотрудничества со всеми странами [15].

Мирный и стабильный, но в то же время уверенный и активный характер внешней политики Китая, а также желание Китая расположить к себе другие государства позволяют понять использование Китаем «мягкой силы» в политике. Хорошо этот аспект раскрывает в своей статье «Внешнеполитическая стратегия КНР на современном этапе» В.И. Трифонов, который делает вывод о том, что в политике Китая «на смену пришли идеи мягкой силы – стремление продемонстрировать миру нынешний конструктивный и ненасильственный характер политики КНР, создать привлекательный образ Китая» [16]. В свою очередь исследователь О.В. Зотов отмечает, что трехтысячелетний опыт позволил Китаю понять, что «влияние важнее власти» раньше Запада, Китай не стремится к прямому и силовому политическому контролю, а стремится к организованному и направленному воздействию на ключевые точки регионов и стран, государств и общественных систем [17].

Согласно О.В. Зотову, китайской внешней политики Китая – не диктат, а дипломатическая направляющая, стремление «побеждать, не сражаясь» [18].
Источники и литература

1. Басов А.Н. Китай как новая космическая держава // Проблемы Дальнего Востока, 2010. -№ 5. - С. 20-31

2. Chinese Soft Power and its Implications for the United States. Competition and Cooperation in the Developing World. A Report of the CSIS Smart Power Initiative. Editor – Carola McGiffer. Center for Strategic and International Studirs, March, 2009. – Режим доступа: http://csis.org/files/media/csis/pubs/090305_mcgiffert_ chinesesoftpower_web.pdf; Gill, Bates and and Huang, Yanzhong. Sources ans Limits of Chinese ―soft power. Pages 17-16. Survival, volume 48, Issue 2, An IIS publication, 2006. – Режим доступа: http://www.comw.org/cmp/fulltext/0606gill.pdf; Kurlandzik, Joshua. China's Charm: Implications of Chinese Soft Power. Policy Brief, Vol. 47, Carnegie Endowment for International Peace. June, 2006. – Режим доступа: http://www.carnegieendowment.org/files/PB_47_FINAL.pdf

3 Joseph S. Nye, Jr., Bound to Lead: The Changing Nature of American Power, Basic Books, 1990.

4 Hu Jintao's report at 17th Party Congress. – Режим доступа: http://www.china.org.cn/english/congress/229611.htm 

5 CNTV русский телеканал – Режим доступа: http://russian.cntv.cn/01/index.shtml

6 Истомин М. Они стали первыми. Теле-Спутник - 11(169) Ноябрь 2009 г., – Режим доступа: http://www.telesputnik.ru/archive/169/article/50.html

7. Кузык Б.Н. Титаренко М.Л. Китай-Россия 2050: стратегия соразвития. - М., 2006. - C. 525-526

8. Там же.

9. Там же.

10. Рогачев И.А. Российско-китайские отношения в конце XX – начале XXI века. М., Издательство «Известия», 2005. - С.30.

11. Кузык Б. Н. Титаренко М.Л. Китай-Россия 2050: стратегия соразвития. М., – 2006.- C. 525-526.

12 Рогачев И. А. Российско-китайские отношения в конце XX – начале XXI века. М., Издательство «Известия», 2005.- С.30.

13 Там же.

14 Там же.

15 Кузык Б. Н. Титаренко М. Л. Китай-Россия 2050: стратегия соразвития. М., 2006. -C. 526.

16 Трифонов В. И. Внешнеполитическая стратегия КНР на современном этапе. Китай – поиск гармонии. М., ИД «Форум», 2009. - С.266.

17 Зотов О. В. Большая Центральная Азия и принципы геополитики КНР // Сб. материалов круглого стола: «Интересы ЕС, КНР, России и США в Центральной Азии». Бишкек, 2004. № 5. – Режим доступа: http://asiapacific.narod.ru/countries/china/asia_china_geopolitics.htm



18 Там же.
Источник: Современный Китай в системе международных отношений/Отв. ред. Д.В. Буяров. - М.: КРАСНОД, 2012. - 280 с.




Кто знает все, тому еще многому нужно учиться.
ещё >>