Об особенностях реализации концептуальной метафоры в медийном экологическом дискурсе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Персонификация природы в медийном дискурсе 1 163.94kb.
Е. В. Воевода Проявления социокультурных особенностей этноса в языковом... 1 79.5kb.
Отражение современной российской культуры в немецком медийном дискурсе 1 40.42kb.
Религиозная метафора в экологическом дискурсе 1 57.98kb.
Морбиальная метафора в экологическом дискурсе 1 81.66kb.
в статье рассматриваются основные положения эколингвистики и роль... 1 191.43kb.
Языковой аспект синестетической метафоры 1 277.14kb.
Современная физическая картина мира 1 27.42kb.
Н. В. Иванов актуальное членение предложения в текстовом дискурсе... 33 2885.06kb.
Проект «Планета людей» 1 27.01kb.
Моделирование особенностей конструирования метафоры 10. 02. 1 254.37kb.
Доклад на заседании секции по когнитивной лингвистике, Челябинск... 1 85.63kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Об особенностях реализации концептуальной метафоры в медийном экологическом дискурсе - страница №1/1

Иванова Е.В.

Челябинский государственный университет



Об особенностях реализации концептуальной метафоры

в медийном экологическом дискурсе

The present paper touches upon the problems of scientific research of the mass media ecological discourse. In the focus of attention stand questions of his definition, characteristics and features and the nature of the functioning of the metaphor in this discourse.

В последние десятилетия дискурсивный подход к исследованию языковых явлений получил широкое распространение в лингвистике. Термин «дискурс» нередко используется для обозначения различных феноменов, трудно говорить о существовании общепринятого определения дискурса, а также о единой теории дискурса. Согласно В.И. Карасику, дискурс – это явление промежуточного порядка между речью, общением, языковым поведением, с одной стороны, и фиксируемым текстом, с другой стороны [4, 44], это речемыслительный процесс, объективированный в некотором множестве текстов, связанных друг с другом общими когнитивными стратегиями порождения и понимания, имеющие согласующуюся с этими стратегиями внутреннюю организацию и служащие для передачи и генерирования смысла, а также для декодирования других текстов.

В настоящее время интерес лингвистов отходит от исследований, целью которых было уточнение понятия дискурса и установление его отличий от текста, и смещается в сферу исследования типов дискурса. На сегодняшний день не существует единого мнения как по поводу определения понятия «дискурс», так и в отношении его типологии. Дискурсу присущи определённые свойства, или составляющие: адресат, адресант, цель, временные рамки, социальный контекст. Обязательными в выделении типа дискурсаа являются валентности «что», «как» и «о чём», поскольку именно они служат объектом лингвистического исследования [2, 15].

С социолингвистической позиции В.И. Карасик выделяет персональный (бытовой и бытийный) и институциональный (политический, дипломатический, административный, юридический, военный, педагогический, религиозный, мистический, медицинский, деловой, рекламный, спортивный, научный, сценический и массово-информационный и др.) дискурсы. Дискурс характеризуется через параметры «участники», «тема», «способ». При этом под темой дискурса понимается сфера социального взаимодействия, в которой участники оперируют языком как основным инструментом сотрудничества. По нашему мнению, параметр «тема» является основным критерием классификации дискурсов в современных лингвистических исследованиях.

Рассуждая о типах дискурса в рамках какого-либо национально-культурного сообщества, В.В. Красных подчёркивает, что сюда относятся «модификации» последнего, определенным образом «адаптированные» в соответствии с той сферой, в которой он функционирует. Можно даже сказать, что разновидностей дискурса столько, сколько видов деятельности человека, поскольку каждый вид деятельности порождает свой собственный вид дискурса с присущей ему лексикой и стилистикой [5].

Таким образом, по теме и сфере функционирования мы выделяем экологический дискурс, к которому относится совокупность текстов различных жанров и жанровых вариантов – от монографий до произведений популярной и художественной литературы – как выражение в языке экологических тем и проблем. Ключевым концептом и темой экологического дискурса является экология [3, 23].

При полевом подходе к анализу экологического дискурса выделяются следующие его разновидности с точки зрения функционально-стилевой дифференциации:

1) научный дискурс, к которому относятся тексты, созданные экологами (научные статьи, исследования и др.);

2) медийный дискурс (или публицистический, массово-информационный, масс-медиальный, массмедийный/медийный), в рамках которого исследуются преимущественно тексты, созданные журналистами и распространяемые посредством прессы, телевидения, радио, интернета;

3) религиозно-проповеднический дискурс представляет собой совокупность составляющих религиозное общение устных и письменных текстов;

4) художественный дискурс как совокупность произведений художественной литературы, описывающих различные явления природы [3, 35].

Ядро экологического дискурса составит научный экологический дискурс как «в наибольшей степени соответствующий целям, ценностям и социальным функциям дискурса, а также обладающий наибольшим количеством связей с текстами других разновидностей данного дискурса» [1,83]. Ближнюю периферию представляют отдельные жанры названных разновидностей экологического дискурса. Дальнюю периферию экологического дискурса составляют тексты, созданные «рядовыми гражданами», которые, не являясь профессиональными экологами, журналистами, писателями и проповедниками, эпизодически участвуют в экологической коммуникации. Это могут быть разного рода письма и обращения, адресованные политикам или государственным учреждениям, письма в СМИ, бытовые разговоры на экологические темы и др. Подобные тексты находятся в сфере пересечения экологического и бытового дискурсов.

Для каждого типа дискурса характерно наличие определённого, специфического набора концептуальных метафор, который зависит от особенностей данного дискурса. Концептуальная метафора - не образное средство, связывающее два значения слова, а основная ментальная/ когнитивная операция над понятиями, объединяющая две сферы, средство концептуализации, позволяющее осмыслить ту или иную область действительности в терминах понятийных структур, изначально сложившихся на базе опыта, полученного в других областях. Концептуальные метафоры, наряду с паремиями, афоризмами называются носителями культурологической концептуальной информации и представляют языковой опыт народа в метафорических образных моделях или мысленных моделях: эти модельные представления возникли в результате взаимодействия человека с его культурным окружающим миром и показывают отношение человека к природе и его положение в ней.

Метафорическая модель – это схема связи между понятийными сферами, существующая или складывающаяся в сознании носителей языка. При анализе метафорических моделей принимаются во внимание и сравнения, перифразы, метонимия, фразеологизмы, т.к. понятийное сближение – более важный фактор, чем уровневые или структурные различия (т.о. анализируются слова разных частей речи, лексико-семантических разрядов, семантических объединений) [6].

Концептуальные метафоры выполняют в экологическом дискурсе когнитивную функцию обработки и переработки информации, раскрытия смысла высказывания и привлекаются для представления различных образных моделей природы. Сегодня СМИ пестрят сообщениями о природных катастрофах: повсюду происходят ураганы, землетрясения, наводнения, пожары, засухи. Последствия некоторых из этих катастроф сравнимы с потерями в результате региональных военных конфликтов. Наше исследование показывает, что наиболее продуктивной, частотной и доминантной в медийном экологическом дискурсе является концептуальная метафора «Природная катастрофа – живой организм», представленная тремя основными фреймами: «Человек», «Животное» и «Болезнь».

Лексемы фрейма «Болезнь» создают не просто образ земли как живого существа, но существа, организм которого страдает от болезни или раны, существа, которое ощущает боль и страдания, стонет и ревёт, как раненое животное или человек, терпящий боль:



«Ich habe die ganze Zeit geweint und geschrien, aber die Erde hat auch gelitten. Sie hat vor Schmerz gestöhnt» - sagte Hatice» [www.berlinonline.de; 22.08.2003]. Я плакала и кричала все время, но земля также страдала, она стонала от боли.

Фрейм «Человек» состоит из слотов «Образ жизни», «Положительные качества человека», «Агрессивные действия», «Месть». Сферой-источником метафоризации в данном случае является «Человек», и разрушительная сила природных катастроф ассоциируется в нашем сознании с образом киллера, жестокого убийцы, несущего смерть. Метафоры данного слота имеют ярко выраженный оценочный характер, в подавляющем большинстве случаев употребляются слова и выражения с отрицательной коннотацией: «Killer-Erdbeben in Algerien war bis nach Mallorca zu spüren» [www.bild.T-Online.de: 16.08.04].

Фрейм: «Животное» представлен слотами «Питание», «Агрессивные действия» и «Неагрессивные действия». Метафоры из мира животных традиционно являются важной и значительной частью концептуальной картины мира: «Auf 60 Milliarden Kronen (rund 3,5 Milliarden Mark) beziffern die tschechischen Behörden den bislang abzusehenden Gesamtschaden des mährischen Hochwassers. Das bedeutet, die Fluten haben ziemlich genau ein Achtel des Staatshaushaltes verschluckt» [Süddeutsche Zeitung, 13.8.1997, S. 2].

Зооморфная метафора позволяет выразить особую агрессивность и безжалостность природы по отношению к человеку. Наиболее распространённые лексемы – буйствовать, бушевать, неистовать, чудовище, монстр, пасть - приписывают природным катастрофам качества, присущие диким животным или психически больным людям: «Das Hochwasser des Jahres 1868 schließlich riss gar die Toten aus ihrer Ruhe: Der tobende Rhein spülte Friedhöfe hinweg, Särge und halbverweste Leichen tanzten auf den Wellen» [Die Zeit 2002].

Природная катастрофа предстаёт в образе беспощадного убийцы, дикого животного, монстра, чудовища, проглатывающего и опустошающего всё на своём пути, способного разрушать и убивать, заставляющего людей покинуть свои дома и искать убежища.

Детальное представление в современной публицистике ММ «Природная катастрофа – живой организм» свидетельствует о том, что субсфера «Живая природа» является важным источником концептуализации окружающего мира в сознании человека. Наибольшее развитие получили фреймы и слоты с концептуальными векторами агрессивности и отклонения от естественного положения вещей (морбиальная метафора), менее продуктивны метафоры с положительными концептуальными векторами.



Использование метафорических номинаций концептосфер «Человек» и «Животное» обусловлено тем фактом, что человеческое сознание антропоцентрично по своей природе. Оно организует непредметную действительность по аналогии с пространством и временем мира, данного в непосредственных ощущениях. Человек часто моделирует действительность по аналогии с физиологическими проблемами, состоянием и циклами жизнедеятельности человеческого организма. К зонам приобретения конкретного опыта относится также животный мир.

  1. Азначеева, Е.Н. К проблеме когнитивного моделирования институционального дискурса [Текст] / Е.Н. Азначеева // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: Тез. III Междунар. науч. конф. Челябинск, 27-28 апр. 2006г. / Под ред. Л.А.Нефёдовой. – Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 2006. – С. 83-84.

  2. Варшавская, А.И. Субкатегоризация и широкое/узкое понимание дискурса (грамматика дискурса) [Текст] : Материалы XXXII междунар. филол. конф. Вып. 3 / А.И. Варшавская / Филол. фак. СпбГУ. – СПб., 2003.

  3. Иванова, Е.И. Метафорическая концептуализация природных катастроф в экологическом дискурсе (на материале медийных текстов) [Текст] / Е.И. Иванова // Диссертация на соискание уч. степени канд. филол. наук. – Челябинск, 2007.

  4. Карасик, В.И. Этнокультурные типы институционального дискурса [Текст] / В. И. Карасик // Этнокультурная специфика речевой деятельности: Сб. обзоров. – М.: ИНИОН РАН, 2000. – С. 37-64.

  5. Красных, В.В. Структура коммуникации в свете лингво-когнитивного подхода (коммуникативный акт, дискурс, текст) [Текст] : дис. … д-ра филол. наук / В. В. Красных. – М., 1999. – 463с.

  6. Чудинов, А.П. Россия в метафорическом зеркале: Когнитивное исселедование политической метафоры (1991-2000) [Текст] : монография / А.П. Чудинов; Урал. гос. пед. ун-т. - Екатеринбург, 2001. – 238 с.





Когда отменят кару смерти, смерть не перестанет быть карой. Станислав Ежи Лец
ещё >>