О пребывании отца, затем владыки Гурия в США летом 1991 года По записям монаха Николая - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Дело николая данилова 1 87.68kb.
Обзор следственных дел по «к р. организациям ипц» по Чувашии. 1 145.41kb.
Как уберечься от сальмонеллы летом? 1 28.95kb.
«Region plus». 2010. 15 ноября.№22 (114). С. 20-23 1 74.9kb.
Отзывы о пребывании в Детском центре «Лазурный», Греция 4 – 18 июня... 1 64.63kb.
Закона о пребывании иностранцев в чр 1 65.55kb.
По материалам новоогарёвских совещаний (апрель-июль 1991 года) 1 71.23kb.
Как менялась стоимость одной поездки в московском метро с 1991 года... 1 24.5kb.
Книга первая. Об одеянии монашеском 2 Глава 1 2 Глава о препоясании... 42 8106.91kb.
Книга первая. Об одеянии монашеском Глава 1 Глава о препоясании монаха... 42 8080.21kb.
Николай Павлович Задорнов ( 05. 12. 1909 года [Пенза]- 18. 09. 1 24.87kb.
Обзор следственных дел по «к р. организациям ипц» по Чувашии. 1 145.41kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

О пребывании отца, затем владыки Гурия в США летом 1991 года По записям монаха Николая - страница №1/1

О пребывании отца, затем владыки Гурия

в США летом 1991 года
По записям монаха Николая1
Архимандрит Гурий прибыл в Свято-Преображенский монастырь в Бостоне 27 июня (10 июля) 1991 года. Епископ Гурий отбыл в Москву 30 августа (13 сентября) 1991 года.
В ночь приезда он был очень утомлен и не только из-за дороги, но и из-за того, что не спал на протяжении четырех ночей, проводя их в усердном молении о предстоящей поездке. Было поздно, во время ужина в гостевой трапезной он извинялся за сильный кашель, пояснив, что этот кашель у него из-за того, что он спал на сырых тюремных полах.

Сначала он неохотно присутствовал на общих трапезах, опасаясь побеспокоить других кашлем. Позднее, когда я предложил ему пропустить общую трапезу и отдохнуть, он отказался и сказал, что ему нравится сидеть за столом с другими монахами — это напоминает ему первые дни его монашеской жизни. В первый понедельник своего пребывания он отказался есть овсянку, думая, что в ней было молоко. Он объяснил, что в тех монастырях, где он был в России, молочные продукты не ели по понедельникам (рыба иногда позволялась). Позднее в постный день он не хотел пить лекарство белого цвета, опасаясь, что в нем есть молоко. Он, очень нетребовательный и воздержанный в еде, всегда был доволен тем, что давали, и очень редко просил что-нибудь особенное, говоря, что все, что едят отцы, хорошо и для него.

Однажды во время службы, когда была особенно жаркая погода, я предложил ему вентилятор. Но он попросил не беспокоиться, сказав, что все временное, все проходит, нужно просто потерпеть. Тогда же он рассказал, что, когда митрополит Кирилл Казанский служил во время жары, все его архиерейское облачение было мокро от пота. Всякий раз, когда он входил в комнату или выходил, он всегда три раза кланялся пред иконами. Он крестил всю пищу или питие, лекарства, которые принимал, одежду, перед тем, как надевал, любое помещение перед тем, как заходил, транспортные средства. Все, что он делал, было так просто и в то же время так благочестиво!

Отец Андрей (архидиакон из братии Св. Преображенского монастыря) сказал, что он не перестает учиться у отца Гурия всему, что он делает, даже самому простому, например, как тот опускает базиликовую метелочку для окропления святой водой. Он весь как бы пропитан благочестием — это трудно передать словами. Он знает, что он делает и знает значение того, что он делает. Отец Гурий был очень доволен тем, что у нас в церкви нет электричества, в отличие от Синода РПЦЗ в Нью-Йорке и Джорданвилле. Он говорил, что электрический свет нужен для чтения, но не для церкви. Он считал, что буквы "ХВ" в электрических лампочках над Святыми вратами, как это делается в городских храмах, совершенно неприемлемы в церкви. Он говорил, что нельзя использовать парафиновые свечи в церкви, а только восковые.

Отец Гурий полюбил мир и тишину в монастыре, пение птиц — он говорил, что мы живем в раю. Он целовал колокола из России, ему нравился их звон. На него произвели большое впечатление монастырские мастерские, что напомнило ему Россию, когда каждый монастырь имел мастерские чтобы содержать себя. Ему понравились и монастырские козы, когда у него заболело горло, он попросил козьего молока. Он часто сетовал, что обременяет братию монастыря, и просил дать ему какую-нибудь работу, чтобы не оставаться праздным. Мы просили его молиться за нас, на что он заметил: «Послушание превыше молитвы, так что, пожалуйста, дайте работу».

Матушка Нина возила отца Гурия в овощной магазин и торговый центр. Он внимательно рассмотрел все товары: фрукты, овощи, рыбу и т. д. Матушка показала ему разные сорта молока. Он не мог пройти мимо отдела с кормом для домашних животных. Очень смеялся, когда матушка перевела ему надпись на собачьем печенье — «рекомендуется для собачки, когда она хорошо себя ведет». Купил медовую дыню. Ему очень понравился магазин игрушек. В другом магазине он купил парку (одежду эскимосов) и пару прорезиненных туфель. Он был поражен всем, что увидел. Чего здесь только нет! «Бедная Россия, — говорил он. — Там ничего не достать. В Москве рыбы просто не найти, а здесь в магазине более 15 сортов!» Он рассказал о "специальных" магазинах в России для "специальных людей". На следующий день он еще раз выразил свое удивление и скорбь за Россию. Несколько раз повторил это. Спрашивал, трудно ли достать сахар и дорогой ли он. Говорил, как мало людей в магазинах по сравнению с Россией. Да, Америка материально богатая страна, но вот духовно…

Однажды после беседы со мной, он попросил прощение за праздные слова, которые мог произнести и прибавил: «Молчание — золото, может лучше вообще не говорить…» После возвращения от доктора отец Гурий на вопрос, не устал ли он, обычно отвечал: «Я же не ходил пешком!» Он всегда был кроток и терпелив у врачей, когда его осматривали или заставляли проходить всякие исследования. Он отказался снять свой нательный крест во время рентгена и положил его в рот, подобно тому, как он это сделал раньше во время ареста. Как-то он попросил у меня металлическую пилку, чтобы сточить острую часть корня у одного своего зуба: «К чему беспокоить Марию2?» Слуховой аппарат, который приобрели для него, забавлял его — он прикладывал руки к ушам, от чего аппарат свистел. Но шум на улице вызывал у него головную боль, поэтому он пользовался аппаратом время от времени, вероятно, дома он будет это делать чаще3.

Когда он принимал очень горькое лекарство, то с юмором восклицал: «О, как сладко, десерт!» Даже когда лекарство вызывало у него головокружение, он все равно настаивал на том, что нужно идти в церковь. Он хотел быть на всех службах, он был счастлив, что может стоять в церкви. Он молился по четкам Иисусовой молитвой, когда не мог понимать службу (на греческом или английском). Он говорил, что его кашель — это его начальник и владыка, и что он освободится от него, когда его положат во гроб. Он называл себя грешным дряхлым стариком и говорил, что всякая болезнь нами заслужена по грехам. Вот, поскольку он совершил столько грехов, он так и болен! Он говорил, что все его современники давно умерли: «Все в земле». Он расспрашивал в деревнях, и оказалось, что никого из его ровесников в живых не осталось.

Власти не хотели давать ему разрешение на выезд — говорили о трудностях, что он может заболеть или даже умереть, и они будут за это отвечать. Его спрашивали: «Как ты надеешься вернуться живым?» Он ответил: «Я надеюсь на Бога». Второе приглашение из бостонского монастыря, написанное по-английски, местные власти в районном центре Козловка не смогли прочитать и отдали на перевод в местную школу. Когда они хотели воспрепятствовать поездке отца Гурия, он им сказал: «У меня есть приглашение, и вы не можете мне препятствовать. Теперь не сталинские времена, Горбачев дал свободу, и я вас не боюсь!»

Я (отец Николай) сказал: «О, Вы настоящий Гурий (по-сирийски "Гурий" — львенок). Маленький, но, тем не менее, лев с когтями и клыками». Он засмеялся и рассказал о своем посещении казанского зоопарка: о том, каких там видел львов, как они рычали, и о том, как к клетке обезьян он протянул свою палку, и они устроили "перетягивание каната". Отец Гурий заметил, что посещать зоопарк христианам можно — хорошо увидеть Божии создания, но клубы и театры посещать нельзя, они обиталища демонов.

Он говорил о Св. Афоне, хотел туда поехать. Говорил, что не будет общаться с духовенством там, просто поедет, как паломник, на неделю приложиться к святыням и вернется домой. Если такое дополнительное путешествие стоит дорого, то он может посетить Архиепископа Авксентия, поехать на Афон, затем продать свой билет на самолет, сесть на пароход до Одессы и оттуда на поезде вернуться домой.

В первый же день своего приезда отец Гурий попросил повесить на стену в его комнате портрет Царской семьи. Он очень почитал Царственных мучеников. Иногда он тихонько напевал: "Боже, Царя храни". Однажды он сказал: «Когда убили царя, то убили Россию…» В другой раз он сказал: «Звери, волки они даже не побоялись убить Царя!» Вспоминая о новых мучениках и исповедниках, особенно о епископах Вениамине и Аввакуме Уфимских, митрополите Кирилле Казанском, отец Гурий плакал. Он часто плакал, говоря о том, что претерпели Россия и ее народ. Воспоминания о тюрьмах и лагерях также вызывали у него слезы.

Используя выражение Св. Исидора, отец Гурий назвал нынешнее советское правительство "бандой разбойников". Как говорил Св. Иоанн Кронштадтский: «Россия — без Царя — это не Россия». Так что России больше нет. Владыка говорил: «Когда-то при Царе у нас была Святая Русь, но бедная Россия умерла и теперь у нас безбожная Россия, демоническая Россия, сатанинская Россия и антихристово правительство» (интересно, что он все же всегда говорил "Россия", и я никогда не слышал от него — "Советский Союз"). Отец Гурий очень скептически относился к политическим изменениям в России. Он говорил, что это все еще атеистическое государство, и власть у них еще в руках. Они "хитрые бестии" и знают, как шпионить и выслеживать других. Он планировал жить, как и раньше, скрытно. В городах легче, чем в сельской местности, где все всё знают и выспрашивают. Как и следовало ожидать, отец Гурий пользовался дореволюционным словарем: так он говорил "губерния" вместо "область", он рассказывал, что столько-то "верст" от одного места до другого и т. п.

Перед рукоположением он хотел помыться и спросил: «Где находится городская баня?» Он сказал, что у него дома есть своя баня, которую он топит сам, колет дрова, носит воду и т. д. У отца Гурия очень тонкое чувство юмора. Когда он улыбается или посмеивается, его лицо приобретает детское милое выражение. Отец Гурий очень тихий, но не замкнутый и не отчужденный, он очень наблюдательный и замечал все, что происходило вокруг. Будучи на приеме у врача, отец Гурий обратил внимание на то, как одеваются американцы. Дома в России он как-то спросил молодую девушку, почему она одета, как мужчина. Та ответила: «Коммунистическое воспитание». «Так что я вижу и здесь — сказал отец Гурий о прохожих, — многие женщины имеют коммунистическое воспитание».

Он очень удивлялся в прошлом году, когда в Синоде РПЦЗ все русские женщины стояли на службе и даже подходили причащаться с непокрытой головой. И священники им ничего не говорили. Я показал ему наше объявление при входе и коробку с юбками и платками для посетительниц. Он одобрил и сказал, что так и должно быть. Его люди одеваются прилично. Он вспоминал, как одевались люди в деревнях в былые времена — длинные одежды, сарафаны, мужчины носили рубашки на выпуск, подпоясанные ремнем или бечевкой.

После двух-трех Литургий он выразил удивление по поводу того, что так много людей часто причащаются. Он не выражал неодобрения — он сказал, что для монахов хорошо и нормально ежедневное причащение, но он удивляется в отношении мирян. Он сказал, что дома у него строгие требования к мирянам, необходимо, чтобы они соблюдали пост по средам и пятницам и все четыре больших поста в году. Мы уверили его, что наши миряне соблюдают то же самое, а иногда и больше, и что все они находятся под руководством своих духовных отцов (отец Гурий был доволен и впечатлен). Для себя отец Гурий вычитывал полную службу и правило ко Св. Причастию со всеми канонами и т. д.


Позднее, когда отец Гурий вновь обсуждал с отцом Николаем этот вопрос, он вдруг спросил в отношении множества прихожан: «Вы уверены, что все эти люди православные?» Озадаченный отец Николай ответил: «Конечно, да». Тогда отец Гурий заметил: «Но как же они могут быть православными, если даже не могут правильно перекреститься?» При этом он продемонстрировал небрежное крестное знамение этих людей (увы, это весьма распространенный недостаток среди греков — метод "чистки пуговиц", как пишет Николай). Также как и в другом случае, отец Николай сказал: «О, Вы все видите, не так ли?» «Да — отвечал отец Гурий, — я смотрю и вижу, что происходит вокруг меня».
15 (28) июля 1991 года в русском Свято-Воскресенском храме города Вустера отец Гурий был рукоположен в архиерейский сан. Хиротонию совершили по благословению архиепископа Авксентия, три архиерея его Синода: Максим Кефалонийский, Ефрем Бостонский и Макарий Торонтский.
Отец Гурий был очень напряжен и немного печален перед своим рукоположением, опасаясь, как бы что-нибудь не помешало его осуществить. Однажды вечером он сказал мне умоляющим голосом: «Когда я вернусь в Россию, пожалуйста, не забывайте меня». Он сказал, что его люди как на иголках ждут известий, и что для них это будет Пасхой. Я спросил, будет ли это Пасхой для него. Он помолчал минуту и потом сказал с ударением: «Да, будет Пасха и для меня тоже!»

Он говорил, что ничего не происходит случайно в нашей жизни — все от Бога. Знаменательно, что он должен быть рукоположен на праздник Св. Владимира. «Св. Владимир первый принял христианство от греков для своего народа, вот теперь, 1000 лет спустя, я принимаю хиротонию от греков!» Об этом же говорил и митрополит Максим Кефалонийский, приехавший из Греции. После вечерни в монастыре, когда владыка Максим впервые встретился с отцом Гурием, он сказал ему, что, рукополагая его в епископский сан, они, т. е. Авксентьевский Синод, просто возвращают то, что они «взяли в долг» у Русской Церкви4.

В течение недели перед рукоположением о. Гурий готовился читать исповедание веры, которое читает рукополагаемый во время службы. Он спокойно относился к тому, что будет рукоположен в епископский сан — он принимает это на себя в свои преклонные годы при своих немощах ради своей паствы, которую он очень любит и за которую несет ответственность.

В субботу накануне рукоположения он не ел ничего молочного. Утром он выпил чая и съел немного хлеба с овсянкой. После этого он ничего не ел до самой трапезы в воскресенье и даже не пил воды. Он вычитал все свое правило, каноны и т. д. днем, а вечером был на всенощной службе в монастыре. Он мало спал ночью, а утром, несмотря на то, что отъезд в Вустер, где должно было происходить рукоположение, был назначен на восемь утра, без четверти семь он уже сидел на кровати с посохом в руках, облаченный в рясу и клобук.

В Воскресенском храме города Вустера староста Григорий Мелехов встречал митрополита Максима с хлебом солью и очень трогательно приветствовал. Когда пришло время распаковать вещи отца Гурия и приготовить для службы, обнаружилось, что нет его новых очков. Несколько человек перерыли всю маленькую сумку, но напрасно. Что делать? Он не мог читать без очков. Тогда еще раз на всякий случай проверили сумку — и очки были там, прямо на виду поверх всех вещей.

Он прочитал исповедание веры тихо, но вышло это достаточно хорошо. На словах о Богородице он плакал. Вся служба была радостная и столь трогательная, что плакали многие. Трудно все передать словами. Отец Гурий плакал, когда во время чтения молитв на рукоположение возложил голову на Престол, потом плакал, когда причащался. Позднее он сказал, что готов был рыдать всю службу, но сдерживал себя. Он также подавил несколько приступов кашля.

Возвратившись в монастырь вечером, он сказал, что на удивление он не устал, только ноги болят от долгого стояния. Он сказал, что благодать Божия поддерживала, и что он был исполнен такой радости. После службы, когда все спускались на трапезу в подвал храма, наш патер Серафим заметил, что как замечательно, что мы совершаем праздничную "катакомбную трапезу"… под землей! Это замечание повторили митрополиту Максиму, которому оно очень понравилось. Отец Виктор Мелехов (настоятель Воскресенского храма в Вустере) сказал, что отец Гурий не просто ехал на поезде и самолете, чтобы прибыть сюда, но он шел к этому дню более шестидесяти лет. Это настоящее празднование тысячелетия Крещения Руси в их приходе. Отец Виктор также сказал, что он только что звонил в Москву — там счастливы, что все прошло столь мирно и спокойно, и благодарят нас за милость к их убожеству и нищете. Телеграммы будут посланы всей пастве владыки Гурия. Затем отец Виктор обратился по-русски к владыке Гурию.

После чего взял слово епископ Ефрем. «Два Типикона и три языка и все же мы совершили это!» — сказал владыка. Он напомнил замечание отца Пантелеймона о том, что все эти годы мы, монашествующие в бостонских монастырях, держали специальный пост перед праздником Воздвижения Честного Креста ради сострадания нашим страждущим братьям в России. И вот теперь Бог послал нам свое благословение — среди нас исповедник из России. Владыка привел слова Апостола Павла о том, что Бог посрамляет сильных мира сего немощным и ничтожным в глазах мира. Слезы душили отца Пантелеймона, так что он с трудом мог говорить, подавляя их.

Он произнес слова Апостола Павла: «"Те, коих весь мир не был достоин, скитались в козьих шкурах, скрывались в пещерах и расселинах земли…" Именно Епископ Гурий — один из них, и мы недостойны его. Его смирению не повредит то, что я говорю, поскольку он не понимает английского. Перед нами не человек, но ангел. Мы простые убогие люди, и кто только мог мечтать, что такие иерархи будут здесь, и такая хиротония состоится! Большинство основателей этого прихода умерли, но как должно быть они радуются сегодня!… Сейчас очевидно, что РПЦЗ отступила от позиции своих прежних иерархов, и теперь мантия митрополита Филарета перешла архиепископу Авксентию с его Синодом, а вместе с ними теперь и епископу Гурию».

Митрополит Максим говорил трижды во время трапезы. В самом конце он сказал, чтобы «народ не боялся и не расстраивался и не удивлялся, если всякого сорта люди будут стараться вбить клин между греками и русскими и наполнять их слух всяким вздором в отношении друг друга. Ожидайте этого, трезвитесь, не поддавайтесь и молитесь, помня узы, скрепляющие нас». Все соглашались, что такой день, вероятно, никогда больше не повторится в их жизни.


Список служений архимандрита

и затем епископа Гурия в США5:
29 июня, несмотря на усталость, связанную с перелетом и сменой времени, выстоял всю всенощную на праздник Петра и Павла, был на Литургии и ходил к святому источнику.

1 июля поехал в Скит, исповедался.

4 июля служил в Женском Рождественском монастыре на праздник Царственных мучеников.

8 июля на праздник Казанской Божией Матери служил в Вустерском Свято-Воскресенском храме.

15 июля на праздник св. Владимира был рукоположен в сан епископа

19 июля был на празднике св. Серафима в Рождественском монастыре.

20 июля на праздник св. Пророка Илии сослужил с Епископом Ефремом в Преображенском монастыре.

22 июля — служил в Вустерском Свято-Воскресенском храме.

25 июля — был на празднике прихода св. Анны.

27 июля — служил на праздник св. Пантелеймона в монастыре.

29 июля — служил в Вустерском Свято-Воскресенском храме.

1 августа — первый Спас — отслужил три Водосвятных молебна. Был на литургии в Рождественском монастыре.

5 августа — служил в Вустерском Свято-Воскресенском храме. После Литургии благодарственный молебен. Подарил золотой крест отцу Виктору.

6 августа — на праздник Преображения был на Вечерне и водосвятном молебне на Всенощной. Литургию сослужил с Епископом Ефремом.

12 августа — служил в Вустерском Свято-Воскресенском храме. Впервые надевал мантию.

16 августа — служил в Рождественском монастыре впервые как епископ.

19 августа — служил в Вустерском Свято-Воскресенском храме.

26 августа — служил в последний раз в Вустерском Свято-Воскресенском храме, присутствовал на Крещении. После возвращения в монастырь, сразу попал на вечерню, сказала, что не устал — духовный день.

29 августа — был на Литургии в Преображенском монастыре.

30 августа — был на Литургии в Рождественском монастыре. Прощался с монахинями.

Вечером — служил молебен о благополучном путешествии.

31 августа в пятницу — отъезд в Нью-Йорк и вылет в Москву.


После праздника Преображения отец Гурий сказал, что очень рад быть на Престольном празднике монастыря. Он был глубоко тронут тем, что во время крестного хода нес Евангелие Царя мученика. Когда прикладывался к святым мощам, положил три земных поклона6.

Владыка говорил, что ему нравится служба в Вустере, там служится по-славянски. Сначала епископское служение для него было трудно, но теперь он привыкает. Он сказал, что в монастыре, где служба на греческом и английском языках, он чувствовал себя глухим, но его растрогало, когда он услыхал по-славянски ектеньи, Символ Веры и "Отче наш". «У меня сжимается сердце», — говорил он, показывая на грудь.

Он говорил, что после стольких лет он счастлив опять быть в монастыре со строгим порядком и строем жизни и что он будет скучать, когда уедет. Он сказал, что когда ушел в монастырь (в 13 лет), он так привык к монастырской жизни, что не хотел возвращаться домой, как это сделали многие после закрытия монастыря. Вот почему он переходил в другие, незакрытые еще монастыри. Потом владыка спросил, может ли он быть включен в число братии монастыря. Он говорил, что, если бы не его паства дома, то он хотел бы оставаться в монастыре. Отец Пантелеймон сказал владыке, что здесь его дом, и, если он хочет, он может сделать все свои дела в России и вернуться в монастырь, принять здесь схиму.

В другой раз после долгих служб в церкви он заплакал и сказал: «Я поражаюсь, как я приехал к вам. Это Божья Воля привела меня. Мои ноги не устают, как прежде, после службы. У меня в сердце радость от служб — я не чувствую усталости — благодать Божия поддерживает меня, Господь помогает мне». Он сказал: «Я часто молился, что если наше намерение угодно Богу, то оно осуществится. Как приятно, что митрополит Максим приехал из Греции на рукоположение. Я так счастлив, что канонический епископ приехал из Греции. Как во дни Св. Владимира, когда русские приняли веру от греков. Два или три епископа должны рукополагать другого, но не один».

Он от души смеялся, вспоминая, как митрополит Максим при первой встрече так радостно сжал его в объятиях, что едва не свалил с ног. Он надеялся, что приедет архиепископ Авксентий, но, по словам владыки, «отец Гурий этого недостоин» (на самом деле архиепископ Авксентий не мог приехать из-за болезни сердца, не позволявшей ему совершать длительные поездки, а тем более перелеты на самолете). Несколько раз владыка вспоминал, как при расставании митрополит Максим сказал, что надеется, что Господь дарует им возможность еще раз увидеться в этой жизни. Владыка Гурий не раз выражал пламенное желание также увидеться с архиепископом Авксентием лицом к лицу. «Он наш духовный глава, как патриарх», — говорил владыка Гурий и прибавлял, что до тех пор, пока ноги ходят, он чувствует, что должен ехать в Грецию, США и т. д.

Перед отъездом владыки мы посетили Бостонский небоскреб и аквариум. Владыка с большим интересом оглядел здание небоскреба с улицы перед входом. Потом признался, что никогда не бывал выше восьмого этажа. Его поразил и обрадовал прекрасный вид сверху. Был ясный солнечный день. Он благословил город на все четыре стороны. Мы пели. Он спросил, знаю ли я тропарь Казанской иконе Божией Матери или девяностый псалом на-славянском. Он пел о Господней Премудрости, создавшей вся. Оглядывая весь город, он удивлялся, как много людей населяет землю, и как Господь питает всех. В прошлом году ему говорили в Нью-Йорке, что у них есть здание в сто десять этажей, но он там не был. Он сказал, что оно качается, и он не хотел бы там жить во время землетрясения или урагана.

Аквариум был целым миром. Владыка был восхищен пингвинами и их забавами. Но я не уверен, что удалось его убедить, что эти чудные создания — птицы. Когда мы проходили по центральному залу, он постоянно останавливался в изумлении перед Божьими тварями — множеством самых разнообразных по размерам и окраске рыб и прочих обитателей океана. Особый интерес у него вызвала большая морская черепаха. Владыке казалось, что аквариум это часть моря за стеклом. И каково же было его удивление, когда он узнал, что это просто большой резервуар. «Бедные рыбы в тюрьме», — произнес он. Я уверил его, что их хорошо кормят, что они в безопасности, и они не понимают, что они в плену. «Нет, они понимают», — сказал он твердо. Трудно спорить с тем, кто сам побывал в тюрьмах.

Когда мы вышли, на улице вокруг было много голубей, воробьев и чаек. Владыка, сказал, что у них тоже много чаек на Волге, и пожалел, что нечем их покормить. Я купил пакет воздушной кукурузы, предложил ему ее отведать. Он съел немного, несмотря на то, что у него нет зубов, и спросил, есть ли у нас такая же, и хорошо было бы взять немного с собой в дорогу на самолет, так как он будет лететь в пятницу. Жаль, что у меня не было фотоаппарата для такого классического снимка, когда владыка кормил птиц — седовласый старец в рясе, посох у плеча, а у его ног множество птиц.

Вечером накануне отъезда владыка Гурий отслужил молебен о путешествии. Это была очень трогательная и умилительная служба. Владыка Гурий, немощный старец, на коленях молился о том, чтобы Бог благословил его миссию. Вспоминались слова Апостола Павла о том, что «сила Божия в немощи человеческой совершается». После окропления себя святой водой владыка окропил всех присутствующих в церкви. В конце службы владыка благословил каждого, а затем поговорил с теми, кто пришел с ним попрощаться.

Когда настало время отъезда, перед выходом из кельи он заплакал, благоговейно поцеловал все иконы на аналое и благословил все стены. Я передал ему, что отец Пантелеймон сказал, что эта комната теперь считается его кельей, и он может вернуться в нее в любое время, когда пожелает. Владыке это очень понравилось. Мы также ему напомнили, что в этой комнате обычно останавливался митрополит Филарет, когда приезжал к нам. Внизу мы все вместе сфотографировались с владыкой. Потом просили у него прощение и положили земной поклон. Он настоял на том, чтобы тоже сделать земной поклон. Затем мы обняли его и в последний раз просили его благословение. Он пожелал еще раз перед отъездом услышать русские колокола. Из машины он вновь благословил всех нас, когда мы вышли его провожать.

По дороге в аэропорт мы сказали Владыке, что будем постоянно возжигать свечи и молиться, пока он благополучно прилетит в Москву. Отец Пантелеймон сказал, что он разговаривал с архиепископом Авксентием, и что архиепископ и монахини в Греции тоже будут молиться. Услышав это, владыка Гурий перекрестился. Он был тронут. Полет из Бостона в Нью-Йорк прошел на удивление спокойно. Владыка был очарован прекрасным видом и смотрел вниз на сельскую местность. Он также недолго подремал. Мне позволили пройти через проверку безопасности и оставаться с владыкой, что было очень хорошо, так как его полет задерживался на час по техническим причинам. Сначала мне не позволяли пройти с ним, чтобы посадить его в самолет, но потом, когда увидели, какой он старенький, смягчились и сказали "o’key". Я посадил его на его место, застегнул ремень и взял у него благословение. Затем сказал о нем стюардессе. Она записала номер его места и пообещала о нем позаботиться. Я подождал, пока самолет взлетит (на всякий случай), чтобы он не остался один, если ему вновь придется ждать в терминале.

Его самолет взлетел в 6: 30 вечера по бостонскому времени и прилетел в Москву в 10:15 утра по Московскому времени (2.15 утра по Бостонскому). Из-за таможни и больших расстояний в Москве владыка прибыл к Елене (Петровой) только в 2.30 по московскому времени. Когда мы позвонили, то они буквально только переступили порог, не успев еще занести чемоданы. Владыка долетел благополучно. На таможне открывали чемоданы, но ничего не забрали, слава Богу! Встретившие его в аэропорту прихожане пели "Достойно есть".



1 Перевод с английского языка.

2 Русский зубной врач.

3 Слуховым аппаратом никогда не пользовался в дальнейшем.— Прим. сост.

4 В 1960-х — архиереи Русской Православной Церкви Заграницей восстановили иерархию ИПЦ Греции.

5 Даты по старому стилю.

6 На праздник Преображения в монастыре из алтаря выносятся для поклонения все святые мощи и поставляются для поклонения братии и паломников.





Не нужно иметь веру, чтобы молиться; нужно молиться, чтобы обрести веру. Франсуа Мориак
ещё >>