Нельзя сказать, что Гартош не ожидал назначения на должность сотника, за этим он и шел служить в армию сделать карьеру. Нельзя сказа - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
"Американские тнк как фактор влияния в Китае" 2 473.85kb.
Относительно родственников можно сказать много разного и это требуется... 11 2025.33kb.
Мешкова А. Е. Нижнетагильская госсоцпедакадемия 1 69.13kb.
Постановка ударения (орфоэпические нормы) 1 167.75kb.
Откровения Иезекиилевы на киевских полях Нельзя сказать, что Киев... 1 20.56kb.
«Записные книжки» Альбера Камю выходили у нас в нескольких вариантах. 1 21.14kb.
В. В. Бекмеметьев 1 55.82kb.
Радуга приложение Тематический выпуск 1 26.33kb.
Социальная история между структурной и эмпирической историей 1 289.38kb.
Т Сухова Анастасия ильин день (2 августа) 1 224.99kb.
Глава «Я был довольно приличным человеком, но рок-н-ролл все разрушил» 3 433.24kb.
С. Карамышево Грязинского муниципального района Липецкой области... 1 139.45kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Нельзя сказать, что Гартош не ожидал назначения на должность сотника, за этим он - страница №1/1

II


Нельзя сказать, что Гартош не ожидал назначения на должность сотника, за этим он и шел служить в армию – сделать карьеру. Нельзя сказать, что Гартош не мечтал убрать со своего пути Волия – мечты были, планы строились. Но Оскол никак не думал, что все произойдет именно так, как произошло. Но, тем не менее, убиваться по поводу смерти двух мерзавцев и отказываться от нового звания и должности он не собирался.

После проявлений бурных эмоций со стороны Зигула, нескольких приятелей и быстро сообразивших подхалимов Гартош тут же взялся наводить новый порядок в сотне. Опыт командования у него уже имелся – одни Трольи горы чего стоят – сил и желания тоже хоть отбавляй, и вскоре шестая сотня почувствовала тяжелую руку нового командира.

Гартош устроил муштру не хуже, чем в академии. Постоянные изнурительные учения и тренировки вызвали в сотне ропот. Но новый сотник, вспомнив уроки покойного предшественника, быстро навел порядок. Он выгнал недовольных на болото, пободаться с растами, и это сразу уменьшило количество умников.

Первое время к молодому сотнику неоднократно подкатывали скользкие типы с предложениями заработать. Как заработать понятно – выгнать на охрану сборщиков вимолии не наемников, а простых солдат. У Гартоша подобные предложения вызывали бурю негативных эмоций, и дело нередко заканчивалось мордобоем или все тем же посещением болота. И его быстро оставили в покое.

Смотря на то, как шестая сотня играется в «войнушку», остальные воины сперва посмеивались, а потом и сами взвыли. Командование гарнизона в виде полковника Каргунье и не самых глупых сотников сумело заставить последовать примеру шестой сотни и остальных. Тем более что причин для этого хватало с избытком. Расты в последнее время резко активизировались, и сбор вимолии, соответственно, упал. Зато увеличилась добыча яда растов, их шкур, мяса и зубов. Хотя это давалось все большей кровью.

* * *


Шел шестой, последний месяц пребывания Гартоша на этих болотах. Уже несколько дней на душе у сотника было муторно, и предчувствие опасности, идущее со стороны болот, усилилось, а своим предчувствиям Оскол привык доверять.

Ночью его буквально подбросило – за стенами крепости творилось что-то невообразимое. Гартош оделся и поднялся наверх. Болото пряталось под покрывалом тумана, на первый взгляд все как обычно. Но почему так учащенно бьется сердце, почему хочется убежать как можно дальше, почему караульные вздрагивают от каждого шороха и боятся подходить к краю стены?

«Расты", много растов», - понял сотник. И они уже начали атаку, пока только магическо-ментальную. Страх, который они пытались передать людям, начал заполнять крепость.

- Поднять сотню, - негромко скомандовал Гартош.

Он дождался, пока зевающие бойцы займут свои места. Лично проверил готовность каждого, подбодрил, что сейчас было просто необходимо, и поспешил в штаб. Там тоже не спали. Полковой маг Гайстаф также почувствовал недобрую силу, идущую с болота, и уведомил полковника.

- И ты почуял? – обрадовался маг. – А то тут некоторые недоверчиво хмыкают. Говорят – паникер. Нюх потерял.

Несмотря на появление еще одного «паникера», Каргунье продолжал недоверчиво хмыкать, хотя и послал вестовых в сотни. Вскоре в штабе собрались все сотники, но еще до их прибытия стало ясно, готовится что-то нерядовое.

- Нужно сообщить в штаб легиона, - заявил один из сотников.

- О чем сообщать? – буркнул полковник. – О том, что нам плохо спится?

- Именно об этом, - не сдавался сотник.

- Да я уже пытался связаться с Регестом, не получается, - нехотя признался Гайстаф. – Видать, обложили нас по всем правилам.

Каргунье посерьёзнел:

- Как только рассветет, отправим конных вестовых.

- До утра еще дожить нужно, - тихо сказал Гартош.

От его слов по коже поползли холодные мурашки, не хуже чем от магии растов. Полковник поднялся:

- Ты прав, Гартош, хватит рассиживаться, нового мы ничего не придумаем. И нечего плакаться, мы здесь для того и находимся, чтобы сдерживать ящеров. А это не первая массированная атака на крепость, и ничего, все отбили. Такое случается почти каждый год, может у них миграция какая-нибудь. Разойтись по сотням и быть готовыми ко всему!

* * *

Расты полезли на стены еще в предрассветных сумерках, когда факелы уже не помогали, а солнце еще не показалось. В крепости никто не спал, даже гражданские с тревогой и нетерпением ожидали окончания ночи. И когда когти первых ящеров заскребли по камню, все в городке поняли – расты начали атаку.



Ожидание событий порой хуже самых событий, поэтому после начала атаки Гартош тут же успокоился, все стало на свои места. Он нетерпеливо прошелся вдоль стены, лишних мыслей не было – только бой, тело наполнилось горячей кровью, а руки сами тянулись к мечу. Он весело заорал:

- Ну что, орлы, радуйтесь! Эти шкуры болотные сами к нам ползут! Это ваша обеспеченная старость! И не дрожать, мать вашу! Не дрожать!

Воины зашевелились, бесшабашное настроение командира немного разогнало скованность и страх, добавило уверенности.

Когда первые расты достигли давно отмеченной черты, бойцы отпустили тяжелые цепи (что за цепи? если есть описание их действия и устройства в первой главе, то сорри, что не помню, если – нет, то нужно подробнее написать), которые, качаясь словно маятники, посшибали большую часть ящеров. Там, где им все же удалось добраться до верха стены, в ход пошли копья и рогатины – время мечей и топоров еще не пришло. Гартош носился вдоль стены, стараясь быть везде, но его подопечные действовали грамотно и слаженно, и первая атака растов захлебнулась. Впрочем, как и на участках соседних сотен, где нескольких ящеров, сумевших пробраться между зубцами стены, порубили почти без потерь.

Гартош недовольно отметил, что большая часть сбитых со стен растов недолго валялась без движения. Мягкий мох смягчал падения, да и твари оказались живучими, поэтому вскоре они были готовы к новой атаке. В голову сразу стали приходить мысли об усовершенствовании одного из основных защитных устройств крепости. К цепям нужно привязать бревна, в бревна набить побольше колюще-режущих предметов, тогда и результат получится другой – мало кто из растов смог бы вновь полезть на стену.

Новую атаку встретили так же результативно, как и первую. Вновь подтянутые цепи сбили самых проворных болотных тварей – самых проворных, да не самых умных. Следующая волна наступающих успела добраться до зубцов еще до того, как подтянули цепи. Часть растов сбросили вниз копьями, но потом началась настоящая схватка. Гартош успевал везде: полосонуть ящера по боку, и, оставив его добивать бойцам, отрубить другому ядовитый хвост. Помогал сбросить вылезающего меж зубцов шестинога, а затем подтянуть цепь. Бросал в гущу копошащихся внизу ящеров несколько тяжелых булыжников, а затем спешил располосовать еще одну пару ядовитых гостей.

Эта атака уже не прошла бесследно – только в шестой сотне семеро убитых и раненых. Если так будет идти и дальше… Боевой азарт Гартоша стал уступать место мрачному пониманию всей тяжести ситуации. А когда солнце съело (странный глагол, м/б разогнало) туман, стало понятно, насколько ситуация тяжела. Под стенами собрались не сотни ящеров, а тысячи, болото буквально кишело ими, и все больше стягивалось к крепости (некорректная часть предложения: не понятно, что стягивалось). Но и это было еще не все.

- Что это? – Загнат указал почти не дрожащим пальцем вглубь болота.

Гартош пожалел, что у него не было с собой подзорной трубы. Но подзорные трубы имелись у дозорных на башнях:

- Огры! Горные огры!

- Огры!.. – пронеслась по стене тревожная весть.

- Вот и опять свиделись, - пробормотал Оскол, вспоминая свою первую встречу с горными великанами в Трольих горах.

Огров насчитали три десятка, что казалось не так уж и много, но они гнали перед собой целое стадо растов. Именно гнали! В руках у огров змеились огромные огненные бичи – щелкали магические бичи (повтор, одно слово лучше заменить), и ящеры, раздражено шипя, двигались в сторону крепости. Таких подневольных шло несколько тысяч.

- Боги всемогущи… - прошептал Загнат.

В тревожном оцепенении застыла вся крепость. Такой навалы (некорректное существительное) болота им не выдержать. Но не сдаваться же! Сотник шестой сотни вновь прошелся вдоль стены:

- А ну, поднять носы! Кто хочет жить, будет драться до последнего! Не может быть, чтобы Рафа приготовил нам такую судьбу! Это - испытание, испытание нас на прочность! Кто сильнее: мы или это чертово болото?

- Мы… - раздалось нестройное.

- Не слышу!

- Мы! – подтвердили уже более дружно.

- Так-то лучше! Прорвемся, не таких сусликов выливали (некорректный глагол).

Оптимизм командира передавался подчиненным. Где бы он ни проходил, везде начинались оживленные разговоры, бойцы подбадривали друг друга и отвешивали шуточки в сторону растов и огров. Послышались похабные версии об их совместной жизни. И это в какой-то мере отгоняло насланный болотом страх, так как усилий полкового мага для отражения ментальной атаки явно не хватало. Чуть успокоив своих подопечных, Гартош направился в командирскую башню, узнать, как сложилась обстановка на участках других сотен и вокруг крепости.

- Молодец, что пришел, - обрадовался Гайстаф, - я как раз собирался за тобой посылать.



- И зачем я понадобился полковому магу?

- Я слышал, ты хорошо владеешь магией подпространственного перехода?

- Есть такое.

- Это хорошо. Мне нужна помощь всех, кто хоть в какой-то мере владеет магией.

- Помогу, конечно. Что от меня требуется?

- Поделиться энергией. Я до сих пор не могу связаться ни с Регестом, ни со штабом Северной армии, ни с Тороной.

- Знакомая ситуация. Нас в Трольих горах также блокировали. Мы тогда попали (куда попали?) слишком близко к Волшебному королевству и не смогли связаться со своими, очень уж мощные стояли заслоны.

- А у меня такая ситуация впервые.

- Так может я и попробую связаться?

- Я не против. Только давай дождемся помощников.

- Хорошо, подождем. А что там с конными вестовыми?

- Не смогли прорваться, все дороги заполнены растами.

- Понятно, я так и думал. Что скажешь про огров, часто они появляются возле крепости?

- На моей памяти ни разу, хотя я здесь меньше двух лет. Судя по записям, раньше подходили – иногда с растами, иногда без них. Бывало, что пытались нападать. Но такой массированной атаки еще не было ни разу. Хоть Межевые горы и рядом – где огры в основном и обитают – но на болотах они гости не частые. (в диалоге не хватает слов автора, два человека не могут просто стоять и разговаривать, они что-то при этом делают, чувствуют и т д, это нужно отразить, чтобы разговор выглядел живее)

«Зато они частые гости там, где появляюсь я», - подумал Гартош, но придержал эти догадки при себе. А то, как бы кой-кому не пришла в голову мысль сделать командира шестой сотни виновным за это массированное (массовое) вторжение. Что, в общем-то, не было таким уж далеким от истины. (предложение возможно лишнее, или стОит его переделать)

Как только собрались все участники магического круга, Гартош взял на себя роль проводника. Мысль, материализованная и подпитанная магией, устремилась на юго-запад. Точнее, хотела устремиться. Барьер - чем-то схожий с тем, что был в Трольих горах – плотно обхватил Лугар, не давая возможности магии вырваться наружу. Хорошо, это уже было. Гартош создал магический таран и, напитав его под завязку энергией, вогнал в серо-зеленую муть барьера. Хрясь!!! Казалось, звук от столкновений двух враждебных энергий можно было услышать и не магическим слухом. В окружающей стене появилась приличная пробоина, и мысль-зов ушла в нужном направлении.

- (Гартош?) – почти сразу отозвался Гнивер.

- (Да, слушай, у меня мало времени. На Лугар напали расты, тысячи растов. Их пригнали огры. Вокруг крепости создан магический барьер, нам с трудом удалось его пробить. Мы долго не продержимся, срочно нужна помощь.)

- (Я все понял, помощь…)

Дальнейший разговор братьев был прерван самым наглым образом. Гартош открыл глаза.

- Я держал пробоину, сколько мог, - виновато развел руками Гайстаф, - но надолго меня не хватило.

- Ничего, - успокоил его Гартош, - главного мы добились, в Тороне знают о нашей беде.

- Ты связался с братом?

- Да.

- Отлично! Если бы со штабом, то пока нашли бы командиров, пока связались по инстанциям (некорректное сочетание), потеряли бы драгоценное время. Надеюсь, твой брат будет действовать быстрей.



- Смеешься? Будет сделано все возможное! Ну, а я тоже сделал все возможное (повтор), пора возвращаться в сотню, похоже, начинается новая атака.

* * *


Свежая, подогнанная ограми, волна растов хлынула на штурм крепости. Их встретили стрелами, арбалетными болтами, а затем и камнями. От тяжелых булыжников была двойная польза: бросаемые сверху они наносили растам серьезные травмы, и те уползали назад, в болото, если были в состоянии конечно. И чем больше их собиралось под стенами, тем менее комфортно на них было падать ящерам.

Свои именные стрелы, сделанные гномами, Гартош пока берег – стрелял простыми. Но так как стрелком он всегда был отменным, результат радовал: в ящера попадала каждая вторая стрела. Одной стрелой раста конечно не убьешь, но и на стену он больше не влезет. Но как ни старались стрелки, как ни пыхтели метатели камней, атаку остановить не удалось. Вновь застучали по стенам цепи-маятники, оттягивая неизбежную ближнюю схватку, и вот уже копейщики приняли нападающих на острия.

То тут, то там происходил прорыв, Гартош носился как сумасшедший, пытаясь ликвидировать каждый, но все больше растов оказывалось на стене. Вскоре безвольно повисли цепи, некому стало их подтягивать, и вся надежда ложилась на мечи, топоры и копья. Теперь главное организовать грамотный отпор, что молодой сотник и пытался сделать. Задача стояла очень сложная, не только удержать стены от взбирающихся растов, но и освободить уже захваченные ними участки.

Воины уже выбились из сил, а поток ящеров казался неиссякаем. И не известно, чем бы закончилась эта атака, не вступи в бой наемники и горожане. Уже всем стало понятно, силами одного гарнизона растов не удержать, отсидеться не удастся. Первых на оборону организовали три сотни наемников, сотню стражников, и сотню свободных охотников. Они-то и решили исход этой схватки, активно помогая солдатам сбросить захватчиков со стен. Ценой немалых потерь это удалось.

Гарнизон потерял примерно половину состава, еще погибли две сотни горожан. Стало ясно, пришло время выводить на стены всех способных держать оружие.

А внизу творилось что-то невообразимое. Расты, также понесшие огромные потери, ни в какую не желали больше лезть на убой, и часть их попыталась вырваться за цепь огров. Но горные великаны владели чем-то таким, чему болотные обитатели не могли ничего противопоставить. И огненные бичи вновь гнали их на стены. Прижимая ящеров к крепости, огры и сами приблизились к ней довольно близко. Вот тут-то Оскол и вспомнил о своих заветных стрелах.

Не имея в запасе никаких смертельных заклинаний, Гартошу не оставалось ничего другого, как напичкать стрелу чистой энергией и отправить все это добро прямо в глаз огру. Результат порадовал не только стрелка, но и тех защитников крепости, кто это увидел. Напичканная и направляемая магией стрела вошла в глазницу по самое оперение. Схватившись за глаз, горный великан зашатался и рухнул на спину. Среди поднявшегося гвалта особенно выделялся крик Коржаско:

- А ну, давай, жабьи выкормыши! Подходи поближе! Открывай глазки пошире!

В образовавшуюся прореху самые сообразительные ящеры собирались дать деру, но огры, немного растянув цепь, быстро закрыли пробоину. Гартош отдышался, собрался с силами и выпустил стрелу с такой магической подпиткой, какую только удалось собрать. Еще один великан затопал на месте и упал прямиком в небольшое озерцо. Его стало быстро засасывать.

Огров охватило смятение, они недоуменно переглядывались и переговаривались, их продвижение вперед прекратилось. Один из огров, судя по всему, предводитель, отдал приказ, и два великана попытались выловить утопленника. Гартош тут же их обстрелял. Наученные горьким опытом, горцы прятали глаза, и стрелять приходилось во все, что подвернется: бока, спину, грудь, живот. Смертельных ран стрелы уже не наносили, но оба утыканных ими огра вынужденно отступили вглубь болота. Подбадриваемый криками товарищей, Гартош перенес обстрел на вожака, но здесь его ждала неудача. Вождь оказался хитер и силен. Он ловко сбивал все выпущенные в него стрелы, и обстрел пришлось прекратить.

Несколько десятков растов, воспользовавшись заминкой среди огров, сумели-таки бежать, но остальных горцы удержали. Более того, ящеры вновь пошли на приступ, видимо, имелась у горных обитателей немалая власть над обитателями болотными, если последние предпочитали смерть под стенами возможности вырваться. А горные великаны, больше не приближаясь к крепости, снова погнали свое войско вперед.

Гартош с тоской посмотрел по сторонам. Его наполовину поредевшее войско пополнилось разношерстной компанией: наемники, стражники, кузнецы, сборщики вимолии, купцы. Взгляд наткнулся даже на нескольких крепких женщин. Что ж, ситуация складывалась таким образом, что женщин на стенах скоро окажется еще больше…

И снова начался ад. Гартош стрелял, бросал камни, рубил мечем, что-то кричал, и казалось, эта битва никогда не закончится. Расты вновь ворвались (некорректное использование глагола) на стены, причем сразу в нескольких местах. Вновь сотня оказалась разбита на части, и командовать он мог только одной. Впрочем, какое сейчас командование – приходилось просто биться в строю, так же как и всем. На стены лезли с двух сторон: со стороны болота - расты, со стороны города - простые горожане, вооруженные кто чем. Но дело было даже не в оружии. Даже тем, кому посчастливилось получить в арсенале гарнизона серьезное оружие, не могли по-настоящему им пользоваться. И размен сейчас шел в пользу растов. Лестницы, ведущие вниз, постепенно пустели, и ящерам кое-где удалось прорваться в город.

Группу Гартоша теснили в сторону одной из башен, и сотник понял - до вечера город падет. Внезапно он почувствовал магическое касание:

- (Кто?)

- (Гнивер. Как вы там?)

- (Через час, максимум два, спрашивать будет некого).

- (Понял, держитесь, кавалерия уже на подходе).

Гартош ничего не ответил, на него насели сразу два раста и приходилось буквально выворачивать руки из суставов, чтобы не дать поразить себя ядовитому хвосту.

- (Брат, что там, почему молчишь?)

Сотнику пришли на помощь, одного раста зарубили, другого отогнали, и стало возможным ответить брату:

- (Боюсь, Гнивер, вашей помощи придется брать город приступом.)

- (Хорошо, я все понял, кое-чем могу помочь прямо сейчас. Держи связь.)

Противодействие нарастало, и Гартош с трудом удерживал канал связи. Он почувствовал, что за спиной что-то творится, но оглянуться возможности не было. Вылетевшая из-за спины молния сожгла сразу нескольких ящеров. Гартош обернулся и облегчено опустил меч - позади стоял Гнивер. Удерживая небольшой портал, он выпустил еще одну молнию, и еще два болотных чудовища сгорели заживо. Из портала вышли пять магов – их ни с кем не спутаешь, а следом два десятка закованных в чешуйчатую броню воинов.

* * *

- Ты вовремя, брат.

- Вижу.

- Это все, кого ты сумел привести?

- Пока да.

- Негусто.

- Зато они лучшие. Со мной пришли одни из сильнейших боевых магов. Ну, а об этой группе воинов ты вряд ли слышал. Они из Тайного Легиона, лучшие бойцы – элита элит.

- Маловато их, нам бы таких сотни полторы, две.

- Все кого сумел собрать и привести сюда. (необходима авторская речь)

Гартош глубоко вздохнул, он надеялся на большее. Но хоть что-то. А то, что он увидел дальше, еще сильнее подняло его настроение. Вновь прибывшие воины быстро оценили ситуацию, разбились на две части и разошлись в разные стороны. Ближний к Осколам десяток построился клином и ровным шагом пошел по стене. Ровным, не сбивающимся шагом, не смотря на то, сколько бы растов перед ними не находилось. Такого взаимодействия, такой слаженности Гартош еще не видел. Десяток действовал как единый двадцатирукий организм. Каждый из бойцов знал - куда ударит его товарищ, чем ему нужно помочь, куда ударить самому, чтобы этот удар оказался наиболее эффективен. Время от времени воины менялись местами, задние выходили вперед, давая своим товарищам возможность отдохнуть. Расты бессильно (необходимо поискать синоним) наваливались на десяток, но, спустя мгновение, изрубленные агонизировали под их ногами. Иногда бойцы Тайного Легиона намеренно пропускали удар хвостом, но ядовитое жало бессильно против чешуйчатой брони – наверняка сработанной ховарами – и вскоре хозяин хвоста пополнял компанию изрубленных и сброшенных со стены.

Ошеломленный увиденным, Гартош провел удаляющуюся десятку влюбленно-завистливым взглядом. О такой команде ему можно было только мечтать. И хотя за спиной у великолепной десятки на стены влезали новые расты, свою работу они сделали, помогли отбросить ящеров и вновь объединиться защитникам. И самое главное: они дали надежду.

- Так говоришь, огры… - спокойный и рассудительный голос Гнивера отвлек Гартоша от любования вновь прибывшими.

- Да-да, огры. Они и пригнали сюда большую часть растов. Я парочку горцев подстрелил, еще двоих отогнал подальше в болото, но на вот том здоровом споткнулся. Он у них за главного – вождь.

- Не вождь, а шаман, - поправил Гнивер.

- Шаман?

- Да. И он обладает как минимум двумя мощными магическими артефактами. Один из них накопитель энергии, другой помогает управлять ящерами.

- Тот, который для управления, атрат, - подал голос один из пришедших магов.

- Я тоже так думаю, - кивнул Гнивер.

- Ого, целый атрат! Нейтрализовать сможете?

- Попробуем. Далековато, правда, да ничего. У тебя стрелы еще остались?

Гартош заглянул в колчан, там сиротливо застыли четыре последние стрелы:

- Вот, все что осталось.

- Должно хватить. Но лучше убить шамана с первого выстрела. (это кто сказал?)

- Ага, он знаешь какой проворный. Как щелкнет бичом, и нет моей стрелы. (а это?)

- Ничего, мы его отвлечем. Работать будем так: мои ребята наносят по ограм, в особенности по шаману, магический удар – это их должно занять. В это время я заряжаю твою стрелу заклинанием смерти. Твоя стрела выступит носителем, главное, дотронуться до тела огра, это должно его убить.

- Хорошо, я постараюсь.

Гнивер взял стрелу, и она засветилась у него в руках. Несколько резких отрывистых слов заставили стрелу потемнеть, и она вновь приобрела свой прежний вид.

- Держи, - Гнивер бережно передал стрелу брату. – Не касайся наконечника.

Гартош осторожно принял подарок шамана:

- Я готов.

Все маги дружно ударили боевыми заклинаниями по ограм. На всех горных великанов магов, конечно, не хватило, досталось только окружению шамана, а Гнивер уделил внимание непосредственно главному горцу. Этого оказалось достаточно, чтобы магические бичи перестали щелкать, и давление на растов, а соответственно и на крепость, ослабло.

Шаман оказался крепким орешком. Несмотря на всю силу и мастерство Гнивера, огру удавалось частично блокировать враждебную магию, частично отклонять ее. Но теперь он больше был не в состоянии помогать своим сородичам, а это огромный плюс. Гартош выждал момент и выпустил стрелу. Мелькнуло оперение, и стрела устремилась к горному великану. Все-таки огр был не только выдающимся шаманом, но и опытным воином – он заметил стрелу и даже успел немного отклониться в сторону. Но смертельная конструкция братьев, летящая прямо в голову чудовищу, в последний момент изменила направление и под острым углом вошла в грудь мишени.

Полный страдания крик буквально затопил болото. Шаман сломал оперение, но вытащить стрелу ему не удалось. Тяжело шатаясь, он побрел вглубь болота и через десяток шагов рухнул. Новый крик разнесся над болотом – воедино слился крик боли, скорби и разочарования огров с криком радости и торжества людей. Огры больше не думали об управлении ящерами, собрав погибших и обходя наиболее топкие места, они удалились вглубь болота. Несколько десятков растов даже было вознамерились напасть на своих мучителей, но затем передумали и благоразумно разбежались.

И хотя атака прекратилась, еще немало ящеров осталось на стенах и в самом городе. Вскоре с юга подошли три конных сотни и с ходу взяли, хозяйничавших на дорогах, растов на пики. Блокаду прорвали, и часть мирных жителей сумела покинуть Лугар. Зачистка города длилась всю ночь, и только утром, когда из Регеста подтянулись пять сотен подкрепления, болотных агрессоров удалось уничтожить полностью.

* * *

- Жаль, что не удалось захватить атрат, - сокрушался Гнивер. – Мощная штука, хотелось бы познакомиться с ней поближе. Возможно, удалось бы решить проблему с растами раз и навсегда.



- Да, огры быстро поняли - без шамана у них нет шансов, и вовремя смылись, - согласился Гартош. – А гоняться за ними по болоту себе дороже, похоже, они себя здесь чувствуют не хуже, чем в Межевых горах.

- С атратом, конечно, можно чувствовать… - Гнивет немного помолчал. – Долго ты еще думаешь это болото месить? После сегодняшней мясорубки все, кто выжил, получат возможность покинуть Лугар. Так что и тебе не обязательно задерживаться на болоте. Звание сотника ты получил и доказал, что достоин его. А также за тобой сохранилось право выбрать для службы любой род войск и любой легион. Решил уже, где продолжишь службу?

- Есть одна задумка, но это потом. А пока я останусь. Кому-то же нужно ввести новичков в курс дела и подстраховать первое время. А там и закончится последний месяц моего пребывания на болоте.

- Как знаешь. Тогда встретимся через месяц, больше мне здесь делать нечего.

Гнивер обнял брата и, укутавшись в магическое покрывало, исчез в подпространстве.

Гартош забрался на самую высокую башню и осмотрелся. В городе царила деловая суета. Собирали погибших людей, грузили на телеги и вывозили хоронить за город, где территория кладбища уже превзошла размеры Лугара. Ящеров собирали гораздо бережней, чем людей – вскоре ими займутся ремесленники. То здесь, то там мелькал барон Лугара, за внешней скорбью с трудом скрывал радость – последние события принесли ему баснословную выгоду. Скупать и переправлять шкуры и яд растов имели право только его купцы, так что горы мертвых ящеров уже обратились в его глазах в горы золота. А то, что сбор вимолии сократится, так это поправимо, на место погибших рабочих быстро найдется замена, высокая оплата послужит хорошей приманкой. К тому же ящеры понесли такие тяжелые потери, что в ближайшее время можно уменьшить охрану и сэкономить на наемниках.



Презрительно хмыкнув, Гартош повернулся к болоту. Вот, где простор! И Оскол с удивлением поймал себя на том, что любуется этим местом, что у него появилось понимание этого непокорного края и уважение к нему. И что в его жизни полгода пребывания на болоте растов оставят неизгладимый след.






Красивые женщины редко бывают одни, но часто бывают одиноки. Хенрик Ягодзиньский
ещё >>