Название: …Умирают Молодыми - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
П/п Название организации 6 676.53kb.
Технологии социальной работы с молодыми людьми и молодыми семьями... 1 108.48kb.
Название заведения 1 21.72kb.
Лирические воспоминания ивана сизова 1 239.28kb.
К диссертации на соискание степени магистра психологии 1 13.03kb.
Список участников встречи с молодыми специалистами отрасли «Образование» 1 168.28kb.
Рассказывал он про беду голодный учитель голодным ребятам 1 11.52kb.
Повседневное насилие в молодежной среде 1 18.54kb.
Информация о проведении мероприятий для молодых семей города 1 60.41kb.
Как «умирают» советские профсоюзы? Л. Е. Петрова 1 275.57kb.
Название. Утвержденное название телепередачи «Вы и Ваше право». 1 24.39kb.
Недельный отчет. 16-ая неделя. 13. 04. 2009 19. 04. 2009 1 35.29kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Название: …Умирают Молодыми - страница №1/4

Автор: Lala Sara

Название: …Умирают Молодыми

Фэндом: мультивселенная, основные: «Красный Карлик» (Red Dwarf) (сериал), «Потерянные в космосе» (Lost in space) (фильм), «Пятый элемент» (Fifth element) (фильм), «Перекрёсток миров» (Crossworlds) (фильм), «Супербратья Марио» (Super Mario Bros.) (фильм), Баффи Истребительница Вампиров (Buffy The Vampire Slayer) (сериал)

Пэйринг: Риммер/Листер, Смит/Зорг

Рейтинг: R for language (особенно третья часть)

Предыдущие: «Считалочка», продолжения: «Школа жизни», «Зеркальные войны»


Умирают молодыми

Die Young


I’d rather laugh with the sinners than cry with the saints

The sinners are much more fun...

You know that only the good die young
Billy Joel_Only The Good Die Young
Я лучше буду смеяться с грешниками, чем плакать со святыми

Грешники гораздо забавней…

Ты знаешь, что только хорошие умирают молодыми
Билли Джоэл_Только Хорошие Умирают Молодыми
1. На волосок от Смерти
"What are you grinning for?" he asked the figure on the next branch.

I CAN'T HELP IT, said Death. NOW WOULD YOU BE SO KIND AS TO LET GO? I CAN'T HANG AROUND ALL DAY.

"I can," said Rincewind defiantly.

Terry Pratchett “Colour of Magic”
«Чего скалишься?» - спросил он фигуру на соседней ветке.

Я НЕ МОГУ С ЭТИМ НИЧЕГО ПОДЕЛАТЬ, сказал Смерть. ТЕПЕРЬ, НЕ БУДЕШЬ ЛИ ТЫ ТАК ЛЮБЕЗЕН ОТПУСТИТЬ ВЕТКУ? Я НЕ МОГУ БОЛТАТЬСЯ ТУТ ВЕСЬ ДЕНЬ.

«Зато я могу», - сказал Ринсвинд вызывающе.

Тэрри Прэтчетт «Цвет Волшебства»
Не подумайте, что я жалуюсь, но бывало с вами такое, когда, что бы вы ни делали, как бы ни крутились, все ведет вас в такую глубокую жопу, что оттуда можно увидеть звёзды днём? А всё отчего? Потому что такова ваша КАРМА. Ещё одно идиотское слово, которым неудачники вроде меня оправдывают свои неудачи. Мол, так было задумано. Мы должны пройти через это, чтобы стать лучше. И самый страшный грех в этот момент – отчаянье. Ты лежишь и спокойно ждёшь смерти, потому что тебе больше ничего не остаётся. И она, вернее Он, приходит.

- АРНОЛЬД ДЖУДАС РИММЕР. ТВОЯ ЖИЗНЬ ОКОНЧЕНА. ПОЙДЁМ СО МНОЙ, - звучит у тебя в голове его безразличный голос.

Он почему-то помогает тебе подняться, а ведь тебе уже было так хорошо, свернувшемуся на полу в позе эмбриона… и вещает какую-то чушь вроде:

- МЫ ПОЙДЁМ К РЕКЕ СТИКС, ГДЕ ТЫ ПОЛОЖИШЬ МОНЕТУ В…

Но ты Его не слушаешь, потому что в этот миг, когда ты снова оказался на ногах, к тебе приходит ещё одна безумная идея, лучик надежды, и ты, цепляясь за него изо всех сил, пинаешь Смерти промеж ног.

- Не сегодня, дружок, - говоришь ты больше самому себе.

Он сгибается и падает на колени, роняя косу. И тебе уже приходит в голову другая дурацкая идея – обставить такой удачный финт покрасивее. Наклонившись к нему, ты произносишь патетическую фразу:

- Помни: «Только хорошие умирают молодыми».

И, довольный произведённым эффектом (выпендриваться перед самим собой – очень стоящая привычка), ты вприпрыжку мчишься по коридору, не обращая внимания на едкий дым и тряску, – к, возможно, последней и о такой призрачной надежде не встретиться с только что избитым тобой гражданином снова как можно дольше. Занавес.

Это у них занавес, а у меня уйма работы. Во-первых, мне нужно отыскать палубу Зю… Зед. Потом мне нужно найти там то, что перепрограммировывает (я правильно сказал?) вирусы. Ну, предположим, медлаборатории на палубе Зю… Зед оборудованы стеклянными стенами, и вирус, запрограммированный (!!!) не есть стекло, ещё не успел умять половину оборудования, но… впрочем, и это мне тоже удаётся, – вот оно, заветное. Ещё немного, и нужный код готов. Чтобы долго не думать, я выбрал для жадного микроба, который с аппетитом дожёвывает переборки корабля, самую строгую диету: алкоголь. После недавно пережитого по вине этого химического элемента (между прочим, у меня до сих пор похмелье!) желаю и ему, вирусу, того же. Всё остальное, а, в первую очередь, металл, из рациона микроба удаляется. Теперь всё зависит от того, подействует ли код. Сомнения имеют место быть, поэтому-то мы и не догадались сразу о такой возможности, хотя сами проделывали подобный эксперимент совсем недавно, в результате чего, правда, остались совершенно голыми и лысыми… но на пару с Листи это не могло быть таким уж ужасным опытом, ну, вы меня понимаете… В общем, проблема состояла в том, что хамелеоидный вирус прибыл к нам извне, с корабля Гермес, хотя мы и знаем, что создан искусственно, также в какой-то лаборатории, потому что он был запрограммирован (теперь вы понимаете, почему я поставил так много восклицательных знаков?) брезговать стеклом - для удобства – ведь нужно же его в чём-то держать. Тем не менее, коды могли не подойти, или он в принципе мог быть защищён от перепрограммирования.

Вы не подумайте – пока я пытался объяснить вам, что к чему, прошло именно столько времени, сколько вы это читали – я ждал признаков того, что код действует. И ждал… И ждал… Вообще-то мне больше делать нечего, так что я терпелив. Я уже заперт на этой палубе, так как вирус проел обшивку, и аварийные переборки отрезали палубы друг от друга.

Наконец я заметил определённую перемену во вкусовых пристрастиях вируса. Нужно время, чтобы код распространился по кораблю, но раз дело пошло – можно и расслабиться. Так как мои друзья слиняли в зеркальный мир, а агрегат сломался, заперев их там, а меня здесь, единственный выход – соорудить его заново. И не надо биться головой о стеклянную стенку – добытое таким образом сатори не гарантирует, что я вспомню то, чего никогда не знал. Знать бы ещё, откуда у Крайтона вообще был этот аппарат, а у Кочански идея его применения? Сдаётся мне, они не только Палочку Времени спёрли, будучи Канарейками… Мародёры. Если бы они не перехватили инициативу, а удосужились пять минут подумать, мы бы не ухлопали столько времени на эту дурацкую идею. Вынести из зеркального мира антидот возможно, только если оттуда принести сам вирус, а, как я понял, никаким вирусом там и не пахло. Я бы обязательно понял, если бы его там встретил…

Раз аппарат по перемещению в зазеркалье потерян так же, как и Палочка Времени, придётся пока забыть об этом, а направить все свои силы на спасание себя. И корабля. В конце концов, теперь я здесь капитан, как справедливо заметила пищераздаточная железяка. А значит, соорудить более известный мне агрегат – межпространственный двигатель! После того, как восстановлю корабль. Хотя бы относительно. Потом я прилечу в Штаб, и там мне помогут вытащить моих друзей из зеркала.

Пришлось поднатужиться и вспомнить, как гоняться за наноботами и заставлять уже их делать то, что тебе надо. Пока они латали корабль, я проголодался. Мысли о еде проассоциировались у меня с подлым раздатчиком еды, который долбанул меня банкой по затылку. И это в благодарность за все годы, которые я пребывал на службе починки этих наглых выплёвывателей помоев!

Я слабо помнил схему устройства, которое мне предстояло соорудить – быть человеком после голограммы, да ещё голограммы Аса с памятью всех Асов до него, да ещё с компьютером Асмобиля под рукой, да ещё оснащённым базой данных Сопротивления было, мягко скажем, трудновато. И привычка полагаться на всё вышеперечисленное могла дорого мне сейчас обойтись. Когда я «уходил в отставку» (Ас – должность пожизненная, но мне удалось обойти общепринятые правила), единственное, что я оставил себе – это то единственное, что я когда-то взял с собой, уходя в Асы. Мемокристалл с записью Листера. Зачем, если я намеревался потом видеть его каждый день? Ну не оставлять же мне его было этому недоумку. Весьма забавный бы вышел подарок. Я даже представляю его реакцию. Пожалуй, пожизненная аллергия на Листи ему после этого обеспечена.

Не взяв, на всякий пожарный, даже самый завалящийся ключ (даже свисток, подаренный самим королём, остался в бардачке Асмобиля), я обрекал себя сейчас на гибель. Если, конечно, схема межпространственного двигателя типа малый не встанет у меня перед глазами достаточно чётко, чтобы я мог его собрать. Наноботы не могут сделать этого за меня – они могут восстановить то, что знают, но в двигателе Асмобиля они, насколько я знаю, не копались… Хотя следует подумать и об этом, – иногда они становятся чертовски любопытными, если к ним попадают новые механизмы.

Я знаю, до этого надо было додуматься раньше, но лучше поздно, чем никогда, – а ведь вполне возможно, что аппарат для входа в зазеркалье уже восстановлен, если наноботы знают его устройство. Подойдя к палате капитана, где он находился до того, как вирус уничтожил его, я покосился на раздаточный автомат в коридоре. Наглый агрегат дожевал капитанские приказы и стоял с таким видом, как будто корабль принадлежал ему. Вполне возможно, нахватался привычек у самого Холлистера. Если мне придётся делать двигатель, я начну с разборки этого куска металлолома на запчасти, даже если единственное, что мне оттуда пригодится, это гайки с корпуса!

Наноботы уже поработали с этим уровнем, и всё здесь теперь выглядело совсем новым. Посередине комнаты, на платформе, как и прежде, стояла установка, луч, направленный на зеркало, рябил его поверхность. Одно из двух – либо я всё-таки умер и почему-то попал в рай, либо удача повернулась ко мне лицом, решив посмотреть, кто тут у нас такой неунывающий.

Я убедился в том, что агрегат не собирается ломаться, запер палату изнутри на всякий случай, и шагнул в зеркало.

- ВОТ ТЫ ГДЕ, - первое, что я увидел, был весело ухмыляющийся череп. Второе – то, во что была одета Смерть (а у неё, в отличие от предыдущего представителя древнейшей профессии, голос был явственно женский, да ещё и кокетливый) – кремово-розовый балахон с кружевными рюшечками и ленточками по всей длине.

«Какая нелепая Смерть», - подумал я невольно.

Третье, что я успел разглядеть за Смертью, пока не нырнул назад в свой мир, был почти такой же аппарат, стоящий на том же месте посреди комнаты, но мне и секунды хватило, чтобы узнать примочку, притороченную к нему – этой штукой пугают новобранцев в Сопротивлении как детей букой. Хреновина сама по себе не представляла интереса, но вот в сочетании с любым устройством межпространственного перехода имела обыкновение при любой попытке такого перехода так усиливать проход, что он становился трёхкилометровым в диаметре, соответственно всё, что попадало в этот диаметр, колбасило, таращило и плющило.

Не успел я отдышаться, из зеркала высунулась изящная рука скелета, и, стукнув по моему плечу пальцем, Смерть сказала (звуки, пройдя через зеркало, были глухими, но звучали всё также игриво):

- ТЕПЕРЬ ТЫ ВОДИШЬ.

Затем раздалось кокетливое хихиканье, и рука сгинула.

Я отступил от зеркала ещё на шаг, и такой же костистый палец постукал меня по другому плечу сзади.

Обернувшись, я с нескрываемым облегчением вздохнул – это был Смерть, который всё ещё держался одной рукой за пах. Я не в курсе, почему моё подсознание решило, что у него там что-то есть, но факт оставался фактом.

- Подружка? – кивнул я через плечо на зеркало.

Он ничего не ответил, только укоризненно посмотрел на меня.
Smeg my bitch up!

(вставка №1)
Zachary Smith: Trust me, Major. Evil knows evil.

«Lost in Space»
Закари Смит: Поверьте мне, майор. Зло знает зло.

«Потерянные в космосе»
Закари не знал, что он собирался сделать конкретно. Зачем он помчался к Арнольду? Почему не вернулся в Штаб? Почему так и бросил освободившего его Аса на Промежутке, даже не указав дороги? Не предупредил никого о Зорге? Почему его так взволновало то, что Риммер жив? Смит долго задавал себе эти вопросы, но так и не нашёл рационального объяснения. Может, он тоже спятил, как Жан-Баптист?

Тот бросил его на Промежутке, связанным, в кокпите Асмобиля. Случилось так, что мимо проходил блуждавший там в это время, брошенный ими же новый Ас. Хотя, скорее всего, они остановились на том же самом месте, где его бросили. Скорее всего, он даже не собирался никого освобождать, но Холли, слегка не в себе после атаки вируса, долбанула током, хотя и не сильно, своего законного хозяина, когда он попытался прикоснуться к штурвалу. А вот Закари она не тронула. И даже любезно подтвердила, что смерть Риммера была ложной, и сказала, где тот в данный момент находится. И советовала поторопиться, так как, по её расчётам, которые, впрочем, в связи с её расшатанной нейронной системой, скорее всего не имели ничего общего с объективной реальностью, Карлику угрожала какая-то опасность.

Пристыковавшись к кораблю, Закари убедился, что схемы Холли ещё не совсем превратились в металлолом. Карлик на глазах распадался на куски. Все, кто мог, уже покинули корабль, но у доктора было щемящее чувство, что бывший Ас не сможет покинуть корабль, не попытавшись его спасти. Поиски привели его к группе галдящих существ, лишь двое из которых могли носить гордое звание человека. И человек женского пола был Кристиной Кочански, параллельным двойником той, которая сейчас ошивалась с Лори в Штабе, хотя он так и не понял, как узнал её. Риммера среди них почему-то не было.

- Мисс Кочански, я друг мистера Риммера, вы не знаете, где он?

- В зеркале, но думаю, нам следует пойти за ним.

- Что?... – Но Закари не смог выяснить, что сие означало, до тех пор, пока не увидел это сам, так как его прервали истошные крики клыкастого субьекта, который пытался увернуться от объятий субъекта в три раза больше его (доктор не отнёс их обоих к виду homo sapiens по причине ярко выраженных животных черт). Оба субьекта были мужского пола, и меньшему из них подобное проявление чувств, а особенно публичное, явно было не по душе.

- Избавьте меня от него! – визжал клыкастый. – Он мне весь костюм помнёт!

- Он твой, Кот, неужели нельзя приказать ему стоять смирно? Я понимаю, бросать его жалко, но почему ты не можешь ему приказывать, ему же это нравится? – высказал второй представитель человека разумного в этой компании.

- Большое Мясо, убери с меня руки! – наконец набравшись храбрости и приказного голоса, заорало кошачье прямо в ухо горилле. Как ни странно, тот тут же повиновался.

- Вот так-то, - одёргивая пижонский костюм, кивнул Кот.

- Аппарат починен, сэр, - высказала мятая консервная банка, по всей видимости, призванная в этом измерении изображать робота.

Приглядевшись к аппарату, Смит понял, что Арнольд действительно буквально в зеркале… И не успел он даже подумать о Твидлди и Твидлдам, как из подёрнувшегося рябью зеркала вышел Риммер. В руках он держал пробирку с чёрной жидкостью, на которую тут же уставился, приговаривая: «Теперь чёрная. Что бы это значило?».

- Римси! – радостно приветствовала его мужская половина представленного в этой странной компании человечества.

- Сэр? – выжидательно посмотрел на него робот.

- То, что выходит оттуда, становится тем, что оно здесь, - донесся с запястья обрадовавшегося явлению бывшего Аса народу приятный мужской голос.

- Глубокая мысль, Холли, - ответствовал хозяин говорящих часов. – Только чуть-чуть бы посвоевременней. Мы потеряли на этой идее кучу времени. Корабль сейчас развалится! Что нам делать?

- Последовать за мной в мой катер? – предположил за всех Закари, пытаясь понять, почему злость на Риммера (он его оплакивал!) у него только усилилась, несмотря на его растерянный вид. Возможно, потому что он чувствовал, что растерянность эта прикрывает какие-то мало свойственные бывшему Асу черты. Впрочем, на сомнения времени совсем не оставалось – корабль скрипел и стонал в предсмертной агонии.

Они пошли, подхватив оконфуженного Арнольда под руки, уворачиваясь от искрящих проводов и едкого дыма, подпрыгивая от резких толчков.

Только увидев, что за катер имелся в виду, все, кто имел счастье лицезреть Дикий Огонь до этого, ахнули.

- Где Ас? – выпалил, явно поражённый до глубины души, тот, кто назвал Арнольда Римси.

- Долгая история, - отмахнулся Смит, пытаясь впихнуть в кабину, рассчитанную на двух, семь существ, одно из которых могло потянуть на целых три.

- Кот, может, оставим его здесь? - со всей деликатностью предложила Кочански, имея в виду Большое Мясо. – Мы не влезем.

- Это моя сучка, если бы это была твоя сучка, ты б её оставила? Нет уж, раз уж это моя сучка, то я хочу взять её с собой, - проснулось у кошачьего кошачье чувство собственности.

Риммер ушёл последним, торжественно попрощавшись с кораблём.

Еле протиснувшись к штурвалу, Закари направил красный катерок к ближайшей свободной планете, где они могли бы поговорить спокойно о делах, а не о том, у кого чей локоть в чьём ухе.

Высадившись на планете, предложенной Холли (той, которая бортовой компьютер Асмобиля, а не того, который пребывал на запястье человека, имя которого доктор наконец узнал - Дэйв Листер), которая хоть и не баловала своим климатом, но была всё же несравненно комфортней переполненного кокпита, доктор рассказал своим спутникам всё, что знал. О своём непосредственном участии в похищении Асмобиля у нового Аса (дважды, если считать последний) он, разумеется, по возможности умолчал.

Вместо того чтобы предложить незамедлительно вернуться в Штаб и покаяться, Риммер предложил нечто совсем противоположное – пойти всемером на Зорга. Возражал только Кот, хотя и он, почувствовав себя за спиной своей «сучки» безопасней, чем за бронированной стеной, тоже не слишком противился.

Они полетели туда, где Зорг должен был быть – так как ему больше понравилось путешествовать через Промежуток, чем использовать катер, он потребовал у Холли карту тех мест, в которые ему не терпелось заглянуть, и взял простой ключ от Промежутка, поэтому бортовой компьютер Асмобиля знала, куда он направляется.

Но, по всей видимости, волна сумасшествия, в которой сам Закари пару раз тонул не так давно, прокатилась по всем мирам, потому что бывший всё это время и так сам не свой Риммер довызывался-таки подозрений у Закари и в конце концов сдал их (компанию, а не подозрения) врагу. Что позволило и Смиту, и Листеру усомниться в истории, рассказанной Зоргом и подтверждённой Холли. Впрочем, Холли сказала, что сведения о подмене были ею добровольно стёрты из памяти, и только вирус помог восстановить этот файл, так что за точность она не ручалась.

Их схватили и посадили в какую-то полуразвалившуюся башню-небоскрёб. При сопротивлении Большое Мясо был бы непобедим, если бы кроме Кота заботился ещё о ком-нибудь. Защищая своего хозяина, он тяжело покалечил большинство нападавших, но после того, как какой-то луч, выпущенный из подобия базуки, превратил Кота в… кота… то есть мелкое чёрное шипящее существо с шерстью дыбом, и тот вцепился громиле в загривок от неожиданности, Большое Мясо был обречён. А с ним и вся компания. Они, связанные и побитые, наблюдали, как тот, кто выстрелил в Кота, видимо, представляя местную власть, дружески разговаривал с предателем Риммером. Договорившись о чём-то с типом, вызвавшем в Смите тошнотворное дежавю, перебежчик сел в Дикий Огонь и укатил куда-то.

- Вот ведь сволочь, - сокрушённо поделился Листер.

- Сдаётся мне, что это не тот, кого мы с вами знаем, - утешил его Закари, имея в виду свою теорию насчёт зеркальных двойников, которую тут же изложил компании.

- Зеркальный Риммер? Вот сволочь! – уже радостно воскликнул Дэйв.

- Если там всё наоборот, то наш Риммер никогда не станет предателем, - пояснил он свою мысль после паузы.

- Довольно оптимистично, сэр, - пессимистично добавила жестянка.

(конец вставки №1)
(продолжение первой главы)

У меня было много дел. Так как аппарат в зазеркалье всё ещё не был активирован, оставался маленький шанс, что мои действия могут этому как-то помешать. Я ничего не знал о зеркальном мире, но по логике вещей нужно было – во-первых, выключить аппарат здесь, во-вторых, ликвидировать возможный портал, то есть зеркало. Насколько я понял, необходимо наличие обоих зеркал, для того, чтобы открыть эту дверь. Так что, после того, как, не обращая внимания на укоризненно стоящего между аппаратом и зеркалом Смерть, я выключил устройство, мне осталось только поднять стул и швырнуть им в зеркало. Потом я подумал – что мешает им найти другое зеркало? - и вылетел в коридор. Найти все зеркала на Карлике? Мне понадобилось три часа – я просто заходил во все помещения подряд и громил зеркала, которые мог найти. Всё это время Смерть ходил за мной следом, и его укоризненный вид постепенно сменялся уважительным. Только доколотив последние два зеркала, я сообразил, что вообще-то можно было перепрограммировать микроб с алкоголя на амальгаму, но было уже поздно.

Я забрёл в чью-то комнату и просто повалился на кровать. Проспав без задних ног неизвестное мне количество времени, я проснулся от голода. Так как я так и не поел за весь день, меня уже мутило. Решив не связываться больше с раздатчиками пищи, я не рискнул применить снова мой излюбленный способ «монетка на верёвочке». Я порылся в личных вещах того, в чьей комнате заночевал, и, обнаружив талончик, скормил его автомату в коридоре.

Смерть, проведший вахту у меня в ногах, так и не произнеся ни единого слова (видимо, решив, что именно за болтовню со мной он и поплатился), смотрел заинтересованно на то, как я поглощаю не слишком здоровую пищу с отчаяньем коровы, которая не прекращает жевать жвачку даже в очереди на бойню.

Так как, по всей видимости, угроза превращения в точку сингулярности для нас с Карликом миновала, я решил подумать о своих обязанностях как капитана этого корабля. Ещё совсем недавно я отдал бы всё, лишь бы стать им, но без Листи это теряло всякий смысл. Зайдя на капитанский мостик, (а сам капитан, насколько мне известно, в этом заведении бывал только раз в год с проверкой) я почувствовал себя одиноко. Не имея никаких планов насчёт пространственных координат Карлика, я просто проверил все системы, которые, из-за идиотской привычки наноботов перебарщивать, имели теперь на двадцать функций и, соответственно, панелей больше. Потом я решил вдохновиться каким-нибудь видом на уныло пустом обзорном экране и включил последнюю запись, которую сделали камеры обзора корабля. Челноки и спасательные шлюпки покидали Карлик, отправившись в неизвестность, навстречу, возможно, ещё более ужасной Смерти, чем тот, что стоял за моими плечами. Я печально, с чувством, протрубил губами спуск флага, и на глаза мои навернулись слёзы.

Я уже подумывал, не разыскать ли команду, или хотя бы тех, кто ещё жив, как внимание моё привлёк маленький катерок, который не улетал с Карлика, а пришвартовывался на нём! Я чуть было не просмотрел его, так как его было трудно различить на красной обшивке корабля. Сделав максимальное увеличение, я убедился в том, что это мой Асмобиль! Прокрутив дальше, я понял, что он покинул Карлик гораздо позже всех остальных. Максимальное увеличение максимальным увеличением, но единственное, что было видно в его иллюминаторе под таким углом, был расплюснутый о стекло нос Листи, который то ли таким образом прощался с Карликом, то ли в кабине было так тесно…

- Ас! – вскричал я в сердцах. – Нашу мать!

Они оставили меня, а вовсе не ринулись за мной в неизвестность. И хоть я уверен, что Листи был против, подлые недочеловеки уговорили его бросить меня здесь. Впрочем, вполне возможно, что он принял Аса за меня, а новый воскресший Риммер так ему осточертел, что он был рад от него, то есть меня, избавиться… Первый раз с тех пор, как Зорг подал мне идею обмена со своим воскресшим двойником, я почувствовал себя глубоко несчастным и обманутым. Реакция Листи была вполне очевидна и даже каким-то образом импонировала мне, но вот собственные действия больше не казались мне такими блестящими. Как говорится – за что боролись, на то и напоролись.

В любом случае мне ещё необходимее было собрать межпространственный двигатель. Чем я и занялся, вооружившись молотком. Так как я на самом деле не знал, с чего же нужно начать, я для вдохновения расколотил обидевший меня раздаточный автомат, вложив в это все эмоции, которые в любом случае грозили выйти наружу (вот в каком настроении нужно было громить зеркала). Причитающий автомат божился, что наврал мне ненамеренно, что он своими собственными рецепторами слышал, как мои друзья собирались пойти за мной в зеркальную вселенную… Но, после того, как я распотрошил его, вынув все содержавшиеся в нём продукты, он признался, что слышал, как кто-то подошёл, позвав их на свой катер, и они бежали. Раздатчик пищи – это вам не автоответчик, поэтому воспроизвести весь разговор он был не в состоянии. А пересказ собственными словами от того, кто слышал разговор, но не видел события, был весьма расплывчат.

Решив разобраться на месте, я с энтузиазмом взялся за работу. Вообще-то схема малого межпространственного двигателя была достаточно проста, как и всё гениальное. Достаточно было понять принцип, а запчасти приложатся. Принцип, который я, в интересах секретности, приводить здесь не буду, был достаточно иррационален, чтобы я его запомнил с первого раза. Но между принципом и запчастями всё-таки была большая пропасть. Одно дело, впрочем, чинить двигатель. Тут образы того, что может являться заменой той или иной детали, всплывают сами. Но начать с пустого места?

- СЧЁТЧИК.

- Что? – Смерть с интересом заглядывал мне через плечо, хотя там пока ещё ничего и не было.

- ЛЕГЧЕ ВСЕГО НАЧИНАТЬ СО СЧЁТЧИКА, - пояснил он мне свою мысль.

- И правда, - согласился я. Найдя подходящий, я положил его на пустое место в середину стола. – Я давно хотел спросить - а почему ты всё ещё здесь?

- ТЫ ВСЁ ЕЩЁ НА ВОЛОСОК ОТ СМЕРТИ, - проговорил он, почти положив мне подбородок на плечо.

- Ты преувеличиваешь, - слегка отодвинулся от него я.

- МИКРОБ ВЫРАБАТЫВАЕТ ИММУНИТЕТ К КОДУ, - безразлично ответствовал он.

Новость была не из приятных. Значит, всё дело в скорости – кто быстрей? Такого рода соревнования были моей слабостью. В буквальном смысле, то есть я был в них слаб.

Посмотрев на лежащий на столе счётчик, я представил, к чему он должен присоединяться. И так вот, кусочек за кусочком, я складывал мозаику двигателя, подчас надолго останавливаясь, путаясь, переделывая…

Когда всё было готово – хотя уверенность в этом была относительной, я поставил на счётчике единственные координаты, которые знал без Холли и её базы данных: 000. Вирус, окончательно наплевав на диету и пожирая даже стекло, уже подбирался к моему агрегату, со стороны смахивавшему на гору мусора. Включив зажигание, я зажмурился.

Открыл я глаза, когда грохот затих, и долго корчился на полу, пытаясь прийти в себя. В себя прийти не удавалось – меня выворачивало наизнанку, плющило и таращило. Решив, что ждать облегчения бессмысленно, я попытался сориентироваться в обстановке. Корабль приземлился. В результате чего изъеденные переборки смялись под весом оставшейся конструкции. Всего-то и нужно было, что найти выход из груды металлолома, которым стал Карлик. Когда мне всё-таки это удалось, тошнота почти прошла. Микробу, как и мне, стало здесь плохо, но, в отличие от меня, силы воли (отличающей разумное от неразумного) у него не было, и он, в отличие опять-таки от меня, издох.

- Да, - высказался я, пытаясь сфокусироваться на желто-оранжевом пейзаже вокруг, чтобы найти нужные скалы. Меня всё ещё подташнивало. – Теперь я понимаю. Живым на Промежутке жутко хреново.

- Я МОГУ ПОМОЧЬ, - отозвался Смерть.

- Не сомневаюсь, - отказался от «заманчивого» предложения я.

- Только бы они не перенесли Штаб, только бы они не перенесли Штаб, - приговаривал я, приближаясь к месту, через которое можно было попасть из Промежутка на планету, на которой Сопротивление организовало свой штаб.

Выйдя на знакомый степной пейзаж, я грохнулся оземь, так как мои худшие опасения подтвердились. Я прошел через столько, только для того, чтобы умереть на этой всеми забытой планете, с которой съехала параноидальная королевская чета. Угроза подобного всегда существовала, но Холли просто могла запросить новые данные, а один, да ещё без ключа (и почему я не додумался взять с собой собранный мной двигатель!) я был обречён на гибель. В лучшем случае я найду дикое племя, которое было единственным относительно разумным местным видом, и меня ассимилируют, мало не покажется.

- Но они должны же были оставить что-нибудь для заблудших, - ползал я по жухлой травке, мотая головой. – Они ведь добрые, они думают обо всех. Должен быть какой-нибудь знак, какая-то записка…

- ВРОДЕ ЭТОГО? – я обернулся на Смерть. Он стоял рядом с большим дорожным указателем, на котором было начертано: «Направо пойдёшь – срок получишь, налево пойдёшь – губернатором станешь, а прямо (потом два раза налево, обогнуть большой валун и снова прямо до самого утра) пойдёшь – на патруль нарвёшься».

Я вгляделся в указанные стороны и ничего не понял – степь да степь была кругом, куда не кинь.

- МОЖЕТ, ЭТО НЕ ЗДЕСЬ? – сказал Смерть, проследив за моим взглядом.

Я долбанул себя по лбу:

- Ну конечно, это на Промежутке. Только мне теперь от этого какая польза? Мне нужен ключ, чтобы попасть туда обратно.

Смерть с интересом начал осматривать знак. Не выдержав, я присоединился к нему. И точно – в углублении между щитом и столбом как бы небрежно завалялся кусок засохшей грязи. Раскрошив между пальцами землю, я обнаружил внутри маленький полупрозрачный камешек. Одноразовый ключ. Если я снова выйду не туда, он мне уже не поможет (впрочем, у меня ещё есть мой двигатель). Тщательно запомнив указания, выбитые на знаке, я шагнул в Промежуток.

- Знаешь, - сказал я Смерти, карабкаясь вверх по Карлику, - Я когда-то был на твоём месте.

- ТЫ БЫЛ СМЕРТЬЮ? – мне могло и показаться, но, думаю, вместо уместного удивления, он произнёс это тоном родителя, снисходительно выслушивающего бред воображения своего чада.

- Нет, галлюцинацией. Которая не даёт спятить своему спутнику, оказавшемуся волею судеб в одиночестве.

Докарабкавшись до двигателя, я решил отдохнуть. Через несколько часов, поевший и отоспавшийся (хотя спать на Промежутке было не то чтобы запрещено, но крайне нежелательно - закрыв глаза, я провалился в пропасть абсолютного покоя и еле оттуда выплыл, почти не сумев как следует отдохнуть), я доволок двигатель до нужного выхода на новый Штаб и обернулся к Смерти.

- На всякий случай, если там действительно настоящий Штаб… - промолвил я, смущённо опустив глаза. – Никогда не думал, что когда-нибудь скажу это, но… Без тебя бы я не выжил. Спасибо.

- НЕ ЗА ЧТО, - промолвил он удивлённо.

- Хотя всё равно, надеюсь, что мы не увидимся как можно дольше.

Я помахал ему рукой и шагнул наружу.


следующая страница >>



Мифология — совокупность первоначальных верований народа о его происхождении, древнейшей истории, героях, богах и пр., в отличие от достоверных сведений, выдуманных впоследствии. Амброз Бирс
ещё >>