Научно-практическая конференция с международным участием Смоленщина и белорусские губернии в Отечественной войне 1812 г - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием 1 132.68kb.
С международным участием 1 30.85kb.
Хроника. Информация научно-практическая конференция с международным... 1 43.47kb.
Iii байкальская Межрегиональная научно-практическая конференция с... 1 57.76kb.
Программа V всероссийская научно-практическая конференция с международным... 1 224.26kb.
Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием 1 76.35kb.
Сценарий внеклассного мероприятия «Отечественная война 1812 года... 1 94.48kb.
Полное название организации 1 28.73kb.
V районная ученическая научно-практическая конференция, посвященная... 1 79.58kb.
Классный час «К 200 летию победы в Отечественной войне 1812 года» 1 121.21kb.
24 мая 2007 года всероссийская научно-практическая конференция с... 1 174.65kb.
Страницы истории. История развития автотранспорта 1 123.33kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Научно-практическая конференция с международным участием Смоленщина и белорусские - страница №1/9



Министерство образования и науки РФ

филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Московский государственный индустриальный университет»

в г. Вязьме Смоленской области

(филиал ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г. Вязьме)


Научно-практическая конференция с международным участием

Смоленщина и белорусские губернии в

Отечественной войне 1812 г.
г. Вязьма

2012


ББК 63.3(2 Рос-4см)

С-51

Научно-практическая конференция с международным участием: «Смоленщина и белорусские губернии в Отечественной войне 1812 г.». Вязьма: филиал ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г. Вязьме, 2012 – 96с.



ОРГАНИЗАЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Бармашова Л.В., доцент, к э н

Павлов Н.Е. , доцент, к п н

Никитина Н.В., доцент, к фил н

Степаненкова В.М., доцент, к полит н

Куличков В.К., доцент, к и н




Технический редактор:

М. А. Воробьева
Корректор:

Н.В. Никитина

ISBN 978-5-902327-89-9

Напечатано в Редакционно-издательском центре филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г. Вязьме, ул. Просвещения, д. 6а.

Тираж: 110 экз.

Подписано в печать: 20.04.2012г.



К ДВУХСОТЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА
Отечественная война 1812 года — одна из самых героических страниц истории России. Победа русского народа над завоевателем поразила воображение современников и поныне волнует их потомков, служит для одних предметом гордости, для других — неразгаданной загадкой, а для третьих — грозным предостережением: «Не ходи на Москву!». Как и Великая Отечественная война 1941-1945 годов, события 1812 года были поистине народными. В жестоких, кровопролитных сражениях, навсегда вошедших в историю военного искусства, народ и армия отстояли свое Отечество.

Война 1812 года затронула, практически, всю европейскую территорию, ее отголоски коснулись американских и африканских континентов. Результаты этой войны отразились на мировом историческом процессе.

Двухсотлетие Отечественной войны 1812 года неизбежно займет видное место в политическом и культурном календаре в связи с явно проявляющейся в наши дни тенденцией к актуализации событий прошлого, когда историческая аргументация становится одним из инструментов в полемике, а публичные диспуты о значении уроков прошлого привлекают внимание общества. Юбилей 2012 в этих условиях станет своеобразным подведением итогов формирования и функционирования коллективной памяти о войне с Наполеоном и одновременно удобной площадкой для изучения процесса формирования национального исторического сознания.
Оргкомитет

О ПРОБЛЕМЕ СНАБЖЕНИЯ РУССКОЙ АРМИИ

В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА
Бабушкин А. Н., доцент филиала ФГБОУ ВПО «МГУТУ» в г. Вязьме
Об Отечественной войне 1812 года написано огромное количество работ, что, возможно, по числу публикаций превышает освещение любого другого события дореволюционной России. Но проблема системы снабжения армии, в том числе продовольствием, относится к числу малоизученных.

Для успешного ведения боевых действий армия должна постоянно снабжаться различными материальными ресурсами, в том числе, продовольствием. Богатейший опыт снабжения, приобретенный императорской русской армией за всю историю её существования, в том числе в войнах начала XIX века против наполеоновской Франции, явился одним из источников, на базе которого формировалась система тылового обеспечения Советской, а сейчас Российской армии.

В начале ХIХ века материальное снабжение армии было организовано на основании Устава воинского 1716 года: «… дабы войско не токмо благовременно во всех потребностях удовольствовать, но дабы оное елико возможно, достаточно было (и чтоб все войска охотны к службе были) и причины в плохой службе не имели».

Опыт военных кампаний в Европе в первое десятилетие 19 века показал наличие значительных проблем в управлении действующей армии. С введением «Учреждения для управления большой действующей армией» в 1812 году главнокомандующему были предоставлены большие полномочия, что позволило ему более эффективно организовывать материальное снабжение войск в ходе войны на театре военных действий.

В обеспечении материальными средствами действующей армии были свои проблемы. Они были вызваны и стратегическими просчетами, допущенными при размещении запасов, и непредусмотренным планом отходом войск к Смоленску и далее в сторону Москвы, и неразвитостью дорожной сети, и отсутствием транспортных формирований, что затрудняло возможность быстрых перебросок больших запасов.

Военное руководство России заранее сосредоточило армию на западной границе. К началу войны у нас были созданы значительные запасы материальных средств. Так, боеприпасов для артиллерийских частей заготовили «на всю войну», вещевым имуществом войска обеспечили «по полной норме», продовольствия и фуража имелось на полугодовую потребность. Норма солдатского пайка составляла: хлеба 1200 г. (или 700 г. сухарей) и 100 г. крупы в день. Деньги на мясо, соль и другие продукты выдавались вместе с жалованьем. Приварочные продукты ротные артельщики заготавливали через полковой обоз или у местных жителей. Горячей пищей воины обеспечивались через ротную солдатскую артель, или питание организовывалось местными жителями с оплатой по утвержденному «тарифу» Главнокомандующим армии.

Еще до начала войны военное руководство России подготовило четыре дороги в западном направлении, создало службу военных сообщений, что сыграло важную роль в снабжении армии. При отступлении русские войска несли большие потери в людях и конском составе. Материальные средства, которые не могли вывезти, старались по возможности уничтожить. Это привело к тому, что восточнее Смоленска войска пришлось снабжать продовольствием за счет налога с населения. Каждый житель обязан был сдать определенное количество круп, сухарей и овса. Все это собирали и подвозили к расположению армии на подводах местным населением. Вывоз раненых и больных в глубь страны, как правило, не производился. Часть раненых оставалась в населенных пунктах «на попечении» местных жителей. При выдвижении армии П.И. Багратиона на соединение с армией Барклая-де-Толли в приказе от 27 июня 1812 г. № 75 Петр Иванович писал: «Для сбережения здоровья нижних чинов нужно наблюдать: 1-е: чтоб люди в жаркое время более отдыхали, а шли бы утром и вечером, 2-е: винную порцию давать перед обедом и ужином, но никак натощак, 3-е: занимая биваки, избегать, сколь возможно, мокрых и болотистых мест…»

Отступление русских войск вызвало всеобщую тревогу. Под давлением общественного мнения Главнокомандующим назначили Кутузова, не пользовавшегося благосклонностью царя.

Снабжение продовольствием было крайне затруднено. Прибыв в армию, Кутузов сообщал графу Н. Салтыкову, что весьма встревожен этим. При отступлении к Бородино он требовал от генерал - провиантмейстера Н. Лабы ускорить прибытие транспорта с продовольствием к Можайску. К сожалению, не сохранилось подлинных документов, характеризующих подготовку военного хозяйства для обеспечения Бородинского сражения. Известно, что войска имели при себе боеприпасов и продовольствия на двое суток. Обозы с малочисленными возимыми запасами материальных средств размещались на дорогах к Москве в 10 – 15 км от Бородино. Для эвакуации раненых подготовили повозки, взяв их у местного населения. Южнее Москвы в городах Касимове, Елатьме и Меленках развернули новые госпитали. В них впоследствии было сосредоточено до 32 тыс. раненых и больных.

С выходом армии в район Тарутино Кутузов, наряду с формированием и обучением войск, большое внимание уделял обеспечению их материальными средствами, заготовкам всего необходимого для предстоящего контрнаступления. Отовсюду в Тарутино направлялись обозы с мукой, крупой, овсом, шли гурты скота, по Оке плыли груженые баржи. Только в районе Калуги было собрано до 10 тыс. голов скота. В Твери, Трубчевске, Сосницах создали новые базовые магазины. Для изготовления сухарей израсходовали все запасы муки в Калуге и Трубчевске. В Тульской губернии собрали сухарей по 20 фунтов (8,2 кг) с души, что в итоге составило 200 тыс. пудов (3200 т).

Участник войны Н. Митаревский в своих воспоминаниях писал: «Стоять под Тарутино было хорошо и привольно, провизии было достаточно; отдых приятный и выгодный. Не было забот ни о квартире, ни о столе, ни об одежде». В одном из донесений английский представитель при русской армии лорд Терконель отмечал: «Позицию, в которой мы теперь находимся, защищают 622 пушки и более 100 тыс. человек… кавалерия в последнее время получила такое подкрепление, что теперь она гораздо превосходнее неприятельской. В армии большое изобилие в продовольствии».

Учитывая предстоящий размах боевых операций, русское командование создает при армии двенадцать подвижных магазинов. Для их комплектования в Костромской, Нижегородской, Владимирской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Курской, Орловской, Воронежской, Тверской, Новгородской и Ярославской губерниях собрали нужное количество погонщиков, лошадей и повозок. Каждая из этих губерний выставила 413 погонщиков, 900 лошадей и 408 повозок. В общей сложности в систему подвижных магазинов привлекалось до 5 тыс. погонщиков и 11 тыс. лошадей.

Начальниками создаваемых подвижных магазинов назначали офицеров из действующей армии. На них возлагалась ответственность за бесперебойную доставку боеприпасов, продовольствия и фуража. Проведенные мероприятия значительно улучшили и облегчили работу войскового обоза.

Каждому магазину придавалось 300 подвод и 800 лошадей. При людях создавался трехсуточный запас продовольствия, в полковом обозе — семисуточный, а в подвижных магазинах — десятисуточный. Уже 30 сентября 1812 г. Кутузов докладывал Государственному совету: «Продовольствие устроено таким образом, что армия не терпит ни малейшей нужды и большие к армии ведущие дороги покрыты транспортами, идущими из самых хлебородных губерний, близ коих армия расположена». Великий русский ученый и врач М.Я. Мудров, участник войны, по проблеме «пища и питание» писал: «Пища и питие солдат должны быть хороши, свежи и обильны, того требуют труды их службы, яко беспрестанные причины болезней. Ни лезвие мечей, ни жерло пушек не столь ужасны для армии, как недостаток в съестных припасах. Но обстоятельства военных действий, а наипаче в осажденных местах и на кораблях, соединены с недостатком или порчей оных».

Контрнаступление русской армии началось в октябре 1812 г. После сражения под Малоярославцем французы начали отступать. В ходе преследования противника, вплоть до Смоленска, русские войска не испытывали особых затруднений в продовольствии. В последующем, в связи с быстрым продвижением на запад, обозы с запасами материальных средств начали отставать. Пришлось перейти к использованию местных средств путем закупок у населения, а по воинским требованиям — у помещиков. От войск высылались вперед и в стороны от основного направления действий нарочные с приказами, чтобы население держало в готовности в каждом доме определенное количество хлеба, сухарей, круп, овса. Однако люди нередко по несколько дней оставались без хлеба.

Однажды М.И. Кутузов, подъехав к Измайловскому полку, спросил: «Есть ли хлеб?» — «Нет, Ваша Светлость» — «А вино?» — «Нет, Ваша Светлость» — «А говядина?» — «Тоже нет». Приняв грозный вид, князь Кутузов сказал: «Я велю повесить провиантских чиновников. Завтра навезут нам хлеба, вина, мяса, и вы будете отдыхать». — «Покорнейше благодарим!» — «Да, вот что, братцы: пока вы станете отдыхать, злодей-то, не дожидаясь вас, уйдет». В один голос возопили гвардейцы: «Нам ничего не надо; без сухарей и вина пойдем его догонять».

При освобождении Вильно войска Платова и Милорадовича захватили продовольственные склады противника и восстановили свои десятидневные запасы. С переходом границы увеличилась норма продовольственного снабжения. Каждому воину дополнительно полагалось: «мясная порция» — 200 г. в день и «винная порция» — одна чарка (120 г.). Строевым войскам такие порции выдавались три раза, нестроевым — два раза в неделю. И в условиях ведения войны на чужой территории исключительно важное значение придавалось снабжению войск продовольствием. Кутузов считал, что обеспеченность армии во время военных действий продовольствием оказывает большое влияние на ход борьбы. В целях регулирования продовольственного снабжения войск было разработано «Положение о продовольствии», в котором устанавливался порядок отпуска частям продовольствия и фуража. В Положении указывалось, что войсковые части и отдельные отряды получают продовольствие из магазинов только по установленной форме требований за подписью полковых квартирмейстеров. Строго запрещалось брать продовольствие или фураж у местного населения. Лишь в исключительных случаях с согласия местных властей войскам разрешалось получать продовольствие и фураж у населения по квитанции.

На марше армию предполагалось снабжать из магазинов. Вперед высылали представителей квартирмейстерской части с извещением магазинов о числе войск и времени их прибытия, с тем, чтобы там заранее заготовили необходимое продовольствие и фураж. В период боевых действий войска, как правило, снабжались за счет подвозимых запасов. Развертывание госпиталей и лечение воинов за границей производили по конвенции местные власти за определенную плату.

С вступлением союзных войск на территорию Франции прусский генерал-интендант составил план их довольствия почти исключительно с помощью реквизиции, но выполнению этого плана воспротивился император Александр I, который по «великодушию своему пожелал пощадить французов»… Вопросы планирования поставок материальных средств войскам возлагались в основном только на полевое командование. Уже в ходе войны потребовалось ввести армейские средства подвоза продовольствия и фуража (подвижные продовольственные магазины), создать новую специальную службу по управлению ими.

Прямые расходы для ведения войны 1812 – 1814 гг. составили 157 млн. рублей. Только на продфураж и содержание госпиталей было израсходовано 21,5 млн. рублей или 13,7%. от общего расхода. Государство оставалось в долгу перед провиантским департаментом — 16,3 млн. рублей. Войска требовали вернуть деньги «за недоед», однако задолженность так и осталась непогашенной.

Таким образом, в войне с наполеоновской армией структура комплекса снабжения действующей армии продолжала развиваться. Возросло значение резервов. Созданию материальных резервов, правильному их размещению, своевременному приближению к частям и соединениям командиры всех степеней стали придавать большое значение.

Общую картину продовольственного снабжения русской армии интересно проиллюстрировать конкретными примерами из истории Смоленской губернии, взятыми из книги, изданной в 1912 году «Смоленское дворянское ополчение 1812 года». Дворянству, кроме пожертвования ратникам, пришлось принять на себя еще заботу о снабжении армии продовольствием и фуражом. По приближении отступающих армий к пределам Смоленской губернии от командующего армией получилось предписание озаботиться о заготовлении потребного количества провианта на что было дано срока всего четверо суток.

Согласно требованию генерал интенданта от 16 июля губернии следовало поставить 30000 пудов сухарей, 13600 четвертей крупы, 65000 пудов муки, 180000 пудов овса и 322500 пудов сена. По получении губернским предводителем этого предписания, он немедленно сделал разверстку по уездам и разослал ее с курьерами уездным предводителям для немедленного исполнения. По этой разверстке причиталось доставить с каждой ревизской души по пуду сухарей, по три меры овса, по полтора пуда муки и по пуду сена или по 15 пудов травы. Наблюдение за правильностью сбора и доставки было возложено на уездных предводителей с разрешением брать, что у кого возможно и заменять одно другим, выдавая за взятое квитанции. Для пополнения запасов хлеб брался из запасных сельских магазинов, у торговцев же хлебом секвестировались все наличные запасы.

В течение четырех дней предписывалось всю муку перепечь в хлеб и обратить затем в сухари. Из этого можно заключить, какой колоссальный труд был возложен на дворянство, особенно принимая во внимание спешность и отсутствие путей сообщения, неоконченную уборку полей и плохой урожай. Уже двадцать первого июля началась отправка транспортов под наблюдением дворянских заседателей и командированных из полков чиновников.

Кроме этих, то есть обязательных сборов, поступали еще и частные пожертвования, но в незначительных размерах и разного характера: самым крупным было от Краснинского помещика Ивана Краевского, поставившего для армии 1000 ведер спирта и 50 волов.

Что касается продовольственного снабжения ополчения, то было предписано довольствоваться от местных жителей (все равно запасы достанутся неприятелю). Крестьяне сами предлагали войскам брать нужное, чтобы не сжигать и портить хлеб и фураж. В феврале 1813 года заботу о содержании ополчения взяло на себя правительство, а 30 марта 1813 года Высочайшим указом ополчение было распущено.

Согласно приводимой в книге ведомости, Смоленской губернией пожертвовано на военные нужды было: муки-103529 четверти (собственного запаса), 89253(из магазинов), крупы-8545 четвертей, рогатого скота-43594, лошадей-125(строевых), 582(обозных), деньгами-45333 руб., всего на 10298434 руб.

Таким образом, видно, что смоленское дворянство, кроме ополчения, пожертвовало хлебом и иными способами около 10 млн., понесло убытков от разорения свыше 54 млн. и, ходатайствуя о пособии всего в 20 млн., получило только 6 млн., около одной десятой.

В заключении можно с уверенностью сказать, что в преддверии 200-летия Отечественной войны 1812 года возрастает общественный интерес к проблеме военного строительства, в том числе и к важнейшей, но не достаточно активно обсуждаемой проблеме продовольственного обеспечения действующей армии.
БИБЛИОГРАФИЯ
1.Гаврилов С.В. Развитие материального снабжения русской армии в XIX веке. Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук. СПб., 2010.

История питания защитника отечества государства Российского. Т.1. СПб., 2000. С. 138.

Там же. С. 144.

2.Затлер Ф.К. Записки о продовольствии войск в военное время. Ч. 1. СПб., 1860. С. 225.

3.Вещиков П.И. История продовольственной (провиантской) службы вооруженных сил России XVIII-XIX веков. Кн.2. XIX в. М., 2008.

4.Смоленское дворянское ополчение 1812 года. Издание Смоленского дворянства. Смоленск: Губернская типография, 1912. С.95.



ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ СМОЛЕНСКОГО ОПОЛЧЕНИЯ И ПАРТИЗАНСКИХ ОТРЯДОВ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА
Данилова Т.Н, студентка филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ»

в г. Вязьме
Шестого июля Александр I подписал Манифест о созыве Народного ополчения, в котором призвал Россию дать достойный отпор врагу: «Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, … в каждом гражданине Минина». К этому времени смоленское дворянство уже выразило готовность создать ополчение для участия в войне с Наполеоном, о чём и было отправлено ходатайство. Девятого и десятого июля 1812 года Александр I посещал Смоленск по пути из Полоцка в Москву. Царь выразил «благоволение» и уверенность, что «все сие в скором времени приведётся в исполнение и что в снабжении ратников оружием употреблено будет всякое старание и деятельность». Девятого июля он вручил губернатору в присутствии губернского предводителя дворянства собственноручную записку, кого брать в ополчение: лесничих, умеющих стрелять, на конях (они должны составить конных егерей, а к ним «можно присоединить господских егерей, умеющих ездить верхом», «из псарей, конюших, конюхов составить казаков, вооружать пиками», «из умеющих стрелять, но пеших составить пешее войско, распределяя для обучения по резервным батальонам, собирающимся в Смоленске».

В рескрипте на имя епископа Смоленского и Дорогобужского Иринея он писал: «Хочу вызвать народ мой на истребление врагов всеми средствами, как на деле, которое предписывает нам самая вера, и надеюсь, мы окажем столько же твёрдости, сколько её оказали её Испанцы.»

Смоляне были первыми, кто обратился к правительству с просьбой о разрешении сформировать ополчение. С 3 по 7 июля было сформировано ополчение, насчитывающее 12143 ратника. Со временем в ополчении насчитывалось 14 тысяч человек. Центрами дислокации были Смоленск и Дорогобуж. Ополчение содержалось в основном за счёт средств, собранных с населения. Смоленское ополчение возводило укрепление, несло разведывательную службу, истребляло мелкие неприятельские отряды. Около десяти тысяч ратников Смоленского ополчения по приказу Кутузова было распределено по отдельным частям действующей армии. Командовал Смоленским ополчением отставной генерал-лейтенант Н.П. Лебедев /после его смерти в декабре 1812г. генерал-майор С.С. Вестицкий/.

Смоляне оказывали помощь действующей армии. Продовольствия и снаряжения они собрали на сумму более 10 млн. рублей. Жители сельских местностей жертвовали разнообразные сельскохозяйственные продукты. Так население Сычёвского уезда собрало: сухарей – 6370 пудов, ржи – 5805 четвертей, овса – 854 четверти.

В центре Смоленска, на площади имени В.И.Смирнова, стоит большой современный жилой дом. А в прошлом на этом месте размещались Молоховские ворота крепостной стены, где в 1812 году был расстрелян французами русский подполковник П.И.Энгельгардт, о чем гласит надпись на мемориальной доске. Энгельгардт - один из зачинателей партизанского движения на Смоленщине, со своими людьми нападал на французов, уничтожая их обозы. По доносу предателя он был схвачен и доставлен в Смоленск, где враги пытались узнать от него место расположения партизан, но подполковник молчал. Тогда французы предложили ему поступить на службу в наполеоновскую армию в чине полковника, но Энгельгардт с негодованием отверг это условие. Подлой измене русский офицер предпочел героическую смерть. 15 октября 1812 года его привели на место казни к Молоховским воротам. Он отказался выслушивать приговор, решительно заявив, что не признает себя виновным и что ему "много приятнее" умереть, нежели видеть врагами угнетаемых соотечественников. Энгельгардт не дал завязать себе глаза, сказав, что со "спокойным духом" будет смотреть в лицо смерти, и сам громко скомандовал французам: "Стреляйте!". Сначала ему отстрелили ногу. Призывали одуматься. Но русский патриот был непоколебим. И его расстреляли. Примеров подобной стойкости и героизма смолян в борьбе против иноземных захватчиков в Отечественной войне 1812 года было немало.

На захваченной Смоленской земле с первых дней войны стало разгораться пламя партизанской войны. Смоленщина стала родиной могучего партизанского движения. «Война народная, - свидетельствовал Ф.Н.Глинка, - час от часу является в новом блеске. Кажется, сгорающие возжигают огонь мщения в жилах. Тысячи поселян, укрываясь в лесах и превратив серп и косу в оружие оборонительное, без искусства, одним мужеством отражают злодеев. Даже женщины сражаются».

Наполеон тщательно готовился к войне с Россией, казалось, он всё учёл. Не учёл одного: что придётся воевать не только с русской армией, но и с русским народом. Барклай-де-Толли обратился к жителям Псковской, Смоленской и Калужской губернии с воззванием, в котором призвал жителей развернуть вооружённую борьбу против врага. В партизанском движении отряды формировались кадровыми военными по назначению, такие как Д.В. Давыдов, А.С. Фигнер и другие. А так же вследствие ранения и вынужденного пребывания в тылу врага, или помещиками и крестьянами.

Первый отряд народных мстителей появился в Духовщинском уезде. Его организовал Александр Дмитриевич Лесли, помещик деревеньки Станьково, расположенное в 35 вёрстах от Смоленска по Ельнинскому почтовому тракту. При содействии родных братьев Петра, Григория, Егора и благославлении отца, генерал-майора Дмитрия Егоровича Лесли, проживающего в имении Капыревщина, он сформировал отряд из крепостных и дворовых. В июле конный отряд из крепостных крестьян насчитывал 60 человек. По мере же усиления натиска на оккупантов его авторитет рос, и численность достигла 200 человек. Передвигаясь лесными тропами вдоль дорог Духовщина – Красный.

Гусино, они нападали на вражеский транспорт, отбили десяток повозок с провиантом и оружием, взяли в плен около 100 французов.

Первый армейский партизанский отряд был создан под командованием генерала Ф.Ф. Винценгерод. Барклай-де-Толли выделил ему один драгунский и 4 казачьих полка /всего 1300 человек/ для активных действий на коммуникациях противника.

В числе первых возник партизанский отряд сельского старосты одной из деревень Краснинского уезда Семёна Архипова, партизаны которого нападали на небольшие партии неприятеля, уничтожали их и брали в плен. Семён Архипов и два его товарища были схвачены французами с оружием в руках и по приказанию Наполеона расстреляны.

Художник Верещагин В.В., узнавший об этом партизане от местных старожилов, запечатлел его образ в картине «С оружием в руках? - Расстрелять!» Жители селений, расположенных в зоне военных действий, отказывались снабжать французскую армию продовольствием, ловили её фуражиров, уничтожали съестные припасы, а сами уходили в леса, организуя партизанские отряды. Создавались отряды охраны родных мест.

В городе Сычёвка для этой цели было организовано городское ополчение; соратники, входившие в его состав, несли ночные и дневные караулы, конвоировали пленных. В каждом селении Гжатского, Сычёвского и Вяземского уездов ворота были заперты; при них стоял и стар и млад с вилами, кольями, топорами. Городские и сельские жители объединились не только для охраны своей местности, но и для активных боевых действий против французов. В Поречском уезде партизан возглавил горожанин Никита Минченков. Однажды поречские партизаны взяли в плен французского курьера, который вёз важные документы. В другой раз недалеко от города Орши они отбили знамя французского полка.

В Сычёвском уезде партизанский отряд организовал отставной майор суворовской армии, выходец из крестьян Семён Емельянов.

В его отряде были настоящая военная дисциплина и порядок. Старостиха Василиса Кожина, крестьянка хутора Горшкова, организовала отряд из подростков и крестьянок, вооружённых косами и вилами. За отказ дать продовольствие французы расстреляли её мужа. Партизаны заманивали неприятеля в засаду, потом окружали и брали в плен, а тех, кто сопротивлялся, уничтожали.

Известны имена отважных юных партизан – Фёдора Колычева, Сергея Никольского, Ильи Носова, Василия Лаврова, Тимофея Коноплина, Ивана Лебедева. Вскоре после окончания войны Василиса Кожина была награждена медалью и денежной премией.

Параллельно с отрядом Кожиной в Сычёвском уезде громили оккупантов партизанские отряды Агапа Иванова, Сергея Миронова, Максима Васильева, Андрея Степанова, Антона Фёдорова, Василия Никитина. Не забыто предание и о «сычёвском Геркулесе» - старосте села Левшино на реке Вазуза. Этот человек, обладавший исполинской физической силой, пристукнул более десятка врагов. В борьбе, хотя был изранен, своим могучим телом припёр дверь дома, где они пировали, и не выпустил оставшихся там, около двадцати живых французов, пока не подоспели односельчане с топорами и рогатинами, которыми и прикончили их. Степан Ерёменко был ранен в бою под Смоленском. Оправившись от раны, Степан Ерёменко не смог попасть в свою часть и, собрав вокруг себя 300 крестьян, начал бороться против французов.

В Гжатском уезде громил врага отряд Ермолая Четвертакова. Он родился в семье крепостного крестьянина села Мефедовка Черниговской губернии. В 1804 г. помещик отдал его в солдаты. В составе Киевского драгунского полка он принимал участие в войнах 1805-1807 и 1809гг. С первых дней Отечественной войны 1812г. он – участник раъергардных боёв. Около Царёво-Займища Четвертаков попал в плен, но уже на четвёртый день бежал. В сёлах Зибково и Басманы Смоленской губернии он организовал отряд численностью 300 человек. Партизаны Четвертакова контролировали территории более 40 км., вывели из строя около 1 тысячи солдат и офицеров противника, захватили 4 орудия, 18 фургонов с продовольствием и боеприпасами.

В Рославльском уезде купцы и мещане за свой счёт вооружили и содержали разъезды по-своему и соседним уездам, преследовали мародеров. Из сельского населения уездов /главным образом из крепостных/ был создан отряд самообороны, которым командовал князь Тенишев. История сохранила имя крестьянина деревни Новосёлки Духовщинского уезда Семёна Силаева, повторившего подвиг Ивана Сусанина. Отряд врага, примерно 3 тысячи человек, вышел и Духовщины на Белый. Командир заставлял Семёна Силаева провести их к городу Белый. Семён стал утверждать, что дороги непроходимы, что через болота невозможно пройти, а в самом городе много русских войск. И хотя неприятельский отряд не решился идти на Белый, мужественный крестьянин был расстрелян. Адъютант Наполеона Коленкур признавал: «Мы не встречали нигде ни одного крестьянина, никого, кто мог бы служить нам проводником».

Партизанскую войну назвали «малой войной», которую Кутузов решил сочетать действия армейских партизан с борьбой крестьянских партизанских отрядов и народного ополчения. По приказанию Кутузова было создано и направлено в тыл врага более десяти армейских партизанских отрядов. В сентябре – начале октября между Смоленском и Гжатском действовал отряд Д.В. Давыдова.

В начале сентября он внезапно обрушился в Царево-Займище на французский обоз с боеприпасами. В руки партизан попали одиннадцать повозок с провиантом и оружием, сто двадцать пленных. Затем отряд совершил нападение на вражеский транспорт у Вязьмы. "Успех превзошел все мои ожидания", - вспоминал Давыдов. В плен было взято около трехсот французов и захвачено двадцать провиантских и двенадцать артиллерийских повозок. Слух о действиях этого неуловимого отряда распространился по всей округе.

Французы решили расправиться с партизанами, для чего был сформирован специальный двухтысячный карательный отряд. Начальнику отряда был дан приказ доставить Давыдова живым или мертвым. "О таковой неучтивости - писал Давыдов,— я извещен был еще 13 сентября..." Стремясь запутать след, он скрытно отвел свой отряд к селу Покровскому, где получил новые сведения о том, то в соседнее село Юрнево прибыло три французских батальона. Давыдов нанес по ним стремительный удар, захватив в плен более ста французов и несколько повозок. Партизаны также внезапно напали и на двигавшийся к Москве большой французский транспорт с продовольствием и захватили его.

Возвратясь к Покровскому, Давыдов получил сведения о подходе фран­цузского транспорта с русскими пленными и напал на него. "Совершенный ус­пех увенчал мое предприятие", — докладывал Давыдов в штаб Кутузову. В атаку пошел весь отряд. Пленные помогали атакующим, и прикрытие в 170 человек оказалось обезоруженным. За время этой операции партизаны взяли в плен более девятисот солдат и пятнадцать офицеров противника, около сорока артиллерийских повозок и столько же провиантских фур. А четыреста отбитых русских пленных были зачислены в партизанский отряд.

Вскоре Давыдов получил известие о подходе к его лагерю еще одного карательного отряда. Желая его перехитрить, партизаны двинулись к Вязьме, а затем неожиданно для карателей перешли против них в решительное наступление. Сначала был разгромлен транспорт и захвачено более пятисот французов и около сорока их повозок. Затем были пленены еще четыреста солдат и офицеров противника. В таких дерзких схватках с наполеоновскими захватчиками на смоленской земле росла слава Давыдова. Д.В. Давыдов, писал в своём дневнике: « … Я на опыте узнал, что в Народной войне должно говорить языком простого Народа, но и приноравливаться к нему и в обычаях и в одежде. Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду…». 6 Обозлённый действиями партизан Давыдова, французский губернатор Смоленской губернии генерал Бараге-де-Илье разослал по своим войскам циркуляр, в котором, описав приметы Давыдова, приказал немедленно поймать и расстрелять его. Французы решили расправиться с партизанами, для чего был сформирован специальный двухтысячный карательный отряд.

Начальнику отряда был дан приказ доставить Давыдова живым или мертвым. «О таковой неучтивости—писал Давыдов,— я извещен был еще 13 сентября...» Стремясь запутать след, он скрытно отвел свой отряд к селу Покровскому, где получил новые сведения о том, то в соседнее село Юрнево прибыло три французских батальона. Давыдов нанес по ним стремительный удар, захватив в плен более ста французов и несколько повозок. Партизаны также внезапно напали и на двигавшийся к Москве большой французский транспорт с продовольствием и захватили его.

Возвратясь к Покровскому, Давыдов получил сведения о подходе фран­цузского транспорта с русскими пленными и напал на него. "Совершенный успех увенчал мое предприятие", — докладывал Давыдов в штаб Кутузову. В атаку пошел весь отряд. Пленные помогали атакующим, и прикрытие в 170 человек оказалось обезоруженным. За время этой операции партизаны взяли в плен более девятисот солдат и пятнадцать офицеров противника, около сорока артиллерийских повозок и столько же провиантских фур. А четыреста отбитых русских пленных были зачислены в партизанский отряд.

А всего на Смоленщине активно действовали десятки крупных партизанских отрядов. Они истребили 80 тысяч французских оккупантов. Между Гжатском и Можайском отряд генерала – майора И.С.Дорохова. Таким образом, во главе отрядов стояли энергичные и талантливые военачальники русской армии.

Наполеон не нашёл социальной поддержки в России. Народная война сыграла важную роль и в период борьбы русской армии за стратегическую инициативу. В период контрнаступления М.И.Кутузова поставил перед войсковыми партизанами новые задачи — стремительно нападать на отступавшие колонны вражеских войск, разрушать на путях их движения переправы, уничтожать продовольствие и фураж, вести постоянную разведку. По отступавшим французским войскам наносили беспрерывные удары крестьянские партизанские отряды. Ф.Н.Глинка, смолянин, участник войны 1812г., так описывал действия крестьян в «Письмах русского офицера»: «Большими ватагами разъезжают они с оружием по лесам и дорогам, нападают на обозы и сражаются с толпами мародёров … »

Первый отряд самообороны сложился в Рославле. В нём состояло 400 бойцов. Они с оружием в руках несли охранную вахту, не допускали французов в город.

А когда случилось, что крупный неприятельский отряд всё же ворвался в Рославль, то на помощь самооборонцам, поспешили из окрестных лесов партизанские когорты Ивана Голикова, Саввы Морозова и Ивана Тенишева. И оккупанты были изгнаны из города и больше не совали в него свой нос. Небывалый размах сопротивления врагу на Смоленщине дал основание Л. Н. Толстому сделать вывод: «Дубина народной войны поднималась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, не разбирая ничего, подымалась, опускалась и гвоздила французов».

Славную память оставил о себе командир гжатского партизанского отряда Фёдор Потапов, который с достоинством именовал себя Самусем /знаменитый украинский борец против агрессоров/. Его отряд был самый многочисленный - 2 тысячи человек. Они имели немало удачных столкновений с наполеоновскими войсками, наносили им крупный урон, пленили сотни солдат и офицеров. Доблестно сражались с французами дорогобужские партизаны, которыми командовал Ермолай Васильев. Его отряд насчитывал 600 беззаветных бойцов. Многие из них были заядлыми охотниками. И их опыт организации засад на диких зверей весьма пригодился в партизанской борьбе с оккупантами. Из скрытых мест они яростно налетали на них, поливали их ружейным огнём, уничтожали в коротких рукопашных схватках, брали в плен, обращали в бегство.

Всего на Смоленщине действовало 40 крестьянских партизанских отрядов. Они истребили свыше 10 тысяч вражеских солдат и офицеров.

М.И Кутузов в своём обращении к смолянам писал: «Достойные смоленские жители – любезные соотечественники! С живейшими восторгом извещаюсь я отовсюду о беспримерных опытах и верности и преданности вашей любезнейшему Отечеству. В самых лютейших бедствиях своих показываете вы непоколебимость своего духа. Враг мог разрушить стены ваши, обратить в развалины и пепел имущество, наложить на вас тяжёлые оковы, но не мог и не возможет победить и покорить сердец ваших».

Армейские и крестьянские партизанские отряды, ополченские формирования оказали регулярной армии огромную помощь и внесли весомый вклад в разгром наполеоновских полчищ. Их ратные подвиги служат ярким примером патриотизма и боевого содружества. Лондонская газета писала: «В России воюет вся нация. Таким образом, Россия дала Наполеону почувствовать, что значит воевать с народным мужеством и единодушным!»

Велико и политическое значение участия народа в борьбе с наполеоновским нашествием. Эпопея 1812г. по словам В.Г.Белинского, возбудила «народное сознание и народную гордость». Защитив свою Отчизну от внешнего врага, народные массы надеялись избавиться от крепостного гнёта.


следующая страница >>



Дубина: «А если бы вы знали, какие у меня корни!» Карел Чапек
ещё >>