Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Перспективы развития современной филологии материалы V международной научной ко - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Перспективы... 11 1876.33kb.
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Перспективы... 10 1615.14kb.
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Современное... 6 1181.96kb.
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Современное... 13 2508.69kb.
Докладов международной научной конференции «Перспективы развития... 6 1034.19kb.
Публикации 2001-2012 1 36.54kb.
Otkritieinfo ru Наука XXI 9 1475.47kb.
Международная научная заочная конференция Перспективы научного развития... 1 25.17kb.
Тезисы научных статей международной научно-практической конференции. 1 10.92kb.
Сборник материалов конференции «Политика как фактор инновационного... 6 1359.26kb.
Программа международной конференции 20-е марта. Утренняя сессия 1 62.91kb.
Театр, музыку! Журнал «Иркутская область. Сибирь», дата выхода 20. 1 136.23kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Перспективы развития современной - страница №1/6



Научно-издательский центр «Открытие»

otkritieinfo.ru
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОЛОГИИ

Материалы V международной

научной конференции

25 сентября 2012 года г. Санкт-Петербург

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОЛОГИИ

Материалы V международной научной конференции

25 сентября 2012 года г. Санкт-Петербург

Представлены материалы докладов II международной научной конференции «Перспективы развития современной филологии».


В материалах конференции обсуждаются проблемы современной филологической науки, анализируются вопросы русской и мировой литературы, проводятся сопоставительные исследования русского и других языков на разных уровнях языковой системы. Сборник представляет интерес для филологов различных исследовательских направлений, учителей-словесников, студентов-филологов и аспирантов.

ISBN 978-5-8430-0205-3



Секция 1. Русская литература
ОБРАЗ АВТОРА В ПРОЗАИЧЕСКОМ ЦИКЛЕ

Т. И. БРЫКСИНОЙ «ТРАВА ПОД СНЕГОМ».

ПРОЗА Т. И. БРЫКСИНОЙ В ОЦЕНКЕ КРИТИКИ

Д. Н. Сафонова

ФГБОУ ВПО "Волгоградский государственный университет",

г. Волгоград, safonowadasha@yandex.ru
Татьяна Ивановна Брыксина известна, прежде всего, как поэтесса, автор шести стихотворных сборников. В своей статье «Мы чужды идеям раздора…» Сергей Моисеев пишет о первой прозаической книги Брыксиной «Трава под снегом». «…произведение исповедальное, очень искреннее и, что интересно, практически лишенное дамского кокетства, присущего автобиографической прозе прекрасной половины человечества.» [Моисеев 1999 : 270.]

Статья в газете «Вечерний Волжский «Не перекорми себя читательской любовью…» сообщает читателю о книге волгоградской поэтессы Татьяны Брыксиной «Трава под снегом». «…Одни восклицали: «Прекрасная проза! Изумительный язык!» Другие утверждали: « Эта книга о нас, о нашем поколении!» Третьи плакали над судьбой главной героини и настойчиво просили автора продолжать повествование, рассказать, как сложилась жизнь Тани за порогом семнадцатилетия. [Карагодина 2002:295.]

«В региональном литературно художественном журнале «Отчий край» значительное место занимает творчество Т. Брыксиной. Если рассматривать ее произведения в журнальном контексте, можно заметить их органичность для позиции «Отчего края», который ориентируется на читателя, любящего свой край, интересующегося его культурной, бытом, традициями, природой». Прежде всего - неторопливым словом, которое высвечивает исконно русские ценности, ныне в неправедной суете бытия истончающиеся, перестающие быть определяющими. Донельзя просто содержание книги. Захватывает в ней не сюжет, а развертывающаяся дорога повествования, по которой идет подросток-девочка, и обласканная, и обиженная одновременно. Ее жизнь - в соприкосновении с жизнями десятков людей, непритязательных, не шибко образованных, но лучащихся добросердечием. Каждый из них - особый мир, но единит их щемящая душевная теплота.

Реализм Татьяны Брыксиной тесно переплетен с художественным наитием, с художнической интуицией. И свою слитность с животворными, и трепетными, и пульсирующими чувствами она сформулировала как художник-лирик: "В своей нынешней жизни, переживая многие беды и обиды, я встану порой у ночного окна, распахну форточку и чуть ли не кричу в небо: "Милые, родные, услышьте меня! Помогите мне!"

Конечно, "Трава под снегом" - книга не только о детстве девочки Тани. Это произведение о Времени. Ни лакировки, ни очернительства у писательницы нет. Ее проза - правдивое зеркало, неискаженно и многомерно отражающее эпоху.

Автор книги "Трава под снегом" одновременно и хороший поэт. То и дело чувствуешь, что ты как бы с плотной лесной земли вступил на благоухающий травами луг, то есть вошел в другой мир искусства - метафоричный, пронзительно выверенный по словесной вязи, переливчато-живописный. Отчая земля оживает под пером Татьяны Брыксиной: "Вот и моя Ворона... Ее берега со всеми излуками, отмелями, бродами и омутами, с вязкой тиной и белым песком, затаенным осинником, крапивой, ветлами, ежевикой и гусинкой - знакомые мне до малой мелочи".

Если сказать кратко: Татьяна Брыксина написала прекрасную патриотическую книгу о детстве, людях, России, книгу, которой предстоит долгая-долгая жизнь. Свет от книги идет! [Шестинский 1999: 57].

Можно согласиться с мнением О. Славниковой, что женщины-писатели практически всегда выступали первопроходцами в открытии нового эстетического содержания. Женское сознание Татьяны Брыксиной определяется через внутреннюю связь организма с природным, стихийным. 

Исповедальной оказалась и проза Татьяны Брыксиной. Именно душевной распахнутостью поразила ее первая автобиографическая повесть «Трава под снегом», неожиданно появившаяся в журнале «Отчий край» в 1996 году. Без прикрас от первого лица ведется рассказ о детстве деревенской девочки, в два года потерявшей мать. Отец-фронтовик прошел войну, выдержал ее кровь и грязь, но не выдержал внезапного вдовства. Раз за разом пытался заново устроить свою жизнь. Маленькая Таня скиталась вслед за ним по городам и школам, хлебнула детдомовской жизни, узнала, что такое быть нелюбимой падчерицей у сменявших одна другую мачех.

Спустя годы она напишет в поэтическом цикле «Семь мачех»: «На столе золотые оладышки стынут, Я бедую, как мышь в закомодном углу…Мамка вредная пхнула меня в паутину, Не зовет вечерять к выходному столу». Сейчас в цикле «Трава под снегом и другие истории» написано и опубликовано уже пять повестей. Как в романе воспитания, здесь разворачивается картина становления творческой личности. Вместе с героиней мы странствуем по России: отчий дом в селе Иноковка Тамбовской области, завод в Соликамске под Пермью, химкомбинат в городе Волжском.

Заволжский край наделил ее силой мечты и впечатлительностью. С возрастом малая родина, Иноковка, становится неотъемлемой частью России, раскрываются глаза на неустроенность жизни. Во вторых, взаимоотношения с другими людьми. Жизнь Тани — в соприкосновении с жизнями десятков других людей, которые ее воспитали.

Автобиографизм, лиризм, психологическое начало книги «Трава под снегом» напоминают читателям, что проза Т. Брыксиной — проза поэта. Особенность такой жанровой формы в том, что она «отличается качественным преобладанием лирики над эпосом; она нацелена на выражение эмоционального состояния персонажей».

Исповедальность — это главная форма подачи материала в лирической прозе.

Литература


  1. Шестинский О. «Свет от книги идет» // Отчий край. – 1999. - № 2. – С. 57-59.

  2. Брыксина Т. И. Трава под снегом: Воспоминания на сон грядущий / Т. И. Брыксина. – Волгоград: Комитет по печати, 1996. – 320 с

  3. Давыдова Т. Наперекор начертанной судьбе послесловие к трехтомнику Татьяны Брыксиной // Волгоградская, правда. – 2009.- 29 авг.

  4. Попова Е. Дорога к дому / Е. Попова // Отчий край. – 1999. -№ 4.- С. 213-215.


Секция 2. Литература народов стран зарубежья

МЕТАФОРЫ В ЧЕТВЕРОСТИШИЯХ

Ш. Ж. Алдашева

Институт языка и литературыАкадемии наук Узбекистана,

г. Ташкент
Четверостишие является одним из ведущих поэтических форм в процессе исторического развития узбекской поэзии. В частности, в последней четверти ХХ века, издали серии стихотворений-четверостиший такие поэты как, Шухрат, Шукрулло, Абдулла Орипов, Толиб Юлдаш и другие.

“Тўртлик – жаҳон халқлари шеъриятидаги энг машҳур, кўп қўлланиладиган шеърий шакл ҳисобланади...” [1, ст. 388]. В «Словаре литературоведческих терминов», составленном и подготовленном к изданию известными литературоведами Л.И.Тимофеевым и С.В.Тураевым периведено более подробное, более широкое определение данного термина: “Катрен (французча quatrain) – тўртлик. “Катрен” атамаси фақат тугалланган фикрни ифодаловчи тўртликка нисбатан қўлланган...” [2, ст. 123].

В научных источниках узбекского литературоведения эти определения дополнены, исходя из опытов художественно-эстетических опытов восточной литературы. В частности, Н.Хотамов ва Б.Сарымсаковы констатируют, что “Четверостишие – это самостоятельное стихотворение из четырёх строк. Четверостишие имеет древние истоки, впервые оно появилось в фольклоре. Доказательством могут служить узбекские народные песни в виде самостоятельных четверостиший. Четверостишия отличаются от рубаи формой и содержанием. Тематические рамки четверостиший весьма обширны, в них могут передаваться различные жизненные события... В четверостишии в краткой поэтической форме излагаются впечатления и выводы автора по поводу определённой жизненной ситуации.” [4, ст. 356].

“Четверостишие – самый распространенный вид стихотворной строфы, в которой первая строка рифмуется с третьей, а вторая – с четвёртой. В восточной поэзии особым видом четверостишия является рубаи. В персидско-таджикской поэзии рубаи также называют термином дубайт (два двустишия)” [3, ст. 231].

В четверостишиях, являющихся одним из ведущих поэтических форм литературы, запечатлеются жизненные уроки жизненные уроки, дидактические размышления, душевные переживания. Этой точки зрения характерны четверостишия Шухрата:

Ҳаётнинг ҳайратли бир ишига боқ:

Сигиру илонга макон бир ўтлоқ.

Бир ўтдан шум илон ясайди заҳар,

Шу ўтдан сигир-чи, оппоқ сут-қаймоқ

(Взгляни на проделки этого мира, Корова и змея кормятся в одном лугу, однако из одной же травы змея готовит для себя яд, а корова – молоко и сметану) [5, ст. 179].

При анализе данного четверостишия – одного из лучших образцов его поэзии, в образе мышления лирического героя можно заметить склонность афористическим заключениям и дидактике. Бескрайние, зелёные луга считаются источником существования не только насекомых и различных букашек, но и животных. Среди различных ползающих и других существ лирический герой особое внимание уделяет змее и корове. Точнее, если змея, пользуясь дарами природы – травами и растениями готовит для себя яд, то корова – молоко и сметану.

Обратите внимание, что оба готовят для себя определённую основу для продолжения своего существования и наследия. Несмотря на то, что змеиный яд в нашем сознании ассоциируется с понятием смерти, на самом деле он считается фактором самозащиты и самосохранения.

Молоко и сметана коровы выполняют ту же функцию. Она кормит своих телят, дарит людям молоко, чем обеспечивает продолжение своего наследия.

В поэзии Шухрата образы природа обретают необычное значение глубинную суть. В частности, увидев и ощутив неповторимую картину природы, воспринимает не как содержательную картину его идеала и воображений, а наоборот, как реальность существования природы. Это превращается в одну из характерных особенностей поэтического сознания, художественного созидания и поэтического мышления.

Мўридан буралиб чиққан тутунлар

Булутга ўхшашни ҳавас этади.

Ёмғирга айланмай кўкда тутилар,

Ер узра қайтолмай ёқа йиртади [6, ст. 142].

(Дым, струящийся из дымохода, мечтают быть похожими на облако, в небесах застревают, не в силах превратиться в дождь, плачут, не смея вернуться на землю)

Или:


Ўт ёқдинг кул бўлди. Шамол келди-да,

Кўкларга совуриб кетди ногаҳон.

Аслида ўт ўзин қурбон қилди-да,

Сен эса совуқдан асраб қолдинг жон [6, ст. 140].

(Ты зажег костёр, остался пепел от костра. А ветер унёс пепел на небеса. На самом деле, огонь принёс себя в жертву, а ты сохранил себе жизнь от холода)

Или:


Гумбурлаб сел келди, кўлоб-кўлоб сув,

Сичқонлар тирқираб, итлар ҳурарди.

Фақат бир қурбақа билмасдан қўрқув,

Кўлобда қувониб сузиб юрарди [6, ст. 141].

(Хлынул сель, гремя, кругом вода, мыши визжат, собаки лают, и только лягушка, не зная страха, радостно квакает в воде.)

В данном четверостишии свойства природы раскрываются в гармонии с душевным миром человека и его духовным обликом. То есть, поэт не просто срисовывает картину природы, а наоборот, с помощью одного, двух деталей создаёт содержательную жизненную картину духовной жизни человечества. Нам не раз приходилось видеть стремящийся в небесные купола дым от горящего угля, дров или различных тряпок. Однако возможность интерпретации подобной картины как душевных переживаний человека в смятении, мы можем увидеть лишь на примере четверостишия Шухрата, благодаря его поэтическому мышлению и творческому таланту. Можно привести множество примеров из творчества поэта.

В следующих двух четверостишиях находит своё отражение ещё одна образцовая особенность творческого стиля поэта – способ поэтического обобщения путём воплощения в различные природные явления человеческих особенностей и качеств. Из-за паники мути и сели приходят в ужас все живые существа в округе. Коровы мычат, телята ревут, блеют ягнята в суматохе – все бегут к холму. Шумят, галдят птицы на верхушке деревьев. И только лягушка не испытывает страха и чувствует себя как рыба в воде в своём болоте. Головастики и лягушки так же сильно любят своё вязкое болото, как орлы и ястребы – бескрайние просторы неба и горные вершины.

Следовательно, фрагменты человеческой жизни и его духовного мира изображаются в четверостишиях Шухрата не как художественное средство, а как поэтическое выражение душевного состояния поэта, его раздумий.

Символичные значения метафор «дым» в первом четверостишии, «огонь» во втором, «лягушка» в третьем служат для определения композиционной основы стихотворных текстов. Метод выражения поэтической мысли с помощью метафор является одним из приоритетных критерий, указывающих на специфичность художественного мышления Шухрата.

Литература


  1. Квятковский А. Поэтический словарь. – М.: Сов. энциклопедия, 1966.

  2. Словарь литературоведческих терминов. – М.: Просвещение, 1974.

  3. Ҳомидий Ҳ. Абдуллаева Ш., Иброҳимова С. Адабиётшунослик терминлари луғати. – Тошкент: Ўқитувчи, 1967.

  4. Ҳотамов Н., Саримсоқов Б. Адабиётшунослик терминларининг русча-ўзбекча изоҳли луғати. – Тошкент: Ўқитувчи, 1983.

  5. Шуҳрат. Лирика. – Тошкент: Адабиёт ва санъат, 1973.

  6. Шуҳрат. Шайдо кўнгил. Шеърлар. - Тошкент, 1979.


Секция 3. Фольклористика

ОСОБЕННОСТИ УЗБЕКСКИХ ФОЛЬКЛОРНЫХ СВАДЕБНЫХ РИТУАЛОВ

М. Ш. Муродова

Ташкентская государственная высшая школа

национальных танцев и хореографии, г. Ташкент
Известно, что на территории нашей страны в течение иных сотен лет были сформированы своеобразные фольклорные традиции, которые отражали существующие в каждом регионе системы национальных ценностей, фольклорное исполнительство. С этой точки зрения, жанровые элементы узбекского свадебного ритуала отличаются своими разнообразными обрядами, обычаями и традициями. Фольклорные и этнографические записи, сделанные в Иштиханском районе Самаркандской области, потверждают, это разнообразие. Записи, сделанные известным ученым Музайяной Алавии свидетельствует том, что в 60-годах ХХ в. в Иштиханском районе Самаркандской области существовал свадебный обряд, отправлять накануне «келин тўйи» (свадьбы у невесты) из ёе дома в дом жениха сорок лепёшек (патыр), сорок тонких, приготовленных в масле лепешек (катлама), две сдобные тонкие лепёшки (патыр кулча), две лепешки (патыр). Получив эти тонкие лепешки (катлама), родители жениха, зарезав барана или быка, справляли обряд «Катлама туйи»-свадьба посвящённая тонкой лепешке (блини). Для этого собирались соседи, близкие родственники. Сватам-женщинам, принесшим катламу, дарили дорогие шелковые тканы. В каждую посуду из под катламы клали 5-6 кг. фруктов и отрезы материала.

Этот свадебный обряд назывался «тобок жунатиш»(обмен посудой), и повторялся он дважды между родителями жениха и невесты.

Во времи второго раза обмена посудой, со стороны жениха отправлями разные сладости: фрукты, конфеты, печенье а также дорогой шелковый материал, зеркало, кольца, серьги. А также вместе со всем этим отправляют быка или барана. После получении этих подарков, со стороны невесты проводился свадебный ритуал «порча бичув» (мерка материала)», «парча порон» (разрез материала).

В день этого ритуала раздавалась родственникам невесты часть полученных подарков от жениха.

В Иштиханском тумане близких друзей жениха называют «куёвбошлар (спутники жениха)», а самого близкого среди них «куёвбошлатар» (шафер). В день ритуала «келин тушди» (приезд невесты) друзей жениха принимали в отдельно украшенной комнате, и сноха невесты угощала их. Первое блюдо, которым угощали друзей жениха, назвалось яичница, а посуда, в которой приносили блюдо, называлась «таниш тобок» (знакомая посуда). После того, как друзья жениха съедали яичницу, они бросали деньги в посуду. После угощении проводился ритуал «Никох кийиш» (венчание). После проведения религиозного обряда, снохи невесты наряжали жениха-надевали халат (куёв чапан), тюбетейку, поясной платок и в сопровождении друзей жениха выводили в середину двора, где горел костёр. Жених три раза обходил его и делал поклон всем присутсвующим, после этого жених со своими друзями направлялись в комнату, где находилось приданое невесты. У двери друзья жениха дарили снохам невесты отрезок материала со словами «эшик илув» (просить разрешения входить в комнату). Снохи невесты, в свою очередь, стелили у подножия жениха ковровый материал. За порогом комнаты невесты лежала старуха, изображая образ лающей собаки. Этот обряд назывался «ит ириллатар» (собачий лай) исполняется с целью, чтобы у жениха было много детей, чтобы злых духи их обходили и. А другая старуха лежала в это время на постели в середине комнаты, изображая покойницу, и этом ритуал назывался «кампир улди» (старуха умерла). После получения подарка от друзей жениха старуха «оживала».

Друзья жениха выстраивались в один ряд и поклоном приветствовали несколько раз. После этого давалось разрешение садиться. Садились все, кроме жениха и его шафера, После того, как теща жениха произносила следующуе слова: «Телёнок моей бурёнки теперь ваш (принадлежит вам)», садились жених и его шофер. Накрывался дастархан со всевозможными блюдами: блины, катлама, бугирсак, (колобок), лепешки, самса, грудинка, баранина. Этот обряд называется «туккиз тобок» (девять видов блюд). Самый сладкий кусок грудинки отдавался жениху, который прятался за спинами друзей. Друзья жениха, отведав из девяти блюд все, что оставалось, заворачивали в белбог (поясной платок) и бросали деньги в пустую посуду. После этого каждому из друзей жениха и ему самому раздавали из приданого невесты платочки. Все друзья, кроме жениха и шофера, покидали комнату.

Одна из снох подходя к куёвбошлатару, проделывала локтем ямку в курпаче и куёвбошлатар наполнял эту ямку деньгами. После этого сноха обращалась к нему со словами: «токи бузаримни беринг» (проявить знаки любви). Куёвбошлатар одаривает ее, и она, в своим очередь, дарит ему рубашку «яктак» и поясной платок. После этого все приданое невесты готовилось к вывозу.

По утверждению этнографа Г. Тошевой, в Касанском, Чиракчинском районах Кашкадаринской области этот обряд называется «наполнение ямки». Согласно этому обряду, когда жених заходил в комнату, чтобы забирать невесту, одна из старух со стороны невесты, образовывала ямку в курпаче и кричала «ямка не наполнилась». После того, как жених наполнял эту ямку, ему разрешали вывоз приданого невесты. В Иштиханском тумане в день свадбы невеста находилась не у себя дома, а вместе со своими подругами «праталась» в одном из домов своих соседей. Снохи приводили невесту в дом, сажали её на курпачу и давали ей в руки грудного младенца и в таком виде выходили к жениху. После того, как жених опускал невесту с курпачи, одна из снох брала лампу в свои руки и исполняла следующую свадебную песню:



Чироқ чироқдан айлансин,

Чироқ чимилдиқдан айлансин.

Жуфт тангасин бермаса,

Қиздан куёв айлансин.

Жуфт тангасини берса

Куёв қиздан айлансин!

Перевод:

Одна лампа лучше другой,

Ложе лучше лампы.

Если пара не даст тенгу,

То пусть жених любит невесту.

Если пара отдаст тенгу,

То пусть невеста любит жениха.

Фольклорист Б. Саримсаков побывавший кишлаке Куштамгали Кушрабадского района Самаркандской области с слов жительницы Бувишой Турдимовой записал песню которую поют, когда обходят с лампой вокруг свадебного ложа «Чимилдик».
Чироқ чироқдан айлансин,

Чимилдиқ қуроқдан айлансин.

Куёв харжини берса,

Янгаси куёвдан айлансин.

Келин харжини берса,

Янгаси келиндан айлансин.

Перевод:

Одна лампа лучше другой,

Ложе молодых лучше обычной комнаты,

Если жених одаривает её,

То его сноха обожает его.

Если невеста одаривает её,

То ее сноха обожает ее.

Известно, что традиционный жанр «ёр-ёр», который является одним из свадебних обрядов узбекского фольклора, отличается от остальных жанров своим исполнением и текстовой структурой. Это различие наблюдается во время исполнения жанра «ёр-ёр» в Иштиханском районе. В этом районе исполнение свадебной песни «ёр-ёр» начинается следующими словами:

Ёр-ёр айтсак жамоа, хуш денгизлар,ёр-ёр,

Хуш бормикин дегани, дўст бормикин.

Перевод:

Если мы поём свадебную песню ёр-ёр,

То это значит что у нас есть друзья.

Когда выходит замуж сиротка или девушка, воспитанная у мачехи, свадебная песня исполняемая на ёе свадьбе, отличается от других текстов, Например, в свадебной песне, посвящённой девушке, у которой в детстве умер отец, тема сиротства раскрывается на форме глубоких душевных переживаний.

Анов қирнинг остига қўй келибди, ёр-ёр,

Отаси йўқ синглимга тўй келибди, ёр-ёр.

Бориб айтинг Жаброил бекларига, ёр-ёр,

Отасини юборсин тўйларига, ёр-ёр.

Остонангнинг остида отанг ётир, ёр-ёр,

Оқ бўз отни чақирсак келмаётир, ёр-ёр.

Отанг сени бўлганда келмасмиди, ёр-ёр,

Сигир сотиб сепингни қилмасмиди, ёр-ёр.

Перевод:


В это поле пришёл баран, ёр-ёр,

У моей сиротки – сестры сегодня свадьба, ёр-ёр,

Передайте ангелам Джаброила, ёр-ёр,

Пусть отпустит отца на свадьбу дочки, ёр-ёр.

В подземелье лежит твой отец, ёр-ёр,

Не приходит даже белая лошадь, ёр-ёр.

Если был бы жив твой отец, пришел, был он, ёр-ёр

Продав корову, он сделал бы тебе приданое ёр-ёр.

В этой песне говорится, что девушка, воспитанная у мачихи, имеет бедное приданое и мачеха дала для своей сироты дочки очень скудное приданое, и если был бы живым её отец, то он дополнил бы приданое своей дочери коровой или верблюдом.

Это свидетельствует о том, что традиционные жанры узбекского свадебного обряда в каждой области, в каждом тумане имеют свои, локальные особенности и отличаются весьма значительно в деталях. Свадебные ритуалы разнообразны со времен узбекского фольклора и этнографии, это выражается во многих специфических особенностях. Наличие их с древних времён имеют существенную специфику. На основе свадебного обряда в каждой области имеются свои обычаи и ритуалы, отражающие мировоззрения месного населения отличаются друг от друга в зависимости от региона. И поэтому, список узбекского свадебного фольклора разнообразен.



Секция 4. Журналистика
СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

КАК ОРУЖИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙН

М. М. Кузовлева

Российский университет дружбы народов, г. Москва, Россия mklisenok@gmail.com
Информация на всех этапах исторического развития являлась объектом борьбы. Информационная борьба велась практически во всех войнах. Ее содержание долгое время составляли, в основном, действия противостоящих сторон по ведению разведки и противодействию ей. Заметные количественные и качественные изменения информационная борьба стала претерпевать по мере того, как началось создание единого мирового информационного пространства. Современная научно-техническая революция произвела подлинный переворот в информационном обеспечении человеческой деятельности. Появилась массовая информация – предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио и видео и другие сообщения. Также были созданы средства их быстрого распространения.

В последнее время в зарубежных и отечественных средствах массовой информации все чаще стал появляться термин «информационная война», за которым скрывается, по сути, настоящая революция в сфере мирового политического и военного противоборства. Впервые термин «информационная война» был введен в 1985 году в Китае. В основе теоретических подходов китайских специалистов в области информационного противоборства – взгляды древнекитайского философа Сунь-Цзы. Он первым обобщил опыт информационного воздействия на противника. В своем трактате «Искусство войны» Сунь-Цзы писал: «Во всякой войне, как правило, наилучшая политика сводится к захвату государства целостным; разрушить его значительно легче. Взять в плен армию противника лучше, чем ее уничтожить... Одержать сотню побед в сражениях – это не предел искусства. Покорить противника без сражения – вот венец искусства». Сунь-цзы объясняет важность владения информацией и приемами дезинформации противника для манипулирования его состоянием и действиями.



следующая страница >>



Служебные секретные документы существуют не для того, чтобы защищать секреты, а для того, чтобы защищать служащих. Джонатан Линн и Энтони Джей
ещё >>