Надзорная жалоба - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Надзорная жалоба 1 112.2kb.
Надзорная жалоба 1 121.9kb.
Индивидуальная жалоба 1 66.02kb.
Жалоба на Редколлегию 1 22.36kb.
Апелляционная жалоба на приговор мирового судьи 1 41.09kb.
И. О. и адрес заявителя Жалоба о возбуждении дела частного обвинения 1 21.02kb.
И. О. и адрес заявителя Жалоба о возбуждении дела частного обвинения 1 20.01kb.
Жалоба (форма обязательная для заполнения) 1 97.29kb.
Программное средство Надзорная информационная система (пс нис) 1 68.81kb.
Арб Суд после корректировки № дела Дата заявки код судьи 1 141.45kb.
Европейский суд по правам человека 1 201.24kb.
Рабочая программа дисциплины источники уголовного права. Уголовный... 1 352.88kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Надзорная жалоба - страница №1/1

В Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
От адвоката МКА «ЮрСити»

Шакиной В.А.

г. Москва, Цветной б-р, д.30, стр.1, оф.208

т.89169327650


в интересах осужденной:

Громовой Анастасии Ивановны, 12.02.1949 г. рождения



НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

на приговор Рузского районного суда Московской области от 28 сентября 2010 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 23 ноября 2010 года и постановление Московского областного суда от 14 апреля 2011 года
Приговором Рузского районного суда Московской области от 28 сентября 2010 года (далее – «приговор») Громова Анастасия Ивановна была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ. Судом Громовой А.И. назначено наказание в виде лишения свободы на срок один год с лишением права заниматься педагогической деятельностью на срок два года, в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком на два года. Кроме того, в пользу Маркина В.А. – отца погибшего Маркина В.В., с Громовой А.И. взыскан один миллион рублей в качестве возмещения морального вреда.

Указанный приговор обжаловался адвокатом осужденной в связи с его незаконностью и необъективностью в Судебную коллегию по уголовным делам Московского областного суда.

Однако Определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 23 ноября 2010г. (далее – «Определение») приговор был оставлен без изменения, а кассационная жалоба без удовлетворения.

Состоявшиеся по делу судебные акты были обжалованы в порядке надзора в Президиум Московского областного суда. Однако и в данном случае Постановлением судьи Московского областного суда от 14 апреля 2011 года (далее – «Постановление») в удовлетворении надзорной жалобы было отказано.

Надзорная жалоба, поданная председателю Московского областного суда, не нашла своего удовлетворения, поскольку ее доводы были признаны не состоятельными, а все вынесенные по делу судебные решения законными.

Считаю, что вынесенные по указанному уголовному делу судебные акты незаконны и необоснованны, поскольку выводы, изложенные в них, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, суд, давая правовую оценку совершенному деянию, неправильно применил нормы уголовного закона, что в итоге обусловило несправедливость принятых решений. Оставление кассационной и надзорной жалоб без удовлетворения вызвано неполным, поверхностным и необъективным рассмотрением материалов уголовного дела судом кассационной и надзорной инстанций.


1. Обстоятельства дела.

Громова А.И. являлась педагогом дополнительного образования в Государственном образовательном учреждении «Дом детского и юношеского туризма и экскурсий» (далее – «ГОУ «ДДЮТЭ»).

Приказом ГОУ ДДЮТЭ от 17 апреля 2009 года № 33/2 Громова А.И. была назначена руководителем группы из 12 человек (детей), которая в соответствии с указанным Приказом должна была провести учебно-тренировочный поход по Подмосковью с 01 по 10 июня 2009 года.

Одновременно в соответствии с Приказом ГОУ ДДЮТЭ от 17 апреля 2009 года № 33 (п) по тому же маршруту в это же время была направлена вторая группа из 12 человек (детей) под руководством Громова В.В.



Подготовка и проведение похода осуществлялось в соответствии законодательными актами, методическими рекомендациями, в том числе в соответствии с положениями Инструкции по организации и проведению туристических мероприятий с обучающимися образовательных учреждений системы Московского комитета образования, утвержденной Приказом Московского комитета образования № 707 от 25.09.2001г. (далее - «Инструкция»). Указанная Инструкция является основным нормативным актом, регламентирующим подготовку и проведение туристических походов.

Поход относился к степенным походам и имел 3 степень сложности.

Перед походом Громова А.И. ознакомилась с прогнозом погоды на все дни похода и взяла с собой распечатку данного прогноза (Показания Громова В.В., Фролова А.А., Сапатенка Д.В. и др.). Кроме того, прогноз погоды ежедневно проверялся с помощью компьютера через выход в интернет.

01.06.2009г. обе группы расположились в окрестностях села Васильевское на опушке лесного массива.

01 и 02 июня 2009г. детей ознакомили с прилегающей местностью и с территорией по большому радиусу окружения (Показания Сапатенка Д.В., Клопова А.И., Фролова А.А., Романцева Т., Лякина М. и др.).

С детьми был проведен инструктаж по технике безопасности, относительно поведения в походе, в лесу, и на случай непогоды (Показания Лякина М., Романцова Т., Жуковского И., Сапатенка Д.В., Фролова А.А.).

.

03.06.2009 года после ужина с 20-00 с обеими группами детей проводилось игровое занятие по ориентированию. Проведение занятия обеспечивалось руководителями групп – Громовой А.И. и Громовым В.В., а также заместителем Громова В.В. – Сапатенок Д.В. и привлеченными к походу взрослыми – Клоповым А.И. и Фроловым А.А.



Игра была рассчитана на 30-40 минут в радиусе 100-150 метров от места стоянки. Руководителями были выставлены 4 контрольных пункта, на расстоянии 100-150 метров. При этом предварительно все дети были проведены по предполагаемым маршрутам и точкам нахождения контрольных пунктов, детям было указано как идти на КП и возвращаться в лагерь.

Дети были разбиты на группы по 2 человека и должны были самостоятельно с помощью карты и компаса найти контрольные точки и вернуться в лагерь. Суть игры заключалась в том, чтобы дети самостоятельно находили нужное место и возвращались в лагерь. Взрослые не должны были их сопровождать и подсказывать. Это является общепринятой методикой обучения ориентированию.

Громова А.И. во время выпуска детей в лес находилась на поляне, на старте, напоминая им порядок действий. Затем вместе с остальными взрослыми в лесу наблюдала за передвижением детей. Все дети находились в пределах видимости с линейных ориентиров между КП и в пределах голосовой доступности.

Когда игра началась, погода стояла хорошая, ясная. Прогнозов о возможном ухудшении погоды, появлении сильных порывов ветра-смерча – не было. Не было и никаких признаков, указывающих на возможное ухудшение погоды, что подтверждается фотографиями, находящимися в материалах дела.



Таким образом, непродолжительное время игры, близость прохождения маршрутов, знакомая детям местность, хорошая погода - делали проведение данного ориентирования полностью безопасным.

Примерно в 20-30 погода внезапно ухудшилась: подул сильный ветер и пошел проливной дождь. Из-за ветра (смерча) в лесу стали падать деревья. То, что это был именно СМЕРЧ, подтверждает характер разрыва дерева на три части, одна из которых упала на ребенка, что подтверждается фотоматериалами дела.

.

Все произошло в считанные минуты. Из-за дождя и туч резко ухудшилась видимость.



Громова А.И., действуя с учетом сложившейся обстановки, объявила о прекращении игры, о необходимости вывода всех детей в лагерь и эвакуации детей в безопасное место.

Взрослые участники похода действовали с учетом данных указаний Громовой А.И.

Всех детей стали выводить на опушку леса.

В это время 5 детей шли к контрольному пункту 4: Романцов Роман, Романцов Артур, Маркин Владислав, Савенко Надежда и Лякин Михаил.

Одно из сломанных деревьев упало на Маркина В.В. Как точно происходили данные события, никто не видел. Маркин потерял сознание и лежал придавленный деревом.

Остальные дети позвали на помощь взрослых.

Первым на место прибежал Фролов А. Он не смог самостоятельно освободить Маркина из-под бревна и вернулся в лагерь сообщить о случившемся и позвать других взрослых участников похода.

На место происшествия прибежали Громова А.И, Сапатенок Д.В., Клопов А.И. и Фролов А.А.

Они освободили Маркина из–под дерева и на самостоятельно сооруженных носилках вынесли его из леса.

Примерно через 20-30 минут после случившегося Громова А.И. и Громов В.В. доставили Маркина В.В. на машине в пункт скорой помощи в поселке Тучково.

Врачи перенесли Маркина В.В. в машину скорой помощи, после чего сообщили руководителям групп, что Маркин В.В. умер.

По факту смерти Маркина В.В. было возбуждено уголовное дело и Громова А.И. была обвинена в том, что случившееся произошло вследствие ненадлежащего исполнения Громовой А.И. своих профессиональных обязанностей.


2. Фактические и правовые основы обвинения.

Можно отметить несколько фактов, на которых построено обвинение и на основе которых судами были сделаны выводы о виновности Громовой А.И.:

1. В Приговоре указано, что Громова А.И. нарушила и не выполнила Инструкцию (стр. 19 Приговора).

В Определении кассационной инстанции указано, что Громова А.И. нарушила должностные обязанности и Инструкцию, не сообщила в подразделение поисково-спасательной службы (далее – «ПСС») о предстоящем мероприятии и маршруте движения, не приняла мер по обеспечению безопасности детей, не проконтролировала действия детей по выполнению правил техники безопасности во время ориентирования на местности (стр. 3 Определения).

2. Также Кассационная инстанция дополнительно вменила в вину Громовой А.И. (в преступную небрежность) то, что она в вечернее время не уточнив метеорологическую обстановку стала проводить в лесу занятия с детьми по ориентированию, и сама Громова и другие инструкторы остались на стоянке.

3. В Приговоре указано, что Громова А.И. должна была и могла предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своих действий и бездействия, выбрав для проведения ориентирования на местности опасное место в лесу с высокими деревьями, глубоким оврагом с крутыми склонами (стр. 19 Приговора).

На основании приведенных фактов Громова А.И. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2. с. 109 УК РФ – «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

С объективной стороны указанное преступление совершается путем действия или бездействия, которое явилось причиной наступления такого последствия – как смерть человека.

При этом в данном случае (по ч. 2 ст. 109 УК РФ) действия или бездействия должны выражаться в ненадлежащем исполнении виновным лицом своих профессиональных обязанностей, что подразумевает полное или частичное не соответствие поведения виновного лица официальным предписаниям, требованиям, правилам, предъявляемым к лицу при выполнении профессиональных функций.

В силу специфики обстоятельств дела в деянии Громовой А.И. должно было быть установлено нарушение правил и требований, регламентирующих туристическую деятельность, в частности нарушение положений Инструкции. Для квалификации деяния по ч. 2 ст. 109 УК РФ необходимо точно указать, в чем конкретно выразилось нарушение туристических правил (Инструкции).

Кроме того, состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 109 УК РФ, помимо факта нарушения специальных правил лицом предусматривает необходимость установления причинно-следственной связи между таким нарушением и наступлением смерти потерпевшего. Только в таком случае есть основания для вменения в вину ст. 109 УК РФ.

Тем самым в рамках настоящего дела стороной обвинения должна была быть подтверждена непосредственная связь между содеянным Громовой А.И. и наступившими последствиями – смертью Маркина В.В.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется формой вины в виде преступной небрежности или преступного легкомыслия.

Для квалификации действий Громовой А.И. по ч. 2 ст. 109 УК РФ, должно было быть установлено, что осужденная должна была и могла предвидеть наступление смерти.

Как указывалось выше, по мнению суда Громова А.И. проявила преступную небрежность, несмотря на очевидность того, что случившееся произошло вследствие сил природы.

Исходя из приведенного анализа состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, можно сделать вывод о том, что ответственность специального субъекта по ч. 2 ст. 109 УК РФ исключается, если:

а) последствие в виде смерти наступает при соблюдении профессиональных стандартов от иных причин;

б) если нарушение профессиональных правил не явилось причиной смерти потерпевшего;

в) если при нарушении профессиональных правил лицо не могло и не должно было предвидеть возможности наступления последствий в виде смерти.
3. Основания для отмены и изменения судебных актов.
В соответствии со ст.ст. 409 и 379 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебного решения, вступившего в законную силу являются:

1) несоответствие выводов суда, фактическим обстоятельствам уголовного дела;

2) нарушение уголовно-процессуального закона;

3) неправильное применение уголовного закона;

4) несправедливость приговора.

Указанные основания имеют место быть при вынесении Приговора, Определения и Постановления.



3.1. Выводы суда, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела (выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие).
В ходе судебных заседаний допрашивался значительный круг свидетелей и рассматривались различные документы по обстоятельствам дела.

При этом ряд свидетелей указали, что при организации похода, в котором Громова А.И. была назначена руководителем, не требуется уведомлять ПСС, а также о том, что Громова А.И. не допускала нарушений повлекших смерть ребенка.

Так, свидетель Палеха В.А. (сотрудник управления образования, член комиссии) пояснил, что для такого похода не требуется информировать ПСС. Основной причиной смерти ребенка стало причинение телесных повреждений деревом. Громова А.И. выполнила все действия в соответствии с Инструкцией. То, что лес является опасным местом – не регламентировано ни одним документом (стр. 7 Приговора).

Свидетель Хомина Т.А. (бывший директор ДДЮТЭ) пояснила, что по результатам исследования комиссией было составлен акт, в котором была фраза: «не усматривается никаких действий со стороны руководителя группы, которые могли привести к несчастному случаю или привести к таким последствиям».

Свидетель Панов А.И. (руководитель Центра туризма и спортивного ориентирования МосгорСЮТур, председатель Московской городской туристско-спортивной маршрутно-квалификационной комиссии по детско-юношескому туризму) пояснил, что в соответствии с Инструкцией вопрос о постановке на учет в ПСС ставит маршрутно-квалификационная комиссия (далее – «МКК»). В Московской области нет соответствующего подразделения ПСС. В ходе похода стихийно возник смерч.

Свидетель Устинов С.В. (методист ДДЮТЭ, заместитель председателя МКК МосгорСЮТур) указал, что сообщение в ПСС направляется согласно указаниям МКК, не существует практики постановки группы на учет при совершении простых походов. Принятые Громовой А.И. меры по обеспечению безопасности были исчерпывающими.

Кроме того, стороной защиты были представлены в суд Заключение рабочей группы ГОУ Московской городской станции юных туристов департамента образования г. Москвы, Акт исследования Федерации спортивного туризма-Объединения туристов Москвы, акт о несчастном случае комиссии, созданной по приказу директора ДДЮТЭ Хоминой Т.А. К данной жалобе также прилагается Акт Академии детско-юношеского туризма и краеведения от 17.10.11г.

Все данные документы указывают на отсутствие вины со стороны Громовой А.И. и на то, что случившееся стало следствием несчастного случая, который нельзя было предвидеть.

Из документов следует, что Громова А.И. квалифицированно и добросовестно выполняла свои обязанности, ни одно из ее действий не явилось причиной гибели Маркина В.В.

Между тем суд не исследовал данные документы в полном и всестороннем объеме и отклонил их доказательственное значение, никак не аргументируя свою позицию (стр. 21 абз. 2 Приговора), указав только, что данные доказательства опровергаются совокупностью доказательств положенных в основу обвинения.

Следует отметить, что при наличии противоположных выводов в письменных доказательствах, суд должен был четко и ясно обосновать в Приговоре, почему во внимание приняты доказательства, которые, по мнению суда, доказывают вину Громовой А.И., и отклонены доказательства защиты.

Также не ясно, по каким причинам суд положил в основу Приговора показания свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, а не те показания, которые были даны ими в судебном заседании. В основу судебного акта должны быть положены те доказательства, которые были исследованы судом непосредственно. При этом следует учесть, что данные свидетели не были нисколько заинтересованы в судьбе осужденной, в том чтобы помочь ей избежать ответственности, некоторые из данных свидетелей являлись должностными лицами (Панов, Устинов).

Указанная позиция суда в отношении показаний свидетелей никак не аргументирована в Приговоре.

Доводы Громовой А.И. и ее адвоката о том, что при организации подобного рода походов не требуется уведомлять ПСС и что в Московской области нет туристических ПСС, которые были подтверждены документально и свидетельскими показаниями (Хохлова М.Ю.,сотрудника МЧС, Панова А.И., председатель МКК МосгорСЮТур, Устинова С.В.,зам. председателя МКК)), суд посчитал несостоятельными и опровергнутыми «иными доказательствами» (стр. 20 Приговора, абз. 2). Однако, какими именно доказательствами опровергнуты доводы осужденной, суд не указал.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства был исследован целый ряд доказательств, подтверждающих то, что Громова А.И. не нарушала законодательства в сфере туризма, не нарушала Инструкции, действовала в полном соответствии с ситуацией, обеспечив максимально возможную безопасность детей.

Несмотря на это, суд признал Громову А.И. виновной в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Фактически, можно утверждать, что судебный Приговор основан только на одном доказательстве – Акте № 139 от 29.06.2009г. «О несчастном случае с учащимся (воспитанником) учреждения системы образования», в котором необоснованно указано, что Громова А.И. нарушила п. 4.1.7. Инструкции (не уведомила ПСС).

Как было указано, в деле имеется целый ряд иных доказательств, указывающих на то, что при проведении подобного рода походов не требуется уведомлять ПСС.

Кроме того, действительно в п. 4.1.7. Инструкции указано:

«Не позднее, чем за 10 дней до выезда на маршрут, сообщить в подразделение поисково-спасательной службы (ПСС) района похода сведения о группе и маршруте по установленной форме (форма № 6 ТУР);».

Однако это только отдельный пункт из весьма объемного документа. Необходимо оценивать данное положение Инструкции только с учетом иных её положений.

Так, в п. 3.5. Инструкции указано:

«3.5.1. На походы выходного дня и некатегорийные (степенные) походы по Московской области маршрутные документы (маршрутный лист) выдает непосредственно администрация учреждения, проводящего поход. Заключение МКК на указанные походы не требуется.

3.5.2. Для проведения любых дальних походов, а также категорийных походов по Московской области необходимо предварительно получить положительное заключение маршрутно-квалификационной комиссии (МКК) образовательного учреждения г. Москвы, имеющей полномочия для рассмотрения маршрутов данной категории сложности.

3.5.3. Заключение МКК записывается в маршрутные документы, заверяется подписью председателя и штампом МКК. При необходимости в документы записываются особые указания и рекомендации группе, определяются подразделения поисково-спасательной службы (ПСС) для регистрации перед выходом на маршрут.»

Исходя из приведенных положений Инструкции следует, что вопросы о том, в какие ПСС следует сообщать о походе находятся в ведомстве МКК. В свою очередь МКК дает заключение о постановке на контроль в ПСС только тогда, когда осуществляется дальний или категорийный поход. Тем самым Инструкция предписывает (обязывает) руководителя похода сообщать в ПСС о походе только в тех случаях, когда проводится дальний или категорийный поход, при том по указанию МКК.

В настоящем случае поход был степенный и не требовалось заключение от МКК, из чего следует, что не было необходимости сообщать о походе в ПСС.

Также стороной защиты были представлены доказательства того, что в Московской области не существует подразделений туристской поисково-спасательной службы (были представлены письменные доказательства). Тем самым даже если бы у Громовой А.И. существовала обязанность сообщить в ПСС о походе, то она не смогла бы её исполнить в силу объективных причин – отсутствие туристической ПСС.



При подготовке надзорной жалобой адвокатом был сделан дополнительный запрос в МЧС России (запрос и ответ прилагается), в котором поставлены вопросы о взаимодействии подразделений МЧС Московской области с туристическими маршрутно-квалификационными комиссиями (МКК). Как следует из ответа, такая работа ни в 2009 года, ни в настоящее время не организована, а заключения МКК носят рекомендательный характер. Кроме этого сообщается, что Форма 6 ТУР( сообщение о постановке туристкой группы на контроль) не является формой для работы районных отрядов МЧС, журнал регистрации и контроля туристических групп в подразделениях не ведется.
Суд не учел и фактическое поведение самого Маркина В.В. в момент происшествия. Как было установлено в суде и подтверждено показаниями свидетелей, все дети прошли Инструктаж по технике безопасности. Поэтому Громова А.И. не могла знать и предполагать, что Маркин В.В. не будет его выполнять в условиях плохой погоды.

Как показали допрошенные в качестве свидетелей дети, находившиеся рядом с Маркиным В.В., последний вместо того, чтобы возвращаться в лагерь или укрыться от дерева, стоял и смотрел на падающее дерево.

Тем самым определенное значение в том, что произошло, имеет и поведение самого участника похода в условиях действий природной стихии.

Не было учтено судом и такое доказательство – как заключение судебно-медицинской экспертизы № 8-158 от 09.11.2009г., из которой следует, что Маркину В.В. вследствие удара деревом были причинены телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения. Данные повреждения образовались незадолго до наступления смерти.



Тем самым непосредственным следствием несчастного случая (удара деревом) явился тяжкий вред здоровью, а не смерть потерпевшего. Смерть потерпевшего наступила позднее, вследствие причиненных травм. Данные факты не были рассмотрены и учтены судом.

Кассационная инстанция не устранила указанные недостатки Приговора. Более того, необъективность судебных актов была еще более усилена.

Так, кассационная инстанция без ссылки на какие-то нормативные акты указала – что лес (где располагался лагерь) является опасным местом (стр. 2 абз. 5 Определения).

Надзорная инстанция также не учла ни одного довода, изложенного в жалобе. В Постановлении суд вновь перечислил доказательства стороны обвинения: пояснения свидетелей стороны обвинения и документы, по своей сути раскрывающие только содержание обстоятельств случившегося, но не доказывающих вину Громовой А.И.: протокол осмотра места происшествия, заключение судебно-медицинской экспертизы, следственный эксперимент, Инструкция, Акт № 139, Акт специального расследования.



Однако доводы надзорной жалобы о том, что в приговоре нет мотивировки отклонения доказательств защиты (пояснений свидетелей Хоминой Т.А., Панова А.И., Устинова С.В.), отсутствуют доказательства того, что при указанных обстоятельствах дела Громова А.И. должны была и могла сообщить о походе в ПСС, о том, что суды нижестоящих инстанций не дали оценки таким доказательствам защиты, как Заключение рабочей группы ГОУ Московской городской станции юных туристов департамента образования г. Москвы, Акт исследования Федерации спортивного туризма-Объединения туристов Москвы, о том, что отсутствует вина и причинно-следственная связь между нарушением Инструкции и смертьюсуд надзорной инстанции проигнорировал.
Все вышеизложенное подтверждает несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

Суд не учел обстоятельства, которые были исследованы в суде и могли существенно повлиять на выводы суда (в частности относительно отсутствия у Громовой А.И. обязанности и возможности сообщить в ПСС о походе). Одновременно с этим, суд при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, не указал четких и ясных оснований принятия одних доказательств и отклонение других.
3.2. Судебные акты вынесены с нарушением уголовно-процессуального закона.

Суд первой инстанции при вынесении приговора нарушил ст.ст. 17, 88, 297 УПК РФ, из которых следует, что приговор суда должен быть основан на достаточной совокупности доказательств вины подсудимых.

Кроме того, в соответствии с УПК РФ и п. 3 Постановления № 1 Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» при постановлении приговора должны получать оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Как было указано выше, в Приговоре не нашлось места аргументам, обосновывающим позицию суда относительно принятых и отклоненных доказательств.

При наличии целой группы доказательств невиновности Громовой А.И., суд признал ее вину доказанной. В тоже время в соответствии со ст. 49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого.

УПК РФ требует, чтобы в судебном приговоре был приведен всесторонний анализ исследованных доказательств.

Однако, письменные доказательства, представленные защитой, не были проанализированы и оценены судом.

Таким образом, в соответствии с положениями УПК РФ обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены судом.

Между тем, обжалуемый приговор суда не соответствует указанным требованиям УПК РФ, сделанные судом выводы односторонни, суд не дал развернутой оценки доказательствам защиты, не изложил мотивов отклонения доказательств защиты.

Суды кассационной и надзорной инстанций не устранили данные нарушения, отказав в удовлетворении жалоб.
3.3. Судом неправильно применен уголовный закон.

Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, то есть: объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления и субъективная сторона преступления. Отсутствие одного из признаков состава преступления, влечет отсутствие в деяния подсудимого преступления.


Как следует из ранее изложенного анализа, для того, чтобы признать Громову А.И. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, в обстоятельствах дела должны быть установлены и подтверждены соответствующими доказательствами следующие основные признаки рассматриваемого состава преступления:

1 - в деянии Громовой А.И. должно было быть установлено нарушение правил и требований, регламентирующих туристическую деятельность, в частности нарушение положений Инструкции.

2 – в обстоятельствах дела должна четко прослеживаться и подтверждаться доказательствами непосредственная связь между содеянным Громовой А.И. (нарушением профессиональных норм, если такое нарушение было) и наступившими последствиями – смертью Маркина В.В.

3 – по обстоятельствам дела должно было быть установлено и подтверждено доказательствами, что осужденная должна была и могла предвидеть наступление смерти.


Таким образом, суд должен был, прежде всего, указать конкретные правовые нормы, которые были нарушены осужденной.

В вину Громовой А.И. вменялись различные нарушения, например, расположение в опасном месте – в лесу, не осуществление должного контроля за тем, как дети проходят ориентирование, не уведомление ПСС и т.п.

Однако, единственным нарушением, имеющим под собой правовую основу, на котором суд первой инстанции сделал основной акцент – было нарушение Громовой А.И. п. 4.1.7. Инструкции - не уведомление ПСС. Остальные нарушения можно назвать надуманными и субъективными, не предусмотренными законодательством, вследствие чего они не могут быть положены в основу приговора.

Между тем, как следует из вышеизложенного анализа обстоятельств дела – такое толкование положений Инструкции, согласно которому у Громовой А.И. существовала обязанность уведомить ПСС при осуществлении некатегорийного похода, не соответствует буквальному толкованию Инструкции, основанному на всём тексте Инструкции и практики её применения.

Обязанность уведомлять ПСС возникает при проведении категорийного, сложного похода. Кроме того, выше отмечалось, что даже если бы такая обязанность была, Громова не смогла бы ее исполнить в виду отсутствия соответствующих ПСС в Московской области.

Следовательно, в обстоятельствах дела отсутствует нарушение Громовой А.И. каких-либо норм в сфере туризма, которые повлекли бы за собой тяжкое последствие. Материалами дела не доказано обратное.

Следует также обратить внимание на то, что даже, если бы и существовала обязанность по уведомлению ПСС в условиях того похода, которым руководила Громова А.И., и Громова А.И. выполнила бы эту обязанность, то это не спасло бы мальчика от гибели.

Из обстоятельств дела очевидно отсутствие причинно-следственной связи между таким фактом – как уведомление или неуведомление ПСС и смертью Маркина В.В.

Смерть Маркина В.В. наступила вследствие получения им травмы от дерева, сломанного под воздействием стихии - смерча, которую человек не может ни предсказать, ни предотвратить. А для того, чтобы устранить возможность негативных последствий от стихии – осужденная Громова А.И. предприняла все возможные действия: после начала непогоды она немедленно прекратила игру, объявила всеобщую эвакуацию, стала выводить детей из леса.

Из документов, исследованных в суде, следует, что прогноз погоды даже незадолго до случившегося, не предусматривал столь сильной непогоды, появления очень сильного ветра, вплоть до смерча, который ломал деревья.

Поэтому даже если бы соответствующее ПСС существовало в Московской области и оно было уведомлено о походе, то исходя из официальных прогнозов погоды никто не стал бы эвакуировать детей заранее. Ничто не предвещало такого развития событий, что в районе лагеря образуется смерч.

В связи с чем, можно утверждать, что отсутствует какая-либо взаимосвязь между действиями Громовой А.И. и наступившими последствиями в виде смерти потерпевшего.

Очевидно отсутствие и последнего из вышеуказанных признаков состава – преступной небрежности со стороны Громовой в отношении смерти потерпевшего, т.е. отсутствует вина.

Обстоятельства дела, подтвержденные доказательствами, указывают на то, что проводимое с детьми мероприятие по ориентированию было рассчитано на непродолжительное время. Местность ребятам была уже достаточно знакома, так как они находились в походе уже третий день.

Предварительно с детьми был проведен инструктаж по технике безопасности и им были показаны маршруты передвижения.

Кроме того, само ориентирование находилось на расстоянии, которое не могло по своей сути представлять опасность для детей – 150-200 метров от лагеря, что подтвердили измерения геодезиста во время проведения «следственного эксперимента». Однако в Постановлении продолжают фигурировать другие цифры «30 минут ходьбы от лагеря», «2-2,5 км от лагеря». Взрослые участники похода незаметно контролировали детей (ориентирование осуществляется детьми самостоятельно и не предполагает присутствие рядом взрослого).

Также следует заметить, что игра начиналась при хорошей погоде, сама обстановка - указывала на не возможность появления грозы, сильного ветра (это подтвердили свидетели и подтверждают фотоматериалы дела). При этом Громовой А.И. прогноз погоды был получен заранее, а также прогноз погоды получался на каждый день через интернет. То есть не было никаких фактов, обстоятельств, которые указывали бы на то, что всё изменится, возникнет смерч.

Таким образом, Громова А.И. не должна была и по обстоятельствам дела не могла предполагать, что погода резко измениться, и порывы ветра начнут ломать деревья.

Смерть потерпевшего наступила вследствие внезапной природной стихии, имел место несчастный случай, и никакой вины Громовой А.И. в этом не усматривается.

Вышеизложенное позволяет констатировать, что в обстоятельствах дела имелись факты, исключающие ответственность по ст. 109 УК РФ:

а) Последствие в виде смерти наступило при соблюдении осужденной профессиональных стандартов.

б) Смерть была вызвана не поведением Громовой А.И., а иными причинами – стихией.

в) Громова А.И. не могла и не должна была предвидеть возможность наступления последствий в виде смерти.

Таким образом, в действиях Громовой А.И. отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ. Имел место казус (случай).

По настоящему уголовному делу судом должна была быть применена ст. 28 УК РФ (Невиновное причинение вреда). Однако суд, в том числе по причине нарушения уголовно-процессуального законодательства, не исследовав всех доказательств по делу, не применил подлежащую применению норму права, регламентирующую понятие невиновного совершения деяния.



Тем самым состоявшиеся по делу судебные акты подрывают основы теории и практики применения уголовного законодательства, нивелируют установленные теорией и практикой отличия между преступной небрежностью и невиновным причинением вреда. Фактически суды в данном случае уровняли такие понятия как преступление, совершенное с преступной небрежностью, и казус.

Следует отметить, что даже если исходить из позиции суда о наличии в действиях Громовой преступной небрежности, то и в таком случае судом неверно применен уголовный закон.

Поскольку суд не учел всех доказательств по делу, не провел их полную и всестороннюю проверку, тем самым суд в нарушение положений ст. 382 УПК РФ применил не ту статью Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которая подлежала применению, исходя из позиции суда о виновности Громовой А.И. в смерти Маркина В.В.

Исходя из обстоятельств дела, Маркину В.В. был причинен тяжкий вред здоровью, смерть наступила позднее. Так в приговоре суда указано: «согласно заключению судебно-медицинского эксперта № 158 от 27.06.2009г. Маркину В.В. были причинены телесные повреждения, повлекшие за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни».

В связи с чем, если суд считает, что Громова А.И. допустила нарушения Инструкции, и имеется связь между содеянным и последствиями, то, представляется, что ее действия должны были быть квалифицированы по ст. 118 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), так как непосредственно ударом дерева был причинен тяжкий вред здоровью.

Данные обстоятельства не были рассмотрены судом, а применение судом не надлежащей статьи Уголовного кодекса РФ является основанием для отмены указанных судебных актов.

Однако, суд надзорной инстанции не учел изложенных доводов и указал на правильность квалификации содеянного.


3.4. Несправедливость приговора.

Вследствие того, что в действиях Громовой А.И. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 109 УК РФ, очевидно, что вынесенный приговор не является справедливым, соответствующим закону.

Следует отметить несправедливость Приговора относительно взысканного с осужденной в пользу отца погибшего размера компенсации морального вреда (даже если не брать во внимание законность и обоснованность осуждения Громовой по ч. 2 ст. 109 УК РФ).

Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Кроме того, при определении размера компенсации также должны учитываться степень вины потерпевшего и имущественное положение причинителя вреда (ст. 1083 ГК РФ).

В Приговоре указано, что взыскание возмещения вреда в сумме одного миллиона осуществлено с учетом материального положений Громовой А.И.

Однако это не соответствует действительности. Громова А.И. в настоящее время нигде не работает, единственным источником ее дохода является пенсия. Муж Громовой А.И. является инвалидом 3 группы.

Потерпевший Маркин В.А. не представлял никаких доказательств причиненного морального вреда.

Ни одно из вышеуказанных обстоятельств по вопросу компенсации морального вреда не было учтено судом при вынесении Приговора. Исковые требования были удовлетворены в полном соответствии с изначально заявленными требованиями.

При этом суд не аргументировал в Приговоре свои мотивы и выводы относительно достаточно большого размера компенсации, взыскиваемого с физического лица.

Тем самым судебные акты незаконны и необоснованны, в том числе в части разрешения вопроса о размере компенсации морального вреда, взысканного с осужденной.
Совокупность изложенных обстоятельств, фактов, нарушений, подтверждает то, что в отношении Громовой А.И. были приняты незаконные и необоснованные судебные акты, в связи с чем, руководствуясь ст. 402-404, 406, 408 УПК РФ,

ПРОШУ:

1. Возбудить надзорное производство и передать надзорную жалобу на рассмотрение суда надзорной инстанции.

2. Отменить судебные акты: приговор Рузского районного суда Московской области от 28 сентября 2010 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 23 ноября 2010 года, постановление Московского областного суда от 14 апреля 2011 года и передать уголовное дело в суд первой инстанции для рассмотрения вопроса о виновности Громовой А.И. и размере компенсации морального вреда, взыскиваемого с Громовой А.И.
Приложение:

1. Копия приговора Рузского районного суда Московской области от 28 сентября 2010 года;










Если по данному поводу нет закона, то он появится. У. Гейтс
ещё >>