Н. А. Мелехова теоретические подходы к анализу телевизионного дискурса - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сравнительный анализ взаимоотношений русскоязычных и англоязычных... 12 1053.41kb.
Билеты по этнополитологии. 309 группа. Место этнополитологии в современном... 1 23.19kb.
Судьба Григория Мелехова по произведению М. Шолохова в романе 1 91.57kb.
Характер и судьба Григория Мелехова Цели: Образовательные 1 92.18kb.
Программа государственного меж 1 113.24kb.
Либерализация торговли и торговый баланс теоретические подходы к... 1 334.23kb.
Исследование посвящено анализу лингво-риторической специфики американского... 1 22.21kb.
Теоретические аспекты исследования дискурса катастроф 1 63.32kb.
Исследование частотных характеристик языковых элементов 1 132.57kb.
Методические подходы к бенчмаркингу российских электросетевых фирм 1 74.3kb.
Требования к параметрам мультиплексоров, ремультиплексоров, сетевых... 1 32.18kb.
Виды информации 1 122.87kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Н. А. Мелехова теоретические подходы к анализу телевизионного дискурса - страница №1/1

Н.А. Мелехова
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ ТЕЛЕВИЗИОННОГО ДИСКУРСА
Данная работа представляет собой опыт описания понятийной базы телевизионного дискурса. Результатом проведенного теоретического обзора станут выводы о степени разработанности проблемы телевизионного дискурса и уточнение терминологического аппарата для дальнейшего практического исследования, цель которого - выявить лингвистические и экстралингвистические средства реализации режима исповедальности в речевом жанре телевизионного интервью.

При анализе телевизионного дискурса можно опираться на достаточно разработанную теорию анализа медиадискурса, поскольку теледискурс в качестве разновидности дискурса массмедиа имеет практически ту же социальную задачу, сохраняет общие системные черты и обнаруживает общие инвариантные признаки.

Существуют различные наименования медиадискурса: масс-медиальный дискурс (Желтухина, 2003), дискурс масс-медиа (Кочкин, 2003, Шейгал, 1998), массово-информационный дискурс (Карасик, 1998, Олянич, 2007). Данные определения часто используются как синонимичные. В данной работе берется за основу определение масс-медиального дискурса М. Р. Желтухиной, определяющей данный термин как «связный, вербальный или невербальный, устный или письменный текст в совокупности с прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами, выраженный средствами массовой коммуникации, взятый в событийном аспекте, представляющий собой действие, участвующий в социокультурном взаимодействии и отражающий механизм сознания коммуникантов. Будучи полевой структурой, масс-медиальный дискурс имеет центр, где располагаются прототипные жанры, и периферии, которую составляют маргинальные жанры, отличающиеся неоднородной природой в силу своего расположения на стыке разных типов дискурса. Масс-медиальный дискурс носит опосредованный характер, то есть между адресантом и адресатом есть дистанция - пространственная и/или временная» [3].

Рассмотрим более подробно две составляющие медиадискурса: понятия «медиа» и «массовая коммуникация». Значительная часть работ по вопросам медиа и массовой коммуникации принадлежит западным теоретикам, таким как Н. Луман, М. Маклюэн, Р. Барт, Ж. Деррида, В. Беньямин, С. Жижек, Г. Дебор, Б. Гройс, Ж. Делез, М. Фуко, К. Силверман, Г. Лассвелл, Н. Постман, Дж. Фиск, Ж. Бодрийяр, Г. Маркузе, Г. Дженкинс, Г. Полок, Ф. Уэбстер, А. Гидденс, Ф. Джеймисон, Т. Адорно и другие. Большинство исследователей рассматривают данные понятия не с точки зрения узконаправленного подхода (как сугубо социальные явления, психологические или лингвистические), а тяготеют к междисциплинарному подходу. Разные исследователи дают следующие определения термина «массовая коммуникация» (нижеследующие цитаты приводятся по работе Назарова М.М. [6]):

- «систематическое распространение сообщений среди численно больших рассредоточенных аудиторий с целью воздействия на оценки, мнения и поведение людей» [7],

- «включает институты, посредством которых специализированные группы используют технологические устройства (пресса, радио, кино и т. д.) для распространения символического содержания большим, гетерогенным и рассредоточенным аудиториям» [9],

- «представляет собой институционализированное производство и массовое распространение символических материалов посредством передачи и накопления информации» [10].

Характерным признаком массовой коммуникации являются так называемые «институты», иначе «учреждения» (как их называет Н. Луман), использующие технические средства для распространения информации. Эти «учреждения» Н. Луман описывает термином «массмедиа» [5]. В отечественной исследовательской традиции вместо «массмедиа» используются понятия СМК и СМИ (средства массовой коммуникации и средства массовой информации).

Таким образом «медиа» или «массмедиа» (в корреляции с термином «массовая коммуникация» их можно считать синонимичными понятиями) по отношению к массовой коммуникации выполняют функцию передачи информации.

Однако медиа - это не только средство. Как отмечает Н. Кириллова, «медиа» - достаточно широкое, неоднозначное понятие, которое не может сводиться к простому «посредничеству»… Это целая среда, в которой производятся, эстетизируются и транслируются культурные коды» [4]. Этой точке зрения отдается предпочтение в данном работе, поскольку определение «среда» наиболее близко к дискурсивному подходу анализа медиасообщений, позволяющему оценивать как текст самого сообщения, так и экстралингвистические условия его реализации.

Значимым для контекста представленного исследования является также известное утверждение М. Маклюэна: «The medium is the message». Медиум есть сообщение. Интересна интерпретация этого высказывания Б. Гройсом, указывающим, что «медиум, в котором субъект языка воплотил некое высказывание.., одновременно и параллельно последнему образует свое собственное высказывание - причем субъект сообщения редко осознает это высказывание медиума и никогда не может его контролировать» [2]. Применение данной трактовки к режиму телевизионного дискурса, где помимо явной коммуникативной интенции говорящего, присутствует еще и независимое от коммуникантов высказывание самого медиума (телевидения), позволит в дальнейшем практическом исследовании рассмотреть структурно-композиционную модель описания телепрограмм, включающую анализ именно таких, собственно телевизионных характеристик (особенностей видеоряда, музыкального сопровождения, заставок, типа кадров, и т. п.) Таким образом, данный подход обеспечит понимание того, каким образом канал телевидения влияет на текст сообщения.

Для анализа телевизионного дискурса необходимо установить его институирующие признаки, которые можно выделить путем сопоставления данного типа дискурса со смежными типами дискурса, близкими ему функционально и по определенным характеристикам. В лингвистических исследованиях (В. Н. Степанов, М. Р. Желтухина, Г. М. Фрумкин, Т. И. Попова) рассматривается соотношение дискурса массмедиа с различными типами дискурса: политическим, рекламным, художественным, религиозным, бытовым и пр.

Что касается анализа собственно телевизионного дискурса интервью «исповедального» типа, то целесообразным видится рассмотреть его корреляцию с религиозным типом дискурса. Очевидная связь телевизионного и религиозного дискурсов прослеживается на уровне мифологизации сознания участвующих в нем коммуникантов. Мифологическую составляющую выделял во всех типах медиа Р. Барт [1], а вслед за ним – и многие современные исследователи медиа. Например, А. Цуладзе трактует соотношение мифа и телевидения следующим образом: «Телевидение не просто посредник между мифотворцами и зрителями. Это особая среда, обладающая рядом уникальных свойств, которые превращают его не только в канал доставки мифов, но и в фабрику по их производству» [8]. Это утверждение во многом объясняет то, как частная, а иногда даже интимная информация, транслируемая на широкую телевизионную аудиторию в интервью исповедального цикла, становится предметом активного публичного обсуждения, как в кадре, так и за кадром (например, в пространстве Интернет-форумов где телезрители обсуждают понравившиеся им выпуски программ). Дело в том, что частные подробности, свойственные коммуникации в режиме исповедальности, выглядят на телеэкране во много раз увеличенными, как под микроскопом. Этот эффект «приближения» сокровенных и приватных деталей присутствует в телесообщении изначально, в силу его институирующих особенностей (поскольку «средство есть сообщение»).

Подводя итоги теоретического обзора, можно сделать следующие основные выводы:

1. Дискурс телеинтервью в качестве разновидности дискурса массмедиа имеет практически ту же социальную задачу, сохраняет общие системные черты и обнаруживает общие инвариантные признаки. Важные составляющие медиадискурса – понятия «медиа» и «массовая коммуникация». Массовая коммуникация представляет собой институционализированное производство и массовое распространение символических материалов посредством передачи и накопления информации. Массмедиа – среда, в которой производятся, эстетизируются и транслируются культурные коды.

2. Телевизионный дискурс - связный, вербальный (на уровне звукоряда) и невербальный (на уровне видеоряда), устный и письменный (титры, текстовые заставки) текст в совокупности лингвистических и экстралингвистических факторов; текст, взятый в событийном аспекте; речь как целенаправленное социальное действие.

3. Телевизионный дискурс, представленный в интервью исповедального типа, функционально сближается с религиозным типом дискурса на уровне мифологизации сознания: исповедальное телевидение продуцирует миф и претендует на активную обратную связь со стороны аудитории, вынося на всеобщее обозрение интимную информацию и намеренно гиперболизируя ее.


Литература
1. Барт Р. Мифологии. М., 1996. 312 с.

2. Гройс Б. Под подозрением. М., 2006. С. 79.

3. Желтухина М. Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ. 2003. С. 132.

4. Кириллова Н. Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну. М., 2005. С. 22.

5. Луман Н. Реальность массмедиа. М., 2005. С. 9.

6. Назаров М. М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М., 2003. С. 10.

7. Философский Энциклопедический Словарь. М., 1989. С. 344.

8. Цуладзе А. Политическая мифология. - М., 2003. С. 251.

9. Janowitz M. The study of Mass Communication. In: International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 3. N. Y., Macmillan and free Press, 1968. PP. 41-53.

10. Thompson J. B. Ideology and Modern Culture. Oxford: Polity Press, 1990. С. 219.










Есть справедливые войны, но нет справедливых войск. Андре Мальро
ещё >>