Н. А. Лактионов «Наше поколение живет воспоминаниями» Воспоминания и размышления старожилов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Н. А. Лактионов в 1941 году наше поколение получило жестокий вызов. 8 1300.39kb.
Н. А. Лактионов За Честь, Победу, Память… Фронтовик Николай Анисимович... 10 1016.79kb.
Краткий очерк интеллектуальной истории ммк. Точный, местами ироничный... 1 321.38kb.
Карл Густав Юнг Воспоминания, сновидения, размышления 19 4359.2kb.
Мифологические представления русских старожилов хакасско-минусинского... 1 75.25kb.
Книга о счастье и несчастьях. Дневник с воспоминаниями и отступлениями. 33 3187.59kb.
Часть первая воспоминания и размышления 2 29 5707.44kb.
А. П. Груцо воспоминания и размышления о прожитом и пережитом (в... 12 2909.47kb.
По главной улице с оркестром… 1 132.52kb.
В. С. Урусов воспоминания и размышления 4 742.69kb.
Щедровицкий Г. П 1 320.81kb.
В. А. Закруткина Работа выполнена 1 285.99kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Н. А. Лактионов «Наше поколение живет воспоминаниями» Воспоминания и размышления - страница №1/4



Н.А. Лактионов
«Наше поколение живет

воспоминаниями»

Воспоминания и размышления старожилов

Выпуск второй




Москва 2014 г.




Предисловие

Мы, ветераны войны и труда, долгожители Великого Российского государства, в завершающимся 2013 году решили оформить свои короткие воспоминания о Великой Отечественной войне — о самом ярком событии нашего поколения.

В книге помещаются материалы с воспоминаниями блокадницы Ленинграда Валуевой Галины Сергеевны, зенитчиц Губаревой Екатерины Яковлевны и Михайловой Веры Андреевны.

В техническом оформлении этих материалов мне очень помогли учащиеся средних школ города Москвы Синельщиков Владислав и Павлюк Виктор. Будем им благодарны.

Эти воспоминания из первых рук будут очень нужны будущим поколениям. Ведь нас ветеранов ВОВ осталось так мало, а время идет так неумолимо год за годом.

Прошло уже много десятилетий, как перестала существовать антигитлеровская коолиция второй мировой войны. Во многих государствах прошли и проходят реформы. Они получаются и удачные, и неудачные, и очень неудачные. Астрологи предвещают различные мировые катаклизмы, но, слава богу, они пока ошибаются в нашу пользу. Так что нам еще жить и жить.

Я сегодня включил Интернет, который знает все, и задал маленький, короткий вопрос: «В какой стране после второй мировой войны прошли самые удачные, для трудового народа, реформы государственного устройства?» Он осторожно осветил много государств , из которых я понял, что удачнее всего прошла реформа в Финляндии. Меня это очень порадовало, ведь Финляндия — это бывшая российская территория, которая явилась первым осколком от нашего государства — В.И. Ленин со своим правительством предоставил Финляндии самостоятельность. Это наш сосед с запада, с востока — Япония тоже мудрая надежная страна, но терпевшая от природы большие бедствия.

Мы благодарим Японию за то, что она честно выполнила договор о нейтралитете, заключенный в канун нападения на нас гитлеровской Германии. Неоднократное требование Гитлера возобновить войну с Россией она не выполнила, в результате этих действий 38 дивизий в критический момент были переброшены с Дальнего востока на оборону Москвы и Сталинграда. Рибентроп объявил всей Германии, что в их поражении под Москвой и Сталинградом виновата Япония.


Вторая мировая война и её последствия
Чем дальше уходим от окончания второй мировой войны, тем меньше остается непосредственных участников великих сражений. Уже установлена такая закономерность, что чем меньше участников войны, тем больше вымыслов и клеветнических измышлений. Самый дорогой материал — это материал, полученный из первых рук непосредственных участников и естественно — архивные материалы. Ясно, что чем меньше чин воина, тем он больше прочувствовал все тяготы того времени: голод, холод, физические перегрузки и опасность, находясь от врага на расстоянии броска ручной гранаты.

Я, да и многие мои сверстники, рожденные в 1926 году, да и частично 1927 года были мобилизованы в армию в неполные 18 лет. Зато нам повезло, так как многие прошли учебные полки, получили хорошую боевую подготовку да и вступили в боевые действия, когда на многих участках фронта уже было достигнуто наше превосходство в наличии и качестве оружия и личного состава.

Я, например, призванный в 1943 году получил права на управление боевой машиной (мотоциклом американского производства «Индиан»). Почему я его назвал боевым, потому что он был сконструирован не для парада, а для боя: жесткие конструкции, боковые дуги для предохранения мотоциклиста от падения (всякое бывало). Хорошая проходимость, не требовал нежности, на нем никто не замечал царапин, трещин. Я даже знаю одну боевую операцию, где специально сняли глушители и как из «лукошка» высыпались из леса десятки машин, атакуя совхоз им. Революции под Севском, когда танки горели, как свечки высунувшись из-под пригорка, чтобы ворваться в совхоз.

Нас хорошо подготовили ориентироваться по карте и на местности, знать хорошо свое и вражеское автоматическое оружие, умели заминировать и разминировать нужный объект

В первые месяцы войны иногда отмечались, к несчастью, другие условия: тактические необходимости не позволяли подготовить солдата из-за отсутствия времени — враг рвался в центр России.

Наш мотоциклетный батальон был всегда приближен к штабу корпуса. Иногда мы шли впереди танковых колонн, особенно в населенных пунктах и лесных массивах, а иногда ставили мотоциклы под общую охрану и сами становились десантниками, влезая на броню танка.

Постоянно, со дня формирования и до конца войны (под Берлином, потом под Прагой 9-12 мая 1945 года) 5гв. ОМЦБ входил в состав 7 гв. Мехкорпуса, которым командовал герой Советского Союза генерал-лейтенант Корчагин И. П. Формирование проходило в 1942 году в Москве и в прилегающих областях. Начал боевые действия под городом Великие Луки, затем в мае 1943 года был переброшен на Орловско-Курскую дугу, преследуя врага продвигался на запад. С ходу форсировал реку Днепр, занял плацдарм, а через некоторое время передал позиции подошедшим пехотным дивизиям — вышел на переформи-рование в Нежинский район.

Подготовка к форсированию реки.
Генерал Корчагин не оставил на старых позициях ни одного солдата, всех вывел с плацдарма как костяк вновь сформированного корпуса. Да и личного состава вернулось обратно из-за Днепра всего-то 900 штыков. 22 воинам корпуса за форсирование реки Днепр были присвоены почетные звания Героев Советского Союза.

После переформирования, в августе 1944 года корпус вошел в действующую армию, в основном, находясь в резерве ставки Верховного главнокомандующего: там где было трудно туда и направлялся корпус, который был полностью механизирован и менял боевые позиции своим ходом. Правда, при отдаленных передислокациях, тяжелая бронетехника перебрасывалась железнодорожными вагонами.

Корпус входил в состав многих танковых армий. Первая боевая задача после переформирования была — участие в боевых действиях по удержанию захваченных позиций на немецкой территории (ноябрь — декабрь 1944 года Восточная Пруссия). Гитлер хотел любой ценой очистить территорию от советской армии. Ведь на весь мир тогда гордо прозвучало — «Русские перешли свою границу и идут на Берлин», не удалось Гитлеру выправить свое положение. Мы не дрогнули и ни шагу не отступили. А вот потом в Берлин попали — это точно.

Затем нас перебросили снова на 1-ый Украинский фронт, форсировали реку Висла под Сандомиром и перешли на плацдарм. 12 января 1945 года начали наступление на запад, по пути подавляя сопротивление немцев. Пришлось ликвидировать группу немцев из 7 тысяч человек, оставленных немцами в лесах для уничтожения штаба 1-го Украинского фронта в районе Родомска под Ченстоховым. Продвигаясь на запад достигли водную преграду (река Одер). С хода переправились и на западном берегу создали плацдарм, чтобы дать возможность саперам возвести понтонные мосты для переправы основным частям корпуса.



Форсирование реки на освобожденный плацдарм
7 февраля 1945 года с рассветом части корпуса подошли вплотную к берегу и после часовой мощнейшей артиллерийской подготовки нам дали команду «вперед». У переправы была сосредоточена хорошая зенитная оборона, так что немецкие самолеты не могли помешать переправе через реку нашим частям.

Некоторые самолеты выскакивали из-за леса, бесприцельно бросали бомбы не добившись успеха. Наши войска медленно, но без остановки продвигались на западный берег, хотя был февраль, льда на реке не было (на западе климат теплее), где проходила наша переправа ширина Одера была около 200 метров я вел по понтону Индиан с включенной передачей держа руль. Понтоны ходили ходуном от невдалеке разорвавшихся авиабомб и снарядов. Вода словно кипела, медленно подплывали к понтону бочки, тряпки и все, что неживое.

Сойдя на западный берег с мотоциклом и пройдя метров 200 для сосредоточения, мы увидели уцелевших немецких солдат, вышедших из траншеи с поднятыми руками.

Несмотря на усталость и раздраженность наших солдат по отношению к немцам, подчинились приказу командира оставили их живыми. Трофейные команды строили немцев в колонны, уже обезоруженных уводили в сторону от солдат, дав им статус пленных. Мы же через несколько минут, преодолевая сопротивление мелких разрозненных группировок немцев, пошли на запад в сторону Берлина, до которого оставалось около 100 километров.

10 февраля 1945 года в районе города Лигниц на третий день после форсирования Одера я получил два осколочных ранения в левую ногу. Примерно через час подошли санитары, сделали мне перевязку, составили описание ранения (я был слегка контужен) и на носилках меня перенесли в санитарную машину. В санитарной машине оказался мой хороший друг Леша Капасовский, очень тяжело раненный. До полевого госпиталя нас везли вместе. В пути я несколько раз давал ему воды, чтобы смочить во рту, на мои вопросы он отвечал только одним словом — «плохо», у него было ранение руки в двух местах и снесена ягодица.

Полевой госпиталь был организован в тылу километров за сорок в молодом ельнике. Были там установлены брезентовые палатки, в которых из еловых жердей сделаны стеллажи, на которых медработники в белых халатах проводили операции, обрабатывали раны, накладывали лангетки и отправляли по мере возможности дальше в тыл. После обработки моих ран, я немного вздремнул (мне дали немного разведенного спирта). После пробуждения нашел костыли, с трудом продвигаясь, начал искать Лешу — я его не нашел ни среди умерших, ни среди раненных. Уже после войны я пытался узнать его судьбу, но мне нашли только один ответ — «есть сведения, что он поступил в полевой госпиталь и дальше никаких следов. Очевидно, он умер в госпитале».

После этого я попал в госпиталь города Ченстохов (Польша), здание пятиэтажной школы с нарами в два этажа. Полежав в госпитале более трех месяцев, 15 мая 1945 года был выписан и через запасной полк был направлен для прохождения дальнейшей службы в Советскую военную администрацию в Германии.

Первой участковой комендатурой была военная комендатура в городе Грефенхайнихен, а через год после ее расформирования служил в В/К города Ауэрбах.

Демобилизовался в Москву в июне 1950 года, прослужив в армии безропотно 7 лет 2 месяца. Вот такая моя боевая и золотая молодость с такой судьбой.

Службой в Советской военной администрации в Германии в мирное время я остался доволен, она оказалась хорошей школой на моем жизненном пути.

Висла-Одерская операция, в которой я непосредственно участвовал, после моего ранения начала называться Берлинской и более масштабно описана в следующей разделе с указанием не только моего 7 гв. Мех. Корпуса, но и других армий и дивизий, продвигающихся на запад, выйдя на оперативный простор для взятия Берлина. Война вернулась туда, откуда пришла.

Воспоминания Г.С. Валуевой – жителя блокадного Ленинграда
«Потерь не счесть,

Страданий не измерить.

Припомни все и

оглянись назад –

И разум твой откажется

поверить

Маргарита Алигер


27 января отмечается День воинской

Славы России – День снятия блокады города Ленинграда (1944 год).


В 1941 году Гитлер развернул военные действия на подступах к Ленинграду, чтобы полностью уничтожить город. 8 сентября 1941 года кольцо вокруг важного стратегического и политического центра сомкнулось. Ленинград оказался в блокаде.

Когда сомкнулось блокадное кольцо, в Ленинграде оставалось помимо взрослого населения 400 тысяч детей – от младенцев до школьников и подростков. Естественно их хотели сберечь в первую очередь, стремились укрыть от обстрелов и бомбежек.

Всесторонняя забота о детях и в тех условиях была характерной чертой ленинградцев, так как дети – это будущее страны. И забота о будущем давала особую силу взрослым, поднимала их на труд и на бой, потому что спасти детей можно было только отстояв город. Сегодня мы вспомним о детях блокадного Ленинграда.

Такие надписи на некоторых домах сохранились

до сих пор в назидание потомкам.
Я родилась в сентябре 1939 года, каждый год мы – это мама, мой брат, который старше меня на 2 года и я летом выезжали на отдых к бабушкам. Одно лето к бабушке под Москву (это к папиной маме) на следующее лето к бабушке с дедушкой под Ленинград (это мамины мама и папа). И в мае 1941 года мы выехали к бабушке с дедушкой под Ленинград, так как мама ждала еще ребенка и бабушка ей оказывала помощь и поддержку. Мы беззаботно грелись в лучах майского и июньского солнца и с нетерпением ждали возможности окунуться в воды Финского залива. И страшное известие о наступлении фашистских полчищ застало нас врасплох, мама, на последнем месяце беременности не смогла с нами эвакуироваться или вернуться в Москву, так как война застала нас в пригороде Ленинграда на Ораниенбаумском плацдарме.

31 июля в самую бомбежку, когда стекла на окнах дрожали и готовы были расколоться на маленькие осколки, хотя были заклеены газетной бумагой крест накрест и закрыты фанерой, появилась на свет моя младшая сестра Анна, от волнений и стресса у мамы пропало молоко и новорожденную кормили разжеванным хлебом, завернутым в марлю, от этого у сестры образовалась мозоль на губе, которая прошла только во взрослом возрасте.

Так как мы приехали в гости и не были прописаны у дедушки с бабушкой, то на нас паек не выдавался и тот паек, который получали дедушка, бабушка и моя тетя (мамина сестра) приходилось делить на 7-ых. Сами можете представить какие это были крохи, вначале мама от своей доли кусочек корочки отрезала и отдавала брату, но дедушка, заметив это, сказал маме: «Если что с тобой случится, что я буду делать с ними троими?» и мама перестала отрезать брату корочку и он надолго затаил обиду.

Я была еще слишком мала, чтобы прочувствовать всю ту тяжелую обстановку и глубину того ужаса, который был во время налетов самолетов и бомбежек, я только помню, как мы прятались под стол или в кладовку во время бомбежек. И еще, когда после ранения и выписки из госпиталя папа в апреле 1943 года приехал за нами, брат, встретив его, сказал: «Папа, а мы Матроса съели». Папа, посмотрев на маму, спросил: «Как матроса?» На что мама ответила – Матрос это была наша кошечка. Как выживали в те дни до сих пор не поддается описанию: в квартирах устанавливали печки – буржуйки и топили стульями, скамейками, всем, что могло гореть, но книги жгли в последнюю очередь.

Александр Фадеев в путевых заметках « В дни блокады» писал: «Дети школьного возраста могут гордиться тем, что они отстояли Ленинград вместе со своими отцами, матерями, старшими братьями и сестрами. На долю ленинградских мальчиков и девочек выпал великий труд охраны и спасения города. Они потушили десятки тысяч зажигалок, сброшенных с самолетов, они дежурили морозными ночами на вышках, они носили воду из проруби на Неве, стояли в очередях за хлебом, отоваривая карточки».

После войны было создано много фильмов о блокаде Ленинграда, но мне запомнился фильм «Зеленые цепочки», который мы дети смотрели по нескольку раз, где рассказано о ленинградских детях, которые обезвредили диверсанта, пускающего ракеты для обстрела наиболее важных объектов Ленинграда.

У ленинградских детей было особое, опаленное войной, блокадное детство. Мы росли в условиях голода и холода, под свист и разрывы снарядов и бомб.

Каждый день мы слушали радио и выступления Ольги Берггольц:


«Я говорю с тобой под свист снарядов,

Угрюмым заревом озарена.

Я говорю с тобой из Ленинграда,

Страна моя, печальная страна…

Кронштадтский злой, неукротимый ветер

В мое лицо закинутое бьет.

В бомбоубежищах уснули дети,

Ночная стража встала у ворот.

Над Ленинградом – смертная угроза…

Бессонны ночи, тяжек день любой

Но мы забыли, что такое слезы,

то называлось страхом и мольбой.

Я говорю нас, граждан Ленинграда,

Не поколеблет грохот канонад,

И если завтра будут баррикады –

Мы не покинем наших баррикад.

И женщины с бойцами встанут рядом,

И дети нам патроны поднесут,

И надо всеми нами зацветут

Старинные знамена Петрограда.


Летом еще ничего было: собирали крапиву, лебеду, особенно я любила растения с круглыми плодами, мы их называли барашками, а зимой плохо было, старались больше спать, чтобы не так хотелось есть. Как мы выжили, в этой круговерти голода, холода и бомбежек до сих пор, с трудом верится.

Это случилось только благодаря семейной любви и твердости характера и дисциплини-рованности моего дедушки Воеводина Павла Филипповича, он четко делил положенный нам паек и находил для нас посильную работу – принести воду в бидоне, подготовить растопку для печки, то есть мы имели свои обязанности по выживанию семьи.

Единственной транспортной магистралью, связывающей блокадный город с большой Землей, была «Дорога жизни», проложенная через Ладожское озеро. За годы блокады по этой дороге с сентября 1941 года по ноябрь 1943 года удалось эвакуировать 1 миллион 376 тысяч ленинградцев, в основном, женщин, детей и стариков.
Сквозь шторм и бури, через все преграды

Ты песнь о Ладоге, лети!

Дорога здесь пробита сквозь блокаду,

Родней дороги не найти!

Эх, Ладога, родная Ладога!

Метели, штормы, грозная волна…

Недаром Ладога родная

Дорогой жизни названа.

Зимой машины мчались вереницей,

И лед на Ладоге трещал,-

Возили хлеб для северной столицы,

И радостно нас Ленинград встречал.


В апреле 1943 года, когда папа после ранения приехал за нами и получил разрешение на вывоз нас в Москву, мы выезжали по «Дороге жизни» через Ладожское озеро. Было тепло и лед на озере уже подтаивал, да и от бомбежек были полыньи. Водители полуторок и день и ночь перевозили в сторону Ленинграда хлеб и продовольствие, а в сторону «большой земли» эвакуировали детей, женщин и стариков и наш водитель заснул за рулем, несмотря на то, что котелок, прикрепленный за его головой качаясь ударял его по голове, усталость и бессонные ночи давали о себе знать.

И только благодаря папе, который вовремя повернул руль от полыньи мы остались живы и разместили нас в эвакопункте, где дали буханку хлеба и мама все старалась откусить от нее кусочек, а папа ее останавливал, все говорил «не ешь, не ешь». Ведь после голода надо начинать есть маленькими порциями, так как желудок сжимался и неспособен был переработать много пищи, очень многие, кажется уже спаслись от голода, умирали от заворота кишок. Очень многие умирали и непосредственно на Ладожском озере, когда уже не было сил передвигаться, маме очень долго снилась наша дорога, и до самой смерти она вспоминала о нашем возвращении в Москву после Ленинградской блокады.

882 дня длилась блокада Ленинграда, многие погибли, но город выстоял.

«Слава и тебе, великий город,

Сливший воедино фронт и тыл.

В небывалых трудностях который

Выстоял. Сражался. Победил»

Вспомним о тех, кто зимою холодную,

В мерзлых лежал блиндажах,

Бился на Ладоге, дрался на Волхове,

Не отступил ни на шаг.

Вспомним о тех, кто командовал ротами,

Кто замерзал на снегу,

Кто в Ленинград пробирался болотами,

Горло ломая врагу.
Вечная память и Царствие Небесное

всем погибшим в блокаду!

Вечная память и Вечная Слава!

Земной поклон Воинам Жизнь

Отстоявшим!


следующая страница >>



Состояние невинности заключает в себе зародыши всех будущих грехов. Александр Арну
ещё >>