Может, в сказках бывает всё?! Меч древний, как цвета мира! Не тот, не тот, не тот - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Демонстрационная версия пикап тренинга Будь Альфой Ты хочешь быть... 3 450.71kb.
Доклад «Школьный проектно-исследовательский центр 1 42.09kb.
Рассказать друзьям 1 64.13kb.
Гнев – признак слабости Муваффаку-ддин Абу Мухаммад Абудулла ибн... 1 141.45kb.
Кредо 1 (173)/ январь 2010 г. С надеждой в будущее 5 895.83kb.
Рассказу Дины Рубиной «Всё тот же сон!» 1 219.35kb.
Братья наши меньшие 1 74.19kb.
Четверг, 01 Июля 2004, 19: 41 3 314.72kb.
Тема №3 Жестокость Эпиграф: «Тот, кто не имеет сострадания, жесток» 1 44.63kb.
Высказывания, советы старцев 5 712.92kb.
Тест по роману Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» 1 35.31kb.
Сто лет назад 4 475.46kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Может, в сказках бывает всё?! Меч древний, как цвета мира! Не тот, не тот, не тот - страница №1/1

Драгон Флай.
Глава 18.
Может, в сказках бывает всё?! Меч — древний, как цвета мира!
— Не тот, не тот, не тот...

Пока Сент-Капеллан важно шёл по двору, бряцая доспехами, Флерони быстро и бесшумно расследовал стоящих в шахматном строю паладинов с внешней стороны на предмет меча, который мог бы подойти под описание "живого", но все они были одинаковы и явно являлись не тем, который им был нужен.

"Он даже не знает, как меч выглядит!" — подумала Иоганни, всё ещё пребывавшая в иллюзии трёх пьяных страусов вместе с Кин Кролли и Синисти.

— Смотрите, он что-то говорит нам беззвучно! — шепнул Кин Кролли, показав на Флерони.

— Ищите, — прочла его губы Синисти. — Нам нужно искать.

— По всему району?! — Шёпот Кин Кролли превратился в дикий хрип. — И отпусти уже меч! Страусы не умеют держать меч!

— Мне нравится. У воина должен быть меч. Хи.

— Колокол не так важен, раз зазвонил, — объявлял Сент-Капеллан. — У каждого из вас есть ровно три часа, чтобы подготовиться, проститься с родными и помолиться покровительнице. Император скоро выступает, значит и мы не отстанем. Разойтись!



— Паст пьюР!

Сент-Капеллан снова только выходил во двор, а паладины снова только выстраивались в шахматный порядок, но в этот раз Флерони стал экзаменовать мечи у другой колонны — той, что была ближе к Церкви Ордена.

— Что за покровительница? — шепнул он Гедасси, который прятался у Сент-Шона за спиной и вздрогнул, как только Флерони коснулся его плеча.

— Флерони! Какая ещё покровительница?

— Колокол не так важен, раз зазвонил, — объявлял в который раз Сент-Капеллан. — У каждого из вас есть ровно три часа, чтобы подготовиться, проститься с родными и помолиться покровительнице. Император скоро выступает, значит и мы не отстанем. Разойтись!

— Вот эта покровительница, — показал пальцем на рот Старого Храмовника Флерони.

— Как будто кто-то знает, — мельком бросил ему Сент-Шон. — Вроде все празднуем её день, а традиция уже так давно затерялась в поколениях, что аж стыдно. А главное, в этот праздник радуются такие все, хотя ещё вчера угрюмые ходили! И не понимают, почему, а перед этим днём суетятся, как бешеные. Эх, вот вы уже не знаете, а раньше был такой праздник как Новый Год! Вот эта покровительница — что-то из того же времени. Похоже, стоит мне проведать Шони. Напоследок...

Сент-Шон глубоко вздохнул и протянул Гедасси и Флерони руки.

— Давайте, выведу вас отсюда.

Паладины быстро расходились, причём все начали спешить и суетиться. Всё стало как-то нервно, а атмосферу во дворе можно было ножом резать. На лицах проходивших мимо паладинов был написан траур. Предстояла большая битва.

— Похоже, Эль Када хочет решить всё раз и навсегда, — сказала Иоганни.

Три пьяных страуса воспользовались всеобщей подавленностью и аккуратно, не привлекая внимания, ретировались подальше от Цитадели, тогда она сняла со всех иллюзии. Синисти так и сохранила меч паладина при себе.

— Тогда у нас вдвое больше причин найти этот меч, — сказал Кин Кролли.

— Остановить битву, — предпочла другую цель Синисти.

— Она права! — шепнула Иоганни. — Нам в этом городе его ни в жизнь не сыскать, хотя...

— Что "хотя"? — взъелся на неё Кин Кролли. — Ты понимаешь, что если мы найдём этот меч...

— И ЧТО БУДЕТ?! — вскрикнула Иоганни.

Кин Кролли умолк, но потом его обуяла ярость, и он закричал на неё в ответ:

— А ТЕБЕ СРАЖАТЬСЯ ОХОТА?! Где бы Эль Када ни готовил своё нападение, где бы КирВаззи ни налаживал оборону, там, непосредственно на месте, мы сделать уже ничего не сможем! Меч — это наш единственный шанс, даже если мы совсем не знаем, к чему именно!

— Король троллей прав, — изрекла Синисти. — В битве проиграют двое. Мы пойдём — и проиграют все.

— Я должна помочь КирВаззи, — прошипела Иоганни, скрипнув зубами. — Я не могу его оставить!

По переулку, в котором они прятались, проходил старец.

— Извините, — аккуратно поприветствовал он их, — но оружие носить в этих местах запрещено.

— НЕ ДО ТЕБЯ, ХРЫЧ! — крикнула Иоганни, но, встретив старца по одёжке, тут же упрекнула себя за это. Второй её взгляд был куда пристальнее. — Э?

Она оторопела, а старец ухмыльнулся и продолжил:

— Конечно, если вы само по себе не оружие.

Кин Кролли передёрнуло, а мир вокруг обрёл свои краски.

Пристально и отстранённо поглядев в металлические серые глаза старца, можно было узреть два небольших дряхлых крылышка, выраставших из его спины. Бедный вид его поначалу внушал омерзение, но человек, знающий новейшую историю Альтерписа, понял бы, почему он так одет. Ростом он был вдвое меньше обычного человека, но, чтобы не вызывать серьёзных подозрений, он ходил по улицам, укрывая свои крылья старым пледом, и получалось, будто на спине у него был большой горб. Словом, на вид это был самый обычный старик, на деле к нему было отвратительно подходить, ну а если и есть какое-то третье "на", по-настоящему это был представитель расы, которая вот уже двадцать лет считалась недосягаемой. В нормальном понимании обычного жителя города Альтерписа дорог между небом и землёй не существовало, но вот перед ними стоял старец, который доказывал обратное.

— Летун?! — взревел Кин Кролли. — Кто-то из вас ещё остался в городе? Я думал, вас всех заперли на небесах, в облачных тюрьмах!

— Потише! — заткнул ему рот рукой старец. — А ты вообще зря думаешь! Вот Некромантов ваших тоже, вроде бы, истребили!

Расставшиеся с Сент-Шоном Флерони и Гедасси подоспели на ажиотаж, собиравшийся вокруг старца.

— Я не знаю, каким образом, — сказала Иоганни, — но я чувствую, что этот старик имеет много общего с тем мечом! Мне это сложно говорить, но как будто... старикан и есть меч!

— АХА! — хотел звонко рассмеяться старец, но быстро заткнул себе рот, вспомнив, как бы его не услышали.

— АХАХАХХААХ! — помог ему Флерони.

— Да я тебя! — махнул на него кулаком старец, но потом улыбнулся и сделал всё правильно.

— АХАХХАХАХАХАХА!

— Да! Вот так! — широко заулыбался Флерони. — ААХАХАХАХАХ!

— Я и совсем забыл: тут что реви, что смейся — всем плевать.

— Жизнь проходит мимо, — сказала Синисти. — Но мир тоже проходит мимо.

— Да, — почесал затылок старец, глядя на неё. — Но вот...

— А как вас зовут? — прервал его Флерони.

— Я — Старец.

— ТАК НЕ БЫВАЕТ! — крикнул Гедасси. — Не может быть имени такого же, как в повествовании. Если футболист, то Гедасси; если иллюзии или как их там, то Синисти.

— Я — Старец, — повторил старец. — МОЖЕТ, В СКАЗКАХ БЫВАЕТ ВСЁ?!

— Проехали, — насупился Гедасси.

— Единственные люди, которых вы никогда не слушали, — это Летуны, — сказал Старец. — А теперь как? Хотите послушать?

— Смотря, что ты расскажешь, — недоверчиво сказал Кин Кролли.

— Хотим! — кивнул на раз-два Флерони.

— Меч, который вы видели, — обратился Старец к Иоганни и развёл руками, — скорее всего, был сделан полностью или частично из крови летуна, и это неудивительно. В наших жилах течёт жидкая сталь. В своё время мы почти захватили Альтерпис, но потом оказалось, что наша кровь — не только сталь, а ещё, собственно, и кровь тоже.

Он поглядел на меч Синисти и с грустью подытожил:

— А вот мечи паладинов — это чистая сталь. Нам не хватало изобретательности, а когда появились первые Бароны и их машины класса "БББ", то исход войны был уже предрешён. Мы бы проиграли, но тем, кто остался на облаках, повезло: у вас появилась новая проблема в виде Некромантов. Я предпочёл остаться здесь, а мои собратья по оружию разрушили все небесные лестницы до единой. Теперь наши города ничто и никогда больше не будет связывать.

— И что даёт этот меч? — спросил Флерони. — Почему человек должен расставаться с жизнью с помощью этого меча?

— Это древний ритуал Летунов, — открыл секрет Старец. — Когда-то давно я уже признавался в этом: меня попросила одна милая, но отчаявшаяся душа. Тогда вышло плоховато.

— Так это ты дал ей меч! — вспылил Кин Кролли и сдвинулся было с места, но Иоганни выставила перед ним руку и отрицательно покачала головой.

— Я понимаю, но прошлое не вернёшь. Давай просто дослушаем.

Кин Кролли тяжело вздохнул, но из головы у него теперь не выходила сансетта Фрилани, и ему стало больно и печально.

— Я отойду... ненадолго. Воды хоть попью.

— Что это с ним? — спросил Старец.

— Он любит её, — сказал Флерони.

— Любил, — поправила Иоганни.

— Любит, — согласно закивал Флерони Старец. — Ты любишь с помощью собственных воспоминаний. Ни Некромант, ни Барон, ни Летун, ни уж тем более Паладин, не дадут тебе те чувства, в которых ты так нуждаешься. Только собственные воспоминания и традиции! И неважно, что ты их придумал! Важно, что ты их придумал!

Эти слова остановили Кин Кролли, и он вернулся в переулок, чтобы послушать Старца ещё немного.

Отведённые три часа истекли, и на одной из соседних улиц при Цитадели паладины во главе с Сент-Капелланом забряцали своими доспехами. Со всего района к ним постепенно стягивались воины Императорской армии. Рядом со Старым Храмовником шёл сам Раттони V и громко трубил в рупор:

— Военное положение! Объявляю в городе военное положение! Всем гражданским укрыться в своих домах! Всем войскам приказываю примкнуть к Императорской гвардии Паладинов и ждать дальнейших приказов от Старого Храмовника! Повторяю... Военное положение!

Один из паладинов шёл с гонгом наперевес и сильно ударял в него каждый раз, как Раттони собирался заново озвучивать своё сообщение народу.

— Ишь как орёт! — злобно засмеялся Старец.

— Мы отклонились от темы, — сказал быстро Флерони. — Ради чего пожертвовала собой сансетта Фрилани?

— А ведь они перебьют друг друга, — начал свои собственные размышления вслух Старец. — Да! Да!! И поделом им, разве ты так не считаешь? А, малец? Вам-то какое дело? И тогда я снова смогу увидеть своих собратьев Летунов! Вы нас не видите, но мы-то за вами наблюдаем! Нам сверху легче лёгкого это делать!

— Сверху? — ухмыльнулся Флерони. — ДА Я НА ТЕБЯ СМОТРЮ СВЕРХУ!

Старец перестал горбиться и расправил крылья, но Флерони всё равно был выше ростом.

— Меч важен, — сказала Синисти. — Он знает.

— Да! — крикнул Гедасси. — Иначе бы так не уклонялся от вопросов!

— Она хотела остановить то, что происходит сейчас! — поверила в сансетту Иоганни. — Я в этом уверена! И ритуал жертвоприношения...

— ...осуществит любое ваше желание относительно мира вокруг вас, — продолжил её мысль Старец. — А теперь смотрите, чего я хочу! Вот моё истинное желание!

Он вынул из-за пазухи тот самый клинок, Иоганни узнала его с первого взгляда, но ужаснулась, когда Старец прислонил его к своей груди.

— Стой!


Но Старца было не остановить. Он нелепо размахнулся мечом и со всей силы вонзил его себе в грудь. Флерони только и успел, что сделать нервный полушаг в сторону Старца, но было уже поздно.

— Я хочу, чтобы этот мир озарился красным цветом! — захохотал Старец, сходя с ума. — Вы не можете разрезать кровь кровью! Вы можете разрезать её только сталью!

Старец был жив, но вместо него умер меч желания, расколовшись об его грудь на мелкие осколки.

Гедасси смотрел на смеющегося Старца, и в нём закипала большая ярость.

— Мы... — всхлипнул он, в гневе хватая Старца за крылья. — Мы могли пожелать мира! Что ты наделал?! Теперь битва произойдёт — и нам никак её не остановить! Ты отнял у нас последнюю возможность!

— А зачем и пытаться? — развёл руками сумасшедший Старец, ещё больше усилив гнев Гедасси, который сильно толкнул его и буквально вмазал в одну из стен домов переулка.

Но Старец лишь горько смеялся, ожидая, пока Гедасси остынет. Иоганни была в шоке, но не могла не проникнуться истинными чувствами мальчика-футболиста. Чувства Синисти, как всегда, не поддавались определению, а вот Флерони присел рядом со Старцем и глубоко задумался.

— Ты? — взревел Гедасси, глядя на Флерони. — И ты за него?

— Он-то прав, парень, — сказал Старец. — Мне следовало сделать это давным-давно. А что — кто-то из вас сделал бы то же самое, что и ваша сансетта? Кто стал бы жертвовать собой ради мира? А?! Скажите мне! Да вы слабаки те ещё!

По лицу Гедасси катились горячие слёзы, но он хотел, чтобы всё вернулось: его отец, семья. Он хотел, чтобы вернулись те, с кем так весело ему игралось на футбольном поле. Он не хотел, чтобы лицо деда Сальти грустнело, когда тот рассказывал ему о своих друзьях-соратниках, павших на поле боя. Наконец он хотел, чтобы Фрилани не умерла, а чтобы Некроманты вообще не приходили; чтобы не были разрушены три плотины, и КирВаззи с БахШтрассом смогли спокойно убраться восвояси; чтобы, чтобы...

— Я... — выдохнул наконец Гедасси. — Я бы... пожертвовал!

Старец только покачал головой, но чего он не ожидал, так это что Флерони шёпотом скажет ему на ушко откровенное "Спасибо", поднимется да как рассмеётся своим диким смехом и потреплет плечо своего друга, а потом скажет:

— Никогда не видел, чтобы ты так долго думал. А не многого ли ты сейчас про себя назаказывал? Не похоже, чтобы это было одно желание, голова-кирпич!

— Может, я и не прочь увидеть, как этот город озарится красным, — сказал Старец, — однако, мне сойдёт любой из цветов. В конце концов, я уже старец и жил здесь долго. А меч у вас есть.

Он показал на Синисти, которая так и не отпустила меч, отобранный у паладина-охранника.

— Чистая сталь, — согласилась со Старцем Синисти.



— Кажется, — обернулся ко всем Флерони, — мы сами решим, в какие краски нам этот мир раскрашивать.




Хорошие манеры трудно сохранить в бедности. Лилиан Хеллман
ещё >>