«Мир и политика». 2011.№4(55). С. 103-108 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сборник научных трудов / отв. Ред. А. А. Тишкин. Барнаул: Изд-во... 1 103.37kb.
Борьбы с терроризмом 1 333.81kb.
«Власть». 2009.№11. С. 105-108. Политика наполеона в отношении французских... 1 107.46kb.
Мир мифа и мир повседневности в семикнижии К. С. Льюиса «Хроники... 1 102.39kb.
По горизонтали: Мизер. Преферанс. Бобби. 14. Авто 1 37.86kb.
Абонементы сезона 2013–2014 10 1463.82kb.
Абонементы сезона 2013–2014 33 1529.28kb.
Исследование проведено при поддержке the ned москва, 2011 2 6 1238.71kb.
«108 лекарств» «108 болезней» 4 539.19kb.
14 февраля, понедельник 09. 30-10. 00 – Открытие курсов. (ауд. 1 43.35kb.
Окружающий мир 3 647.63kb.
Июня 2011 г. Миротворчество в Нагорно-Карабахском конфликте 1 72.61kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Мир и политика». 2011.№4(55). С. 103-108 - страница №1/1

«Мир и политика».-2011.-№4(55).-С.103-108.
Роль ООН в нагорно-карабахском конфликте


А.С. Вартанян

Дипломатическая Академия МИД РФ Аспирант


В период с апреля по ноябрь 1993 года Совет Безопасности Организации Объ­единенных Наций1 принял 4 резолюции по нагорно-карабахскому вопросу2, которые были обращены как к армянской, так и азербайджанской сторонам конфликта, призвав их, прежде всего, к прекращению военных и враждебных действий, к вы­воду войск с контролируемых территорий при обеспечении безопасности армянс­кого населения Нагорного Карабаха, прекращению блокады и т.п., чтобы, тем са­мым, разрядить вооруженную стадию конфликта, перевести его урегулирование в мирное русло.

Анализируя перечисленные документы, важно обратить внимание на их между­народно-правовой статус. Резолюции СБ ООН, обязательные для государств-чле­нов, как правило, составляются на компромиссной основе. Неприемлем выбороч­ный подход к ним, то есть недопустимо выполнять или требовать выполнения только тех положений, которые соответствуют интересам той или иной стороны конфликта. Принципиально значимо своевременное выполнение всех положений резолюции без каких-либо изъятий.

Характерно, что в период, последовавший за принятием указанных резолюций СБ ООН, их выполнения чаще и настойчивей требовал Баку, однако лишь в той их части, где говорится о "немедленном", "полном" и "безоговорочном" выводе окку­пационных сил из районов Азербайджана, занятых армяно-карабахскими войска­ми, и возвращении туда своих беженцев. Азербайджан, по сути, сводит требова­ния резолюций к освобождению оккупированных территорий. Другие требования в Баку не акцентируются. Ему надо привлечь внимание к оккупации - тяжкому пос­ледствию вооруженного конфликта, к боли вынужденных переселенцев. Но этим самым хотят также оттеснить на второй план устранение главной спорной пробле­мы и причины конфликта - определение статуса Нагорного Карабаха.

Важно помнить, что уяснение и понимание содержания резолюций СБ ООН не­возможны без учета реалий обстановки, в которых они принимались. Рассматрива­емые документы были приняты в период с апреля по ноябрь 1993 года, то есть в самый разгар войны в Нагорном Карабахе и близлежащих районах. Тогда перво­очередным и главнейшим требованием мирового сообщества, обращенным к участникам конфликта, было незамедлительное прекращение военных действий и иных враждебных актов. Именно это требование красной нитью проходит через все 4 резолюции СБ ООН.

СБ ООН выдвинул это требование еще 30 апреля 1993 года в первой резолю­ции - Резолюции 822, но на его выполнение не хватило и последующих резолюций.

Потом еще год в регионе шла война, нарушались нормы международного гумани­тарного права, увеличивался поток беженцев и вынужденных переселенцев. Но ведь "незамедлительность" прекращения огня не подразумевала отсрочки выпол­нения этого требования, в связи с чем сторона - нарушитель этого требования должна была, согласно резолюциям, нести особую ответственность за игнорирова­ние воли международного сообщества.

По мнению В.Н. Казимирова, "безгрешных тут нет, но "пальма первенства" все же бесспорно принадлежит азербайджанской стороне. Даже теряя контроль над своими территориями, руководство Азербайджана - и при А.Эльчибее, и при Г.Али­еве - упорствовало в попытках добиться перелома на фронте и решить конфликт силой. Уповая на нее, оно не имело право забывать о рисках для собственных тер­риторий, о своей доле ответственности за появление и расширение оккупирован­ных земель. А оккупация вновь заталкивала его в порочный круг отказов и срывов миротворческих инициатив. За годы активного посредничества России набрался целый календарь нарушений сторонами прекращения огня, уходов от таких догово­ренностей и других недооценок миротворчества (эзоповским языком говорит об этом и Резолюция 884)"3.

Напряженная политико-дипломатическая борьба развернулась вокруг Резолю­ции 822, хотя Азербайджан был непосредственным инициатором ее принятия. Так, когда Россия, США, Турция и председатель Минской конференции СБСЕ в мае 1993 года предложили сторонам конфликта подтвердить готовность выполнить ее, Ереван и Степанакерт сделали это, а Баку - нет. За несколько часов до принятия СБ ООН Резолюции 822 Россия, США и Турция согласовали компромиссные пред­ложения, которые в обмен на уход армян из Кельбаджара предусматривали возоб­новление переговоров сначала в узком составе по схеме: "5+1", а затем в рамках Минской группы СБСЕ и лишь приостановку военных действий на 60 дней. Резолю­ция СБ ООН 822 была на этот счет гораздо радикальнее, потребовав от участников конфликта "немедленного прекращения всех военных действий и враждебных ак­тов в целях установления прочного прекращения огня". Получив ее текст, Москва незамедлительно предложила Вашингтону и Анкаре привести уже подготовленную, но еще не переданную сторонам конфликта трехстороннюю инициативу в соответ­ствие с Резолюцией СБ ООН 822, но те отклонили это предложение.

После первых договоренностей об ограничении военных действий, отказа Баку их продлить и последовавшего за этим взятия армянами Агдама Резолюция СБ ООН 853 от 29 июля 1993 года призвала стороны "достичь прочных договореннос­тей о прекращении огня и соблюдать их", "срочно возобновить соблюдение прек­ращения огня, установленного в результате прямых контактов, предпринимаемых при содействии правительства Российской Федерации в поддержку Минской груп­пы". Но срочно не получилось. Азербайджан пошел на прекращение огня в мае 1994 года "вовсе не ради выполнения резолюций СБ ООН, которые в этой части более года упорно игнорировал, а в результате ряда военных неудач, поставивших его руководство на грань полного поражения и потери власти"4.

Фактическое, а не декларируемое прекращение огня между участниками нагорно-карабахского конфликта с 12 мая 1994 года было достигнуто уже не столь­ко благодаря указанным резолюциям СБ ООН, сколько благодаря посредничеству России и жесткому заявлению Совета глав государств-членов СНГ от 15 апреля 1994 года, впервые вознесшего требование о прекращении кровопролития в глав­ный приоритет урегулирования конфликта. Соглашение о прекращении огня было не временным, а бессрочным (по умолчанию), и подписано по настоянию Москвы не двумя, как ранее (Баку, Степанакерт), а тремя сторонами конфликта (Баку, Сте­панакерт и Ереван5.

Специфической особенностью рассматриваемых документов СБ ООН является то, что через них сквозной линией проходит и требование освобождения захвачен­ных территорий и немедленного вывода всех оккупирующих сил. В Баку постоянно утверждают, будто бы все резолюции требуют безоговорочного вывода, но это не так - только Резолюция 853 от 29 июля 1993 г.

Резонен вопрос, почему слова "безоговорочный" нет в резолюциях СБ ООН 874 и 884? По всей видимости, потому, что не мог СБ ООН вознаграждать за невыпол­нение своих резолюций. Как раз на этом фоне безусловное прежде требование превратилось в предмет переговоров между сторонами. Этот вопрос много раз был темой переговоров, но не решен как из-за позиции армян, так и Баку.

В связи с тем, что Баку 19 мая 1992 года отказался участвовать в Минской кон­ференции СБСЕ, пока армяне не оставят Шушу и Лачин, а 6 апреля 1993 года ушел с консультаций "Минской пятерки" в Женеве из-за удачной военной операции ар­мян по контролю над Кельбаджаром, СБ ООН предлагал "немедленно возобновить переговоры... в рамках мирного процесса Минской группы" (Резолюция 822), нас­тоятельно призывал воздерживаться от любых действий, мешающих мирному раз­решению конфликта, и "продолжать переговоры в рамках Минской группы, а так­же посредством прямых контактов" (Резолюция 853), призывал к скорому созыву Минской конференции (Резолюция 874). Переговоры в рамках Минской группы СБСЕ/ОБСЕ были затем продолжены, а прямые контакты со Степанакертом, вопре­ки трем резолюциям СБ ООН, Баку в конце 1993 года полностью свернул.

Противостоящей Азербайджану стороной рассматриваемые документы СБ ООН называют "местные армянские силы" (Резолюция 822), "армян нагорно-карабахского района Азербайджана" (резолюции 853, 884). И под прямыми контактами, со­ответственно, понимались контакты по линии: Баку - Степанакерт.

Отдельным пунктом во всех рассматриваемых резолюциях СБ ООН проходит те­зис об ухудшении отношений и напряженности между Азербайджаном и Арменией. Ни в одной из них Армения не отмечалась как противоборствующая сторона. Ей ад­ресовались призывы "продолжать оказывать" или "использовать свое влияние" на армян Нагорного Карабаха (резолюции 853, 884). Нагорный Карабах по смыслу проходит как участник конфликта, хотя называется - как и Азербайджан - то "за­интересованной стороной", то просто "стороной" (резолюции 853, 874, 884). Ина­че говоря, косвенным образом резолюции подводят к мысли о том, что нагорно-карабахский конфликт по конфигурации - трехсторонен.

В указанных резолюциях СБ ООН затронуты и другие аспекты конфликта, в том числе гуманитарные, например:

СБ ООН "призывает (здесь и далее выделено в документе) обеспечить беспре­пятственное осуществление международной деятельности по оказанию гуманитар­ной помощи в регионе" (Резолюция 822);

СБ ООН "просит Генерального секретаря и соответствующие международные учреждения предоставить чрезвычайную гуманитарную помощь пострадавшему гражданскому населению и помочь беженцам и перемещенным лицам вернуться в свои дома с достоинством и в условиях безопасности" (Резолюция 874).

Касаясь непосредственно проблематики выполнения нагорно-карабахских резо­люций СБ ООН участниками конфликта, можно констатировать, что:

 во-первых, Азербайджан на протяжении года не выполнял самое существен­ное требование всех 4-х резолюций - прекращение огня. Азербайджанская сторона не отказалась от недружественных актов, не желала прекращать боевые действия, продолжала делать ставку на силовое решение конфликта. Все это отри­цательно повлияло и на выполнение других требований, в том числе другими участ­никами конфликта. Судя по всему, не намерен выполнять Баку эти резолюции и сейчас в части прекращения враждебных актов, восстановления экономических, транспортных и энергетических связей в регионе, прямых контактов с Нагорным Карабахом, созыва Минской конференции ОБСЕ;

во-вторых, Армения практически не отреагировала на призыв мирового сооб­щества оказывать "сдерживающее" влияние на НК и в настоящее время умышлен­но не акцентирует внимания на нем в переговорном процессе;

в-третьих, Ереван и Степанакерт продолжают не выполнять требования выво­да оккупирующих сил из районов Азербайджана за пределами НК под предлогом необходимости "пакетного", всеобъемлющего урегулирования.

Следует согласиться с мнением В.Н. Казимирова о том, что: "Невозможно счи­тать резолюции СБ ООН по Карабаху выполненными, а позиции сторон в конфликте адекватными им. Показательно, что СБ ООН не стал больше принимать резолюций по этому конфликту, ибо их невыполнение сторонами подрывает его авторитет"6.

Достичь полномасштабного осуществления проанализированных выше резолю­ций СБ ООН можно лишь при безусловной реализации взаимных обязательств сто­ронами нагорно-карабахского конфликта, изменении нереалистичных моментов в их позициях, в частности, позиции Азербайджана по поводу декларируемого им от­каза от переговоров с представителями непризнанной НКР. Однако, похоже, что стороны конфликта не хотят это делать, периодически используя трибуну ООН для "навязывания" мировой общественности собственной транскрипции вопроса.

На этом политико-дипломатическом фронте к настоящему времени успехов по­ка больше у Баку, что подтверждает, в том числе, принятие 14 марта 2008 года 62-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе Азербайджана, иных го­сударств-членов ГУАМ Рекомендательной резолюции по Нагорному Карабаху7, за которую проголосовали представители 39 государств из 146, принявших участие в заседании.

Показательна сама по себе хронология процесса. Еще раньше в проекте резо­люции: "О ситуации на оккупированных территориях Азербайджана", предложен­ной Азербайджаном к рассмотрению 26 ноября 2004 года на заседании 59 сессии Генеральной Ассамблеи ООН, наличествовали достаточно жесткие формулировки ("оккупированные районы /территории/ Азербайджана" и т.п.) и пункты к исполне­нию (рекомендация Генеральному секретарю ООН направить в Нагорный Карабах наблюдательную миссию с целью изучения приведенных "фактов" и др.).

Накануне заседания Армения усилила активность. Ереван выступил с ультимату­мом об отказе от переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, если Баку будет настаивать на принятии в ООН резолюции, касающейся "оккупиро­ванных территорий Азербайджана". И это, в известной степени, способствовало то­му, чтобы соответствующий документ тогда не прошел. На это решение повлияло и то, что три сопредседателя Минской группы ОБСЕ (США, Россия и Франция), кото­рые, как известно, являются и постоянными членами СБ ООН, выразили отрицатель­ное отношение к обсуждению этого вопроса в ООН.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН отражает стремление Азербайджана и поддержавших его позицию членов ООН не допустить международно-правового признания Нагорно-Карабахской Республики (НКР, Республики Арцах), что входит в некоторое противоречие с целями данной Организации.

Во-первых, глава IV Устава ООН закрепляет: членство в Организации открыто для всех миролюбивых государств, которые принимают на себя обязательства сле­довать всем требованиям настоящего Устава и, по мнению Организации, могут и хотят следовать этим принципам.

Во-вторых, НКР должна быть официально представлена в ООН во имя признания и уважения прав и основных свобод человека и гражданина, населения НКР в соот­ветствии с положениями Всемирной Декларации прав человека 1948 года, Между­народного Пакта о гражданских и политических правах 1966 года и принятого в том же году Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах8.

В-третьих, не имея своего представительства в ООН, народ Нагорного Караба­ха лишен права участвовать в обсуждении, принятии и реализации решений, кото­рые могут оказать судьбоносное влияние на его общественно-политическое разви­тие, экономику и безопасность.

В-четвертых, приняв Рекомендательную резолюцию по Нагорному Карабаху, Ге­неральная Ассамблея ООН, а фактически - международное сообщество, сделали вид, что НКР как бы и не существует, но такая позиция неконструктивна. Это при­водит к недоразумениям. В частности, в официальных справочниках и иных публи­кациях ООН не содержится конкретных статистических данных о НКР, что лишает народы мира объективной информации о ситуации в Нагорном Карабахе и Южном Кавказе в целом.

Следует отметить, что вопрос о Нагорном Карабахе обсуждался в рамках этой Организации и в дальнейшем. Так, на 65-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в ноябре 2010 года состоялись обсуждения по пункту повестки "право народов на самоопределение"9, в ходе которых с речами выступили представители делегаций примерно 40 стран и международных организаций. В частности, в обсуждениях приняла участие и Армения в лице своего постоянного представителя посла Карена Назаряна, который отметил, что попрание этого права приводит к трагическим последствиям, войне и разрушениям. В Карабахе армянский народ боролся за свое право на свободу, противостоя развязанной против него войне и всем попыт­кам уничтожить его на своей же родине. Народ Нагорного Карабаха, реализуя пра­во наций на самоопределение, сделал свой выбор в пользу суверенитета и для дос­тижения этой цели использовал все правовые механизмы. Он также отметил важность роли ООН и реализации права наций и народов на безоговорочное и пос­тоянное самоопределение для гарантирования мандата10.

В настоящий момент Нагорно-Карабахская Республика не получила признания со стороны государств-членов ООН и не является ее участником; в связи с этим в официальных документах государств-членов ООН и образованных ими организациях по отношению к НКР не употребляются некоторые политические категории (прези­дент, премьер-министр, выборы, правительство, парламент, флаг, герб, столица)11.

При всем этом главную ответственность за достижение урегулирования нагор­но-карабахского конфликта несет не ООН, а ОБСЕ. ООН в лице Совета Безопаснос­ти и других органов неизменно высказывается в поддержку деятельности ОБСЕ, а так же двусторонних и иных усилий на разных уровнях в пользу скорейшего урегу­лирования нагорно-карабахского конфликта. Но на этом ее роль практически за­канчивается.

Правда, одно время в Вашингтоне прорабатывали вопрос о возможности нап­равления в район Нагорного Карабаха "голубых касок" ООН, помышляя при этом о создании в регионе своих военных объектов. Однако от этой идеи ввиду сложной обстановки пока что пришлось отказаться12.



В итоге главным и единственным достижением этой организации остается пе­ремирие. Показательно, что СБ ООН не стал больше принимать резолюций по это­му конфликту, ибо их невыполнение сторонами подрывает его авторитет. Однако при новой вспышке насилия, возобновления военных действий и окончательного провала мирных переговоров именно деятельность ООН в лице Совета Безопаснос­ти вновь выйдет на первый план.
Примечания
1 Выступление А. Зиновьева на круглом столе "Возрождение России: концепции и реальность", проведенного Российской Академией наук и Американским университетом в Москве 28 июня 1991 года

2. Чигирин Иван. "Белые и грязные пятна истории. О тайне смерти И.В.Сталина и о некоторых обстоятельствах его правления". Великие Луки, 2008, С. 307. ISBN 978-5-350-00158-7.




Военное воспитание внедряет отвагу при помощи страха. Тадеуш Котарбиньский
ещё >>