Михаил Емельянов депутат Госдумы рф, партия «Справедливая Россия» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Империя сверхлюдей 1 75.78kb.
Беседа от 17 сентября 2013 года 4 616.3kb.
М. В. Бабийчук обратил внимание на то, что «Газпром», подрядные организации... 1 28.03kb.
Информация о поступлении и расходовании средств региональных отделений... 1 50.86kb.
Политические партии 1920 года 1 377.05kb.
Путь в будущее наука, глобальные проблемы, мечты и надежды 1 55.9kb.
Фракция новгородского регионального отделения всероссийской политической... 1 77.78kb.
Международный издательский проект 20 3876.07kb.
Российская оппозиция может запустить новый телеканал 1 21.16kb.
731 Зарегистрировано – 674, отмена выдвижения – 16, отсутствие оснований... 19 3642.23kb.
Политические партии 1930 года 3 431.13kb.
I теоретическая модель 1 90.08kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Михаил Емельянов депутат Госдумы рф, партия «Справедливая Россия» - страница №1/1

Михаил Емельянов

Власть компрадоров

Видео: http://poznavatelnoe.tv/emelyanov_vlast_kompradorov

Собеседники:

Михаил Емельянов (депутат Госдумы РФ, партия «Справедливая Россия», http://emeljanov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)



Артём Войтенков: Михаил Васильевич, вы вошли в Межфракционную депутатскую группу в Госдуме РФ, которая называется «За суверенитет». Объясните, пожалуйста, что это за группа, почему вы туда вошли и чем она будет заниматься?
Михаил Емельянов: Любая межфракционная группа создаётся для защиты неких интересов и ценностей, которые не имеют чёткой политической окрашенности, а могут разделяться депутатами различных фракций. Я считаю, что защита суверенитета Российской Федерации, её целостности, как раз и является такой ценностью.

Другой вопрос: от кого защищать? В любой нормальной стране очень трудно представить себе такую группу, потому что вряд ли будет допущена в политическое и медийное пространство сила, которая будет на такую ценность, как суверенитет государства, посягать. Но, к сожалению, Россия находится в полуколониальном состоянии, и внутри нашего общества, нашей политической системы, есть такая сила – я её называю компрадорской силой, которая как раз своими действиями постоянно пытается влиять на политику и проводить решения, которые подрывают суверенитет Российской Федерации. Противостоять этим попыткам – одна из задач этой группы.

Другая задача – провести те решения, которые укрепляли бы наш суверенитет и исправили те ошибки, которые за последние годы были допущены именно с точки зрения ослабления суверенитета.
Артём Войтенков: Какие это в частности ошибки?
Михаил Емельянов: Я – первый заместитель Председателя по экономической политике, поэтому меня больше всего волнует экономическая политика. Я считаю, она в основе всего. Притом что внешняя политика вроде как патриотическая: наш Президент произносит патриотические вещи (например, как в Мюнхене в 2007-м году), мы защищаем наших союзников, как это было с Грузией, к сожалению, все последние годы экономическая политика проводится совершенно не в интересах Российской Федерации. Политика, которую проводит Центробанк, Правительство, финансово-экономическая власть – не в пользу российских производителей, а в пользу импорта. Политика примерно такова: нам выгодно, чтобы выгодно было импортировать ширпотреб, выгодно было заниматься финансовыми спекуляциями, выгодно было заниматься спекуляциями на рынке недвижимости, выгодно, чтобы рос сектор торговли. Однако, если говорить о промышленности и сельском хозяйстве, то по отношению к этим отраслям финансовая, экономическая и монетарная политика депрессивна.

Есть несколько факторов, которые фундаментально влияют на то, что производством заниматься в России невыгодно.

1. Совершенно неадекватный курс рубля. При таком курсе рубля наша промышленность и сельское хозяйство не конкурентоспособны.
Артём Войтенков: Подождите, а причём здесь курс рубля? Казалось бы, установили курс рубля к доллару: будет он 30 или 10 рублей, какая разница?
Михаил Емельянов: Давайте посмотрим. Допустим, производится телевизор в России и импортируется телевизор в Россию. Цена их, скажем, 30 тыс. рублей. Если рубль к доллару 1:30, то 30 тыс. рублей – это 1 тыс. долларов. Если рубль будет 1:60, то тогда цена телевизора для импортёра будет в два раза дороже и наш телевизор по цене будет более конкурентоспособнее.

В стране с низкой производительностью труда и со слабой экономикой не может быть высокий рубль. Ведь в том же Китае все его успехи основаны не на том, что у них низкая заработная плата. Китай сознательно занижает курс своей валюты юаня и за счёт этого получает конкурентное преимущество в экспорте своих товаров и захвате внутреннего рынка.

У нас ситуация совершенно противоположная. Мы завышаем собственный курс рубля и делаем своё производство невыгодным. Зато к нам выгодно импортировать, поэтому у нас в некоторых областях импорт достигает 80%. По-моему, меньше 40% ни в одной торгуемой отрасли доли импорта нет. Искажена структура экономика. 27% экономики у нас занимает розничная торговля. Ни в одной стране мира такого нет.
Артём Войтенков: Это много или мало?
Михаил Емельянов: Это очень много. У нас нет производства, у нас есть торговля. Вся страна торгует. Наша экономика очень проста – экономика трубы. Мы сырьевые ресурсы гоним на Запад, а там закупаем ширпотреб. Ничего производить в России невыгодно, благодаря курсовой политике, а курсовая политика – в интересах финансовых спекулянтов. Это однозначно.

Возвращаясь к факторам, которые фундаментально влияют на то, что в России невыгодно заниматься производством.

2. Цены на энергоносители. По цене газа мы уже сравниваемся с Европой. Уже хуже, чем в США. По цене электроэнергии мы превышаем затраты, не говоря уже о Китае, Европе и США. Себестоимость нашей продукции растёт.

Налоговая политика опять же депрессивна по отношению к российскому производителю. Если посмотреть, что принимала Дума, какие законы, то мы очень много принимаем законов, которые дают какие-то налоговые поблажки. Но они даются либо сырьевому сектору, либо торговле, либо финансовым спекулянтам. Недавно внесли закон, чтобы розничным сетям компенсировать их потери от воровства. Но я не помню ни одного законопроекта, который бы смягчил бремя для производителей.
Артём Войтенков: Подождите, а кто будет компенсировать? Откуда?
Михаил Емельянов: Бюджет.
Артём Войтенков: У них будут воровать, а мы им из бюджета будем платить народные деньги?
Михаил Емельянов: В том-то и дело, такой беспредел. Сейчас сформировалось очень сильное лобби этой компрадорской буржуазии, компрадорского бизнеса. В него входят импортёры ширпотреба, розничная торговля, крупные торговые сети. В него входят те, кто занимается спекуляциями на бирже, в него входят те, кто занимается спекуляциями на рынке недвижимости. Всем им такая политика выгодна и они лоббируют её в правительстве.

Ещё один фактор, который тормозит экономический рост.

3. Таможенно-тарифная политика. Мы вступили в ВТО на очень невыгодных условиях. Одно из последствий этого вступления – вчера приняли закон о компенсации с бюджета тех потерь, которые несут иностранные инвесторы в связи со вступлением в ВТО. В чём суть? К нам пришли зарубежные автопроизводители. Они пришли потому, что в России были высокие таможенные пошлины на автомобили, ввозить автомобили было невыгодно, и они решили разместить своё производство.

Мы вступили в ВТО. Мы резко снизили таможенные пошлины, в том числе и на подержанные автомобили. Теперь западные автомобили нам говорят: зачем мы будем производить здесь автомобили, чтобы они конкурировали с нашими же подержанными автомашинами; наше производство здесь будет невыгодным.
Артём Войтенков: Получается, здесь производство в любом случае дороже, чем у них, за рубежом?
Михаил Емельянов: Конечно. Зачем им здесь производить, если можно совершенно спокойно произвести в Польше, Турции, Румынии, в Китае, и привезти к нам. Они говорят: нет, давайте компенсируйте. Вчера голосами «Единой Росси» был принят законопроект, по которому из бюджета иностранным производителям будут выплачиваться компенсации за то, чтобы снизили таможенные пошлины для вступления в ВТО. Мы сначала за «шапку сухарей» отдали свой рынок иностранным производителям, когда они построили сборочные производства, вместо того, чтобы развивать собственный Автопром. Потому что это не наш автопром, технологии нам не передаются, а используется наша рабочая сила и дешёвые ресурсы.
Артём Войтенков: Это в основном отвёрточное производство.
Михаил Емельянов: Да. Это первый раз произошло, а второй раз – мы им за это ещё будем платить деньги из бюджета. Это такая экономическая политика.

Ещё один фактор, который тормозит производство.

4. Денежно-кредитная политика. Центробанк сознательно проводил, и пока проводит, сознательную политику по сжатию денежной массы. У нас самый низкий процент по обеспеченности деньгами экономики – 67%. Получается, что деньги дорогие. Если деньги дорогие, то дорогие и кредиты.
Артём Войтенков: А что значит «обеспеченность деньгами экономики»?
Михаил Емельянов: По отношению к ВВП. Очень низкая монетизация экономики и в результате деньги становятся очень дорогие. Отсюда дорогие кредиты. Поэтому ни одно новое дело начать нельзя.
Артём Войтенков: Что же тогда замещает деньги, если их не хватает?
Михаил Емельянов: Ничего не замещает. Не развивается экономика, вот и всё. Можно взять кредит под 5%, а можно под 15%, если у нас официальная инфляция 7%. Но у нас кредиты даже под 15% сложно взять, потому что дорогие деньги. Длинных денег в экономике нет.

Ещё один фактор, который тормозит развитие экономики:

5. Сознательная политика компрадорской общественной силы, которая пока не оформлена в виде некой политической партии, но которая очень активно действует. Потому что общественно-политическая сила – это не только партия. Это определённые СМИ, НКО, эксперты, люди в исполнительной власти, а у нас в области экономики и финансов сидят почти сплошь компрадорские деятели.
Артём Войтенков: Почему же так получилось, что у нас везде какие-то люди, которые думаю не о государстве, а о собственном кармане?
Михаил Емельянов: Не только о кармане. Это люди, которые практически работаю на интересы чужих государств. Им выгодно так. Другое дело, почему высшее политическое руководство не принимает соответствующих решений? Это загадка. Этими вопросами, в том числе, будет заниматься наша Межфракционная группа.
Артём Войтенков: Как вы будете действовать, противодействовать? Внесением законов?
Михаил Емельянов: Конечно. Будем готовить законопроекты, будем их вносить.
Артём Войтенков: Но законопроекты должны голосоваться. Если сейчас, как вы говорите «Единая Россия» и другие партии, принимают законы, которые невыгодны России, но выгодны каким-то отдельным личностям и зарубежным государствам, то какие у вас гарантии, что за ваши законы, направленные на противодействие, будут голосовать? Ведь большинство против вас.
Михаил Емельянов: Мы считаем, что большинство как раз-таки на нашей стороне.
Артём Войтенков: Почему же тогда они такие законы принимают?
Михаил Емельянов: Потому что такие законы ещё не вносились. Законы готовят эксперты. Надо создать группу экспертов, то есть патриотическую общественно-политическую силу в противовес компрадорской силе, чтобы были свои эксперты, свои люди в исполнительной власти, свои депутаты, свои СМИ. Если сформируется такая общественно-политическая сила, тогда и будут готовиться эти решения. Ведь не секрет, что миром управляют аналитические центры (think tanks). У нас много компрадорских аналитических центров, но нет реально сильных патриотических аналитических центров, которые могли бы квалифицированно готовить соответствующие проекты. Помочь развиться таким центрам – одна из наших задач.

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.




Кто не забудет своей первой любви, не узнает последней. Давид Бурлюк
ещё >>