Миграционное право в международно-правовой доктрине и практике: становление и перспективы развития - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Контрольная работа по дисциплине "Международное публичное право"... 1 17.98kb.
Право и правовой закон: становление и развитие / В. С. Нерсесян 1 141.01kb.
Рабочая программа дисциплины Международное миграционное право Цикл... 1 297.87kb.
«Миграционное право». 2011.№1. С. 28-30. Международно-правовая защита... 1 89.02kb.
Программа наименование дисциплины Ответственность в международном... 1 295.16kb.
Курсовая работа по Международному праву Международно-правовая ответственность... 1 253.77kb.
Я имею право» (Внеклассное мероприятие по правам человека.) 1 79.6kb.
Право на жизнь (международно-правовой аспект) 3 561.96kb.
Проект «Трансграничное сотрудничество и стабильное управление бассейном... 1 162.69kb.
Правовой статус саморегулируемых организаций 1 238.96kb.
Основные институты обязательственного права правовой системы США 3 468kb.
Caught in the net by ray cooney действующие лица 4 1271.95kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Миграционное право в международно-правовой доктрине и практике: становление и перспективы - страница №3/4


Структура и объем диссертации предопределены логической последовательностью изложения материала в соответствии с основной целью исследования и вытекающими из нее задачами. Диссертация состоит из введения, шести глав, включающих 24 параграфа, заключения и библиографии, содержащей 327 наименований источников. Объем диссертационного исследования – 480 страниц.

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется степень научной разработанности проблемы и освещенности в литературе, определяются цели и задачи, объект и предмет, методическая и теоретическая основа исследования, научная новизна и практическая значимость работы, характеризуется нормативно-правовая и эмпирическая база исследования, формируются основные положения, выносимые автором на защиту, приводятся сведения о результатах их апробации и внедрении в практику, обосновывается структура диссертации.



Глава I. «Миграция населения в эволюции человеческого общества» состоит из четырех параграфов. В главе определяются и обосновываются причины и сущность миграции населения, анализируются теоретические концепции, объясняющие закономерности рассматриваемого социального явления, изучаются и критически оцениваются различные классификации миграции населения; выявляются и характеризуются тенденции и особенности современных миграционных процессов. Исследуются проблемы влияния миграции населения на общественное развитие, анализируются позитивные и негативные последствия этого влияния.

Глава II. «Международное право и миграция населения» состоит из пяти параграфов. В целях определения значения и места институтов миграционного права в системе современного международного права в главе проводится исследование предмета, субъектов, источников и принципов международно-правового регулирования внешних миграционных процессов, осуществляется комплексный анализ соответствующих правовых норм, критериев эффективности механизма их реализации в сложившейся конфигурации международных связей и социальных взаимодействий. При этом также исследуется вопрос изучения проблематики международно-правового регулирования внешней миграции представителями отечественной доктрины международного права.

Глава III. «Международно-правовое регулирование внешней трудовой миграции» состоит из четырех параграфов. В главе исследуются основополагающие принципы и источники правового регулирования международной трудовой миграции, определяется и раскрывается правовой статус трудящихся-мигрантов и членов их семей, конкретизированный в нормах международного права, формулируются принципы международно-правовой защиты трудящихся-мигрантов, анализируются региональные особенности регулирования процессов внешней трудовой миграции.

Глава IV. «Правовое регулирование миграционных процессов, осуществляемое на уровне Европейского Союза» состоит из четырех параграфов. В главе всесторонне исследуется специфика правового регулирования миграционных процессов, осуществляемого на уровне Европейского Союза. Анализ рассматриваемой проблемы проводится с учетом особенностей правовой системы ЕС. Наряду с изучением соответствующей нормативно-правовой базы в главе рассматривается и обобщается практика Суда ЕС, наглядно демонстрирующая, насколько соблюдается государствами-членами Европейского Союза один из основных принципов строительства европейской интеграции – принцип свободного передвижения трудящихся.

Глава V. «Международная защита беженцев и право убежища» состоит из четырех параграфов. В главе определяются исторические и геополитические предпосылки формирования международной защиты беженцев; анализируется и систематизируется международно-правовая база, имеющая отношение к защите беженцев и предоставлению убежища; исследуется и обобщается практика деятельности Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев; разъясняются универсальная и региональные концепции предоставления защиты беженцам; раскрывается содержание основных терминов, имеющих отношение к рассматриваемой проблеме; выделяются и характеризуются основные принципы международной защиты беженцев.

Глава VI. «Межгосударственное сотрудничество в борьбе с незаконной миграцией» состоит из трех параграфов. В главе исследуются сущность и причины социального явления незаконной миграции, проводится анализ и систематизация международно-правовых документов, разработанных и принятых на универсальном и региональном уровнях в целях оказания противодействия незаконной миграции; изучается практика различных государств по реализации конкретных правовых мер, направленных на предупреждение и пресечение незаконных миграционных процессов.

В Заключении обобщаются выводы диссертационного исследования, излагаются его основные результаты, а также анализируются возможные направления дальнейших научных изысканий в данной области международного права.


II. Основное содержание работы


  1. На основе анализа различных теорий, объясняющих основные закономерности миграции населения, определяются и обосновываются сущность и причины рассматриваемого социального явления.

Исторический экскурс в прошлое подтверждает, что международная миграция, будучи закономерным явлением пространственного перемещения населения, имеющим глубокие корни в экономической и социально-политической жизни общества, сопровождала человечество на всех этапах его развития, соединяя фактическое место жительства людей со сферой их трудовой и иной деятельности.

Всестороннее исследование теоретических концепций, объясняющих причины и тенденции миграции, позволяет прийти к выводу о том, что наряду с экономическим фактором, определяющим миграционные процессы, большое значение имеют также социально-политический, демографический, экологический факторы. При рассмотрении закономерностей миграции населения принимаются во внимание выкладки демографической науки, в соответствии с которыми миграция является одним из видов движения народонаселения. Автор делает вывод о том, что миграционные процессы, будучи неотъемлемым атрибутом состояния социоприродных систем, а значит и общества в целом, претерпевают качественные изменения на каждом этапе общественного развития. С появлением новых технических возможностей и способов производства, средств коммуникаций, а также в связи с происходящими изменениями социального и геополитического пространства, возникают новые тенденции миграции населения. История знает много случаев ослабления или ужесточения сопротивления миграции со стороны правительств различных государств, однако полностью никогда и никому не удавалось остановить миграционные процессы в связи с их причинной многозначностью и диалектической взаимосвязью с формационными, цивилизационными и антропологическими законами развития человечества.



  1. Проведено исследование классификации видов миграции населения.

В результате анализа различных видов миграции населения автором особое внимание уделено внешней (международной) миграции, определяемой как пересечение людьми государственной границы, связанное, главным образом, с изменением их постоянного места жительства.

Среди видов международной миграции, как правило, выделяют внешнюю трудовую, а также внешнюю политическую и иногда этническую миграцию. Что касается незаконной внешней миграции, то ее, по мнению автора, следует рассматривать не как вид, а как форму отражения внешних миграционных процессов. Законность или незаконность миграции определяется, в первую очередь, тем, насколько легально нахождение лица на территории того или иного государства. Следовательно, субъекты всех видов внешней миграции (трудовой, политической, этнической) могут одновременно рассматриваться с точки зрения законности их пребывания в принимающей стране.



  1. Выявлены и охарактеризованы особенности современных процессов
    миграции.


Изучение современных процессов внешней миграции показывает, что наблюдаемая в настоящее время интенсификация миграции населения происходит за счет появления новых групп мигрантов, представленных, в частности, женщинами и высококвалифицированными специалистами.

Исследуя проблемы, сопряженные с внешней миграцией женщин, прежде всего проблему гендерного неравенства, автор акцентирует внимание на необходимости проведения принимающими странами гендерно восприимчивой миграционной политики, направленной на обеспечение прав и свобод женщин-мигрантов. Например, речь идет о социальной и медицинской поддержке женщин-мигрантов и их детей, а также о внедрении в жизнь программ интеграции указанных категорий мигрантов в принимающее общество. В связи с этим особую актуальность приобретает изучение политики интеграции, имеющей важнейшее значение в выстраивании отношений между мигрантами и населением стран-реципиентов. В исследовании раскрывается сущность социальной интеграции мигрантов в принимающем государстве, а также изучается и обобщается правовая практика различных стран, способствующая реализации этого процесса. Автор акцентирует внимание на важности проведения международных и внутригосударственных кампаний, способствующих созданию в обществе климата доброжелательности, взаимопонимания, толерантности в отношении этнического и культурного разнообразия. Анализируя суждения И. Канта о праве гражданина (jus cosmopoliticum), этические воззрения Ф. Мартенса, сентенции С. Джасса, образующие теорию «культурной юриспруденции», можно прийти к выводу о том, что ученые-представители разных эпох высказывались в пользу таких идеалов и ценностей, как защита человеческого достоинства, равенство и справедливость. Указанные моральные и этические принципы социального общения составляют основы мирного сосуществования народов. Кроме того, подобные идеалы имеют фундаментальное значение для успешной реализации политики интеграции.

В исследовании уделяется особое внимание изучению проблемы ксенофобии, известной человечеству с древних времен. Об этом свидетельствует небольшой исторический экскурс, содержащийся в диссертации. Обращаясь к канонам римского права, можно сделать вывод о том, что одним из действенных способов преодоления указанной проблемы было введение института гостеприимства, который в некоторых государствах, в частности в Древнем Риме, приобрел характер обычая, охраняемого властью государства.

Значительное место в диссертации отводится рассмотрению проблемы выезда из многих стран, в том числе из Российской Федерации, высококвалифицированных специалистов. При этом выявляются причины и предпосылки этого социального явления, обобщается политико-правовой опыт индустриально развитых государств по привлечению интеллектуальных мигрантов на свои рынки труда, аргументируются положения о пользе проведения государствами происхождения мигрантов политики стимулирования их возврата.

Изучение особенностей современной миграции населения также потребовало определения и характеристики географических тенденций миграционных процессов последнего времени. При этом повышенное внимание уделяется евразийскому континенту, многие страны которого в последние два десятилетия претерпели радикальные изменения геополитического характера. Эти события отразились и на миграционных процессах. Так, если до начала 1990-х годов внешние миграционные потоки между СССР и другими странами были довольно умеренными, то с момента распада Советского Союза масштабы и интенсивность миграционных процессов, происходящих в постсоветских государствах, приобрели массовый характер.

В исследовании выделяется еще одна существенная тенденция современной миграции – интенсификация миграционных процессов между странами интеграционных образований наднационального характера. В качестве примера приводится опыт Европейского Союза, культивирующего идею европейской интеграции, строящейся на принципе «четырех свобод»: свободного передвижения товаров, услуг, капиталов и трудящихся.

Исходя из вышеизложенного, диссертант делает вывод о том, что современные миграционные процессы отличаются широким спектром новых тенденций и особенностей, наглядно демонстрирующих тесную взаимосвязь между миграцией населения и развитием человеческого общества.


  1. Проанализирована проблема воздействия внешней миграции на различные стороны общественного развития.

В настоящее время практически все государства вовлечены в миграционные процессы. Подобное обстоятельство позволяет рассматривать явление миграции как важный социальный фактор, оказывающий значительное влияние на экономические и общественно-политические отношения. Учитывая, что миграция влечет за собой как позитивные, так и негативные последствия для посылающих и принимающих стран, автор приходит к выводу о том, что одним из важнейших вопросов при формировании миграционной политики каждого отдельно взятого государства является выработка оптимальной стратегии, направленной на получение пользы от миграции. В исследовании указывается на то, что в современном мире все больше актуализируется необходимость управления миграционными процессами, которое должно осуществляться не только на внутригосударственном, но и на международном уровне. Одним из наиболее эффективных способов такого управления является международно-правовое регулирование внешней миграции. Одновременно должно уделяться особое внимание определению и проведению в жизнь правовых мер, направленных на предупреждение негативных последствий миграционных процессов.

  1. Выявлены и охарактеризованы субъекты (участники) внешней миграции: определяется и разъясняется их правовой статус, в частности, раскрывается содержание понятий прав и обязанностей внешних мигрантов.

Рассматривая вопрос о субъектах внешней миграции населения, автор конкретизирует основные критерии определения понятия «внешняя миграция». Исследуя труды Ф. Мартенса, который делает интересные умозаключения по этому поводу, а также Рекомендации ООН по статистике международной миграции 1976 и 1997 годов, содержащие определения рассматриваемого понятия, автор приходит к выводу: формулируя понятие «внешняя миграция», следует учитывать такие обстоятельства, как долгосрочность пребывания в принимающем государстве, характер деятельности, осуществляемой приезжим лицом; получение вида на жительство в принимающей стране; приобретение гражданства.

Анализ различных классификаций категорий субъектов внешней миграции демонстрирует отсутствие единого мнения в этом вопросе. Вместе с тем, опираясь на соответствующие рекомендации авторитетных международных организаций, в частности Международной организации труда, учитывая положения внутригосударственного законодательства Российской Федерации, автор уделяет особое внимание разработке и уточнению понятийного аппарата, связанного с определением правосубъектности в сфере внешней трудовой миграции, а также вынужденной миграции.

Одним из наиболее важных вопросов, имеющих отношение к субъектам внешней миграции, является определение их правового статуса. Раскрывая содержание таких понятий как статус внешних мигрантов, права и обязанности субъектов внешней миграции, автор приходит к следующему выводу: в зависимости от вида внешней миграции, статус мигрантов определяется теми или иными характерными особенностями, позволяющими отделять их друг от друга и решать задачи правовой регламентации их социального положения в том или ином принимающем государстве, обществе и, соответственно, рассматривать их с точки зрения международного права.


  1. Исследованы и систематизированы международно-правовые нормы, принципы и источники, имеющих отношение к регулированию процессов внешней миграции.

Международно-правовые нормы, касающиеся мигрантов, подразделяются в исследовании на две группы. К первой группе относятся общие нормы, применяемые ко всем лицам, но также имеющие прямое отношение к мигрантам. Указанные нормы зафиксированы в международных договорах, разработанных в целях защиты прав и свобод человека. Ко второй группе относятся специальные нормы, применяемые только в отношении мигрантов. Указанные нормы содержатся в международно-правовых документах, определяющих правовой статус мигрантов, трудоустройство и условия их труда, социальное, пенсионное и медицинское обеспечение, правовое положение членов семей мигрантов.

Источники, регулирующие процессы внешней миграции, подразделяются автором на две группы: первичные, закрепляющие права и основные свободы человека; и вторичные, развивающие положения, содержащиеся в первичных источниках, однако конкретизированные применительно к субъектам внешней миграции. При этом в исследовании содержится правовой анализ универсальных и региональных международно-правовых договоров, закрепляющих права и основные свободы человека, а также международных договоров, регулирующих процессы внешней миграции.

Наряду с анализом значения общепризнанных принципов международного права в регулировании процессов внешних миграционных процессов автор определяет и классифицирует специальные принципы, имеющие непосредственное отношение к международно-правовой регламентации различных видов внешней миграции.


  1. Исследована деятельность международных организаций и учреждений в сфере регулирования внешней миграции.

В диссертации представлены характеристика и анализ деятельности ведущих международных межправительственных организаций, обеспечивающих сотрудничество государств в области регулирования внешних миграционных процессов – Международной организации по миграции (МОМ), а также Международной организации труда (МОТ). Отдельное место в работе уделяется изучению и обобщению практики международных органов, предоставляющих защиту и оказывающих помощь вынужденным мигрантам – беженцам: Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), а также Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР).

  1. Обобщены результаты исследования отечественной международно-правовой литературы дореволюционного времени, советской эпохи, современного периода, посвященной исследуемой проблематике.

В результате изучения отечественной международно-правовой литературы, изданной с конца 40-х до начала 90-х годов прошлого столетия, автор приходит к выводу о том, что в ней не уделялось должного внимания исследованию вопросов правового регулирования внешней миграции населения, в то время как в международно-правовой литературе более раннего периода, в частности, в трудах известного российского юриста Ф. Мартенса, подчеркивалась важность всестороннего анализа рассматриваемой проблемы. Объясняя причины международной миграции, Ф. Мартенс отмечал, что внешние миграционные процессы, в свою очередь, существенным образом влияют на ход международных отношений. Размышляя о проблемах международно-правового регулирования внешней миграции, он указывал на необходимость заключения международных соглашений, нацеленных на защиту мигрантов.

Автор обращает внимание на разные подходы отечественных юристов-международников к проблеме беженцев и вопросу предоставления убежища. Так, в трудах советских ученых-юристов – Игнатенко Г.В., Кожевникова Ф.И., Лисовского В.И., Остапенко Д.Д., Ушакова Н.А. – уделялось внимание изучению института права убежища. Вместе с тем проблема беженцев практически не исследовалась. Исключением являются труды А.Я. Вышинского и Е.А. Коровина, в которых содержалась не только политико-правовая оценка послевоенной обстановки, требующей взвешенного решения проблемы беженцев, но и раскрывалось понятие «беженец».

Как известно, СССР не принимал участия ни в Конвенции о статусе беженцев 1951 г., ни в Протоколе, касающемся статуса беженцев, 1967 г. После ратификации Российской Федерацией в 1992 году указанных документов в отечественной правовой литературе все большее внимание стало уделяться исследованию проблемы беженцев, а также анализу и оценке нормативных положений Конвенции 1951 г. и Протокола 1967 г.


  1. Определяется место и значение институтов миграционного права, регулирующих внешние миграционные процессы на международном уровне, в системе современного международного права.

Содержание отечественной и зарубежной международно-правовой литературы позволяет прийти к выводу об отсутствии единого устоявшегося мнения относительно структурного построения системы международного права. В связи с этим большинством отечественных ученых признается «многовариантность» системы международного права, объясняемая тем, что его отрасли взаимопроникаемы, так как одни и те же нормы и институты могут быть отнесены к различным сферам правового регулирования.

Диссертант придерживается мнения, что отрасли международного права существуют как объективные категории, отражающие специфику правовых отношений в конкретных областях международного общения. Динамика развития общественных отношений способствует развитию системы международного права, в частности, формированию новых отраслей, подотраслей и институтов международного права.

В диссертации доказывается, что предметом научного анализа институтов миграционного права, регулирующих внешние миграционные процессы на международном уровне, являются публично-правовые отношения, затрагивающие сферу внешней миграции населения и ее правового регулирования с целью приведения в соответствие международным стандартам в области соблюдения прав и свобод человека. Другими словами, институты миграционного права могут рассматриваться не только как абсолютный детерминант поведения участников миграционных отношений в той или иной ситуации, но и как международная процедура (механизм) разрешения конфликтов, возникающих в сфере международных миграционных отношений. Если рассматривать указанные институты именно с этой точки зрения, то их связь в наибольшей степени представляется очевидной с такой отраслью международного права как международное право прав человека.

Системный анализ норм, принципов, источников, а также механизмов международно-правового регулирования внешней миграции населения, позволяет сделать вывод о перспективном формировании новой подотрасли указанной отрасли современного международного права – международного миграционного права. При этом диссертант полагает, что в современных условиях речь может идти только о формировании нового правового образования межотраслевого институционального характера. Во многом это объясняется как самой природой миграционных отношений, так и субъективным фактором – отсутствием специальных предметно-методологических исследований в данной области международного права.



  1. Принимая во внимание, что в настоящее время в различных регионах мира одним из основных миграционных потоков является внешняя трудовая миграция, автор уделяет в исследовании особое место анализу международно-правового регулирования трудовых миграционных процессов.

В диссертации указывается на то, что к субъектам внешней трудовой миграции как одного из видов международной миграции относятся трудящиеся-мигранты. Регулирование внешней трудовой миграции осуществляется посредством международно-правовых договоров как универсального, так и регионального уровня. Особое место в них уделяется определению понятия «трудящийся-мигрант». Обобщение результатов проведенного автором сравнительно-правового анализа определений понятия «трудящийся-мигрант», содержащихся в таких международно-правовых договорах как Конвенция МОТ № 97 о трудящихся-мигрантах 1949 г., Международная конвенция о защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г., Европейская конвенция о правовом статусе трудящихся-мигрантов 1977 г., Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов 1994 г., позволяет прийти к выводу о том, что к трудящимся-мигрантам относятся лица, которые занимались, занимаются или будут заниматься оплачиваемой трудовой деятельностью в государстве, гражданами которого они не являются.

Анализ содержания принципов правового регулирования внешней трудовой миграции, позволяет сделать следующий вывод: между принципами недискриминации трудящихся-мигрантов и равного обращения с ними существует не только логическая связь, но и определенная разница. Как представляется, основная цель принципа равного обращения сводится к установлению гарантий равенства возможностей трудящихся-мигрантов и граждан принимающих государств в том, что касается экономических, социальных и культурных прав. Суть принципа недискриминации заключается в запрете любого различия, основанного на признаках расы, национального или этнического происхождения, гражданства, религии, пола, которое может привести к ущемлению прав и свобод трудящихся-мигрантов. По мнению автора, следование принципам недискриминации трудящихся-мигрантов и равного обращения с ними чрезвычайно важно. В обществе, где соблюдаются права и свободы человека, где отсутствует расизм и ксенофобия, как правило, складываются гармоничные отношения между местным населением и иммигрантами. Большое значение в выстраивании таких отношений имеет тщательно продуманная миграционная политика стран-реципиентов, с одной стороны, ориентированная на адаптацию и последующую интеграцию мигрантов, с другой – учитывающая интересы и потребности принимающего общества.



  1. Исследован вопрос определения правового статуса трудящихся-мигрантов и членов их семей в соответствии с нормами действующего международного права.

В диссертации проведен сравнительно-правовой анализ положений Конвенции МОТ № 97 о трудящихся-мигрантах 1949 г., Конвенции МОТ № 143 о злоупотреблениях в области миграции и об обеспечении трудящимся-мигрантам равенства возможностей и обращения 1975 г., Международной конвенции о защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г., а также рассмотрены установления Европейской социальной хартии 1961 г. в целях осмысления и систематизации прав и обязанностей трудящихся-мигрантов и членов их семей, предусмотренных международно-правовыми документами универсального и регионального уровня. При этом отмечается, что в наиболее развернутом виде права и свободы внешних трудовых мигрантов получили закрепление в Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г. В целом Конвенцию можно охарактеризовать как в значительной степени гуманную, отвечающую общепризнанным нормам и принципам международного права. В ней предусматривается, что все трудящиеся, как имеющие постоянный статус и документы, так и не имеющие таковых, наделены возможностью реализации своих основных прав и свобод.

Однако, несмотря на то, что конвенционные нормы определяют права всех категорий внешних трудовых мигрантов, зачастую происходит так, что лица, въезжающие в страну с нарушением установленных правил с целью осуществления незаконной трудовой деятельности, впоследствии, в силу своего нелегального положения не могут пользоваться правами, предоставляемыми принимающими государствами мигрантам, законно находящимся на их территории. В то же время их сложно привлечь к выполнению обязанностей, установленных принимающей страной. Все это в совокупности, с одной стороны, негативно влияет на жизнедеятельность незаконных мигрантов, с другой стороны – осложняет государственное регулирование процессов миграции.



  1. Наряду с процессами глобализации немаловажное значение приобретают процессы региональной интеграции. В диссертации исследованы региональные модели международно-правового регулирования внешней трудовой миграции, в частности, проанализирован соответствующий опыт государств – участников СНГ.

Прежде чем перейти к исследованию международно-правового сотрудничества СНГ в регулировании внешней трудовой миграции, автор выявляет специфику экономической, геополитической и демографической конъюнктуры региона. Например, своеобразие миграционных процессов, наблюдаемых на постсоветской территории, обусловлено прежде всего тем, что ранее, в период существования единого государства, они подпадали под определение внутренней миграции. Теперь это – внешние миграционные процессы, происходящие между государствами – участниками СНГ на фоне достаточно активного внешнего миграционного обмена людьми, в частности, трудовыми мигрантами между странами Содружества и другими государствами.

В диссертации обобщаются результаты правового анализа положений многостороннего Соглашения о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов 1994 г., положений других международных соглашений, подписанных странами–участницами Евразийского Экономического Сообщества (ЕврАзЭС) в целях регламентации правового статуса трудящихся-мигрантов, а также упорядочения процессов незаконной миграции. Изучение положений Конвенции о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей, подписанной странами СНГ в 2008 году, позволяет сделать следующий вывод. Разработчики Конвенции довольно основательно подошли к вопросу определения гарантий прав и свобод трудящихся-мигрантов и членов их семей, уделяя в документе должное внимание закреплению таких принципов, как: принцип недискриминации трудящихся-мигрантов и членов их семей; принцип равного обращения с трудящимися-мигрантами и членами их семей в том, что касается труда и занятости, социального и медицинского обеспечения, профсоюзных и культурных прав, права на получение образования. Поскольку содержанием правового статуса мигрантов являются не только права, но и их обязанности, по мнению автора, в указанной выше Конвенции следовало бы нормативно закрепить положение, устанавливающее обязанность трудящихся-мигрантов и членов их семей соблюдать законы государства трудоустройства, уважать его язык и культурные традиции, а также нести ответственность за совершенные правонарушения на территории принимающей страны. Поддержание баланса между гарантируемыми правами мигрантов и национальными интересами принимающих государств является важным условием эффективного правового регулирования миграционных процессов в странах СНГ.



  1. Проведено комплексное исследование особенностей правового регулирования миграционных процессов, осуществляемого на уровне Европейского Союза – уникального наднационального образования.

Выявляя и анализируя основные этапы становления европейской интеграции, автор приходит к следующим выводам. Процесс интеграции, имеющий целью создание прочного экономического и политического союза государств Европы, является важнейшим фактором активизации миграционного обмена между населением стран, входящих в Европейский Союз. В свою очередь миграция влияет на интеграционные процессы, особенно когда речь идет о роли трудящихся-мигрантов в межгосударственном экономическом объединении. Специфика процессов внешней миграции в странах ЕС проявляется в том, что помимо интенсивного миграционного обмена людьми между государствами Союза, наблюдается большой приток мигрантов, прибывающих в ЕС из третьих стран.

Изучение особенностей правового регулирования одного из наиболее значительных потоков внешних миграционных процессов в странах ЕС – трудовой миграции – позволяет автору обратить внимание на следующее. Положения, регулирующие процессы трудовой миграции в странах ЕС, содержатся, прежде всего, в учредительных договорах, среди которых особое место занимает Договор о функционировании Европейского Союза 1957 г. Установления, определяющие и уточняющие правовой статус трудящихся-мигрантов и членов их семей, получают закрепление в нормативно-правовых актах (регламентах, директивах, решениях), принимаемых в развитие положений учредительных договоров, а также в международно-правовых соглашениях, подписанных ЕС с третьими странами. Вместе с тем важнейшим источником правового регулирования трудовой миграции является прецедентное право – решения Суда ЕС, вынесенные по делам, связанным с рассмотрением фактов нарушения принципа свободного передвижения трудящихся и членов их семей в странах Европейского Союза. Обобщая результаты указанной судебной практики, автор указывает на то, что несмотря на введение института гражданства Союза, одной из основных проблем, с которой сталкиваются трудящиеся государств-членов ЕС, является дискриминация по признаку национального гражданства.



  1. Рассмотрены юридические гарантии соблюдения прав и свобод внешних мигрантов в странах Европейского Союза.

Представленный в диссертации анализ практики Суда ЕС, связанной с рассмотрением дел трудящихся-мигрантов, наглядно демонстрирует, что судебная защита всегда была ориентирована на обеспечение соблюдения принципа свободного передвижения работников в странах Союза как одного из необходимых условий успешного функционирования внутреннего рынка. При этом права трудовых мигрантов рассматривались Судом ЕС как дополнение к указанному условию. Таким образом, трудящийся-мигрант для того, чтобы получить решение Суда ЕС, должен заявлять, что действия государства-члена подпадают под сферу действия права ЕС, являясь препятствием к свободе передвижения. Подобные обстоятельства позволяют автору согласиться с мнением зарубежных юристов, в частности Г. Дейвиса, относительно целесообразности разработки и принятия регионального соглашения, гарантирующего соблюдение прав и свобод трудящихся-мигрантов и членов их семей. Особое место в исследовании отводится рассмотрению вопроса становления концепции основных прав и свобод человека в системе права ЕС, а также анализу положений Хартии Европейского Союза об основных правах 2000 г.

В диссертации указывается на то, что сложность и специфика правового регулирования трудовой миграции, осуществляемого на уровне ЕС, обусловлена многими факторами, среди которых – динамичное развитие как самого Европейского Союза, так и системы права ЕС. Например, «большое расширение» Европейского Союза привело к увеличению потоков трудовой миграции в странах ЕС. В связи с этим проблема защиты прав и свобод мигрантов, осуществляющих трудовую деятельность в странах Союза, является одной из самых актуальных. По мнению автора, дальнейшее прогрессивное развитие концепции основных прав и свобод человека в праве ЕС, отвечающее потребностям современных реалий, должно способствовать обеспечению прав мигрантов в странах Европейского Союза.



  1. Проанализированы особенности правового регулирования предоставления убежища в странах Европейского Союза.

Всестороннее изучение правовой практики стран ЕС по предоставлению убежища позволяет обратить внимание на следующие особенности. В последнее время политика ЕС по рассматриваемой проблеме, наряду с иммиграционной политикой, выделяется как одно из приоритетных направлений деятельности Союза. При этом сфера регулирования внешней миграции по-прежнему находится в основном в компетенции стран Европейского Союза. Каждое государство – член ЕС несет ответственность за контроль над своим участком границы, а также вправе самостоятельно принимать правовые меры по регулированию миграционных процессов. Это касается и политики предоставления убежища, которой свойственна следующая специфика. Прежде всего страны ЕС проводят разграничение между «конвенционными беженцами» и «de facto беженцами». В соответствии с концепцией о de facto беженцах, которой придерживаются многие европейские страны и которая получила развитие в документах, разработанных в рамках Совета Европы, в частности в Рекомендации № 773 о de facto беженцах 1976 г., к de facto беженцам относятся лица, которые не признаны в качестве беженцев по смыслу ст. 1 Конвенции о статусе беженцев 1951 г., однако не в состоянии или не желают по политическим, расовым, религиозным или иным веским причинам возвращаться в страны своего происхождения и, следовательно, нуждаются в предоставлении международной помощи и защиты. Например, лицо, которое не подвергалось преследованиям индивидуального характера, однако было вынуждено спасаться бегством, скажем, вследствие военных действий, развернувшихся в том или ином регионе, приводящих к всеобщему насилию и отсутствию социальной стабильности, как правило, не признается беженцем по смыслу Конвенции 1951 г. Между тем вполне очевидно, что возвращение рассматриваемого лица на родину не безопасно. Внутригосударственное законодательство о беженцах некоторых государств, в том числе стран Европейского Союза, предусматривает такое решение проблемы de facto беженцев, как предоставление им временного убежища. Предоставляя временное убежище, государство берет на себя обязанность соблюдать принцип non-refoulment в отношении принимаемых лиц, а также обеспечивать соблюдение их прав и свобод в соответствии с нормами и принципами международного права. При этом предоставление временного убежища должно длиться до тех пор, пока ситуация в стране происхождения de facto беженца не улучшится, объективно позволяя ему вернуться на родину.

В связи с тем, что страны ЕС уделяют повышенное внимание вопросу определения ответственности государств – членов Союза за рассмотрение заявления о предоставлении убежища, автор изучает концепции принципа «первого убежища» и «третьей безопасной страны», получившие развитие в европейских государствах. Последняя из названных выше концепций оценивается несколько критически, поскольку практика ее реализации нередко сопровождается цепной депортацией, как правило приводящей к высылке просящих о защите лиц без рассмотрения их дел по существу. По мнению автора, одним из решений обозначенной проблемы является гармонизация национального законодательства стран ЕС в сфере определения статуса беженца и предоставления убежища. Важное значение при этом имеют многосторонние и двусторонние международные соглашения, предусматривающие возможность депортации просителя о статусе беженца в «третью безопасную страну» только в случае наличия реальных гарантий рассмотрения соответствующего дела по существу.



  1. Исследована проблематика, связанная с оказанием международно-правовой защиты и помощи вынужденным мигрантам – беженцам, что потребовало проведения сравнительно-правового анализа универсальных и региональных международных договоров, определяющих понятие «беженец».

Изучение положений Конвенции о статусе беженцев 1951 г., Протокола, касающегося статуса беженцев, 1967 г., Устава УВКБ ООН 1950 г., Конвенции Организации Африканского Единства (далее – ОАЕ. – Прим. автора) по конкретным аспектам проблем беженцев в Африке 1969 г., Картахенской декларации о беженцах 1984 г., Соглашения о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 1993 г. позволяет автору прийти к следующим выводам. Прежде всего следует заметить, что между концепцией предоставления помощи и защиты беженцам, которой придерживается УВКБ ООН, и позицией относительно указанного вопроса государств – участников Конвенции о статусе беженцев 1951 г., существуют значительные различия. Например, в ряде случаев лица, спасающиеся бегством, подпадают под мандат УВКБ ООН или получают статус беженца в соответствии с международными договорами регионального уровня. Однако, если рассматриваемые лица впоследствии будут вынуждены искать убежища за пределами своего региона, например, в каком-либо европейском государстве, участвующем в Конвенции о статусе беженцев 1951 г., их статус будет заново определяться уже в соответствии с требованиями указанного документа. При этом ходатайствующему о статусе беженца необходимо доказать, что он подвергался преследованиям индивидуально или, по крайней мере, как один из членов преследуемой группы лиц. В случае отсутствия таких доказательств, статус беженца заявителю, как правило, не предоставляется.

В региональных международно-правовых документах по проблемам беженцев содержится классическое определение понятия «беженец» с существенными дополнениями, обусловленными конкретными обстоятельствами, характерными для того или иного региона. Африканские государства придерживаются концепции довольно широкого определения оснований предоставления статуса беженца в силу нестабильной военно-политической обстановки на континенте. Среди таких оснований – гражданские войны, этнические и межплеменные конфликты, государственные перевороты.

В Картахенской декларации о беженцах 1984 г. среди причин, приводящих к бегству, указываются: всеобщее насилие, внутренние конфликты, массовые нарушения прав человека. Необходимо отметить, что в соответствии с указанной концепцией, лица, спасающиеся бегством вследствие указанных причин, не обязаны доказывать факт индивидуального преследования.

Страны – участницы СНГ признают вооруженные и межнациональные конфликты в качестве причин, побуждающих к массовому бегству. Однако от лиц, ходатайствующих о статусе беженца, требуется доказательство факта индивидуального преследования.

Проанализировав различные региональные концепции определения понятия «беженец», автор выделяет основные критерии соответствия статусу беженца, сформировавшиеся в процессе деятельности УВКБ ООН. При этом особое внимание уделяется осмыслению основных терминов определения понятия «беженец», содержащегося в Конвенции о статусе беженцев 1951 г. В частности, раскрывается содержание таких элементов определения как: «вполне обоснованные опасения», «преследование», «по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений».

Обобщение результатов практики толкования приведенных выше понятий, которой придерживается УВКБ ООН, свидетельствует о том, что при рассмотрении дела, связанного с предоставлением статуса беженца, компетентным властям следует принимать во внимание не только субъективные переживания просителя, но и объективную ситуацию, подкрепляющую его опасения.

В соответствии с позицией УВКБ ООН, преследования обычно происходят вследствие действий властей страны, хотя они могут также исходить от части населения, не уважающей порядок, установленный законами данной страны. В случае, если серьезные дискриминационные или унижающие достоинство действия осуществляются местным населением, а власти относятся к этому терпимо либо отказываются или неспособны обеспечить эффективную защиту, названные действия также рассматриваются как преследования.

При оценке «вполне обоснованных опасений преследований», как правило, возникают проблемы с определением степени опасности потенциального преследования для просителя в случае возвращения его в страну. В связи с этим важное значение имеет оценка уже совершенных по отношению к просителю или к лицам его ближайшего окружения преследований.

В диссертационном исследовании уделяется особое внимание рассмотрению дел, связанных с предоставлением статуса беженца женщинам, покинувшим свои страны вследствие существования там реальной угрозы подвергнуться жестокому или бесчеловечному обращению. В результате сделан вывод о том, что в ряде случаев государства, принимая во внимание положения Заключения № 39 (XXXVI), принятого в 1985 году Исполнительным комитетом УВКБ ООН, рассматривают женщин, ищущих убежища, которым угрожает жестокое обращение в связи с тем, что они нарушили социальные этические нормы общества, в котором они живут, «определенной социальной группой» по смыслу ст. 1, п. А (2) Конвенции о статусе беженцев 1951 г.

Помимо исследования оснований предоставления статуса беженца, в работе уделяется особое внимание анализу условий, при которых прекращается рассматриваемый статус или же исключаются некоторые категории лиц из числа тех, кому статус беженца предоставляется. При этом проводится изучение соответствующих положений Конвенции о статусе беженцев 1951 г., а также региональных международно-правовых договоров, направленных на оказание помощи и защиты беженцам.



  1. Исследованы и систематизированы международно-правовые источники, посвященные защите беженцев.

В диссертации обращается внимание на непосредственную взаимосвязь института прав человека и защиты беженцев. Во-первых, нарушение прав и свобод человека является одной из основных причин поиска убежища. Например, нарушение прав национальных меньшинств нередко является причиной массового бегства. Во-вторых, существует проблема соблюдения основных прав и свобод как лиц, ищущих убежища, так и тех, кому предоставлен статус беженца. В связи с этим особое место в работе уделяется анализу положений универсальных и региональных международно-правовых документов, гарантирующих защиту прав и свобод человека. В частности, обращается внимание на то, что в Преамбуле Всеобщей декларации прав человека 1948 г., провозглашается создание мира, в котором люди «будут свободны от страха». Позднее эта идея получила развитие в положениях Преамбулы Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. Согласно этим положениям, идеал свободной человеческой личности, пользующейся гражданской и политической свободой и свободой от страха и нужды, может быть осуществлен только при создании условий, когда каждый может пользоваться своими основными правами. По мнению автора, идея освобождения людей от страха может показаться оторванной от реальной действительности, однако очень часто в жизненных ситуациях именно страх побуждает человека к совершению тех или иных поступков. Так, страх за личную свободу и безопасность, как правило, предопределяет решение человека искать убежища в других государствах.

Обращаясь к Конвенции о статусе беженцев 1951 г., автор анализирует ее положения, закрепляющие права и обязанности беженцев. При этом замечается, что в определенных случаях беженцам предоставляется национальный режим, предполагающий пользование теми или иными правами наравне с гражданами принимающих государств (например, это касается авторских и промышленных прав, права свободного обращения в суд и др.). Вместе с тем, при пользовании другими правами на беженцев распространяется режим наибольшего благоприятствования, означающий предоставление им таких же прав и свобод, какими при тех же обстоятельствах пользуются иностранцы. Например, это касается права выбора места проживания и свободного передвижения, а также имущественных прав. Также в отдельных статьях Конвенции, устанавливающих права беженцев на самостоятельное занятие сельским хозяйством, ремеслами и торговлей, решение жилищного вопроса, оговаривается возможность предоставления беженцам более благоприятного, по сравнению с иностранцами, положения.

Наряду с осмыслением положений Конвенции о статусе беженцев 1951 г., автор исследует положения других международно-правовых источников, имеющих отношение к рассматриваемой проблеме. В частности, проводится сравнительно-правовой анализ положений региональных международно-правовых документов: Конвенции ОАЕ по конкретным аспектам проблем беженцев в Африке 1969 г., Картахенской декларации о беженцах 1984 г., Соглашения о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 1993 г.


  1. Анализ международно-правовых источников, имеющих отношение к проблеме защиты беженцев, позволяет определить соответствующие принципы, а также раскрыть их содержание.

Одним из важнейших прав беженца является его право не подвергаться принудительному возвращению или высылке в ситуации, которая может поставить под угрозу его жизнь или свободу. Правовые гарантии обеспечения данного права получили закрепление, прежде всего в ст. 33 Конвенции о статусе беженцев 1951 г. В международном праве принцип, закрепленный в ст. 33 Конвенции, получил название принципа запрещения принудительного возвращения (принцип non-refoulment). Раскрывая содержание рассматриваемого принципа, автор анализирует положения универсальных и региональных международно-правовых документов, прямо или опосредованно имеющие к нему отношение. В частности, исследуются положения Всеобщей декларации прав человека 1948 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., Международной конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., Американской конвенции о правах человека 1969 г., Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Особое внимание уделяется международным документам рекомендательного характера – Декларации о территориальном убежище 1967 г., Бангкокским принципам обращения с беженцами 1966 г., Заключениям Исполнительного комитета УВКБ ООН, подтверждающим важность соблюдения принципа non-refoulment.

В исследовании также уделяется внимание проблеме соотношения принципа non-refoulment с невыдачей беженцев. При этом определяется разница между высылкой и выдачей (экстрадицией). Заключается она в том, что высылка связана с исполнением постановления об административном выдворении, тогда как экстрадиция, являясь актом правовой помощи, означает передачу государством физического лица, совершившего преступление международного характера, другому государству в целях привлечения его к уголовной ответственности или для приведения в исполнение вступившего в силу приговора в отношении данного лица. Анализируя положения международно-правовых документов, регулирующих вопросы, связанные с экстрадицией, в частности, Конвенции Совета Европы о выдаче правонарушителей 1957 г., Межамериканской конвенции об экстрадиции 1974 г., Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., Заключения № 17 (XXXI) о проблемах выдачи, влияющих на положение беженцев, принятого в 1980 году Исполнительным комитетом УВКБ ООН, автор приходит к следующим выводам. В региональных международных договорах, регулирующих вопросы экстрадиции, можно найти положения об отказе от выдачи, во многом перекликающиеся с принципом non-refoulment. Так, одним из оснований отказа от экстрадиции является наличие вполне обоснованных опасений преследований лица, в отношении которого пришел запрос о выдаче. Если при подобных обстоятельствах речь идет об экстрадиции беженца, то возникает вопрос, может ли принцип non-refoulment защитить его от выдачи. Обобщая судебную практику отдельных государств, например, Франции и Швейцарии, можно констатировать, что эти государства придерживаются схожих позиций в отношении признания того, что принцип non-refoulment способен защитить беженца от выдачи. Однако автор признает отсутствие единого подхода к рассмотрению данной проблемы, поскольку связанные с экстрадицией вопросы, несмотря на наличие соответствующих международных договоров, регулируются, главным образом, национальным законодательством. В частности, государство самостоятельно устанавливает основания для отказа об экстрадиции. Определение характера преступления запрашиваемого лица также преимущественно относится к внутренней компетенции государства.

В диссертации раскрывается содержание таких принципов, имеющих отношение к рассматриваемой проблеме, как принцип недопустимости дискриминации беженцев, принцип содействия воссоединению семей беженцев, принцип добровольной репатриации. В частности, обращая внимание на вопрос добровольной репатриации, автор отмечает, что именно она представляет собой реализацию одного из основных прав человека – права на возвращение в свою страну. При этом указывается на то, что репатриация беженцев должна осуществляться только при наличии их свободно выраженного желания. Также важным условием репатриации беженцев являются гарантии безопасности их возвращения в страну происхождения.

В исследовании указывается на то, что при осуществлении международного сотрудничества в решении проблем вынужденной миграции, государствам следует придерживаться принципов международной солидарности и распределения бремени. По мнению автора, соблюдение названных принципов, с одной стороны, способствует эффективному обеспечению защиты беженцев, с другой – облегчению нагрузки принимающих стран, связанной с приемом и обустройством вынужденных мигрантов.



  1. Исследован институт права убежища. Обращено внимание на особенности становления института права убежища.

Поскольку государства всегда проявляли и будут проявлять осторожность и бдительность в вопросах, связанных с допуском на свою территорию иностранных граждан, право убежища получило закрепление только в международных документах рекомендательного характера, прежде всего, во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., а также в Декларации о территориальном убежище 1967 г. В результате анализа положений названных документов констатируется следующее:

– во-первых, включение положения о праве каждого человека искать убежище и пользоваться этим убежищем в такой авторитетный документ как Всеобщая декларация прав человека, устанавливает прямую связь между защитой прав человека и защитой беженцев;

– во-вторых, право предоставления убежища остается правом государства, а не субъективным индивидуальным правом.

В исследовании также рассмотрены региональные модели политики предоставления убежища. При этом обращается внимание на особенности соответствующей политики, практикуемой государствами Азии, Африки, Центральной и Латинской Америки, странами – участницами СНГ. Например, в работе характеризуется институт дипломатического убежища, получивший официальное признание только на региональном уровне – в странах Центральной и Латинской Америки.

В диссертации обобщается практика предоставления временного убежища, которое является наиболее приемлемым решением проблемы лиц, ищущих защиты в ситуациях их массового прибытия на территорию принимающего государства. С одной стороны, страны оказывают таким лицам необходимую чрезвычайную помощь, соблюдая при этом принцип non-refoulment. С другой стороны, они проявляют последовательность в отношении политики предоставления долгосрочной защиты тем, чей статус беженца определяется на индивидуальной основе.


  1. Проведено исследование проблемы незаконной миграции. Представлен анализ причин и сущности явления незаконной миграции.

В диссертации незаконная миграция определяется как въезд в страну, пребывание в ней и выезд с ее территории иностранных граждан и лиц без гражданства с нарушением законодательства данной страны, регулирующего порядок въезда, пребывания, транзитного проезда и выезда иностранных граждан, а также произвольное изменение ими своего правового положения в период нахождения на территории этой страны. Анализ отечественных научных публикаций позволяет автору сделать вывод о том, что понятие «незаконная миграция» нередко ассоциируется с понятием «криминальной миграции». Однако, как представляется, между явлениями незаконной и криминальной миграции следует проводить различие. Если в основе незаконной миграции лежит нарушение миграционных правил въезда, пребывания или выезда с территории страны, то криминальная миграция представляет собой разновидность миграции, отличающейся криминальными (преступными) целями. Практика показывает, что, с одной стороны, многие незаконные мигранты действительно вовлечены в преступную деятельность, с другой – многие мигранты, незаконно находящиеся на территории того или иного государства, занимаются трудовой деятельностью на незаконных основаниях, однако при этом совсем не помышляя о совершении преступных деяний. Более того, многие лица в силу вполне обоснованных обстоятельств вынуждены нарушать миграционные правила в целях поиска убежища на территории других стран. Очевидно, что указанные лица, незаконно находящиеся на территории того или иного государства, далеки от помыслов криминального характера.

Особое место в диссертации уделяется исследованию причин незаконной миграции, а также правовой практики различных государств оказания противодействия незаконным миграционным процессам. По мнению автора, социальное явление незаконной миграции, порожденное объективной реальностью, невозможно полностью искоренить. Пока существует экономический и военно-политический дисбаланс в мире, вынуждающий людей в поисках лучшей жизни или убежища скитаться по свету, пока существует жесткая миграционная политика одних стран, направленная на ограничение легального въезда на их территорию, и одновременно – либеральная миграционная политика других государств (зачастую соседствующих с первыми), явление незаконной миграции будет оставаться одной из серьезных проблем современной действительности.

Обращаясь к опыту борьбы США, а также европейских государств, в частности Италии, с незаконной миграцией, автор отмечает, что этими странами еще в XIX веке, наряду с мерами рестриктивного и принудительного характера, использовался такой цивилизованный способ сокращения нелегального сектора миграции, как ее легализация. В работе поясняется, что посредством механизмов легализации создаются условия, при которых иммигрантам выгодно находиться на законном положении в принимающей стране, а работодателям – использовать легальный труд.

В диссертации отмечается, что незаконная миграция в некоторых случаях связана с деятельностью транснациональных преступных группировок, занимающихся нелегальной транспортировкой людей. Исследование этого вопроса в исторической ретроспективе показывает, что проблема торговли людьми никогда не теряла своей актуальности. В связи с этим уже в XIX веке между государствами стали подписываться договоры, в которых содержались положения, запрещающие торговлю людьми. В начале XX века европейскими государствами, в частности Россией, были подписаны международные договоры, направленные на борьбу с торговлей женщинами. Участники указанных соглашений обязывались устанавливать карательные меры по отношению к тем, кто организовывал вывоз женщин из родных стран в целях эксплуатации за рубежом. Более того, существовала договоренность о выдаче лиц, виновных в совершении подобных преступных деяний.

В настоящее время на многих авторитетных международных форумах обсуждается проблема торговли мигрантами (англ.вар. – trafficking in migrants). При этом отмечается, что указанная проблема непосредственно увязывается с явлением незаконной миграции. Известно, что зачастую жертвы торговли мигрантами становятся таковыми в результате применения к ним со стороны заинтересованных лиц действий обманного или даже принудительного характера. Автор отмечает, что в таких случаях незаконное пребывание «доставленных» мигрантов в стране «назначения» носит явно вынужденный характер. В связи с этим отмечается правовая практика отдельных государств, в частности Италии, Нидерландов, США, направленная на оказание защиты женщинам, ставшим жертвами незаконной транспортировки людей. По мнению автора, подобная практика имеет важное значение, поскольку ее результатом становится легализация лиц, оказавшихся вне правового поля страны пребывания в силу обстоятельств вынужденного характера.


  1. Увеличивающиеся масштабы и транснациональный характер, свойственные для незаконной миграции в последнее время, требуют от международного сообщества все большей солидарности и сотрудничества в оказании противодействия рассматриваемому явлению. Важнейшее значение при этом приобретает международно-правовое сотрудничество государств, основой которого являются универсальные международные договоры, регулирующие процессы внешней миграции.

В диссертации проводится сравнительно-правовой анализ положений Конвенции МОТ № 97 о трудящихся-мигрантах 1949 г., Конвенции МОТ № 143 о злоупотреблениях в области миграции и об обеспечении трудящимся-мигрантам равенства возможностей и обращения 1975 г., а также Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г., в результате которого определяются обязательства государств, направленные на оказание противодействия незаконной миграции.

Значительное внимание в работе уделяется исследованию проблемы обращения с такой категорией внешних мигрантов, как беженцы, незаконно находящиеся на территории страны предполагаемого убежища. При этом анализируются положения ст. 31 Конвенции о статусе беженцев 1951 г., а также отдельных Заключений Исполнительного комитета УВКБ ООН, предусматривающих защиту bona fide беженцев от наложения взысканий за незаконный въезд или незаконное пребывание при условии, что такие беженцы без промедления сами явятся к властям и представят уважительные объяснения своего незаконного въезда или пребывания.

В диссертации также обращается внимание на изучение проблемы задержания лиц, ищущих убежища. Известно, что государства вправе задерживать иностранных граждан, незаконно находящихся на их территории, до их депортации или до принятия решения об их допуске в страну. При этом очень важно проводить грань между лицами, которые умышленно незаконным образом въезжают на территорию того или иного государства, а впоследствии также на незаконных основаниях пребывают там, и лицами, вынужденно нарушающими правила и порядок въезда на территорию другой страны в целях поиска защиты от преследований. В целом отмечается, что такая мера как задержание, должна приводиться в исполнение по решению судебного органа. Кроме того, каждое лицо, которое подвергается задержанию, должно иметь возможность обращения в суд за помощью в безотлагательном вынесении постановления относительно законности задержания.

Рассматривая универсальный подход к решению проблемы незаконной миграции, автор уделяет особое внимание анализу положений Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющего Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. При этом отмечается, что указанный Протокол является первым универсальным международным документом, нацеленным на решение таких вопросов, как предупреждение незаконного ввоза мигрантов и борьба с ним, а также защита прав незаконно ввезенных мигрантов.



  1. Необходимым условием оказания противодействия незаконному ввозу мигрантов, как и незаконной миграции в целом, является межгосударственное сотрудничество, осуществляемое на региональном уровне, а также на основе двусторонних договоров.

В диссертации проводится исследование региональных моделей международно-правового сотрудничества, направленного на предотвращение и пресечение незаконной миграции. При этом изучается соответствующая практика стран ЕС, а также СНГ, которые, как известно, являются весьма привлекательными для незаконных мигрантов. Более того, страны, образовавшиеся на постсоветском пространстве, продолжают оставаться транзитным коридором, используемым незаконными мигрантами для проникновения в Западную Европу, США и Канаду.

В работе отмечается, что государства Европейского Союза уделяют повышенное внимание выработке согласованной политики, направленной на борьбу с незаконной миграцией, а также на минимизацию негативных последствий, вызываемых этим явлением. При этом рассматриваются соответствующие правовые меры, в частности усиление пограничного контроля, возвращение незаконных мигрантов в страны их происхождения, основанное на соглашениях о реадмиссии, ужесточение ответственности за незаконную транспортировку людей в страны ЕС.

Результаты изучения данного вопроса показали, что сфера регулирования миграционных процессов по-прежнему остается, главным образом, в компетенции государств-членов ЕС. Вместе с тем в последнее время в Европейском Союзе активизировался процесс гармонизации общеевропейской миграционной политики, прежде всего касающейся правового регулирования незаконной миграции. Особое значение при этом имеют проанализированные в диссертации соответствующие положения учредительных договоров Европейского Союза, нормативно-правовых актов, изданных его институтами, а также Шенгенских соглашений, инкорпорированных в правопорядок ЕС.

Исследуя практику международного сотрудничества государств – членов СНГ в оказании противодействия незаконной миграции, автор уделяет особое внимание анализу соответствующих международно-правовых документов, в первую очередь Соглашения о сотрудничестве государств – участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией 1998 г. Наряду с этим рассматривается вопрос двустороннего сотрудничества стран Содружества, направленного на упорядочение миграционных процессов.

В целом автор приходит к выводу, что среди задач, стоящих перед государствами в деле предупреждения и пресечения незаконной миграции, особую важность приобретает выявление и устранение причин, порождающих рассматриваемое социальное явление, а также соблюдение странами международно-правовых обязательств в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Русская история до Петра Великого сплошная панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело. Федор Тютчев
ещё >>