Миграционное право в международно-правовой доктрине и практике: становление и перспективы развития - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Контрольная работа по дисциплине "Международное публичное право"... 1 17.98kb.
Право и правовой закон: становление и развитие / В. С. Нерсесян 1 141.01kb.
Рабочая программа дисциплины Международное миграционное право Цикл... 1 297.87kb.
«Миграционное право». 2011.№1. С. 28-30. Международно-правовая защита... 1 89.02kb.
Программа наименование дисциплины Ответственность в международном... 1 295.16kb.
Курсовая работа по Международному праву Международно-правовая ответственность... 1 253.77kb.
Я имею право» (Внеклассное мероприятие по правам человека.) 1 79.6kb.
Право на жизнь (международно-правовой аспект) 3 561.96kb.
Проект «Трансграничное сотрудничество и стабильное управление бассейном... 1 162.69kb.
Правовой статус саморегулируемых организаций 1 238.96kb.
Основные институты обязательственного права правовой системы США 3 468kb.
Caught in the net by ray cooney действующие лица 4 1271.95kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Миграционное право в международно-правовой доктрине и практике: становление и перспективы - страница №2/4


На защиту выносятся положения и выводы, обладающие элементами научной новизны:

1. Вследствие динамики социально-экономических и политико-правовых процессов, развития технических возможностей средств коммуникаций, миграция населения претерпевает качественные изменения в своих тенденциях и формах, социальных взаимосвязях, которые выражаются в различной причинной обусловленности передвижений, в географическом перераспределении населения, в спаде или интенсификации миграционных потоков. Современные процессы глобализации, приводящие к активизации миграции, предопределяют необходимость совершенствования сформированной на универсальном уровне международной системы защиты прав и свобод внешних мигрантов. При этом важно, чтобы указанная система функционировала с учетом интересов принимающих государств, а также особенностей демографической и миграционной конъюнктуры различных регионов мира.

2. Сформулировано авторское определение понятия «внешний мигрант» –лицо, переезжающее из одного государства в другое, как правило, в целях осуществления там законной деятельности на долгосрочной основе, что впоследствии может позволить ему натурализоваться в принимающей стране. Основными критериями определения понятия внешний мигрант (при этом речь идет о внешней миграции, осуществляемой добровольно и на законных основаниях) являются:

– долгосрочность пребывания в принимающем государстве;

– осуществление законной деятельности в стране-реципиенте;

– получение вида на жительство в принимающей стране;

– приобретение гражданства.

3. Правовой статус внешних мигрантов определяется диссертантом как совокупность прав и обязанностей мигрирующих лиц, регламентируемых национальным законодательством принимающих и направляющих государств и международно-правовыми нормами и принципами, характеризующими их как мигрантов и определяющими их положение в принимающей стране. При этом права внешних мигрантов рассматриваются как юридически признанные возможности мигрирующих лиц, которыми они наделены международным сообществом в результате принятия международных универсальных и региональных многосторонних договоров, двусторонних соглашений, а также национальными нормами права, отражающими специфику подхода каждого государства к данной проблеме и в то же время отвечающими требованиям основных норм и принципов международного права. Обязанности внешних мигрантов определяются как совокупность нормативно закрепленных ограничений, с помощью которых осуществляется юридическая регламентация поведения мигрантов (большей частью внутри государства) для их учета и упорядочения перемещений, исключения с их стороны возможных противоправных действий, защиты прав и интересов населения стран-реципиентов, поддержания правопорядка и безопасности, а также сохранения геополитического положения принимающих государств, их социальной, культурной и языковой индивидуальности.

4. Диссертант обосновывает тезис о том, что в рассматриваемой области правоотношений наибольшее значение приобретают такие общепризнанные принципы международного права, как принцип уважения прав человека и основных свобод, принцип сотрудничества государств, принцип добросовестного выполнения международных обязательств, закрепленных в международных договорах. В то же время другие общепризнанные принципы международного права, являющиеся главным критерием правомерности всех международно-правовых норм, также важны для регулирования процессов внешней миграции.

5. В сфере правового регулирования внешней трудовой миграции особое значение имеют такие специальные принципы, как принцип недискриминации трудящихся-мигрантов, принцип содействия воссоединению их семей, принцип равного обращения, принцип содействия интеграции трудящихся-мигрантов и членов их семей в общество принимающих стран. Анализ конвенционных норм, принятых МОТ, позволяет диссертанту сформулировать принцип сотрудничества государств в предотвращении и пресечении незаконных передвижений, перевозок и найма трудящихся-мигрантов, а также принцип упорядочения положения незаконных мигрантов посредством их легализации.

6. Основываясь на положениях международно-правовых документов, касающихся вопроса предоставления международной защиты и помощи вынужденным мигрантам – беженцам, автор выделяет следующие специальные принципы: принцип недопустимости дискриминации беженцев, принцип содействия воссоединению семей беженцев, принцип добровольной репатриации беженцев, принцип запрещения высылки беженцев или их принудительного возвращения в страны, где их жизни или свободе угрожает опасность (принцип non-refoulment).

7. Субъектами международно-правового регулирования внешних миграционных процессов выступают государства и международные межправительственные организации, заключающие международные договоры в области внешней миграции различных видов и контролирующие осуществление их норм и принципов, а также взаимодействующих с ними внутригосударственных норм права – конституционного, административного, таможенного, гражданского и других.

8. Результаты исследования отечественной международно-правовой литературы дореволюционного времени, советской эпохи, а также современного периода позволяют автору сделать следующие выводы:

– в определение понятия «беженец» внес большой вклад известный отечественный ученый, юрист-международник Ф. Мартенс. Не исключая возможности добровольной миграции, стимулируемой внешними сношениями, промышленными и торговыми оборотами, Ф. Мартенс обращал внимание на внешние миграционные процессы вынужденного характера, обусловленные «суровым климатом, малоземельем, сословными предрассудками, религиозной нетерпимостью, политическими преследованиями». При этом он отмечал, что человек, как правило, вынужден «искать более выгодные условия на чужой территории», если его родное государство не в состоянии или не желает прийти к нему на помощь;

– в международно-правовой литературе, изданной с конца 40-х до начала 90-х годов прошлого столетия, не уделялось должного внимания изучению такого вопроса, как правовое регулирование внешней миграции населения. При этом следует обратить внимание на парадокс: с одной стороны, в указанные годы российские юристы уделяли определенное внимание исследованию института права убежища, с другой – проблема беженцев не получала достаточного освещения. Одним из немногих российских юристов-международников, исследовавших проблему беженцев, был Е.А. Коровин. Анализируя проблему беженцев, ученый отмечал, что ее решение заключается в обеспечении скорейшего возвращения таких лиц на родину. При этом подчеркивалась необходимость добровольного характера репатриации;

– начиная со второй половины XX века, проблема беженцев практически не исследовалась в отечественной международно-правовой литературе. Если обратиться к ряду наиболее авторитетных трудов по международному праву, изданных с середины 50-х годов по 90-е годы, то в них можно найти только материалы, посвященные исследованию института права убежища. После ратификации Российской Федерацией в 1992 году Конвенции о статусе беженцев 1951 г. и Протокола, касающегося статуса беженцев, 1967 г., проблема беженцев стала предметом широких научных дискуссий и исследований в отечественной правовой науке.

9. Диссертант выделяет и систематизирует характерные особенности правового регулирования миграционных процессов в странах Европейского Союза:

– правовое регулирование одного из наиболее значительных потоков внешних миграционных процессов в странах ЕС – трудовой миграции – осуществляется посредством учредительных договоров, нормативно-правовых актов (регламентов, директив, решений), принимаемых наднациональными институтами ЕС в развитие положений указанных договоров, международно-правовых соглашений, подписанных с третьими странами. Важным источником правового регулирования миграционных процессов являются решения Суда ЕС, выносимые по делам, связанным с нарушениями принципа свободного передвижения трудящихся и членов их семей в странах Союза. Практика Суда ЕС наглядно демонстрирует, что судебная защита всегда была сфокусирована на обеспечении соблюдения указанного принципа, как одного из гарантов успешного функционирования внутреннего рынка ЕС.

– государства–члены ЕС придают особое внимание установлению ответственности того или иного государства–члена Союза за рассмотрение заявления о предоставлении убежища. При этом они, как правило, придерживаются концепции принципа «первого убежища», предполагающей, что первая страна, с которой ищущее убежище лицо установило официальный контакт, становится ответственной за рассмотрение его заявления;

– практика реализации концепции «третьей безопасной страны», получившая развитие в странах ЕС, нередко сопровождается цепной депортацией, как правило приводящей к высылке просящих о защите лиц без рассмотрения их дел по существу. Понятие «третья безопасная страна» определяется как страна, находящаяся за пределами того или иного региона, в рамках которого осуществляется сотрудничество в вопросе предоставления международной защиты беженцам, при условии, что такая страна должна быть «безопасной», то есть способной гарантировать соблюдение прав и свобод человека, а также положения п.1 ст.33 Конвенции о статусе беженцев 1951 г. По мнению автора, одним из решений анализируемой проблемы может стать гармонизация национального законодательства стран того или иного региона, в частности Европейского Союза, в сфере определения статуса беженца и предоставления убежища. При этом также целесообразно подписание международных договоров, предусматривающих, что возможная депортация ходатайствующего о статусе беженца лица в «третью безопасную страну» вероятна лишь в том случае, если эта страна обязуется рассмотреть его дело по существу;

– страны ЕС придерживаются позиции разграничения между «конвенционными беженцами» и «de facto беженцами». Диссертантом установлено, что в современном международном праве отсутствует четкое определение понятия «de facto беженцы». Государства, как правило, по своему усмотрению и под свою ответственность решают, каким образом оказывать помощь названной категории вынужденных мигрантов. В результате анализа внутригосударственного законодательства о беженцах стран Европейского Союза автор выделяет такие эффективные решения проблемы de facto беженцев как: предоставление вида на жительство по гуманитарным соображениям (англ.вар. – residence permit for humanitarian reasons), а также предоставление временного убежища.

– одним из приоритетных направлений миграционной политики ЕС является выработка согласованных правовых мер, направленных на борьбу с незаконной миграцией и торговлей людьми: легализация незаконных мигрантов, ужесточение визовой политики, введение ответственности за перевоз лиц, не имеющих документов, удостоверяющих личность, или использующих поддельные (фиктивные) документы.

10. Диссертант предлагает дополнить доктринальные положения науки международного права по проблеме международно-правовой защиты вынужденных мигрантов – беженцев следующими основополагающими выводами, имеющими существенное значение для определения статуса беженца и выявления новых тенденций в развитии института права убежища:

– между концепцией предоставления помощи и защиты беженцам, которой придерживается УВКБ ООН, и позицией по этому вопросу государств – участников Конвенции о статусе беженцев 1951 г. есть существенные расхождения. Например, в ряде случаев лица, спасающиеся бегством, подпадают под мандат УВКБ ООН или получают статус беженца в соответствии с международными договорами регионального уровня. Однако, если рассматриваемые лица впоследствии вынуждены искать убежища за пределами своего региона, например, в каком-либо государстве, участвующем в Конвенции 1951 г., их статус заново определяется уже в соответствии с требованиями указанного документа.


В частности, ходатайствующему о статусе беженца необходимо доказывать, что он подвергался преследованиям индивидуально или, по крайней мере, как один из членов преследуемой группы лиц. В случае отсутствия таких доказательств статус беженца заявителю, как правило, не предоставляется;

– статус беженца определяется на индивидуальной основе, однако на практике бывают ситуации, когда по вынужденным обстоятельствам бегством спасаются целые группы людей, каждый из которых может индивидуально рассматриваться как беженец. В таких случаях возникает необходимость оказания им чрезвычайной помощи. При этом, как правило, очень сложно вынести индивидуальное решение по определению статуса беженца для каждого члена такой группы. В связи с этим был найден выход в виде так называемого «группового определения» статуса беженца, в соответствии с которым каждый член группы рассматривается prima facie (т. е. при отсутствии очевидности обратного) как беженец;

– при рассмотрении конкретных дел по предоставлению статуса беженца возникает немало трудностей, связанных с интерпретацией терминов, содержащихся в ст. 1, п. А (2) Конвенции о статусе беженцев 1951 г. Например, при оценке «вполне обоснованных опасений преследований», как правило, возникают проблемы с определением степени опасности потенциального преследования для просителя в случае возвращения его в свою страну. По этой причине при определении риска потенциальных преследований важное значение имеет оценка уже совершенных по отношению к просителю преследований. При этом необходимо также учитывать факты и характер преследований, совершенных по отношению к лицам ближайшего окружения ходатайствующего;

– анализ международной практики, связанной с предоставлением статуса беженца, позволяет выделить такую проблему, как вынужденная миграция женщин. Государства справедливо и по праву предоставляют указанный статус женщинам, которым угрожает жестокое или бесчеловечное обращение в связи с тем, что они нарушили этические нормы общества, в котором живут и могут считаться принадлежащими к «определенной социальной группе» в соответствии с положением ст. 1, п. А (2) Конвенции о статусе беженцев 1951 г.;

– в Конвенции о статусе беженцев 1951 г. содержится положение, в соответствии с которым государства–участники обязались по возможности облегчать натурализацию беженцев, в частности, делать все от них зависящее для ускорения делопроизводства по натурализации и возможного уменьшения связанных с ним сборов и расходов (ст. 34). Однако принцип стремления государств к облегчению натурализации беженцев, получивший закрепление в Конвенции о статусе беженцев 1951 г., неоднозначен. По мнению автора, эффективным решением проблемы беженцев является добровольная репатриация, посредством которой реализуется одно из основных прав человека – право на возвращение в свою страну. Беженцы покидают родину по вынужденным обстоятельствам, и большинство из них планирует вернуться в свои страны по мере улучшения там обстановки. В связи с этим ставится вопрос о целесообразности натурализации лиц, вынужденно пребывающих на территории принимающих государств, и возможно ожидающих своего возвращения на родину;

– исследование правовой сущности принципа non-refoulment, основанное на анализе многих международно-правовых договоров и документов, а также национального законодательства ряда государств, в частности Российской Федерации, свидетельствует о важнейшем значении рассматриваемого принципа в международной защите беженцев. Добросовестное соблюдение государствами принципа non-refoulment является гарантией безопасности лиц, нуждающихся в убежище;

– предоставление убежища остается суверенным правом государства. Соблюдение баланса публичных интересов государств и прав лиц, нуждающихся в международной защите и помощи, может быть обеспечено в результате установления и эффективного функционирования предусмотренных внутригосударственным законодательством процедур определения bona fide беженцев, основанных на индивидуальном подходе к каждому заявителю. Самостоятельно определяя меры по защите беженцев, находящихся под национальной юрисдикцией, государствам-участникам Конвенции о статусе беженцев 1951 г. и Протокола 1967 г. необходимо ориентироваться на то, чтобы они были эффективными и отвечали принципам и нормам действующего международного права. При этом желательно установить процедуры определения bona fide беженцев, основанной на индивидуальном подходе к каждому заявителю, и разработать внутригосударственное законодательство, способствующее действенной защите вынужденных мигрантов, прежде всего, соблюдению их основных прав без какой-либо дискриминации.

11. Диссертант доказывает необходимость включения незаконной миграции в число вызовов и угроз безопасности международного сообщества, аргументируя это тем, что в основе незаконной миграции лежит нарушение правил въезда, пребывания или выезда с территории страны; многие незаконные мигранты вовлечены в организованную преступную деятельность; некоторые мигранты осуществляют трудовую деятельность на незаконных основаниях или в силу обстоятельств вынужденного характера нарушают миграционные правила в целях поиска убежища на территории других стран. Незаконные мигранты не могут пользоваться правами, социальной поддержкой и медицинской помощью, предоставляемыми принимающими странами мигрантам, законно находящимся на их территории. Между тем их практически невозможно привлечь к выполнению обязанностей, установленных государством.

Рассматривая систему мер внутригосударственного характера, направленную на предотвращение и пресечение незаконной миграции, диссертант утверждает, что в рамках современной миграционной политики любого государства целесообразно проведение мероприятий рестриктивного и принудительного характера в комплексе с использованием механизмов легализации, при которых иммигрантам было бы выгодно узаконить свое положение в принимающей стране, а работодателям – использовать легальный труд. Однако увеличивающиеся масштабы и транснациональный характер, свойственные для незаконной миграции в последние два десятилетия, требуют от международного сообщества все большей солидарности и сотрудничества (осуществляемого на универсальном и региональном уровнях) в оказании противодействия данному явлению. Важнейшее значение при этом приобретают международно-правовые договоры, регулирующие процессы внешней миграции.

Учитывая, что на территорию Российской Федерации ежегодно прибывает огромное количество незаконных мигрантов, назревает необходимость присоединения ее к международно-правовым договорам универсального уровня, положения которых направлены на предупреждение и пресечение незаконной трудовой миграции, – Конвенции МОТ № 143 о злоупотреблениях в области миграции и об обеспечении трудящимся-мигрантам равенства возможностей и обращения 1975 г., а также Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г.

12. Автором предложен новый подход к рассмотрению общепризнанных принципов и норм международного права, ориентированных на сферу миграционных отношений, позволяющий обоснованно сделать заключение, что в современных условиях на базе ряда отраслей международного права, прежде всего таких как международное право прав человека, право международных организаций, международное право в период вооруженных конфликтов, совместно и во взаимодействии с принципами и нормами внутригосударственного права, сложилось и действует международное миграционное право, представляющее собой комплексный межотраслевой институт права, специальные нормы которого вступают в особые функциональные связи, обеспечивая режим правового регулирования широкого спектра миграционных отношений и имея тенденцию эволюционирования в качественно новое правовое образование – специализированную подотрасль международного права прав человека.

Теоретическая значимость исследования состоит в разработке и обосновании общетеоретических положений международного права, а также в создании системы понятий, классификаций, научных категорий, связанных с международно-правовым регулированием внешней миграции. Применение качественно новых подходов к исследованию рассматриваемых вопросов способствовало формированию авторской концепции теории институтов миграционного права, раскрывающей сущность становления и реализации новой предметной области правового регулирования и объясняющей динамику развития системы международного права, обусловленную объективной действительностью происходящих социальных процессов и их связью с особым порядком международного нормообразования.

Теоретические выводы и предложения, аналитические обобщения, понятия и определения, прогнозы и закономерности, содержащиеся в диссертации, могут стать основой для дальнейшей научно-исследовательской деятельности в рассматриваемой области права.



Практическая значимость исследования выражается в том, что сформулированные автором предложения, выводы и рекомендации могут быть использованы в практической и правоприменительной деятельности структурных подразделений Федеральной миграционной службы Российской Федерации, Министерства иностранных дел Российской Федерации, заинтересованных правоохранительных органов. Результаты диссертационного исследования, претендуя на инновационность, могут быть учтены при дальнейшем совершенствовании российского миграционного законодательства, при разработке государственной миграционной политики, а также при подготовке международных договоров, заключаемых Российской Федерацией с другими государствами.

Материалы диссертационного исследования, его выводы и предложения могут быть использованы в учебном процессе образовательных учреждений высшего профессионального образования при преподавании международного права и других общепрофессиональных и специальных юридических дисциплин, способствуя формированию новой системы знаний и научных представлений об институтах международно-правового регулирования миграции населения и основных направлениях международной защиты прав и свобод мигрантов в общей конструкции механизма международной защиты прав человека.



Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации апробированы соискателем в научно-исследовательских работах по проблемам прав и свобод человека, международно-правового регулирования внешней миграции населения, международной защиты беженцев и предоставления убежища, выполненных в Дипломатической академии МИД России, Российском государственном торгово-экономическом университете (РГТЭУ) и опубликованы в виде 2-х монографий – «Миграция населения: теория и практика международно-правового регулирования» (14,3 п.л.), «Международное миграционное право: основы теории и практики» (21,5 п.л.), а также одного учебного пособия объемом (5,5 п.л.), 2-х учебно-методических материалов и комплексов общим объемом (5,55 п.л.), 15 статей в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК (9,2 п.л.), 20 научных статей и других публикаций общим объемом (12,25 п.л.). Всего диссертантом по теме исследования опубликовано 40 научных работ общим объемом 68,2 п.л.

Выводы диссертационного исследования представлены в докладах, тезисах и научных сообщениях на всероссийских и международных научно-практических конференциях и круглых столах: «Экономическая безопасность внутреннего рынка России» (МГУК, 1998 г.), «Коммерческое дело в России: история, современное состояние, будущее» (МГУК, 1999 г.), «Правовое обеспечение предпринимательской деятельности в России и СНГ» (МГУК, 2000 г.), «Мир на пороге XXI века» (ДА МИД РФ, 2001 г.), «ООН и международный правопорядок в глобализирующемся мире» (РУДН, 2001 г.), «Стратегия торгово-экономического образования в России» (МГУК, 2002 г.), «Правовые основы становления и развития торговли в России» (РГТЭУ, 2002 г.), «Междисциплинарный подход к правам человека» (Университет Осло, Норвегия, 2004 г.), «Национальные традиции в торговле, экономике, политике и культуре» (РГТЭУ, 2007 г.), «Ценности и интересы современного общества» (РГТЭУ, 2008 г.), Ежегодное собрание Ассоциации международного права, посвященное 60-летию Всеобщей декларации прав человека (Ассоциация международного права, 2008 г.), «Румянцевские чтения» и «Васильевские чтения» (РГТЭУ, весна – осень 2009 г.), «Правовые основы современных международных отношений» (Ассоциация международного права, 2009 г.), «Государство, церковь, право» (РГТЭУ, 2012 г.).

Основные теоретические положения диссертации использованы автором при чтении лекций, проведении семинарских и практических занятий в Российском государственном торгово-экономическом университете, при разработке рабочих программ и учебно-методических материалов. На основе материалов диссертационного исследования соискателем подготовлены и внедрены в учебный процесс Юридического факультета РГТЭУ лекции на темы: «Международно-правовое регулирование внешней миграции», «Правовое регулирование миграционных процессов в странах Европейского Союза». Монография Зинченко Н.Н. «Международное миграционное право: основы теории и практики» удостоена в 2012 году Диплома I степени в номинации: «За выдающиеся научные результаты в области общественных и гуманитарных наук» и Премии имени Императора Александра Первого.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



В большом городе можно больше увидеть, зато в маленьком — больше услышать. Жан Кокто
ещё >>