Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц, состоящих в фактических супружеских отношениях И. А. Косарева - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Международное право является продуктом длительного исторического... 1 107.77kb.
Вопросы к экзамену по дисциплине «Международное право» 1 58.1kb.
Вопросы для подготовки к вступительным экзаменам в аспирантуру по... 1 51.47kb.
89. Международное экономическое право. Морское право; воздушное право; 1 67.06kb.
Приложение Основные понятия 1 181.58kb.
Шпаргалка по международному частному праву международное частное... 43 2047.45kb.
Рабочая программа дисциплины Международное миграционное право Цикл... 1 297.87kb.
Гражданско-правовая презумпция по российскому законодательству: содержание... 1 295.13kb.
«Международное гуманитарное право» 1 34.76kb.
Тесты по курсу «Российское предпринимательское право» 5 906.05kb.
Рабочая программа дисциплины подготовки аспирантов по специальности... 2 669.28kb.
Семейные правоотношения 1 127.42kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц, состоящих в фактических - страница №1/1

Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц,

состоящих в фактических супружеских отношениях
И.А. КОСАРЕВА
Косарева И.А., доцент кафедры гражданского права юридического факультета ГОУ ВПО "Хабаровская государственная академия экономики и права", кандидат юридических наук.
В статье рассматриваются вопросы существования модели семьи, члены которой состоят в фактических брачных отношениях в России, а также дается анализ регулирования данных отношений в зарубежном законодательстве.
The article considers issues of existence of the family, the members of which are in factual family relations in Russia and analyses the regulation of such relations abroad <*>.

--------------------------------



<*> Kosareva I.A. International, foreign and russian law on the status of persons being in factual family relations.
Брачно-семейная система - проекция общественной системы, и по мере общественных изменений меняется и социальный облик семьи <1>. В современном мире все больше мужчин и женщин предпочитают не оформлять свои семейные отношения путем регистрации брака, выбирая иные виды совместного сожительства. Международное право допускает различные модели семьи, ни одна транснациональная правовая норма не предусматривает обязательности государственного оформления (регистрации) семейного союза <2>. В зарубежном законодательстве наметилась тенденция на признание юридических последствий за внебрачными сожительствами, правовой статус которых может быть различным. Отдельные виды семейных союзов (лиц как разного, так и одного пола) либо предусматривают наличие особого способа (процедуры) оформления: письменное соглашение (Франция), заявление (Бельгия, Исландия, Люксембург), торжественная церемония (Дания, Швеция, Нидерланды), либо не предусматривают, а признаются постфактум (Венгрия, Италия, Португалия, США, Украина, Швейцария). А.Д. Толстая отмечает как одну из отличительных характеристик развития семейного права на Западе в последние 20 лет установление юридических последствий фактических брачных отношений <3>. Сожительство (cohabitation) - это институт, известный еще со времен Древнего Рима, в настоящее время урегулированный с незначительными различиями в целом ряде государств (Швеция, Нидерланды, Норвегия, Венгрия, Бельгия, Франция и Португалия), и число стран постоянно увеличивается <4>. Можно согласиться с точкой зрения Д. Борминской, что высказывание Наполеона: "Конкубины игнорируют закон, поэтому закон игнорирует конкубинов" - уже не отражает реального положения вещей <5>. Однако все-таки большинство государств признает семейные отношения между мужчиной и женщиной, придавая им характер правовых, только при соблюдении парой нормативно установленных правил об оформлении брака (процедуры бракосочетания). Вызывает сомнение тезис о том, что государственный акт бракосочетания направлен прежде всего на охрану частных интересов, и только во вторую очередь - публичных <6>, поскольку именно в связи с безразличием государства к сожительству права и законные интересы граждан остаются незащищенными. Заслуживает внимания мнение Н.Н. Тарусиной о том, что "фактический брак... неосновательно подвергнут в настоящее время правовой дискриминации" <7>. Конкубинат характеризуется неформальным возникновением, крепкими отношениями между партнерами, лишенными необходимости лицемерить и осознающими легкость фактического и не требующего формальностей разрыва <8>.

--------------------------------



<1> См.: Босанац М. Внебрачная семья. М., 1981. С. 148.

<2> См., например: Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (п. 2 ст. 16), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. (п. 1 ст. 10), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (п. 3 ст. 23), Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ст. 12), Американская конвенция о правах человека 1969 г. (п. 3 ст. 17), Африканская хартия прав человека и народов 1981 г. (ст. 18), Конвенция о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации брака 1962 г. (ст. 1) и др.

<3> См.: Толстая А.Д. Фактический брак: перспективы правового развития // Закон. 2005. N 10. С. 21.

<4> См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. Т. II. М., 2006. С. 521.

<5> См.: Борминская Д. Новые тенденции в развитии семейного права: внебрачные союзы на примере отдельных европейских стран // Семейное и жилищное право. 2007. N 2. С. 19.

<6> См.: Ильина О.Ю. Брак как форма государственного признания отношений между мужчиной и женщиной // Семейное и жилищное право. 2006. N 4.

<7> Тарусина Н.Н. Семейное право. М., 2001. С. 60.

<8> См., например: Босанац М. Внебрачная семья. М., 1981. С. 55; Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск, 1989. С. 66.
Действующее российское право закрепляет возможность применения семейного законодательства по аналогии к отношениям между членами семьи. Можно ли признать членами семьи партнеров, длительно проживающих вместе, ведущих совместное хозяйство и воспитывающих общих детей? Или это посторонние люди? Судебная практика признает права сожителей. Так, Президиум Свердловского областного суда 5 октября 2005 г., отменяя Определение коллегии по гражданским делам, вынесенное 14 июня 2002 г., признал, что не имеет правовой основы для различения состоящих в браке и не состоящих в браке сожителей при решении вопроса о выплате компенсации за моральный вред при гибели одного из сожителей <9>. И законодатель признает правовые последствия за фактическим сожительством, правда, только в одном случае. Так, по судебному решению может быть признан членом семьи нанимателя гражданин, который проживает с нанимателем в данном жилом помещении и ведет с ним общее хозяйство (ст. 69 Жилищного кодекса РФ). Из содержания данной нормы не следует, какими именно семейными связями должны быть соединены наниматель и гражданин, с ним проживающий и ведущий совместное хозяйство. Возможно наличие внебрачных отношений как достаточного основания считаться членами семьи. Международное право исходит из того, что Российская Федерация, не признавая фактических сожительств, тем самым нарушает права и свободы своих граждан. Европейским судом по правам человека по жалобе российской гражданки М.С. Прокопович было инициировано дело Прокопович (Prokopovich) против Российской Федерации, которое было разрешено в пользу заявительницы. Европейский суд по правам человека признал право М.С. Прокопович на проживание в жилом помещении, которое было предоставлено ее сожителю по договору социального найма и где заявительница проживала совместно со своим сожителем как фактическая супруга до его смерти без регистрации по месту жительства <10>.

--------------------------------



<9> См.: дело Гаврикова против России (жалоба N 42180/02) // Российская юстиция. 2008. N 2. С. 75 - 78.

<10> См.: В Европейском суде по правам человека // Российская юстиция. 2005. N 5. С. 68 - 74.
Действительно, лица, состоящие (состоявшие) в фактических брачных отношениях - отношениях сожительства, должны иметь право на защиту со стороны государства. С позиции С.И. Реутова, хотя регистрация брака является, безусловно, необходимой и с общественных позиций целесообразной, незарегистрированные фактические браки не могут находиться вне правового регулирования, так как сложившаяся на их основе семья характеризуется теми же признаками, что и семья, созданная на основе зарегистрированного брака, и выполняет аналогичные функции: деторождение, воспитание детей, взаимная материальная поддержка и сотрудничество <11>. Абсолютно справедливо высказывание В.В. Яркова о том, что брак является основой семьи, предназначение которой прежде всего в воспитании детей и заботе об их будущем, что не может не затрагивать интересы современного общества. Именно поэтому условия вступления в брак, порядок признания брака недействительным, основания его расторжения не могут считаться частным делом самих супругов. Вступая в брак, они берут на себя определенные обязанности, главная из которых - воспитание детей. В этом и состоит тот общественный интерес, во имя которого государство сохраняет за собой право вмешиваться в эту сферу человеческой жизни <12>. Вместе с тем достойно внимания и мнение О.Ю. Косовой о том, что достаточно стабильный внебрачный союз (вне зависимости от того, рождены и воспитываются в нем дети или нет), который характеризуется общностью повседневной жизни, межполовыми контактами, взаимной поддержкой, а в целом наличием доверительности в личных взаимоотношениях, ориентированных на семейную модель организации быта, не может не рассматриваться как семья (в ее истинном социологическом смысле), несмотря на несоблюдение соответствующих процедур оформления брака <13>. В начале XX в. Я.Н. Бранденбургский для обозначения фактического сожительства предложил ввести юридический термин - "брак низшей категории" <14>. На наш взгляд, такая терминология уместна, поскольку позволяет показать, что у фактических сожителей ниже семейно-правовой статус, чем у лиц, состоящих в зарегистрированном браке. Высказываются и противоположные мнения - фактические сожители не имеют права на признание государством и обществом <15>. Исходя из реально сложившейся ситуации (сегодня 10% взрослого населения состоит в незарегистрированных браках) <16>, такое суждение о положении фактических супругов недопустимо.

--------------------------------



<11> См.: Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск, 1989. С. 83 - 95.

<12> См.: Гражданское судопроизводство: особенности рассмотрения отдельных категорий дел: Учебно-практическое пособие / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 2001. С. 248 - 249.

<13> См.: Косова О.Ю. "Фактические браки" и семейное право // Правоведение. 1999. N 3.

<14> См.: Бранденбургский Я.Н. Брак и его правовые последствия. М., 1926. С. 14.

<15> См., например: Короткова Л.П., Вихров А.П. Семья - только в рамках закона // Правоведение. 1994. N 5-6. С. 160.

<16> См.: httр://www.perepis2002.ru.
В Древнем Риме существовало два института: брак и конкубинат. Конкубинат представлял собой дозволенное законом постоянное сожительство мужчины и женщины. К конкубинату не предъявлялось формальных требований как к браку. Конкубина не разделяла социального статуса мужчины, дети от этого сожительства не подпадали под власть отца. Несмотря на существование моногамии как принципа римского частного права, мужчины имели право состоять в законном браке и иметь конкубину, для женщины любое сожительство с другим мужчиной, кроме мужа, было недопустимо, более того, считалось преступлением, влекшим наказание - смерть <17>. В более поздний период Римской республики император Юстиниан в Дигестах (Титул VII) <18> определил условия, при которых конкубинат был невозможен. Говорилось о том, что находиться в конкубинате может и вольноотпущенница другого лица, и свободнорожденная, место рождения которой неясно, или которая продавала свое тело. Иметь в конкубинах свободнорожденную женщину честной жизни не разрешалось без заявления перед свидетелями, в противном случае такое сожительство расценивалось как прелюбодеяние. Вопрос о том, являлась ли женщина конкубиной, разрешался на основании направления воли. Кроме того, в Дигестах Юстиниана указывалось на то, что конкубиной могла стать женщина любого возраста, не младше 12 лет <19>. А также запрещался конкубинат одной женщины с сыном (внуком) своего патрона или наоборот. Если законный брак провинциального магистрата с гражданкой данной провинции был невозможен, то для конкубината подобного запрета не существовало <20>.

--------------------------------



<17> См.: Новицкий И.Б. Римское право. М., 1995. С. 63.

<18> См.: Дигесты Юстиниана / Избр. фрагм. в пер. и с прим. И.С. Перетерского. М., 1984. С. 409.

<19> См.: Там же. С. 409.

<20> См.: Там же. С. 409.
В истории России существовали периоды либо признания правового статуса за фактическими сожительствами, либо запрета, либо полного юридического безразличия. Дореволюционное брачное право обвиняло в незаконном сожительстве лиц и отрицало возможность охраны прав незаконнорожденных детей. Представители юридического сообщества объясняли такую позицию законодателя тем, что иные правовые установления делали бы внебрачный союз выгоднее и привлекательнее брачного, что немыслимо с точки зрения закона, имеющего в виду идеал нравственности, хотя требования на обеспечение необходимых потребностей матери и ребенка, такие, как жилище, пища, одежда, подлежали удовлетворению со стороны виновного <21>. Советская власть наложила негативный оттенок на отношения фактических сожителей. В 1917 г. была проведена секуляризация брака, регистрация семейных отношений стала осуществляться государственными органами. Такая ситуация имела место до 1926 г., когда с принятием Кодекса законов о браке, семье и опеке фактические браки получили правовое признание, произошла деформализация брака. Положение дел изменил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. "Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания "Мать-героиня", учреждении ордена "Материнская слава" и медали "Медаль материнства" <22>. Лицам, состоявшим в незарегистрированном браке, следовало официально оформить супружеские отношения, указав дату их начала. П.П. Полянский, рассматривая положения Указа 1944 г., пришел к выводу, что "эффективное укрепление семьи могло осуществиться лишь при условии выявления и учета всех брачных связей... фактические браки мешали государству... наносили материальный ущерб законной семье..." <23>. С момента введения в действие Указа 1944 г. по настоящее время на территории России фактические сожительства не имеют юридического статуса, несмотря на широкую распространенность подобных отношений. Отрицательно оценивая деформализацию брака (с 1926 по 1944 г.), М.В. Антокольская считает, что существование фактического и зарегистрированного брака ни к чему, кроме правовой неопределенности, путанице и подрыву принципа моногамии, привести не могло <24>. Вероятно, такое мнение М.В. Антокольской распространяется и на возможную перспективу легитимации фактических сожительств.

--------------------------------



<21> См., например: Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах. Т. 7. Издание А.Ф. Скорова. М., 1903.

<22> Ведомости Верховного Совета СССР. 1944. N 37.

<23> Полянский П.П. Реформирование советского семейного права в годы Великой Отечественной войны: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 13 - 14.

<24> См.: Антокольская М.В. Семейное право. М., 2001. С. 69.
В обществе лиц, находящихся в отношениях фактического сожительства, считают состоящими в гражданском браке. Специалисты в области семейного права указывают на ошибочность такого, уже ставшего привычным, выражения, напоминая, что исторически гражданский брак - это брак, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния (загса), который противопоставлялся церковному браку <25>. Но ведь так было потому, что церковь после секуляризации брака называла лиц, состоящих в зарегистрированном органами загса браке, законно в браке не состоящими. Вообще время меняет позиции и вносит соответствующие коррективы. Так, если в начале XX в. церковь считала сожительство на основании одной только записи в гражданской книге прелюбодеянием, то сегодня, уважая гражданский брак, обряд венчания проводится только после его государственной регистрации. На наш взгляд, следует принять действительное сложившееся положение и применять "фактическое сожительство" и "гражданский брак" как равнозначные понятия. И потом, термины "сожительство", "сожители" имеют в обществе негативный оттенок, более позитивно - "лица, состоящие в гражданском браке".

--------------------------------



<25> См., например: Баженова О.И. Действительность брака в Российской Федерации. М., 2006. С. 142.
В зарубежных странах законодатель по-разному отреагировал на реальные изменения в общественном институте семьи и брака. Однако, узаконив фактическое сожительство, иностранное право ряда государств тем самым прежде всего упорядочило имущественные отношения партнеров, урегулировало вопросы воспитания и содержания несовершеннолетних детей, а также разрешило проблемы предоставления или, наоборот, лишения фактических брачных союзов определенных льгот и привилегий.

В Норвегии в соответствии с Законом "О совместном домашнем хозяйстве" 1991 г. фактические партнеры уравнены в правах с лицами, состоящими в браке в сфере социального обеспечения и налогообложения. Вместе с тем одинокий родитель, проживающий более одного года в союзе, аналогичном браку, но не зарегистрированном должным образом, не имеет права на ежемесячное государственное пособие на содержание ребенка. Законодатель считает, что в таких случаях имеет место общая забота партнеров о ребенке.

Швеция стала первым современным государством, законодательно признавшим отношения сожительства, приняв в 1987 г. акт, регулирующий отношения фактического супружества <26>. Институт сожительства сильно отличается от института брака прежде всего тем, что партнеры не обязаны материально поддерживать друг друга. Совместным имуществом сожителей признается только жилище и предметы домашней обстановки. Фактическое сожительство не создает общих долгов для партнеров. К числу наследников по закону фактические супруги не относятся, вместе с тем они имеют возможность наследовать по завещанию. Сожители не имеют права на общую фамилию и совместное налогообложение. Однако они вправе не свидетельствовать друг против друга в суде, правоохранительных органах. Шведское законодательство допускает совместную опеку сожителей над детьми друг друга, но запрещает усыновление (удочерение) парам, не состоящим в браке. Швеция считается лидером по количеству семейных союзов, проживающих вне официальной регистрации отношений (около 30%) <27>.

--------------------------------



<26> См.: Lag om sambors gemensamma hem (Cohabitees (Joint Home) Act), SFS 1987:232.

<27> См.: Tomasson R.F. Modern Sweden: The Declining Importance of Marriage. Scandinavian Review, 1998. P. 83 - 89.
Голландская модель сожительства не похожа на шведскую. Отличительной чертой является обязательность заключения соглашения между сожителями в простой письменной форме, которое имеет юридические последствия для лиц, его заключивших, но не для третьих лиц. Партнерам предоставлена значительная доля усмотрения в урегулировании отношений. Вместе с тем определенные гарантии предоставлены и со стороны государства: право наследования аренды жилого помещения, льготное налогообложение, социальное обеспечение, государственное пенсионное обслуживание, доступ к методам искусственного оплодотворения, усыновление детей. Принципиальные отличия от зарегистрированных брачных союзов: отсутствует режим общей совместной собственности на имущество, запрещается наследование по закону, не наделяются правом на общую фамилию, не освобождаются от обязанности свидетельствовать друг против друга на стадии предварительного следствия либо в судебных органах.

В 1998 г. бельгийское законодательство ввело институт сожительства, определив его как гражданско-правовой договор <28>. Для юридического признания сожительства необходимо надлежащим образом оформить отношения. Контракт подписывается двумя лицами (однополыми и разнополыми) в присутствии нотариуса, после чего заносится в реестр муниципалитета по месту жительства партнеров или одного из них. Фактические сожители, не заключившие договор в установленной форме, не обладают правом на правовую охрану. Поскольку договор о сожительстве не порождает семейных правоотношений, партнеры не имеют личных неимущественных, наследственных прав, права совместной собственности, а также льгот по налогообложению, социальному обеспечению, предоставляемых супругам.

--------------------------------

<28> См.: Loi instaurant la cohabitation legale. 23 November 1998.
Действующее законодательство Португалии признает фактическое сожительство <29>. Правовые последствия возникают при условии совместного проживания пары не менее двух лет. Сожители могут быть и разнополыми, и однополыми лицами. Закон предоставляет сожительствующим партнерам в принципе такой же объем прав, которыми наделены супруги.

--------------------------------



<29> См.: Lei No. 7/2001 de 11 de Maio, Adopta medidas de protecago das unioes de facto, [2001] 109 (I-A) Diario da Republica 2797.
Во Франции законодатель внес поправки в действующий Гражданский кодекс Законом от 15 ноября 1999 г., дополнив Титулом XII "О договоре о совместной жизни <30> и о сожительстве". Договор о совместной жизни является альтернативой браку и также подлежит государственной регистрации. Названы условия его заключения. Так, допускаются к участию в таких договорах совершеннолетние лица разного или одного пола, не находящиеся в запрещенной степени родства, не состоящие в браке или другом договоре о совместной жизни. Сожительством признается фактический союз двух лиц разного или одного пола, живущих вместе, когда такая совместная жизнь носит устойчивый и продолжительный характер. Для определения статуса сожительства необходимо судебное решение. Права сожителей по сравнению с правами супругов ограничены. Они не связаны личными неимущественными правоотношениями, как лица, состоящие в зарегистрированном браке. Нет права на общую фамилию. Доступ к искусственным методам репродукции возможен при условии совместного проживания не менее двух лет. Фактическое сожительство не создает общности имущества, совместной ответственности по обязательствам перед кредиторами. Право наследования аренды жилого помещения возникает у сожителя в случае, если он проживал с умершим партнером не менее одного года на момент открытия наследства, иное имущество переживший фактический супруг не наследует.

--------------------------------



<30> Договор о совместной жизни (pacte civil de solidarite) в некоторых источниках переводят как "пакт гражданской солидарности".
В Исландии внебрачный свободный союз влечет за собой правовые последствия, аналогичные правовым последствиям брака, только при условии соблюдения ряда формальностей. Два лица разного пола, не являющиеся близкими родственниками, проходят процедуру анкетирования в Национальном реестре. Для прекращения сожительства не требуется специального оформления, к числу оснований относят вступление в брак одного из партнеров или регистрацию по другому месту жительства. По Закону о детях 2003 г. <31> отцом ребенка признается мужчина, с которым мать ребенка состоит либо в браке, либо в зарегистрированном внебрачном союзе (ovig simbi). В соответствии со ст. 2 Закона об усыновлении 1999 г. <32> право на совместное усыновление ребенка у сожителей возникает по истечении пяти лет проживания после регистрации в Национальном реестре. Согласно Закону о деликтах 1993 г. конкубин имеет право на компенсацию морального вреда и возмещение материального ущерба от виновного в смерти другого партнера лица <33>.

--------------------------------



<31> См.: Hrefna Fridriksdottir and Kees Waaldijk. Major legal consequences of marriage, cohabitation and registered partnership for different-sex and same-sex partners in Iceland // http://www.ined.fr.

<32> См.: Там же.

<33> См.: Там же.
В Швейцарии закон признает за внебрачным союзом определенный статус для целей гражданского, семейного права и права социального обеспечения. Так, лицо, получающее материальное содержание после расторжения брака, в случае вступления в конкубинат с другим лицом утрачивает право на его получение, это квалифицируется как злоупотребление правом. Или в соответствии со ст. 45 Швейцарского обязательственного закона сожитель может требовать выплату возмещения по случаю потери кормильца.

Конституционный Суд Италии определил, что при доказанности факта продолжительности и устойчивости отношений сожительства сторона внебрачного союза вправе получить компенсацию морального вреда и ущерба по случаю потери кормильца. В 2004 г. отдельные регионы Италии признали coppie di fatto (фактические союзы), влекущие правовые последствия <34>.

--------------------------------

<34> См.: http://en.wikipedia.org/wiki/Civil_unions_in_Italy.
В Испании несколько территорий, обладающих автономным статусом, приняли акты, регулирующие отношения, схожие с брачными. К их числу относят Закон Каталонии "О стабильных парных союзах" 1998 г., Закон Арагона "О не состоящих в браках парах" 1999 г., Закон "О фактических союзах" 2001 г. и др. <35>. Определяя положение гетеросексуальных и гомосексуальных союзов, испанское региональное законодательство предоставляет право фактическим сожителям регистрировать свои отношения в административном порядке. Установлен целый ряд прав и обязанностей. Закреплено преимущественное право опеки у одного из партнеров при недееспособности другого. Определена возможность составления совместных завещаний. Партнеры наделены правами наследования друг после друга (четверть наследственного имущества). Бывшие сожители связаны алиментными обязательствами. На общегосударственном уровне отдельные вопросы фактического сожительства регулируются Законом "О сдаче в аренду жилья в городах", Законом "Об усыновлении", Законом "Об искусственном оплодотворении" <36>.

--------------------------------



<35> См.: Алексеев Н.А. Гей-брак. Семейный статус однополых пар в международном национальном и местном праве. М., 2002. С. 148 - 150.

<36> См.: Борминская Д. Новые тенденции в развитии семейного права: внебрачные союзы на примере отдельных европейских стран // Семейное и жилищное право. 2007. N 2. С. 21.
В США лица, вступающие в неофициальный брак по взаимному согласию (common law marriage), по законодательству 37 штатов не имеют права на защиту своих отношений со стороны суда <37>. Однако фактический союз признается властями всех штатов, независимо от дальнейшего пребывания данной супружеской пары, если этот брак был действительным в момент его заключения по законодательству штата, на территории которого он состоялся. Следовательно, в США сожительство признается властями и тех штатов, в которых такие отношения и не легитимированы. Как правило, внебрачные союзы специально не оформляются, такие связи устанавливаются судом постфактум в случае смерти одного из сожителей или предъявления вторым партнером прав на долю в имуществе или иных выгод, связанных с браком, например компенсации от компании или социальных выплат. При рассмотрении судом дела о признании фактического брака принимаются во внимание следующие обстоятельства: наличие признаков супружеских отношений в поведении мужчины и женщины с точки зрения окружающих, совместное проживание, совместное ведение банковского счета и др. При установлении действительности фактического сожительства сами супруги, их дети приобретают те же права и выгоды, что и в случае зарегистрированного брака.

--------------------------------



<37> См.: Бернам У. Правовая система Соединенных Штатов Америки. М., 2006. С. 812.
Венгрия стала первым восточноевропейским государством, принявшим под юрисдикцию государства внебрачные отношения. Предусмотрен правовой институт сожительства для мужчин и женщин, а также для лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Внесенные венгерским Парламентом в 1996 г. изменения в Гражданский кодекс наделили небольшим спектром семейных прав гетеросексуальные пары, не состоящие в зарегистрированном браке, уравняв с ними в правовом положении гомосексуальные союзы. Специальной регистрации состояния в подобных отношениях не требуется. Однако разнополые партнеры для доступа к искусственным репродуктивным методам обязаны нотариально удостоверить факт сожительства. Для доказательства сожительства необходимо подтверждение либо установление факта совместного проживания. Сожительствующим партнерам предоставляется режим общей долевой собственности соразмерно участию каждого из них. Право наследования допустимо только по завещанию. Возможность получения пенсии по случаю потери кормильца обусловлена десятилетним периодом сожительства.

Семейное законодательство Украины предусматривает возможность возникновения режима совместной собственности на имущество, приобретенное в период общего проживания, не только для супругов, но и для мужчины и женщины, проживающих одной семьей, но не находящихся в браке между собой и не установивших договором иной режим такого имущества (ст. 74 Семейного кодекса Украины (далее - СК Украины)). Кроме того, лица, состоящие в фактических брачных отношениях, имеют право на получение алиментов друг от друга, при условии проживания одной семьей продолжительное время и приобретения нетрудоспособности в период совместной жизни (ст. 91 СК Украины). Срок продолжительности проживания семьей лиц, состоящих в незарегистрированном браке, законом не установлен. Данные положения являются исключением из общего правила, закрепленного в ст. 21 СК Украины, устанавливающего, что проживание одной семьей мужчины и женщины без брака не является основанием для возникновения у них прав и обязанностей супружества.

Заслуживает внимания позиция Н.Н. Тарусиной о том, что основополагающий принцип семейного права о юридическом существовании лишь зарегистрированного брака давно пора подвергнуть здоровому сомнению <38>. На наш взгляд, признание государством наряду с браком фактического сожительства предоставило бы парам возможность выбора формы совместной жизни. Бесспорно, брак должен выступать более предпочтительным способом, поскольку государственная регистрация супружеских отношений все-таки является неопровержимым фактом в случае соблюдения его условий (положительных и отрицательных). При выборе фактического сожительства партнеры, имея право на защиту со стороны государства, обязаны были бы при этом доказывать в судебном порядке продолжительность совместной жизни с ведением общего хозяйства. Не следует забывать, что судебное установление факта сожительства может иметь трудности не только юридического, но также и этического характера. А также, бесспорно, объем прав и обязанностей сожителей должен быть уже, чем у законных супругов. В частности, ограничения могут затрагивать применение искусственных репродуктивных методов, совместного усыновления. Кроме того, не следует распространять на сожителей личные неимущественные правоотношения супругов (например, право на общую фамилию). Государство же, легитимировав сожительство, освободило бы себя в ряде случаев от обязанности оказывать поддержку одиноким родителям, фактически проживающим с партнерами. Представляется целесообразным при соблюдении принципа диспозитивности обеспечить правовую охрану лицам, состоящим в длительных (например, более трех лет) фактических брачных отношениях, при нарушении их имущественных прав путем установления следующих гарантий:

--------------------------------



<38> См.: Тарусина Н.Н. Семейное право. М., 2001. С. 65.
- презумпция отцовства;

- возможность требовать возмещения расходов в связи с беременностью, родами и в период первых трех лет жизни ребенка;

- закрепление права собственности на общее имущество, приобретенное в период сожительства, за обоими партнерами, разумно было бы установление права общей долевой собственности исходя из принципа равенства долей сожителей;

- определение права на получение содержания в случае утраты трудоспособности;

- установление взаимных наследственных прав (по закону);

- наделение некоторыми правами в сфере социального обеспечения по аналогии с супругами и другими членами семьи (например, по случаю потери кормильца).



В настоящее время изменение традиционно-консервативных положений семейного права, в частности юридическое признание фактических супружеских союзов, следует расценивать как вынужденную меру, обусловленную необходимостью приведения законодательства в соответствие с современной реальностью. Ведь все-таки некоторые официально не оформленные семейные состояния уже входят в предмет правового регулирования, несмотря на отсутствие должной фиксации этих отношений, например внебрачное рождение, фактическое воспитание.




Нашу судьбу определяет наш выбор, а не наша удача.
ещё >>