«Международная экономика». 2011.№9. С. 21-24. Россия иран: дружить нельзя расстаться - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Россия и Иран до 20 века: Дополнительная информация: «Иран» на древнеперсидском... 1 71.64kb.
Пояснительная записка к отчету о научно-исследовательской деятельности... 1 337.06kb.
Гайдаровский форум 2011 Международная научно-практическая конференция... 1 189.71kb.
Общественная Федеральная Газета «Единая Россия» Выпуск: №49 от 18... 1 47.59kb.
«Международная экономика». 2011.№5. С. 20-23. Антиглобализм альтернативные... 1 130.96kb.
Международная экономика и международные экономические отношения 9 943.34kb.
Иран: Между прошлым и Будущим? Иран после парламентских выборов 3 506.86kb.
3 Международный спортивный форум «Россия спортивная держава 2011» в г 1 53.37kb.
«отдых/Leisure» 7-я международная выставка и конференция по деловому... 1 130.81kb.
Специальность «Экономика» предмет «Международная экономика» «Правильные... 3 501.17kb.
План основных мероприятий, проводимых в Ульяновской области с 1 по... 6 1735.94kb.
Варлам Тихонович Шаламов Очерки преступного мира Колымские рассказы 5 1460.71kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Международная экономика». 2011.№9. С. 21-24. Россия иран: дружить нельзя расстаться - страница №1/1

«Международная экономика».-2011.-№9.-С.21-24.
РОССИЯ - ИРАН:

ДРУЖИТЬ НЕЛЬЗЯ РАССТАТЬСЯ
Муниров В. Ф. — и. о. председателя Союза военных исламоведов России E-mail: mvf11@mail.ru

Автор рассматривает реальное состояние экономического сотрудничества двух стран в нефтегазовой сфере.



RUSSIA - IRAN: ТО MAKE FRIENDS NOT ТО LEAVE
Собака лает, а караван идет.

Персидская пословица

ПОТЕНЦИАЛ И РЕАЛИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО

СОТРУДНИЧЕСТВА


Россия с Ираном совместно обладают около 20 % общемировых запасов нефти и более 40 % запа­сов газа. Это очень серьезное основание рассмо­треть, каково реальное экономическое сотрудничество двух наших стран в нефтегазовой сфере.

22-24 июня 2010 г. в Москве на VIII Международном нефтегазовом конгрессе прошла первая российско-иранская конференция на тему «Деловое и техноло­гическое сотрудничество в нефтегазовой сфере». Если учесть, что Иран постоянно находится под давлением международных санкций ООН и министр обороны США Р. Гейтс публично называет российскую политику под­держки санкций при одновременном сохранении эко­номических отношений с Ираном - «шизофренией», то данное мероприятие вполне можно назвать совре­менным «ответом Керзону».

Напомним - министр иностранных дел Великобри­тании лорд Керзон в 1923 г. в ультимативной форме потребовал от советского правительства прекратить антибританскую (читай - антианглосаксонскую) поли­тику на Востоке, в том числе в Иране. Советское прави­тельство тогда организовало шумную публичную про­пагандистскую компанию протеста - «ответ Керзону», но в тихой дипломатической части выполнило почти все требования ультиматума.

14 июля 2010 г. после встречи министра энерге­тики РФ С. И. Шматко с министром нефти Исламской Республики Иран С. М. Мирказеми было подписано со­вместное заявление. Серьезный документ, в частности там продекларировано: утвердить «Дорожную карту перспективных проектов в сфере нефти, газа и нефте­химии»; изучить возможность учреждения совместного банка по финансированию проектов в нефтегазовой и нефтехимической отраслях; изучить возможность продажи части сырой нефти на своих нефтяных биржах; осуществлять сотрудничество по транзиту природного газа и своповым операциям; изучить возможность соз­дания совместной компании с целью ведения деятель­ности в проектах по нефти, газу и нефтехимии и т. д.

Все совершенно замечательно, но, как мы видим, в меморандуме двух государств пока доминирует гла­гол «изучить».

А что же происходит на уровне бизнеса?

Как это ни странно, при огромных запасах углеводо­родов Иран импортирует порядка 40 % нефтепродук­тов - фактически «сапожник без сапог». Причина в том, что большинство иранских нефтеперерабатывающих предприятий построены западными транснациональ­ными компаниями, так называемыми «Семью сестра­ми», еще во времена шахского режима - то есть более 30 лет назад. Поэтому сегодня требуются огромные ин­вестиции для модернизации нефтеперерабатывающе­го производства.

В сложный для Ирана период российская нефтяная компания «Лукойл» прекращает поставки туда дизель­ного топлива, выходит из проекта по разработке Анаранского нефтяного месторождения. Оно и понятно, ведь «Лукойл» тесно связан с американским капиталом через своего крупного акционера ConocoPhillips, а лоб­бировал эту техасскую нефтяную компанию не кто иной, как Дж. Буш-младший, еще будучи президентом США.

Уже много лет другая российская нефтяная ком­пания «Татнефть» ведет переговоры по добыче нефти в Иране. В 2005 г. ею с «Фондом обездоленных Ислам­ской Республики Иран» было создано совместное пред­приятие «ПарсТат», однако до сих пор оно так и не по­лучило ни одного госконтракта на разведку и добычу нефти.

Гораздо успешней продвигаются дела у «Газпрома». Например, его дочернее предприятие «Газпром нефть» совместно с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC) займется разработкой двух нефтяных ме­сторождений в Иране - «Азар» и «Шангуле».

«Газпром» в международном консорциуме осваива­ет гигантское газоконденсатное месторождение «Юж­ный Парс», содержащее половину запасов иранского газа. Строит в Иране подземные хранилища газа, разра­батывает генеральную схему газораспределительной сети страны, а также участвует в строительстве и обслу­живании национальных газовых сетей.

Конечно, есть определенная специфика юридиче­ских взаимоотношений с российскими компаниями, ко­торые вкладывают средства в иранскую экономику. Ста­тья 81 Конституции Исламской Республики Иран гласит: «Правительству абсолютно запрещается предоставлять концессии иностранцам для организации публичных компаний и организаций или обществ в коммерческом, сельскохозяйственном, промышленном и добываю­щем секторах и в сфере услуг». Но для привлечения за­рубежных инвесторов Меджлис в 2002 г. принял Закон Исламской Республики Иран «О поощрении и защите иностранных инвестиций».



Как это ни странно, при огромных запа­сах углеводородов Иран импортирует порядка 40 % нефтепродуктов - факти­чески «сапожник без сапог». Причина в том, что большинство иранских нефтеперерабатывающих предприятий построены западными транснациональ­ными компаниями, так называемыми «Семью сестрами», более 30 лет назад.

Вдобавок есть еще военно-политическая специфи­ка - вся нефтегазовая отрасль Ирана полностью кон­тролируется Корпусом стражей Исламской революции. КСИР - это военно-идеологическая организация ор­денского типа, подчиняется непосредственно Рахбару - Высшему руководителю Ирана Аятолле Али Хосейни Хаменеи. Но степень доверия между нашими странами еще совсем недавно была настолько высока, что в 2007 г. Аятолла Хаменеи лично встретился с первым главой не­мусульманского государства В. В. Путиным.

Однако ведь в таких же условиях работают и другие зарубежные компании. Смогла же Китайская нацио­нальная нефтегазовая корпорация (CNPC) обойти «Газ­пром нефть» в борьбе за разработку нефтяного место­рождения «Северный Азадеган».

Итак, есть ли сегодня экономическое сотрудниче­ство в нефтегазовой сфере между нашими государ­ствами? Нельзя сказать, что его нет. Но и назвать это со­трудничество соответствующим роли, которую играют Россия и Иран на мировом рынке углеводородов, тоже нельзя.



Счет счетом, а брат братом.

Персидская пословица



ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

СОТРУДНИЧЕСТВА - ВЗГЛЯД СБОКУ


С одной стороны, Россия и Иран в каких-то сегмен­тах энергетического рынка потенциальные конкурен­ты. Например, проект «Набукко»1 по поставке через Турцию прикаспийского газа из Туркмении и Азербайд­жана в Европу изначально предполагал участие Ирана, в том числе поставками газа из Персидского залива («Южный Парс»), Но из-за иранской ядерной програм­мы это участие было «заморожено». Однако иранская сторона уже делала заявления о готовности вернуться в этот проект, тем более что Евросоюз периодически педалирует тему «Набукко», как альтернативу постав­кам газа из России, в частности «Южному потоку». Не­смотря на давление США, многие европейские лиде­ры вполне благосклонно относятся к сотрудничеству с Ираном, ведь себестоимость добычи иранского газа ниже, чем российского, - значит, ниже цена, а это до­полнительный рычаг давления на Россию.

С перспективой альтернативного транзита газа в Турцию и Европу связано и намерение строительства дополнительных трубопроводов из Ирана в Турцию, несмотря на то что Турция сегодня уже получает рос­сийский газ по «Голубому потоку». А также ввод допол­нительных газопроводов из Туркмении в Иран, хотя туркменский газ традиционно поставляется по россий­ским сетям. Видно, что взаимоотношения Ирана с тре­тьими странами иногда ведет к противоречию в уже сложившихся отношениях России с ними. Это отчасти влияет на отрицательную позицию России по принятию Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества.

Еще пример: сложные отношения Ирана с Катаром, поскольку они осваивают одно колоссальное место­рождение «Северное/Южный Парс», находящееся в территориальных водах обеих стран, существенно сдерживают совместные российско-иранско-катарские газовые проекты.

Но с другой стороны, несмотря на разные подходы, Россия с Ираном смогли договориться при создании Форума стран - экспортеров газа. Это объединение государств учреждено в 2008 г. в составе постоянных участников (Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, Россия, Тринидад и Тобаго, Эква­ториальная Гвинея) и наблюдателей (Нидерланды, Нор­вегия, Казахстан). Иногда его не совсем точно именуют «газовый ОПЕК», но так или иначе ФСЭГ уже является серьезным экономическим и, что гораздо важнее, по­литическим инструментом. О чем свидетельствует оза­боченность в США и Евросоюзе.

По поставкам иранского газа в Европу можно было бы вернуться к рассмотрению проекта, изучавше­гося еще в СССР. Когда газ из Ирана идет транзитом че­рез Азербайджан в Россию, а далее в Европу, либо также транзитом через Туркмению и Казахстан в Россию. Воз­можны поставки по схеме замещения или «своп», ког­да иранский газ потребляется в России, а аналогичный объем уже российского газа экспортируется в Европу. Таким путем Россия и Иран могут перейти от конкурен­ции к взаимовыгодному партнерству.

Остается в силе также российское предложение о продаже части иранской нефти на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже.

Еще более перспективным является не западное, а восточное направление. Быстрорастущая экономика Индии потребует соответствующего обеспечения энер­горесурсами. Строительство газопровода из Ирана в Индию через Пакистан уже запланировано, и россий­ский «Газпром» заявил о готовности оказать техниче­скую и финансовую помощь этому проекту.

Если с Индией у Ирана только намечается крупное нефтегазовое сотрудничество, то с Китаем оно уже де-факто существует. «Свято место пусто не бывает!» гла­сит русская пословица - и в отсутствии западных и рос­сийских компаний китайцы прочно заняли позицию ключевых иранских партнеров. Кроме экспорта нефти и сжиженного газа Поднебесная инвестирует средства в разработку нефтяных месторождений. Китайская на­циональная нефтегазовая корпорация (CNPC) является оператором освоения двух крупных месторождений «Северного и Южного Азадегана». В разработке друго­го месторождения «Ядараван» участвует Китайская не­фтяная и химическая корпорация (Sinopec). Не отстает от КНР и Япония.

Почему же вокруг Ирана переплелись в запутанный клубок интересы и противоречия фактически полови­ны земного шара - России, Европы, США, Китая, Индии, Японии. Только ли дело в природных дарах Всевышнего, милостиво наделившего наши страны нефтью и газом?

Один из столпов геополитики X. Маккиндер полагал, что для политического доминирования в мире необхо­димо контролировать Хартленд (англ. Heartland - «серд­цевинная земля»), который, по его мнению, находился большей частью в Западной Сибири и немного в Сред­ней Азии. Однако сегодня можно сказать - Хартленд на­ходится все-таки гораздо южнее, а именно - включает в себя такие страны, как Иран, Афганистан и Пакистан.

В этом регионе сконцентрировано то, что так необ­ходимо для удержания мировой финансовой системы от катастрофического обвала. В проявленной части - углеводороды Персидского залива, а в непроявленной - наркотики из Афганистана. Здесь же сконцен­трирована наиболее пассионарная часть исламской уммы - как шииты, так и сунниты, которые бросили вы­зов западной модели общества потребления.

Именно поэтому США в 2001 г. нанесли удар по Аф­ганистану, в 2003 г. по Ираку и планировали в 2005- 2007 гг. воздушно-космический удар по Ирану. Вероят­ность этого удара и по сей день достаточно высока.


Почему же вокруг Ирана переплелись в запутанный клубок интересы и противоречия факти­чески половины земного шара - России, Европы, США, Китая, Индии, Японии. Только ли дело в природных дарах Всевышнего, милостиво наделившего наши страны нефтью и газом?
Очевидно, что и иранские и российские нефтегазо­вые ресурсы сегодня являются одним из важнейших факторов не только текущей международной политики, но и будущего мироустройства. Какова будет новая ми­ровая финансовая система? На каких духовных прин­ципах будут развиваться родственные и культурно, и исторически наши незападные цивилизации? Это ли не основание для сотрудничества наших государств?

Не дашь - не получишь.

Персидская пословица

НЕБОПОЛИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА - ВЗГЛЯД СВЕРХУ
Если оторваться от земных недр и посмотреть на все происходящее сверху, то можно сделать следующую оценку.

Будущее народов нашей планеты определяется не столько политической конкуренцией между государ­ствами, сколько противоборством мировых цивилизационных проектов. Таких активных мировых проектов за карточным столом истории, а не за шахматной до­ской, как нас пытаются убедить, сегодня пока четыре.

Во-первых, это проект глобализма белых англосаксон­ских протестантов (WASP). Их ближайший замысел - сдер­жать экономическое развитие своих конкурентов, Европы и Китая, путем контроля над нефтегазовыми ресурсами и путями их транзита. За это время англосаксы намерены перескочить постиндустриальный барьер и за счет объ­явленной NBIC (нано-, био-, инфо-, когно) конвергенции перейти к водородной энергетике в промышленности и электродвигателю вместо двигателя внутреннего сгорания. В военной области создать качественно новые воо­ружения, например, «боевую молекулу», которая способ­на избирательно поражать не только технику противника, но и определенных людей, и даже целые народы по их ге­нотипу. Это позволит полностью закрыть вопрос по ядер­ному оружию, как сдерживающему фактору. Таким обра­зом, англосаксы намерены выполнить свою миссию «бре­мя белого человека» - быть во главе всей истории Земли.

Только совместно Россия с Ираном, грамотно разыгрывая нефтегазовую карту, могут выиграть время и «обо­гнать не догоняя» - обойти соперни­ков не в нано-, био-, инфотехнологиях шестого уклада, а в когнитивных технологиях седьмого уклада, иначе говоря, в технологиях управления поведением людей.

Во-вторых, это проект мондиализма Святого Пре­стола католической церкви и староевропейской ари­стократии роялов-риглов. Их замысел - столкнуть лба­ми своих «заклятых друзей» англосаксов и финансовый Интернационал евреев. Выиграть время за счет поста­вок углеводородов из России, Прикаспия и Персидско­го залива. Подготовить «Битву Конца», которая согласно библейским пророчествам должна состояться от Нила до Евфрата. «Битва Конца» обрушит мировую финан­совую систему и вместо доллара на Олимпе окажется евро. Таким образом, Святой Престол и роялы-риглы намерены вернуть себе утраченные после Реформации XVI века позиции сильных мира сего.

В-третьих, это проект интернационализма Вечного Цар­ства Израилева, не путать с сионистским государством Из­раиль, которым финансовый Интернационал евреев (Барухов, Коэнов, Ротшильдов, ...) пожертвует как «сухими вет­вями древа Израилева». Их замысел - в тайном союзе с Ки­таем перенести туда промышленную базу, а затем обанкро­тить США, тем самым лишив англосаксов их главной опоры. В обстановке всеобщего финансового хаоса и форс-мажора вернуться к золотому стандарту, обеспечить себе полный контроль над мировыми финансами, обнулить виртуаль­ные активы и перераспределить в свою пользу реальные активы, в том числе углеводородные. Таким образом, иудеи намерены исполнить ветхозаветное пророчество - «Пасти народы мира по завету Всевышнего».

В-четвертых, это проект национализма Срединной империи китайцев. Их замысел - обеспечить беспере­бойную поставку сырья и в первую очередь углеводо­родов из Персидского залива и Прикаспия на «фабрику XXI века». Довершить свой экономический рывок, тем са­мым выполнить решения Компартии и к 2019 г. превзойти США по совокупной мощи (экономики, культуры, полити­ки). Таким образом, китайцы намерены отомстить Западу за прежние унижения Опиумных войн. Доказать, что «жел­тые люди - лучшие из лучших» и центром мира является Поднебесная. Построить гармонию стран и народов, по­нимаемую как строгую иерархию «старший-младший».

Так что же делать России и Ирану, когда столько же­лающих разыграть углеводородную карту в свою поль­зу за наш счет? Есть ли выход? Можем ли мы сесть пол­ноправными игроками за карточный стол истории?

Конечно, можем. Китайцы точно знают, что соглас­но Коду Перемен - Зеленое Дерево Востока одолева­ет Желтую Почву Центра. Центр - разумеется сам Ки­тай. А Восток в китайском сознании занимают русские северо-запада России, тюрки Поволжья и Средней Азии, а также непременно персы Ирана. Но одолеть ки­тайцев мы должны не силой оружия или мощью эконо­мики, а в сознании.

Только совместно Россия с Ираном, грамотно ра­зыгрывая нефтегазовую карту, могут выиграть время и «обогнать не догоняя» - обойти соперников не в нано-, био-, инфотехнологиях шестого уклада, а в когнитивных технологиях седьмого уклада, иначе говоря, в техноло­гиях управления поведением людей.

Новые когнитивные технологии, нацеленные на со­знание, сделают бессмысленным применение «боевой молекулы», нацеленной на тело. Позволят избежать уготованной катастрофы «Битвы Конца», где «Гог в зем­ле Магог, князь Роша, Мешеха и Фувала» - отождествля­емый с Россией, вместе с Персами терпит сокрушитель­ное поражение. Утвердят мерилом новой экономики знаний не количество золота, а творческие способно­сти человека. Позволят продемонстрировать образец гармоничных взаимоотношений между цивилизация­ми, государствами и народами Земли.

А это и есть «Свете Востока», «Маяк Надежды», «Новое слово», о которых давно говорили пророки и провидцы, то, что ждут многие люди планеты от России и Ирана.

И где правильно поставить запятую в предложении «Россия - Иран: дружить нельзя расстаться», придется решать ответственной Знати наших стран.



1 «Набукко» - сокращенная итальянская интерпретация имени вавилонского царя Навуходоносора II, который в VI веке до н. э. пленил евреев и разрушил Храм Соломона.





Читать поэзию в переводе — все равно что целовать женщину через вуаль. Джозеф Джейкобс
ещё >>