Материалы заседания по вопросу подготовки к празднованию 1150-летия зарождения российской государственности от 22 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
План основных мероприятий, посвященный 1150-летия зарождения российской... 1 34.82kb.
Семинар, посвящённый 1150-летию зарождения российской государственности 1 68.42kb.
График основных торжественных мероприятий празднования 1150-летия... 1 167.53kb.
Рекомендации по результатам Общественных слушаний 1 93.24kb.
Городской конкурс методических материалов по патриотическому воспитанию... 1 266.67kb.
В ходе конференции предполагается обсуждение следующей тематики 1 28.16kb.
1150-летие образования Российской государственности Ст 1 149.52kb.
1150-летие основания Российской государственности (862); 770 лет... 1 104.28kb.
Плакетка «смоленск – 1150 лет» Плакетка учреждена в честь 1150 –... 1 35.45kb.
Проект план проведения заседания Совета по делам ветеранов при Губернаторе... 4 606.09kb.
Лубский А. В. Кризис или становление Российской государственности? 1 223.93kb.
Стенограмма гражданского форума Общественной палаты Московской области... 6 914.68kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Материалы заседания по вопросу подготовки к празднованию 1150-летия зарождения российской - страница №1/4

Материалы заседания

по вопросу подготовки к празднованию

1150-летия зарождения российской государственности

от 22 июля 2011 года

Дмитрий Медведев провёл совместное заседание президиумов Совета по культуре и искусству и Совета по науке, технологиям и образованию, посвящённое подготовке к празднованию 1150-летия зарождения российской государственности.



Обсуждались также вопросы сохранения культурного наследия, преподавания истории в школе и в университетах.

* * *


Д. МЕДВЕДЕВ: Добрый день, коллеги. Мы встречаемся в особом месте, в древнем Владимире, и связано это, конечно, с тем, что в следующем году мы будем отмечать несколько знаменательных дат в истории нашего Отечества. Одна из них – 1150-летие с момента зарождения российской государственности.

У меня только что была довольно интересная дискуссия на эту тему с нашими учёными-историками. Но есть и другие, тоже важные даты в истории нашего государства. Это 200-летие Победы в Отечественной войне 1812 года, 150 лет со дня рождения Столыпина будет отмечаться и некоторые другие уже региональные даты, которые в значительной мере предопределяют тему сегодняшней нашей встречи. И я вас собрал, чтобы обсудить содержательные вопросы подготовки к этому юбилею.

Этот юбилей, если говорить о юбилее зарождения нашей государственности, будет праздноваться спустя довольно длительный перерыв. Напомню, что в прошлом веке были масштабные празднования, проведённые, по сути, полтора века назад, причём (мы об этом сейчас говорили с представителями исторической науки) 1000-летие России пришлось на один из самых сложных и в то же время динамичных периодов развития нашего государства. Шли так называемые великие либеральные реформы, которые изменили, по сути, всю страну и предопределили тренд её развития на долгие годы. Собственно, инициатор этих юбилейных торжеств, император Александр II, считал, что они не только дадут стимул к подъёму нашего государства, но и помогут сближению власти и народа. И эти реформы, как вы знаете, были проведены и имели огромное значение для последующего развития нашей страны.

Мы обсуждали сейчас с историками, как происходило зарождение государственности. Очевидно, что все даты носят отчасти символический характер, потому что государственность не возникает ни за год, ни за два, ни за 10 лет. Но, тем не менее, этот период приходится на период зарождения городов, причём не только на территории нашей страны, но и в Западной Европе. И как раз бурный рост городов в период Средних веков обычно оценивается как период возникновения государств.

После эпохи отрицания смысла этих всех событий (особенно это было характерно для советского периода) в настоящий момент уже сформировался более взвешенный подход к тем событиям давних лет. Я специально сейчас спрашивал у наших научных товарищей, учёных, насколько всё-таки сейчас эта позиция является господствующей в российской юридической науке. Большинство из них считает, что это именно так, что, конечно, важно и для самой науки, и для празднования соответствующего юбилея. Я рассказывал нашим товарищам и вам хотел сказать, что, когда я подписывал этот Указ, я долго думал: надо его подписывать, не надо его подписывать, – и всё-таки соображения в пользу празднования этого символического юбилея российской государственности перевесили, потому что это имеет значение не только и не столько научное, может быть, сегодня, сколько абсолютно практическое. А смысл очевиден: консолидация нашей страны, нашего народа в целях дальнейшего развития нашего большого и очень сложного государства.

И ещё одна тема, по которой историки едины: развитие российской государственности изначально происходило на многонациональной основе и пошло не по пути дробления, а, наоборот, по пути объединения. И только поэтому мы имеем сегодня такое уникальное государство. Удельная раздробленность уже в тот период воспринималась как фактор ослабления, и в процессе создания государства не было существенных препятствий для культурного и религиозного многообразия, что опять же предопределило создание такого уникального государства, как Российская империя, впоследствии Российская Федерация. Считаю, что это один из весьма серьёзных, просто фундаментальных исторических уроков.

Более того, вхождение в одно государство способствовало и появлению общих ценностей, а на основе общих ценностей складывались новые нормы социальной жизни, складывались общие правила поведения, происходило развитие отношений со странами Европы, впоследствии и странами Азии и, конечно, происходило приобщение к передовым в тот период образцам культуры и современным идеям.

Есть ещё один факт, он юридический, что для меня тоже небезразлично как для представителя юридической профессии. Мы говорили об этом с нашими коллегами-историками. Изначально Россия формировалась, если хотите, как правовое государство, то есть как государство, в котором были собственные правила поведения, то, что в современном языке называется законодательство. И эти правила поведения регулировали отношения между людьми, поддерживая общественный порядок, а, стало быть, поддерживая определённый уклад жизни, определённые ценности. И идея правового русского государства того периода как раз была в общей идее справедливости: власть нужна для того, чтобы государство развивалось, чтобы люди жили лучше, и поэтому власть должна учитывать как интересы обычных людей, так и их традиции, традиции разных народов, которые объединены в большой стране. Впоследствии наше право создавало всё новые и новые образцы, возникала всё более сложная система права, включая уже, в конечном счёте, Свод законов Российской империи, и впоследствии, конечно, и в советский период, эта традиция была продолжена, и это обеспечивало опять же правовое развитие нашей государственной жизни.

Почему я об этом говорю – потому что всякого рода негативистские концепции, отрицание вообще правовой природы Российского государства, пренебрежение нашими правовыми традициями, ощущение того, что мы какие-то неполноценные, вплоть до того, что нам государство занесли откуда-то из Западной Европы, а сами мы до этого не могли додуматься, – мы все понимаем, что это, конечно, абсолютное заблуждение, и в то же время достаточно вредная вещь. Именно поэтому я считаю, что разговор именно о правовой природе Российского государства также имеет самостоятельную ценность, а если это государство правовое, изначально правовое, даже со всеми его дефектами, то в этом случае такое государство может развиваться по демократическому пути, это то, что, собственно говоря, мы сегодня и хотели бы. В противном случае мы должны прийти к иному выводу, но это бы отбросило нас в развитии на столетие назад.

Грядущая дата – это, конечно, повод для осмысления и современных проблем. Историческое наследие даёт нам бесценный материал для этого, но в то же время даёт и драйвер для развития на будущее. Этот инструмент развития, конечно, должен включать в себя и национальные традиции, и традиции общей жизни на территории нашей страны, которые проходят через всю нашу историю.

Хотел бы услышать ваши подходы к этому, ваши выводы. На протяжении одиннадцати с половиной веков Россия развивалась как мощная цивилизация, многонациональная цивилизация, которая обладала уникальным этнокультурным потенциалом. И это наше историческое преимущество, которое, конечно, как и всякое преимущество, содержит в себе и определённые сложности. Поэтому мы должны сегодня сделать всё, чтобы традиции толерантности и взаимного уважения, которые, собственно, нашему государству в принципе были присущи практически с самого начала, оставались нормой для общества.

Почему я говорю о том, что эти традиции были присущи с самого начала? Да по одной простой причине. Потому что в противном случае, даже несмотря на то, что, конечно, это были исторические государства, разные государства, которые впоследствии объединились в одно государство на территории нашей страны, они не могли бы существовать, если бы внутри них не было вот такой силы, объединяющей разных людей. Они бы рассыпались, как рассыпались десятки, сотни государств, княжеств, различного рода иных образований на нашей планете. Но мы всё-таки сохранили большое государство, и это очень серьёзная тема для разговора.

Огромное значение имеет вопрос сохранения культурного наследия. Оно необходимо для того, чтобы поддерживать так называемую генетическую память народа, развивать личность наших людей.

Наша страна обладает очень большим количеством памятников, многие из которых относятся к числу мировых сокровищ. В то же время мы все прекрасно понимаем, многие памятники далеко не в идеальном состоянии. Даже прогулка по Владимиру показывает, что есть памятники, которые в прекрасном состоянии находятся, есть в довольно сложном, поэтому наша задача – стараться их сохранить, тем более что всё-таки культурный пласт, так называемая материальная культура, за многие десятилетия (и за советский период, и частично за постсоветский период, и даже досоветский период) был утрачен. В этом смысле по количеству объектов материальной культуры мы, может быть, смотримся похуже, чем западноевропейские страны. Тому есть и естественные причины. То же самое деревянное зодчество, конечно, не в такой степени приспособлено для сохранения, как каменное. Но в любом случае мы сегодня должны сделать всё, чтобы провести инвентаризацию таких памятников, чтобы ни один из таких ценных объектов культурного достояния не исчез более с наших карт.

Ещё одна тема, которую мы обсуждали с коллегами-историками и которая, я думаю, для всех присутствующих тоже имеет некоторое значение, – это семейная история, в общем, тоже известный вопрос. Практически три четверти населения нашей страны не знают своих предков, это печально. Многие равнодушны просто и к истории своего города или села. Да, сейчас интерес к этому пробуждается, но опять же, если сравнить ситуацию, допустим, с ситуацией в Западной Европе, да и во многих других частях света, там практически любой гражданин, не важно, какого он рода и звания, что называется, каковы его корни, может проследить своих предков на много колен назад. У нас это истёрли из памяти, тому были идеологические объяснения, как вы помните, просто отказывались иногда от родственников и от своего социального происхождения, как принято было говорить. Но на самом деле это часть нашей общей истории, и от отношения к своей семейной истории зависит отношение к истории государственной. Поэтому, мне кажется, это тоже имеет отношение к нашей сегодняшней теме.

Ещё один вопрос, тоже сверхактуальный, по которому ломалось огромное количество копий, – это преподавание истории в школе и университетах (хотя, конечно, в университетах в меньшей степени) и проблемы литературы (не только проблемы литературы, проблема самих педагогов, их внутренней готовности к тому, чтобы адекватно преподавать историю такого большого и сложного государства), проблема трактовок, проблема так называемых консенсусных точек.

Мы сейчас говорили о том, возможно ли по всем вопросам придерживаться разных позиций или всё-таки в истории нашей страны, с точки зрения, подчёркиваю, преподавания, а не научного отношения (потому что наука имеет право придерживаться абсолютно разных, диаметрально противоположных точек зрения на самые разные события), необходимы ли нам такие точки единых подходов, именно с точки зрения преподавания истории в школе, для того чтобы наши молодые граждане получали некие общие представления о том, как происходило формирование нашей страны.

Примеры очевидны: отношение к Великой Отечественной войне, ко Второй мировой войне. Возможно ли, например, в учебниках истории давать какую-то иную интерпретацию. Сразу скажу: на мой взгляд, нет, это было бы вредно. Но в любом случае это тоже тема для совместной оценки и совместной работы.

И ещё один вопрос. Празднование юбилея нашей страны – это, понятно, не только наш праздник, что называется, не только наша знаменательная дата. Я считаю, что мы вполне могли бы отметить это событие вместе с нашими близкими странами, я имею в виду прежде всего, конечно, Украину и Белоруссию. Более того, у нас общие исторические и духовные корни. И 1812 год является важным годом не только для нашей страны, тем более что государственность, даже в соответствии с канонической теорией, распространялась, что называется, с севера, северо-запада на юг. И в этом смысле мы были бы заинтересованы в том, чтобы наши партнёры также приняли участие.

Я разговаривал с коллегами, они предложили несколько интересных идей, в частности, объявить 2012 год Годом российской истории. Мне кажется, это неплохая идея именно потому, что в этот год сходится большое количество исключительно важных событий, и в то же время мы уделили бы повышенное внимание и исторической науке, и исторической практике. Мы говорили о специальной площадке для историков, о создании специального портала, форумов. В общем, я думаю, что всё это было бы неплохо.

Указ о праздновании я подписал в марте этого года, был создан оргкомитет, формируется план мероприятий. Но, конечно, подготовка к этому событию – это не только дело власти, это дело всех наших граждан, это дело общественных структур, если хотите, дело политического истеблишмента. И мне представляется, во всём этом вполне могли бы принять участие деятели науки и культуры, то есть те, кто присутствует сегодня в этом зале.

В жизни нашей страны очень часто происходило так, что историческая наука влияла на политическую практику, что, наверное, неплохо. В жизни нашей страны часто происходило по-другому. Политическая практика прямо влияла на историческую науку, что, очевидно, очень плохо. Но у нас сегодня есть уникальная ситуация, когда мы способны и этот юбилей отпраздновать должным образом, и в то же время дать толчок к развитию исторической науки, археологии и целого комплекса других наук, которые связаны с историей нашего государства. Но, в конечном счёте, это делается для того, чтобы мы получили дополнительные возможности для развития нашего государства.

Я жду интересного обсуждения, давайте начнём работать.

У нас два доклада: один – по линии Совета по культуре и искусству, его делает Михаил Борисович Пиотровский, и второй – по линии Совета по науке и образованию, его делает Анатолий Васильевич Торкунов.

М.ПИОТРОВСКИЙ: Вот Ваше очень хорошее решение – праздновать 1150 лет российской государственности даёт повод для некоторых и размышлений, и практических предложений в сфере того, о чём мы много говорили в связи с культурой, продолжаем и будем говорить.

Мы, я думаю, исходим из того, культура – это главный, может быть, один из главных конкурентоспособных ресурсов России, который может сыграть у нас в стране роль, которую протестантская этика сыграла в развитии капитализма в Европе.

С другой стороны, культура в значительной мере – это активизированное наследие, обращённое в будущее, вот сегодняшняя культура – это и есть. Именно культура создаёт широкое ощущение причастности к истории, к стране, к народу, чувство собственного исторического достоинства и помогает преодолеть психологию, я называю это «психологией гетто», когда, чтобы себя охранить, замыкаются в гетто, а потом себя делают объектом для угнетения, хотя сначала всегда бывает такое «защитить самих себя».

Наше празднование 1150-летия, мне кажется, должно стать таким знаменательным шагом на будущий год в развитии внутреннего самосознания общества как единого, исторически единого, и определение его образа и места в наружном мире, в том мире, который нас окружает. Конечно, мифологема о Рюрике, эта мифологема, вызывающая столько споров, становится сейчас знаком спокойного признания роли внешнего фактора в нашем историческом мироощущении. Такого типа признание, признание вот такого факта, не факта собственно, а исторической парадигмы, что так бывает, это и есть проявление чувства собственного исторического достоинства. Я говорил об этом в Великом Новгороде, когда мы встречались, великий народ не смущается нормандским вопросом. Было так, такая парадигма существует. Напомню, что Эрмитаж, где я имею честь служить, был центром научных и культурных споров вокруг этого вопроса, когда одновременно книга «Варяги и Русь» была написана с антинормандских позиций Гедеоновым, Куник писал с другой позиции. У нас коллекция из Старой Ладоги – ключевого места для решения вот этих всех вопросов. Научный спор не унижает национального достоинства, это очень важно опять же для культуры, и мы очень многим показываем пример вот этим празднованием.

Наша государственность является наследником всех этих веков развития, она прожила долгую жизнь, изменилась. И, оглядываясь назад, мы можем, в общем, спокойно оценить и её успехи, и её провалы, потому что есть и то и другое. Есть и очень разные оценки, вот Вы уже говорили, Дмитрий Анатольевич, мы все знаем, что как бы прототип нашего праздника – это празднование 1000-летия России, а его символ – памятник в Великом Новгороде. Напомню, хотя все знают, что там ключевые фигуры русской истории, там нет одной – там нет Ивана Грозного. Это был тогдашний суд истории, пусть мимолётный, но, в общем, достаточно поучительный.

Другая история сегодняшнего вчера, празднование 1000-летия Казани. Петербург хочет подарить городу памятник Петру, а казанцы говорят, нет, ни в коем случае, Екатерину – пожалуйста, с удовольствием, Петра – нет. И в результате поставили памятник Гумилёву. Это такая победа поэтической науки, интересная. Надо сказать, что, конечно, памятник Петру мы всё-таки поставили в Казани, в Центре «Эрмитаж-Казань» у нас стоит памятник Петру, чуть поменьше.

Но важно, что мы спокойно можем об этом говорить, что это не вызывает никаких истерик, реакций особенных. В культуре оценки меняются. Вот в науке оценка – больше факт, а в культуре есть оценки. Есть ещё один сюжет, с этим связанный. Мы много говорим о фальсификации истории и боремся с нею. Но опять же надо понимать, что в культуре мифологичность неизбежна. Блестящий пример – великий кинорежиссёр Сергей Эйзенштейн. Его фильм «Октябрь» с штурмом Зимнего сознательно далёк от реальных событий, сознательно. «Броненосец Потёмкин», «Иван Грозный», «Александр Невский» – всё это больше мифологемы, чем учебник истории. И к этому тоже нужно относиться спокойно, потому что культура работает в сфере, где не только плюсы и минусы, а всё сложнее, и дважды два – не всегда четыре, там какая-то другая, более сложная математика.

Правильное понимание вот этого многообразия исторических образов, кажется, и их сложности создают нужную питательную среду для объединения людей вокруг общей истории внутри страны, какая бы они ни была, для понимания своей гражданской идентичности при взгляде вокруг. Вот это то, для чего, собственно, культура оперирует историей. Это актуальная задача, от неё, в общем, будущее нашей государственности зависит, потому что мы очень большой народ. То же самое относится к пониманию исторического единства разделившихся сегодня народов. О наших общих истоках нужно помнить, это полезно и приятно, сделать так, чтобы всем было приятно вспоминать об общих истоках.

Надо не забывать ещё одну важную вещь, что культуре надо учить, образовывая людей, преодолевая ту «образованщину», которая сегодня довлеет над образованием. Учить можно и фактам, и многообразию их трактовок, и даже относительности этих фактов и трактовок. Мне представляется, что нам очень нужен телеканал, интернет-портал «История», специальный, отдельный. Идеи, которые уже прозвучали, думаю, с этим сходятся. Нам нужна программа создания центров познавательной науки, исторических парков для детей и юношества. Именно для детей, их воспитания, а не просто для туристской экзотики. При этом вот изумительное поле для применения всех новейших технологий: виртуальных технологий, 3D-реконструкций – вот это то, где это должно быть. Нам нужно не просто сохранять памятники, но и прививать понимание того, что они – наша гордость, наш моральный, экономический ресурс, причём уникальный ресурс. Для этого, в частности, Союз музеев России предлагает обсудить специальную программу сохранения, музеефикации археологических комплексов, связанных с зарождением русской государственности: Старая Ладога, Великий Новгород, Псков, Казань, Дербент. Уже сделано немало, и Изборск – хороший пример того, что делается.

Кажется, что было бы очень интересно поручить или заказать Сколково и Академии наук целое направление исследований, связанных, с одной стороны, с реставрацией и сохранением памятников, нам нужны новейшие материалы для реставрации, для реконструкции и воссоздания. И второе связано с этими виртуальными реконструкциями, это то, где виртуальные возможности очень могли бы хорошо помочь, это было бы уже не только развлечение, а развлечение одновременно со знанием.

Нам нужно тоже вспоминать о том (это по всей истории идёт), что у культуры есть свои права, и права эти отличаются от права частной собственности, от права человека, от авторских прав во многих вещах. И Николай Рерих писал, Пакт Рериха об этом, и Декларация прав культуры Лихачёва об этом. Это вопрос, конечно, очень острый, но через него нужно смотреть на конституционное право всеобщей доступности культуры. Так же как история наша, она принадлежит и следующим поколениям.

Нужно учить и тому, что у культуры есть своя экономика, роль которой постоянно возрастает. Это не просто туризм, это способ оживления заброшенных и умирающих территорий. Я очень надеюсь, сейчас в Петербурге Новая Голландия реставрируется, и есть идея создать там Центр современного искусства. Если получится, то тут дело не в экономике, как она окупится или как она не окупится, но Петербург вдруг станет центром современной культуры, современного искусства, в общем, пойдёт немножко по пути Венеции – это хороший урок, и вот это есть такая большая экономика культуры.

Ещё одна важная вещь. Культура обладает таким принципом дополнительности, она может усиливать достоинства или нивелировать недостатки многих явлений, в том числе разных реформ. Вот у нас есть демократическая реформа образования, она хорошая демократическая реформа, но она немножко нивелирует людей, у ряда людей возникает дефицит потребности чего-то такого особенного. Вот этот дефицит пополняется творческими вузами, у которых есть отдельный режим жизни и работы, музейной педагогикой, музейным образованием взрослых. То, что выше среднего уровня, вот тут может пополняться и развиваться.

У нас очень экономичная военная реформа, но она тоже уравнивает людей, она уравнивает военных и невоенных, и теряется вот такое ощущение офицерской чести, гордости мундиром, гордости своей военной историей, явно теряется даже в самой армии. Это могут восполнять музеи.

Большое спасибо Вам за Бородино. Очень надеюсь, что защита Бородино, очередная защита, «битва» при Бородино, поможет защитить и все другие музеи-заповедники, вот эти ландшафтные заповедники. Кстати, сейчас острый вопрос – это район вокруг Юрьева монастыря на Новгородчине, как раз то место, где рождалась Русская правда, согласно легенде. Там опять что-то в том же духе начинает происходить.

Мы в том же направлении рассматриваем и празднование 250-летия Эрмитажа, спасибо Вам за Указ, как памятник такой русской государственности, истории русской государственности. И в этом смысле говорим о создании музея русской гвардии, усилении церемониальной роли Дворцовой площади и превращении Биржи в Петербурге в музей государственной символики. Вот такие есть планы.

Культурные задачи требуют объединения усилий учёных, деятелей культуры и защитников наследия в создании документов о защите наследия. Вот у нас есть Свод и Реестр, как бы одно делается в сфере культуры, одно – в сфере науки. Если бы это объединить в одну государственную программу, было бы, думаю, очень хорошо.

Мы должны также правильно оценивать роль больших программ, связанных с церковью. По существу, у нас церковь стала локомотивом в восстановлении значительного числа памятников культурного наследия. Потому что без неё не было бы тех государственных денег, которые сейчас идут. Да, в основном на культовые памятники, но один за другим они возрождаются. Ну и государственно-частное партнёрство – это тоже важная вещь.


следующая страница >>



Делай вид, что уважаешь себя, и тебя будут уважать. Александр Дюма-отец
ещё >>