Материалы i-ой Международной научно-практической конференции - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Современное... 6 1181.96kb.
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Современное... 13 2508.69kb.
Начальник Управления информационной политики и коммуникативных технологий... 1 164.54kb.
Тезисы научных статей международной научно-практической конференции. 1 10.92kb.
К. ф м. н. Сабирова Ф. М 1 83.91kb.
Бытие человека и экология языка 1 68.39kb.
С. А. Ильин и отражение деятельности Пермской городской думы в стихотворных... 1 47.19kb.
Otkritieinfo ru Наука XXI 9 1475.47kb.
Наука XXI века: новый подход 7 1575.21kb.
Индивидуализация и дифференциация при обучении иностранному языку... 1 76.18kb.
Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Роль краеведения... 5 1028.57kb.
Власть и бизнес 1 210kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Материалы i-ой Международной научно-практической конференции - страница №8/8

По данным опроса большинство жителей Казани получают информацию об историческом наследии города из телевизионных программ (73%). Другие «традиционные» медиа используются населением реже (радио – 37%, городские газеты - 27%). Однако примечательной особенностью социальной значимости казанского публичного дискурса культурного наследия является большее внимание горожан к виртуальным пространствам, производимым как «сильными», так и «слабыми» публиками. Из официальных Интернет-ресурсов информацию об истории и культуре Казани получает почти каждый третий (31%), а из неформальных сайтов и блогов – каждый четвертый (26%). Это демонстрирует уникальность Казани среди названных выше городов, в которых неформальная Интернет-среда как источник информации об историческом и культурном наследии используются от 7% до 12% жителей. Это показывает, что публичный дискурс, производимый как «слабыми», так и «сильными» публиками, в равной мере воспринят населением. Отметим также, что широкое внимание к официальным Интернет-ресурсами о Казани не означает доверия к «сильным» публикам. Так, как официальные признания властей являются источником информации только для 12% жителей города.


Заключение. Публичность, публики и возможности консолидации


Казанский случай публичного дискурса культурного наследия показывает как дискурсивную уязвимость «сильных» публик, так и усиление позиций в публичном поле публик «слабых». Деятельность городских властей, федеральных и республиканских ведомств по развитию и сохранению исторического наследия города в силу разнонаправленности их действий, а также в условиях слабой легитимности российской власти вообще не получает массовой общественной поддержки, а производимый ими дискурс не вызывает доверия, ни у «слабой» публики, ни у горожан.

«Слабые» публики, в свою очередь, наращивают свой символический капитал за счет протестной активности и действуют именно как публичные акторы. Именно они определяют фокус общественного внимания к теме культурного наследия в публичном пространстве города. Однако как сами представители «слабых» публик, так и население, отмечают гетерогенность активистского движения в целом, и разнонаправленность усилий этого спектра публичного дискурса культурного наследия. В этом контексте «сильные» публики пытаются перехватить дискурсивную инициативу. Во-первых, происходит привлечение активистов на сторону «сильных» публик, заставляя их тем самым разделить ответственность за принятие не всегда популярных решений. Во-вторых, активизируется публичная активность тех «сильных» публик, которые напрямую не связаны с властными структурами (прежде всего, - девелоперов и бизнес-структур), участвующих в проектах по восстановлению исторических памятников. Это можно трактовать как угрозу «символического» доминирования слабых публик в публичном дискурсе.



И, наконец, стоит отметить, что разворачиваемый в Казани публичный дискурс культурного наследия является полем дискурсивной борьбы власти, активистов, среди которых - профессиональное сообщество архитекторов и медиа-круги. Жители города являются, в лучшем случае, реципиентами этого поля дискуссий (отслеживая его как в СМИ, так и в Интернете), оставаясь исключенными из поля обсуждений.
Литература:


  1. Изучение мнения граждан исторических городов в отношении историко-культурного наследия: степень информированности, консолидированности и готовности к активным действиям в решении проблем сохранения и современного использования объектов культурного наследия. Аналитический отчет по результатам социологического исследования. - Москва, 2011. - 333 c.

  2. Lefebre H. The production of space. - Blackwell: Oxford, 1991. - 454 p.

  3. Low S. and Lawrence-Zúñiga D. (eds). The Anthropology of Space and Place: Locating Culture. - Malden MA: Blackwell, 2003. – 422 p.

  4. Хальбвакс M. Социальные рамки памяти. - М.: Новое издательство, 2007. – 348 с.

  5. Проблематика мест памяти. Франция-память / П. Нора, М. Озуф, Ж. де Пюимеж, М. Винок. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999 – 333c.

  6. Fraser N. Rethinking the Public Sphere: A Contribution to the Critique of Actually Existing Democracy/ Calhoun C. (ed.) Habermas and the public sphere. - Cambridge: MIT Press, 1992. - P. 109-142.

  7. «Программа ликвидации ветхого жилого фонда и реконструкции кварталов ветхого жилья в г. Казани» (1995-2004). URL: http://tatarstan.news- (дата обращения: 29.02.2012).

  8. . Kinossian N. Urban redevelopment programmes in Kazan, Russia / Tsenkova S. and Nedović-Budić Z. (eds). The Urban Mosaic of Post-Socialist Europe: Space, Institutions and Policy. - New York: Physica-Verlag Heidelberg, 2006. – P. 319-336.

  9. Итоги 2011 года в сфере строительства: "Все мы ринулись в защиту исторического центра" //Tatcenter.ru. 2012. 04.01. URL: http://info.tatcenter.ru/article/109714/ (дата обращения 29.02.2012).

  10. Садыков Р. Казанка исчезнет // ProKazan. 2009. 11 сентября. URL: http://prokazan.ru/news/1722.html (дата обращения 29.02.2012).

  11. Экологический ущерб Казани возместит парк Универсиады // Татар- информ. 2009. 23 июля. URL: http://www.tatar-inform.ru/news/2009/07/23/177293 (дата обращения 29.02.2012).

  12. Агеева Л. Город, который оставим потомкам (заметки с сессии Казанской Думы) //Казанские истории. 2011. 9 Октября URL: http://history-kazan.ru/2011/10/город-который-оставим-потомкам-замет (дата обращения 29.02.2012).

  13. Habermas J. The Public Sphere: An Encyclopedia Article (1964) // New German Critique. - 1974. - № 3. - P. 49-55

  14. Brunkhorst H. Solidarity: From Civic Friendship to a Global Legal Community. - Cambridge, Mass.: MIT Press, 2005. - 262 p.

  15. Rabinow P.: Ordonnance, Discipline, Regulation: Some Reflections on Urbanism/ Low S. and Lawrence-Zúñiga D. (eds). The Anthropology of Space and Place: Locating Culture. - Malden MA: Blackwell, 2003. – P. 353-362.

  16. De Certeau M. The Practice of Everyday Life. - University of California Press: Berkeley, 1988. - 230 p.

  17. Гладарев Б. Историко-культурное наследие Петербурга: рождение общественности из духа города // От общественного к публичному / под ред. О. Хархордина. - СПб.: изд-во ЕУСПб, 2011. - С.70-304.

Материалы

I-ой Международной

научно-практической конференции

«Культурное наследие в XXI веке:

сохранение, использование, популяризация»

Макет:

Подп. в печать Печать RISO



Заказ Тираж 100 экз. Бумага тип №1

Формат Усл. печ. л. . Уч.- изд. л. .

_______________________________________

Печатно-множительный отдел КГАСУ.



420043, Казань, Зеленая,1

1 Ч. 3 ст. 29 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества" 2001 г.


1 Графический анализ приведён в диссертации автора «Архитектурно-пространственная организация оборонительно-крепостных комплексов Волго-Камья середины XVI – XVII вв.» на соискание учёной степени кандидата архитектуры. Том II, табл. 14.

1 Графический анализ приведён в диссертации автора «Архитектурно-пространственная организация оборонительно-крепостных комплексов Волго-Камья середины XVI – XVII вв.» на соискание учёной степени кандидата архитектуры. Том II, табл. 13, 16, 17.

1 В настоящее время в современном отечественном законодательстве основные цели охраны объектов культурного наследия большей частью продекларированы. Сегодня состояние 80% находящихся на государственной охране памятников истории и культуры характеризуется как неудовлетворительное и нуждается в принятие срочных мер по их спасению[3]. К примеру, в Казани - столице Республики Татарстан к празднованию 1000-летия города в 2001 году Правительством РФ в рамках целевой Программы «Сохранение и развитие исторического центра г. Казани», было выделено на 2001-2005 годы 64,93 млрд. рублей. На фоне крупномасштабных задач, решенных в рамках этой программы, а также республиканской Программы ликвидации ветхого жилья произошла значительная утрата исторического наследия. С 90-х годов было снесено 33 памятника, четыре – за последние 2 года, а из 8 тысяч исторических зданий (не памятников), дающих представление о Казани XIX – XX веков, снесено более 3-х тысяч, около 100 – за последние 5 лет[4].

1 Хотя следует отметить, что Классификатор грунтов ГОСТ 25100-82 (введен в действие постановлением Минстроя РФ от 20 февраля 1996 г. N 18-10) не относит культурный слой к группе искусственных грунтов [11].

1 Однако при этом нельзя не отметить, что в силу ст.4 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» объекты археологического наследия относятся к объектам федерального значения, а в силу ст.49 этого же Закона находятся в государственной собственности.

1 Хотя часть современных архитекторов и теоретиков архитектуры выступают за сохранение всего архитектурного наследия советской эпохи, прежде всего, периода советского неоклассицизма. Например, Ю.Л. Косенкова и Ю.П. Волчок. См.: Волчок Ю.П. Перспективы сохранения в XXI веке историко-культурного наследия советского времени // Архитектура изменяющейся России: состояние и перспективы. – М., 2011. – С.288 – 322. и Косенкова Ю.Л. Градостроительство советской эпохи. Опыт прошлого и уроки на будущее //Архитектура изменяющейся России: состояние и перспективы. – М., 2011. – С. 92 – 104.

2 Хмельницкий Д. Зодчий Сталин. – М.: НЛО, 2007. – 304 с.

1 Нора П. Франция-память. – СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1999. – 328 с.

2 Остроумов В.П. Казань. Очерки по истории города и его архитектуры. Казань, 1978. – С.81 – 110.; Айдаров С.С. Архитектурное наследие Казани. – Казань, 1978. – С.14 – 60.

3 О традиции в архитектуре см.: Иконников А.В. Архитектура XX века. Утопии и реальность. – В 2т. – М., 2001. – Т.1 – 2.; Иконников А.В. Тысяча лет русской архитектуре. Развитие традиций.– М., 1990. – 384 с.

1 Волчок Ю.П. Перспективы сохранения в XXI веке историко-культурного наследия советского времени // Архитектура изменяющейся России: состояние и перспективы. – М., 2011. – С.288 – 322.

2 Косенкова Ю.Л. Градостроительство совесткоой эпохи. Опыт прошлого и уроки на будущее //Архитектура изменяющейся России: состояние и перспективы. – М., 2011. – С. 92 – 104.

3 Раппопорт А.Г. Архитектура и революция // Архитектура изменяющейся России: состояние и перспективы. – М., 2011. – С. 26 – 39.

4 Ревзин Г.И. Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX в. – М., 1992. – С. 48 – 68.

1 В.З.Паперный, «Культура 2», Москва 1996

1 «Международная хартия по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест», Венеция 1964

2 Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», Москва 2002 и другие

1 Гёте Иоганн Вольфганг фон, «О немецком зодчестве», 1778

2 Дитер Хоффманн-Акстхельм: «Можно ли разгосударствить охрану памятников?», экспертное заключение для парламентской фракции Зелёных, Берлин, 2000

1 Статья опирается, главным образом, на материалы отчета по исследованию «Изучение мнения граждан исторических городов в отношении историко-культурного наследия: степень информированности, консолидированности и готовности к активным действиям в решении проблем сохранения и современного использования объектов культурного наследия» (февраль – март 2011 года, ВООПиК, ЭОН) [1], включавшего в себя 10 экспертных интервью, проведенных авторами статьи с представителями профессиональных сообществ Казани, чья деятельность связана с оценкой, охраной, управлением, развитием и популяризацией культурного наследия, а также опрос 200 жителей города, среди которых 150 горожан – старше 18 лет, и 50 – студенты.


2 Мы благодарим Фариду Забирову, заместителя председателя Татарстанского республиканского отделения ВООПиК, предоставившей нам для использования материалы аналитического отчета по результатам социологического исследования «Изучение мнения граждан….. - М., 2011» [1], а также экспертов – информантов, участвовавших в авторском исследовании А.Яцык 2011-2012 годов: Олесю Балтусову, Владимира Синицына, Татьяну Славкину.

1Хронология протестной активности: 13 декабря 2010 – Бесплатная экскурсия по разрушенным памятникам Казани, приуроченная к всероссийской акции протеста в защиту культурного наследия под руководством Архнадзора, письма в прокуратуру, письма городским и республиканским властям по повод незаконного сноса памятников; 2011 год: 13 января – одиночный пикет против сноса номеров Банарцева и дома Потехина, завершившийся круглым столом с Министром культуры РТ и обещанием обсудить вопросы, поставленные активистами, 10 февраля – бесплатная экскурсия «Реквием по утраченному: Казань, которую мы потеряли», установление мемориальной таблички, 12 марта – экскурсия «Прогулки по старому городу: Казань, которую мы теряем», и установление мемориальной таблички, 15 апреля – экскурсия по Старотатарской слободе, перформанс с противогазами, 14 мая – митинг в защиту парка «Черное озеро»; август – письмо в ЖЖ одной из лидера движения (О. Балтусовой) – «приглашение» Президента на пешую экскурсию; осень 2011 – начало 2012 (7 пеших экскурсий О. Балтусовой с Президентом); октябрь 2011 – назначение Балтусовой на должность Помощника президента; начиная с лета 2011 года до сегодняшнего момента – совместная работа активистских организаций и властей по вопросам сохранения культурного наследия Казани.


2 Принятие новой программы охранных зон, запрет на строительство высотных сооружений в историческом центре города, принятие постановлений о контроле за собственниками исторических зданий, обновление списка объектов исторического наследия, подлежащих реставрации, уборка мусора в разрушенных зданиях и др.. См., напр.: [12, 9].

1 В ссылках на интервью, собранных в рамках исследования «Изучение мнения граждан исторических городов в отношении историко-культурного наследия: степень информированности, консолидированности и готовности к активным действиям в решении проблем сохранения и современного использования объектов культурного наследия» (февраль – март 2011 года, ВООПиК, ЭОН), мы будем пользоваться цитатами из «Аналитического отчета по результатам…исследования…», предоставленного нам региональным руководством ВООПиК. К сожалению - и это также очень показательно в отношении характеристики координации между различными городскими группами – на наши многочисленные просьбы к заказчику исследования (ВООПиК) использовать в академических целях транскрипты проведенных нами интервью – мы не получили ответа. В силу соображений этического характера, таким образом, мы используем здесь только цитаты, что, конечно, существенного ограничивает возможности для интерпретации и иллюстрации.

1 Здесь и далее данные взяты из [1, с. 305-333].


<< предыдущая страница  



Смертная казнь: депортация преступника на тот свет. Болеслав Пашковский
ещё >>