Марио, наверное, почувствовал это притих, сник, всё утро молчал - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Восстановление Древа Невесты 9 1301.21kb.
Томас Манн Марио и волшебник 5 650.84kb.
«Астрахань открыла для меня новую Россию…» с 10 по 15 января 2012... 1 15.51kb.
Марио Пьюзо Сицилиец 25 3691.92kb.
Восстановление дерева невесты 9 1409.78kb.
Программа : Неделя дата : 23. 02. 2008 19: 56 сюжет : Рок с женским... 3 317.72kb.
Пусть старость останется за порогом! Милые женщины! Вы все, наверное... 1 21.64kb.
Так вот, мы встретились с нашими друзьями, которые подъехали сегодня... 3 638.25kb.
Статья, основана на статье Crypt'a "Строим Eraser за 5 минут! 1 46.5kb.
Н. А. Лактионов За Честь, Победу, Память… Фронтовик Николай Анисимович... 10 1016.79kb.
Кот Леопольд и нечистая сила 1 22.23kb.
Сортировка и поиск данных в электронных таблицах 1 52.81kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Марио, наверное, почувствовал это притих, сник, всё утро молчал - страница №1/1

Глава 28. В небесах.
В четверг с самого утра Ольгу бесило всё – и в основном Марио и идиотский вчерашний вечер, проведённый с ним на яхте под звёздным небом.

Первым желание её, когда они оказались в Венеции, было врезать ему по жирному потному лицу. Может потому, что пытался её облапать ночью, когда они опустошили вторую бутылку вина, а может за его назойливость, но скорее всего – за всё вместе, и ещё за то, что не могла она не думать об испытании.

Из головы не выходило омерзительное чувство жадных мясистых пальцев, трогающих её живот. Хотя прошло уже достаточно времени и тогда Ольга врезала ему пощечину, всё равно злоба ещё бушевала.

Марио, наверное, почувствовал это – притих, сник, всё утро молчал.

Проще всего, конечно, было послать его к собачим чертям и бежать – куда глаза глядят, тем более, что бессонной ночью, и особенно когда под утро разболелась голова – Ольга так и решила: чтобы убежать от убийцы, нужно просто постоянно перемещаться, бежать, а ещё лучше лететь, один, другой, третий аэропорт, разные города (всё равно какие), разные страны, так он не сможет догнать.

Уже утром, когда Марио водил её по площади Сан Марко, показывая собор Святого Марка и Санта Марию делла Салюте на противоположном берегу, Ольга хотела просто свалить – затеряться в улочках, а потом уже видно будет.

Но едва они миновали площадь и прошлись по прилегающим улочкам, Оле пришлось тут же отказаться от своего плана. Улочки были подобны одному большому лабиринту, запутанному и бесконечному. Стоило им уйти с площади, как Ольга уже и не знала куда идти и в какой стороне канал. Стоило пройти пару десятков шагов через этот лабиринт, и найти дорогу обратно уже невозможно. Марио победно усмехался, когда Ольга самостоятельно пыталась вернуться на площадь, ей казалось, что она идёт верно, по той самой улочке, но улочка вела совсем в другую сторону.

В такой обстановке, да ещё не бельмеса не понимая по-итальянски – Ольге нечего было и думать уходить от Марио.

Она вынуждена была позавтракать с ним в ресторанчике «Ла-Коломба» возле площади, а потом отправиться в экскурсию по гранд-каналу. Марио арендовал гондолу и они поплыли. Ольга злилась, представляя, как это выглядит со стороны: она и Марио сидят в гондоле, под руку, глядят по сторонам на дворцы и соборы самого романтического города в мире.


  • Обосраться можно, - тихо выругалась Ольга по-русски.

Марио поинтересовался в чём дело, и она ответила ему что, мол, всё в порядке, это я так, о своём, о девичьем.

Марио попросил гондольера помолчать и сам рассказывал Ольге какой дворец как называется – вот это Палаццо Грасси, а на той стороне Палаццо Пизани Моретто, а чуть дальше мы будем проплывать мост Риальто и так далее.

Ольга же размышляла как заставить его показать аэропорт или наземную часть Венеции, где можно было бы найти автобусы дальнего следования. Впрямую спрашивать нельзя, конечно же, пришлось извиваться, интересуясь достопримечательностями.

В итоге получилось – Ольга сбежала от своего попутчика в городе Местре, соседнем с Венецией. Конечно же – быть настолько неблагодарной было нехорошо, но что делать, Ольга решила не мучаться угрызениями совести и выкинуть из головы всю эту идиотскую историю с Марио и думать об испытании.

В Местре аэропорт найти не удалось, каким то чудом за два с половиной часа Ольге удалось найти автовокзал. Хоть что-то! Купила билет на автобус до Неаполя – выбрала самый дальний маршрут, на весь вечер и на всю ночь.

В ожидании сидела на скамейке, снова ела мороженое и кормила им Фауста. Напротив сидел смешной карлик и с газетой в руке – Ольга невольно улыбнулась, карлик смотрелся, как малый ребёнок, в солидном костюме и при галстуке, она вынуждена была отвернуться, что бы карлик не увидел её улыбки.

Было много другого интересного, она купила пару журналов, полистала, просматривая картинки и фото, купила карту автодорог Италии, попыталась разобраться, но так ничего и не поняла. Её внимание привлекла группа престарелых японских туристов, тоже смешных, в шортиках и забавных шляпках. Так понемногу успокоилась.

А в автобусе, пока ехали, показывали кино, два семейных американских фильма, один про переселение душ и про то, как кто-то не хотел рождаться, так как ему не нравился мир, где ему предстояло жить, но потом познакомился со своей будущей мамой, уже беременной, в общем путаница, на итальянском ничего не понятно. Второй фильм Ольга смотрела когда-то давно, про то, как парень каким то образом получил возможность вместо внешности видеть душу человека и влюбился в толстушку, все над ним смеялись, но кончилось всё хорошо, как и полагается.

Проснулась Оля, когда уже подъезжали к Неаполю, она поняла это по изменившейся местности, оливковым рощам, горам на востоке, и по глади моря в правой стороне.

В Неаполе снова пришлось объяснять таксисту, что ей нужен аэропорт, а в аэропорту искать ближайший рейс куда угодно – ещё повезло, что билетерша знала английский, не составило труда объяснить какой билет и на какой рейс нужен. На радостях Ольга купила не только билет на ближайший рейс до Масеру и узнала где это вообще находится (как оказалось в Африке, это столица королевства Лесото), но и дальше, на рейс до Медельина в Колумбии – в Лесото самолёт прибывает поздно вечером, а уже ночью она отправится оттуда в Колумбию.

До рейса оставалось около двух часов, и почти всё это время Ольга потратила на оформление пребывания Фауста на борту – выложила на стол ветеринарной комиссии документы о здоровье хорька, его осмотрели, ну и всё остальное.

Уже пройдя таможню, сидя в самолёте, Оля смогла расслабиться. На руках у неё сидел Фауст, они летели в какую-то неведомую страну в Африке, о существовании которой Ольга даже и не подозревала сегодняшним утром, лететь восемь часов, так что можно и расслабиться.

Всё складывалось необыкновенно легко и просто. От убийцы не слуху ни духу несмотря на то, что уже пятница и прошло почти три дня – осталось всего четыре дня.

Оля улыбнулась – от нечего делать, она даже решила проверить свой старый имейл, влезла через мобильник и обнаружила там письмо от давней подруги – Сабины.



  • Даже думать про тебя забыла, такие вот дела и проблемы, - подумала Оля, вспоминая близкую подругу, которая ни с того ни с сего исчезла после нового года.

Когда-то они вместе поступали в театральный, потом сдружились ещё больше, потом хотели снимать квартиру вместе, ну или по крайней мере втроём с Маринкой, а в январе Сабина исчезла, оставила только записку – извини, я должна уехать – куда, зачем – неизвестно…

Теперь же Сабина вдруг написала письмо, и Ольга перечитала его несколько раз. Писала, что скучает и постоянно вспоминает, как они гуляли по Москве, вспоминает прошлое лето. О себе ничего не пишет, просто пишет, что ждёт ответа и очень скучает. Странное письмо, очень странное.

Ольга вкратце ответила, что тоже сейчас не живёт в Москве, что дела хорошо (соврала, конечно, не так уж и хорошо), что тоже постоянно думает о Сабине (опять соврала, но теперь уже точно будет думать о ней, ведь ближе Сабины у Ольги, наверное, и не было подруг, и понятно это стало только сейчас, когда вдруг всплыли в памяти их долгие разговоры посреди ночи, их веселья на дискотеках и всё остальное). Отправила письмо впопыхах, испугавшись, что не отправится – самолет шел на взлёт, уже заложило уши неприятным шумом.

Но письмо ушло и Оля расслабилась, смотрела в иллюминатор, дремала, листала журналы, мечтала о том, что теперь впервые совершит кругосветное путешествие – надо лишь выбирать билеты на рейсы в сторону востока, и так к концу недели она снова вернётся в Европу, облетев всю планету. Эта мысль показалась ей интересной.

А вот в том самом африканском королевстве Лесото у неё начались проблемы – оказалось, что рейса на Медельин нет и в помине, и вообще в Колумбию из Масеру самолёты не летают, это нужно ехать в Йоханнесбург или ещё куда-то, но очень далеко отсюда.

Ольга отчаялась – она даже не знала обманули её или просто вышла ошибка с билетом, но ближайший рейс, до Абу-Даби, был только следующим утром, да и то распроданы все до одного. Как на зло, что они тут все только туда и летают?! Правда, повезло, нашлась женщина, продававшая свой билет. Ольга потом уже не могла понять, как она смогла объясниться с негритянкой и как вообще всё произошло, но билет у неё был.

А дальше – опять всё как в бреду. Спать не хотелось и Оля вынуждена была отправиться бродить по странному африканскому городку. Жара стояла ужасная, вдалеке высились громады гор. Ольга брела по улице, размышляя над тем, в какой части континента она вообще оказалась, судя по растительности – не тропики, какие то горы, при чем очень высокие, но так ничего и не поняла. Зато её остановили местными стражи порядка, принялись кричать на неё на своём языке вперемешку с английским. Им не нравились её документы и Фауст.

Пообещав вернуться в аэропорт, и заплатив штраф, Ольга снова отделалась от них, хотя в какой-то момент она была уверена, что окажется за решеткой, негры кричали так, что было страшно.

Когда, сидя в аэропорту в зале ожидания, она задумалась о произошедшем и о том, что с ней было в последние дни, ей стало страшно потому, что невозможно было поверить, что такое возможно, и что после всего этого она целая и невредимая сидит себе и ждёт рейса.

Ольга поклялась больше не покидать аэропортов, просто каждый раз, прилетая в новый город, покупать билет на рейс куда-нибудь подальше и сидеть ждать – заодно и не проходить ветеринаров, досмотров и контролей. А то как в Неаполе всякий раз будут заставлять раздеваться почти до нижнего белья – дело даже не в унижении, а в нервах, и в напряжении.

Так что Абу-Даби Ольга и не увидела, четыре часа до рейса на Бомбей просидела в кафе, съела две маленькие пиццы, какую-то арабскую фигню и выпила несколько чашек кофе, целиком заполнила окурками маленькую пепельницу, стоявшую на столе, официанты даже не потрудились заменить на новую, фиг с ними.

А вот в Бомбее ей позвонил Небо.



  • Всадница, - услышала она холодный его голос, - как у тебя дела?

  • Хорошо! – Беззаботно ответила она, надеясь, что тут нет русских и её разговор никто не поймёт. От голоса Неба, который не забыл её, стало приятно, вновь поднялось настроение и внутри как-то всё приободрилось.

  • Уверена? – спросил снова Небо.

  • Да, уже четыре дня продержалась, а этот твой друг непонятно где, я так думаю, он далеко от меня, пусть ищет!

  • Всадница, я звоню предупредить тебя. Помнишь я тебе обещал, что ты увидишь меня когда-нибудь? Так вот – не так давно я был рядом с тобой, в нескольких метрах от тебя.

  • Да? – удивилась Ольга, - когда?

  • Я сказал: не так давно ты видела меня. И ещё: дела твои не так хорошо, как тебе кажется. Я даю тебе две подсказки, и если ты подумаешь, то сможешь победить. Первая – то, что не так давно мы с тобой виделись, и вторая – что всё ещё можно изменить.

  • Что «всё»? О чём ты говоришь, Небо?

  • Думай сама. Научись думать сама, вспомни о чем мы с тобой говорили раньше и сейчас, вспомни и проанализируй всё, что с тобой происходит сейчас и в последние дни. Я очень хочу, чтобы ты поняла, о чём я говорю. Я не могу думать за тебя, но у тебя есть шанс всё изменить.

  • Да что изменить то? Что!? – закричала Ольга. Вся эта ситуация вдруг перестала ей нравиться. Только что она радовалась звонку Неба, а теперь какие то загадки.

  • Ты сама сможешь найти ответы и смогла бы найти их, если бы не была настолько беспечна и беззаботна. Ты слишком расслабилась и перестала думать, это плохо.

  • Что произошло то, Небо?

  • Я дам тебе ещё одну, третью подсказку, последнюю. Чтобы найти ответ – поменяй всё местами. Больше я тебе ничего не скажу, думай сама, или проиграешь, ты уже почти проиграла.

  • Небо! Я проиграла? – спросила она, осматриваясь по сторонам.

  • Я очень хочу услышать твой голос во вторник, надеюсь и верю, что ты сможешь выжить. А пока – прощай.

Только что всё было хорошо и вот, уже руки трясутся – чёртов Небо!

Ольга подошла к урне-пепельнице и нервно курила, глядя то на снующих людей, то на безмятежно спящего в клетке Фауста. Он устал от всех этих перелётов, трясок и прочего.

Что означает звонок Неба? – думала она, - Я должна подумать – о чём? Я слишком беспечна? Вот ещё! Я почти проиграла, с чего вдруг? Я сегодня здесь, завтра там, как он меня сможет вычислить и поймать? Ерунда какая-то.

Но с другой стороны – Небо не станет просто так пугать, зачем ему это? Мы с ним виделись? – в памяти пронеслись тысячи людей, которых она видела за эти дни, - и как, интересно я смогу вспомнить, я же не робот и не компьютер! Я видела тысячи людей и ясное дело, что не могу помнить всех. Самые запоминающиеся? Та негритянка с билетиком, карлик с газетой, кричащие полицейские, тётка ветеринарша в Неаполе… водитель автобуса с огромными усами, сосед в автобусе, храпевший и противно кряхтящий всю дорогу, у него воняло изо рта, фу, тухляком немереным! Марио! Точно, Марио! Небо, по-моему и не звонил в то время, когда был рядом Марио! Хотя нет, вряд ли, Марио это Марио, дурак дураком. Бред какой-то…

Как тут чего поймёшь? – Ольга снова села на диван, запрокинула назад голову и закрыла глаза, глядя, как от света в них играют причудливые разноцветные узоры, но постепенно становится всё темнее.

Как тут чего понять можно? События. Какие события? Письмо Сабинки, молодец, не пропала совсем, наверное проблемы были, конфликт с полицейскими в Лесото, отсутствие рейса на Медельин, то золотое кольцо в арабском дюти-фри с бриллиантом, очень красивое, иероглифы арабские, что ещё?

Думай! – заставляла она себя, - должен быть какой то смысл, Небо не будет просто так говорить! Что ещё? «Всё ещё можно изменить.» Изменить что? «Ты почти проиграла.»

Блин, дура! Точно – это и можно изменить. Нужно найти ответ и что-то сделать иначе, не так, как запланировала. Точно! Ой, блин! Блин! Небо же обещал, что я увижу его прежде, чем умру. Мамочки! Проигрыш! Я проиграла, ну почти проиграла! Ужас! Значит – он где-то рядом. Где?

Ольга тут же открыла глаза, вздрогнула, стала смотреть по сторонам, наблюдая на окружавшими её людьми. Семейная пара напротив – мама, папа и два карапуза, отец семейства показывал детям Фауста и дети курлыкали что-то на тарабарском языке – нет, отпадает. Девица в миниюбке – не она ли и есть убийца? Что она на меня так глазеет? Кто ещё? Вон та группа парней с девушками, студенты или кто они там, кажется говорят по-испански. Может кто-то из них? Ерунда. Убийца должен быть один, это точно. Он же игрок. Остаётся девица. Кто ещё? Уборщица отпадает, тот официант в кафе, с которым несколько раз встречались глазами, отпадает. Девица! Нет, уходит, смотрит на табло с расписанием рейсов, совсем ушла. Тот мужчина в белом костюме, в очках, всё смотрит на часы и…

Ерунда, так можно думать бесконечно. Что ещё? А, Небо говорил: «поменяй всё местами». Что интересно поменять? Корабль в небо запустить, а самолет чтоб по морю плыл? Так… так… может мне нужно плыть на чем-то, подходит – так в море я проведу четыре дня или больше, только нужно быстро найти какой-нибудь рейс. А, впрочем, ладно до самолёта всего час, продержусь как-нибудь, а там прилечу в Мехико, это будет уже завтра, утро вечера мудреней, авось пронесёт. Или не мудреней? Блин, руки трясутся, и минуты так медленно тянутся, быстрее бы. И думать не могу, чёрт! Успокойся! – Ольга потёрла руками лоб, помассировала шею и повертела головой в разные стороны, понаклоняла её вперёд и назад, по бокам.

Слишком много напряжения, нужно отвлечься, подумать о чём-нибудь другом, о Сабине. Где она, как она… Нет, нету времени, вон тот мужчина, на американца похож, идёт ко мне, мамочки! Боже! Не надо! Или? Нет, прошел мимо… Слава Богу! Чёрт я так тут рожу скорее, чем пойму подсказки Неба, ещё один такой мужик, идущий в мою сторону, и у меня климакс случится.

А времени нет. Что делать? Думать, успокоиться и думать логически. Предположим, подсказки я разгадала. Первая – то, что мы виделись с Небом – перед смертью, чёрт! Так, забыть о смерти! Сволочь тоже, мог бы сказать здравствуй хотя бы, а то пообещал и тайком пробежал где-то когда-то. А может тот старик с бородой? Не знаю, ладно, потом подумаю, вспомню. Вторая подсказка – всё можно изменить. Да, я почти проиграла и ещё могу всё изменить. Он же говорил, что может видеть будущее, а будущее, наверное, предначертано, но его можно изменить. Мама дорогая, какой бред! Фуф! Аж в пот пробило. Жара! Третья подсказка: «поменяй всё местами» - правда что ли на корабле поплыть? Выход! Наверное так и сделаю, из Мексики поплыву куда-нибудь, есть там море поблизости или нет интересно? Но всё равно как то не складывается, что-то не так. Что поменять местами то? Туфли что ли на голову надеть? Или в клетку к Фаусту залезть и сидеть нос не высовывать? Поменять местами себя с ним – пусть он сам думает и меня возит везде! Детский сад!

Боже! Я поняла! Допёрло! Нужно поменять местами себя и убийцу! И тогда я смогу понять, где я ошиблась! Вот оно что! Небо, я тебя люблю!

Так… Я убийца, мне нужно убить кого-то там. Этот кто-то плыл на яхте, потом летел на самолёте, летает по миру, остаётся в каждом городе несколько часов, потом снова летит и, кстати говоря, у этого беглеца уже голова раком встаёт от всех этих перелётов, сдохнуть бы уже! Нет, успокоиться! И думать! Как можно поймать? Он профессиональный убийца, значит – не дурак, и если я почти проиграла, то он смог найти способ вычислить меня. Как? Я же сама не знаю куда полечу! Интернет? Он по интернету может смотреть расписание рейсов? Или не может? Или может? Чёрт его знает, наверное если искать, то сможет, в интернете всё можно найти. Тогда получается, что… Ничего не получается! Я же сама не знаю, где буду. Рейсов много. И я не всегда выбираю самый скорый. Понять по какой системе и логику вычислить, фигня, я и логика – понятия несовместимые, никакой логики нет! Он знает, где я была сутки назад и в какой стороне нахожусь сейчас, так у него голова закружится. Господи, как я устала от этих головоломок!

А что бы я делала? Пыталась бы догнать, вычислить, и догнала бы. Или нет? Или не догнала бы? Или догнала? Чушь! Так можно летать вечно, так бы я и сделала и на его месте, наверное, проиграла бы. Он действует иначе, наверное. Как?

Как? Допустим, он может знать, что вчера я была в это время – в этом сраном Масеру, или Засеру, как там его, и что? Допустим, он видел, что я купила билет на Абу-Даби у той женщины. Так… Так! Чёрт, какая я дура. Ну точно – он же мог знать что я буду в Медельине ещё тогда, когда я взяла билет туда в Неаполе. И наверное он отправился в Медельин встречать рейс из Масеру. Как раз должны были пройти сутки! Даже чуть больше. Какая я дура – я же сама даю ему отгадки. Какое счастье, что тот билет пропал и самолёты в Медельин не летали! Это меня и спасло, дуру! Лошина! Он же тем и занимается, что просто следит за моими передвижениями, и не ищет закономерностей, а просто ждёт. Зачем ему за мной гоняться! Правильно! Где бы он сейчас не находился, в Азии или Европе, рано или поздно я окажусь рядом с ним, ну или в паре тысяч километров, я же дура ещё и на восток лечу, блин, кругосветное путешествие захотела, идиотка! Как всё просто!

Ольга набрала телефон Неба:


  • Небо, я всё поняла, спасибо тебе! Я тебя люблю, Небо!

  • Удачи тебе, Всадница, - ответил Небо.

Так… подождите-ка, а ведь вот ещё что! Я слишком рано обрадовалась! До вторника ещё дожить надо! А ведь если я почти проиграла, то… это значит, что я проиграю в ближайшие дни – завтра к примеру, или сегодня вечером, это не важно. Изменить будет ничего нельзя. Получается, что – он сейчас не в Бомбее! Конечно же! Он где-то в Америке! Я же в Мехико лечу через полчаса или сколько там. Я прилечу в Мехико и пока буду ждать рейса, он либо догонит меня, либо сядет на хвост. До Мехико лететь много часов, через весь земной шар, будет ночная остановка в Токио, времени у него навалом. Он либо в США либо где-то в Латинской Америке, точно!

И я сама ему в лапы прилечу, как мотылёк, блин! Так – ещё раз просчитать: он узнает, что я лечу в Мехико завтра днём, я в то время как раз только и долечу до Мехико, и у него будет несколько часов, он узнает расписание рейсов, и даже если не успеет за мной, то узнает куда я полетела – на восток, скорее всего в Европе где-то буду, и он сядет на хвост. Но скорее всего он меня догонит ещё в Мехико.

Значит: в Мехико нельзя. Он в Америке, мне туда нельзя. Что делать? Нужно менять тактику. Хотя бы летать не только на восток, но и на запад, запутывать следы? Как? Очень просто, к примеру менять средства транспорта. Я в Бомбее, я могу не опасаться его несколько часов, а потом будет уже стрёмно. Я еду до соседнего города на такси, потом опять лечу, потом плыву, ну и так далее, вот так он меня точно не найдёт! Правильно!

Только бы я всё правильно продумала, только бы не ошиблась нигде. Продумать всё ещё раз… так… так… Всё, решено, я ловлю такси! Пошло оно в жопу это ваше Мехико!

Ольга разбудила Фауста, что бы не напугать, когда станет поднимать клетку, и быстро зашагала к выходу. Разгадка подсказок Неба придала ей сил, но она понимала, что расслабляться нельзя – мало знать, нужно ещё и применять свои знания. Прежде всего она решила выйти из аэропорта и найти таксиста, который бы понимал по-английски. Ей было плевать на то, что он удивится тому, что Ольга попросит везти её в соседний город или даже куда-нибудь вообще, деньги у неё были и она не боялась за них. Лишь бы выиграть, а там уж и приз будет немалый, чуть ли миллионершей станет.

В то время, когда самолёт, на котором она должна была лететь, вылетал из Бомбея, Ольга уже мчалась по индийскому шоссе параллельно побережью на юг, смотрела на джунгли на обочине и мечтала о победе.

Убийца же сутки спустя узнал, что она взяла билет на Мехико, отправился туда. По счастливому, как он расценил, стечению обстоятельств, его расчёты оправдались, он находился в это время в Монтеррее, меньше, чем в тысяче километров к северу от Мехико.

Колумбиец, такой ник дал ему в своё время Небо, видимо по стране его рождения, был удивлён, когда увидел, что Ольга по-прежнему находится на западе от него, а не на юге, как должно быть. Однако он отнёс это к тому, что рейс, вероятно, задерживается, или самолёт ещё не долетел, и поспешил вылететь в Мехико, не смотрел больше на дисплей и не видел, что Ольга так и не улетела из Индии.



Та ошибка с Медельином стоила ему полутора суток задержки, он вынужден был вернуться оттуда в Монтеррей. Он лишь усмехнулся тогда, когда увидел напуганную и ждущую рейса на Мехико Ольгу. Как он и предполагал – она скорее всего должна будет побывать в Америке, северной или южной, остановиться в том или ином городе США, Мексики или Канады, туда рейсы изо всего мира бывали чаще, чем в другие страны, ну или в крайнем случае где-нибудь в Бразилии или Аргентине. Он считал, что он всё рассчитал правильно и дождался, недаром он эти дни провёл в Монтеррее, примерно в центре американского континента, чтобы было проще и быстрее долететь отсюда и на север и на юг.




Ошибаться — свойство человека, прощать — свойство богов. Александр Поп
ещё >>